Всего материалов в каталоге: 5779
Показано материалов: 5571-5575
Страницы: « 1 2 ... 1113 1114 1115 1116 1117 ... 1155 1156 »

- - -

Неврозы, антипсихиатрия и критика психиатрии

Всегда были люди, которые ставили под сомнение власть психиатров, их методы и амбиции. В разное время критики, инакомыслящие и реформаторы в разных странах резко критиковали традиционную теоретическую и биологическую психиатрию.

Политика и психиатрия

По мере того как психиатрия становилась все более общепринятой и официальной медицинской практикой, у нее появлялись и оппоненты, недовольные и той властью, которую получили психиатры, и теми диагнозами, которыми клеймили пациентов. Существует немало высказываний писателей и художников, а также групп пациентов, в которых они решительно протестуют против использования отдельных видов терапии (лекарственные препараты, электрошок и хирургическое вмешательство) для лечения «психических» заболеваний. Широкую огласку получили случаи, показавшие, что психиатрию можно использовать в качестве инструмента политической тирании, как это было в фашистской Германии и Советском Союзе. В некоторых случаях психиатры могут стать частью репрессивной машины государства. Сторонники антипсихиатрии ставят под сомнение три принципа: медикализация умопомешательства; существование психических заболеваний и полномочия психиатров принудительно ставить диагноз и назначать терапию. Антипсихиатрия не просто выступала против социальной изоляции пациентов, она зачастую была по своей сути антигосударственной, почти анархически настроенной. Она считала, что многие государственные учреждения, в частности психиатрические больницы, подавляют духовный потенциал представителей разных групп и уродуют их человеческую личность. Сам термин «антипсихиатрия» вошел в оборот лишь в 1960-х годах. Этот собирательный термин сформировался под влиянием целого ряда различных течений и групп. И, как это ни парадоксально, самыми серьезными критиками были сами психиатры.

История движения

У этого движения три основных источника. Первый — завязавшийся в начале 1950-х спор между психиатрами психоаналитического направления, последователями Фрейда, и психиатрами новой, биолого-физиологической школы. Первые, предпочитавшие продолжительную динамическую терапию с помощью беседы, теряли влияние, их теснили представители новой школы, объявляя такой подход не только дорогим и неэффективным, но и псевдонаучным в своей основе. Биолого-физиологические методы — хирургический и фармакологический — довольно рано добились существенных успехов. Старая гвардия не соглашалась с новой. Вторая атака последовала в 1960-е, когда в разных странах такие исследователи, как Д. Купер, Р. Д. Лэйнг и Т. Сас, во весь голос заявили, что психиатрия используется для того, чтобы контролировать несогласных. Так, люди, сексуальное, политическое или моральное поведение которых отклонялось или отличалось от общепринятого, подвергались терапии и контролю психиатров. Эта позиция хорошо изложена в знаменитой книге Томаса Саса «Миф душевной болезни». Третьей действующей силой были американские и европейские социологи, прежде всего Эрвинг Гоффман и Мишель Фуко, исследовавшие лицемерную власть психиатрии: людей клеймят, навешивают на них ярлыки и помещают в больницы. Пик активности этого движения пришелся на 1960-е — годы молодежных бунтов и расцвета контркультуры. Появились популярные фильмы (например, «Пролетая над гнездом кукушки») и радикальные журналы, где бросали вызов психиатрам биологической школы, государственным службам и государственной практике. Антипсихиатрия — дело различных социальных инициативных групп, которые концентрируются на конкретных проблемах, таких как шизофрения или сексуальные расстройства. Они говорят о естественности и освобождении, о необходимости укрепления личностного потенциала и развития личности вместо лекарственного вмешательства. Многие из них критикуют фармацевтическую промышленность и психиатрические больницы викторианского типа.

Психически здоровые на месте сумасшедших

В начале 1970-х провели одно из самых известных исследований в области антипсихиатрии. Восемь «нормальных», психически здоровых исследователей попытались получить соответствующий диагноз и проникнуть в американские психиатрические клиники. Единственный симптом, на который они жаловались, — они якобы слышат голоса. Семи из них поставили диагноз «шизофрения» и поместили в клинику. В больнице они вели себя нормально, но их вежливые вопросы персонал игнорировал. Позже они рассказали, что шизофрения — это самый низкий статус в больнице. Потом они «раскололись» и признались. Но потребовалось около трех недель, прежде чем их выпустили, причем многих — с диагнозом «шизофрения в стадии ремиссии». Так нормальных, здоровых людей легко могут счесть «ненормальными». А может ли выйти наоборот? Эти же исследователи рассказали персоналу, что проникнуть в клинику, притворившись шизофреником, не составляет труда. И тогда персонал заподозрил в мошенничестве 19 настоящих пациентов. На основе эксперимента был сделан вывод, что в психиатрической больнице невозможно отличить психически здоровых людей от сумасшедших. Хотя это знаменитое исследование серьезно критиковали с точки зрения этики и чистоты эксперимента, оно дало мощный толчок развитию антипсихиатрического движения.

Основополагающие принципы

Участников движения объединяют общие основные принципы. Во-первых, убеждение в том, что семья, социальные учреждения и государство в той же мере могут быть причиной заболевания, что и биологическая приспособленность или генетическая предрасположенность. Во-вторых, отрицание медицинской модели самого заболевания и его лечения. Они считают, что люди, живущие по другим правилам поведения, причисляются к душевнобольным по ошибке и в этом главная опасность. В-третьих, они верят, что отдельные религиозные и этнические группы притесняют, потому что считают их в определенном смысле ненормальными. Этих людей причисляют к психически больным и заставляют их самих верить, будто им нужна медицинская помощь. Участники этого движения серьезно обеспокоены той силой, которую обрели медицинские диагнозы. С их точки зрения, впечатление точности и постоянности, которое производят подобные ярлыки, навешиваемые врачами, — ложное. Они отвергают диагнозы и медицинские справочники, потому что количество критериев, по которым следует оценивать людей, очень велико, а среди экспертов нет единого мнения.

Критика терапевтических средств

Это движение также выступает против отдельных видов лечения, в частности, против использования медикаментов для лечения детских расстройств (синдром дефицита внимания и гиперактивность) и депрессии. Основания для критики — не только высокая цена лекарств и их побочные эффекты, но и то, что пациентам не раскрывают всей правды о них. Активисты антипсихиатрического движения скрупулезно изучают деятельность фармацевтических компаний, обвиняя их в том, что те подтасовывают данные и завышают цены на лекарства.

Новая психиатрия

В ответ на критику многие психиатры попытались пересмотреть ряд отдельных принципов и догм. В результате они пришли к следующим выводам. Во-первых, следует признать, что цель лечения не в том, чтобы повысить уровень самопонимания и адекватность самооценки, а в том, чтобы улучшить самочувствие. Во-вторых, лечение должно быть научно обоснованным, необходимо применять только проверенные методы. В-третьих, за пациентами нужно признать право иметь доступ к своим данным, знать свой диагноз, выяснять, какие методы лечения существуют и какой риск с ними связан.

Наука и Техника | Просмотров: 1732 | Добавил: fantast | Дата: 23.01.2016


- - -

Что такое шизофрения?

Большинство людей опасаются шизофреников. Их считают невменяемыми, опасными, слабоумными, а еще неуравновешенными, непредсказуемыми и неконтролируемыми. Фильмы и книги скорее укрепили мифы об этом расстройстве, чем как-то объяснили его. Шизофрения — это психическое заболевание, отличающееся бессвязностью мыслей, восприятия, поведения и настроения.

Как часто?

Шизофрения поражает одного из сотни, это самый серьезный из психических недугов. Примерно треть пациентов нуждается в длительном лечении и госпитализации; треть пациентов поправляется и может считаться здоровыми, еще у трети периоды «нормальности» чередуются с периодами возвращения симптомов. Шизофреников отличают положительные и отрицательные симптомы — свойства, которые не присущи нормальным людям, и отсутствие некоторых свойств, как раз присущих нормальным. Для них характерны нарушения мышления (беспорядочность и иррациональность мыслей), бред и галлюцинации. Часто они вялые и безынициативные, сторонятся социальных контактов. Они редко выражают чувства или испытывают удовольствие, замкнуты. Шизофрения часто серьезно сказывается на общественной и профессиональной жизни больного. «Эпизоды» могут затягиваться надолго и часто повторяться. Для многих, хотя и не для всех, это становится затянувшейся и постоянной проблемой.

История и заблуждения

Существует много ошибочных представлений о шизофрениках. Во-первых, что они опасны, неконтролируемы и непредсказуемы. На самом деле это довольно робкие, замкнутые и зацикленные на своих проблемах люди. Во-вторых, что будто в них уживаются две личности подобно доктору Джекилу и мистеру Хайду. Но если в них и есть двойственность, то лишь в виде эмоционального аспекта (чувства) и когнитивного аспекта (мысли). В-третьих, многие уверены, что шизофрения неизлечима и шизофрениками становятся раз и навсегда. Только к началу XX века немецкий психиатр Эмиль Крепелин попытался построить первую психиатрическую классификацию. Одно из заболеваний он назвал dementia praecox, что означает «прогнозируемое расстройство», и описал различные поведенческие симптомы того, что мы сегодня назвали бы шизофренией. Его представление о том, что причины болезни — биомедицинского характера, а значит, таким может быть и средство лечения, оказало влияние на многих ученых. Еще один немец, Адольф Мейер, в начале XX века высказал мнение, что это заболевание не имеет психологического основания и порождается ранними проблемами в обучении и недоразвитыми межличностными отношениями.

Возникновение термина

Термин «шизофрения» вызывает массу разногласий и споров у психиатров, пациентов и непрофессионалов. Наиболее частое возражение состоит в том, что это бесполезный собирательный термин, обозначающий сразу целый ряд заболеваний с различными симптомами и причинами. Поэтому такой диагноз ненадежен. Некоторые специалисты считают нужным ввести понятие шизотипии, которое определяло бы совокупность характеристик и ощущений личности, связанных с психозами, в частности, с шизофренией. Такая точка зрения отличается от категорического подхода, в соответствии с которым у человека либо есть заболевание, либо нет.

 

Классификация

Классификация типов шизофрении весьма сложна, так как у болезни множество разных симптомов. Среди них такие, как бред, галлюцинации, нарушение речи (бессвязность, выдуманные слова), беспорядочность поведения (в одежде, в позах, в личной гигиене), отрицательные или слабовыраженные эмоции, сложности в понимании собствен- ных проблем, депрессия. Так как однозначный диагноз поставить сложно, были выделены определенные подтипы. Различают параноидальную и кататоническую шизофрению. Кататоники (от греческого слова, означающего «вытягивать» или «натягивать») часто надолго застывают в странных неподвижных позах. Шизофреники параноидального типа страдают бредом воздействия, маниями величия или преследования, они постоянно видят подозрительное во всем, что их окружает. Страдающие дезорганизованной шизофренией высказывают странные мысли, используют странные выражения, склонны к неожиданным, неадекватным эмоциональным взрывам. Некоторые специалисты выделяют простую, или недифференцированную, шизофрению. Другие различают острую шизофрению (с внезапными и тяжелыми приступами) и хроническую (приступы длятся долго и постепенно обостряются). Еще одно разделение — на тип I (с преимущественно положительными симптомами) и тип II (в основном с отрицательными симптомами). До сих пор нет единого мнения о подвидах шизофрении и конкретных «нарушениях» функций, хотя обычно называют четыре следующие группы: когнитивные нарушения, то есть проблемы, связанные с мышлением; перцептивные, то есть зрительные; моторные, то есть двигательные, и эмоциональные — проблемы, связанные с чувствами. Исследователи продолжают выяснять источник или причину возникновения областей «уязвимости», которые провоцируют шизофрению. Так, например, ведутся генетические исследования, изучаются осложнения после беременности, детские психологические травмы, работа мозга, культурное влияние и влияние семьи. И среди исследователей, и среди медиков, и среди неспециалистов нет единой точки зрения относительно причин и способов лечения шизофрении. Разные подходы делятся на биологические модели, в которых основной акцент делается на причины, связанные с генетическими или биохимическими особенностями или со строением мозга, и социально-психологические модели, концентрирующиеся на проблемах коммуникации и на наказаниях в раннем возрасте. Конечно, психогенетика и исследования головного мозга усиливают интерес к биологическому подходу в поисках причин и способов терапии.

Медицинская модель

В соответствии с этой моделью шизофреников называют «пациентами», считают, что их нужно помещать в «больницы», ставить «диагноз», делать «прогноз», а затем проводить «лечение». Медицинская модель считает такие нарушения психических функций, которые встречаются у страдающих шизофренией, следствием физических и химических изменений, прежде всего в мозгу. Исследования близнецов и приемных детей убедили большинство ученых, что существенную роль играет генетический фактор. Другие исследователи сосредоточили внимание на биохимии головного мозга. Некоторые предполагают, что в мозгу шизофреника есть аномалии, возможно вызванные деятельностью вируса. Терапия представляет собой медицинские процедуры, иногда с хирургическим вмешательством, но в основном с использованием нейролептических (антипсихотических) средств.

 

 

Нравственно-поведенческая модель

Сторонники этой модели считают, что шизофреники страдают от своего преступного или проблемного поведения в прошлом. Многие типы шизофренического поведения противоречат морали или закону, а потому — в этом ключ и для понимания этого расстройства, и для его лечения. Несомненно, самый важный аспект нравственно-поведенческой модели, давно уже не популярной в развитых странах, это терапия. Независимо от того, греховно ли поведение шизофреника, безответственно, просто неприспособлено или девиантно, считается, что его нужно изменить, дабы оно стало социально приемлемым. А для этого есть множество средств, от простых нравоучений до сложных поведенческих техник, как, например, жетонная система вознаграждения, при которой поведение меняется с помощью вербального контроля и тренировки социальных навыков.

Наука и Техника | Просмотров: 720 | Добавил: fantast | Дата: 23.01.2016


- - -

Психиатрические критерии наркотической зависимости

Неадаптивное использование наркотического вещества приводит к ухудшению состояния или серьезным расстройствам, что подтверждают следующие признаки, возникающие на протяжении 12 месяцев наблюдения.

1. Потребность постоянно увеличивать дозу, чтобы достичь эффекта, или снижение эффекта при потреблении одинаковой дозы.

2. Абстиненция, возникающая при отказе от наркотика; избавление от абстиненции или ее смягчение с помощью вещества, близкого по способу действия к наркотику.

3. Часто наркотик принимается в больших дозах или в течение более долгого периода, чем планировалось.

4. Постоянное желание и неудачные попытки сократить или контролировать употребление.

5. Почти все время тратится на то, чтобы раздобыть наркотик и чтобы прийти в себя после него.

6. Общественная, семейная, профессиональная стороны жизни отходят на второй план.

7. Употребление вещества продолжается, несмотря на полное понимание, что наркотик — причина физиологических или психологических проблем.

Наука и Техника | Просмотров: 642 | Добавил: fantast | Дата: 23.01.2016


- - -

Психология вредных привычек

У большинства людей зависимость ассоциируется прежде всего с наркотиками. Длинный список веществ, вызывающих зависимость, включает алкоголь, психостимуляторы (например, кокаин), опиаты, галлюциногены, марихуану, табак и барбитураты.

Зависимость начинается с того, что человек пробует что-то, а затем его поведение определяется постоянным желанием повторить это ощущение. Со временем зависимость закрепляется. Потребление становится регулярным, растет, причем человек осознает, что эта привычка дорого стоит, вредна и, возможно, противозаконна, но не может отказаться от нее. Это сложный процесс, в котором задействованы биологические, психологические и социальные факторы.

Одних исследователей интересует вопрос, за счет чего те или иные наркотики или виды деятельности могут вызывать пристрастие. Других волнует, почему одни люди более подвержены зависимости, чем другие. Ученые исследуют социальные условия и особенности среды, способствующие или препятствующие возникновению зависимости, изучают пути освобождения от зависимости.

Зависимость или злоупотребление?

В научной литературе различаются зависимость и злоупотребление психоактивными веществами. У зависимости есть определенные характеристики — привыкание (для эффекта требуется все большая доза), абстинентный синдром («ломка» при воздержании от наркотика), одержимость мыслью о том, где взять наркотик, регресс социальных и профессиональных навыков, ухудшение качества отдыха, а также продолжительное потребление с полным осознанием последствий.

Злоупотреблением считается, если наркотические вещества начинают мешать работе, учебе, отношениям, если наркотик принимается в опасных ситуациях (за рулем, на рабочем месте), вопреки законодательным запретам, несмотря на постоянные негативные побочные действия.

Курение

Самые обсуждаемые типы зависимости — табак и алкоголь. В большинстве западных стран до сих пор курит от четверти до трети населения, считается, что с курением связана треть случаев заболевания раком. Сейчас курение — социально порицаемая привычка, и для этого есть основания. Причины, побуждающие человека начать курить (социальное давление, ролевые модели), зачастую отличаются от тех, что заставляют его продолжать курить. Никотин — мощный стимулятор, он увеличивает частоту пульса, повышает давление, понижает температуру тела, снижает выработку гормонов гипофизом и повышает уровень адреналина. Повышенное выделение дофамина в мозге — причина зависимости от никотина. Еще более важная причина, заставляющая людей курить, — неприятные симптомы при воздержании от никотина: тревожность, головная боль, раздражительность и бессонница. Отказ от курения имеет моментальные и отложенные последствия. Многие пытаются курить меньше или совсем бросить курить. Власти запрещают рекламу табака, ограничивают места для продажи и курения, поднимают цены, проводят информативные кампании — но все эти меры не слишком эффективны. Курильщики используют самые разные средства — никотиновый пластырь, никотиновую жевательную резинку, психотерапию, гипноз, да просто силу воли. Но поскольку вокруг полно факторов, вызывающих желание закурить, — визуальных, обонятельных, физиологических и социальных — многие курильщики уверены, что отказаться от курения невозможно.

Личность зависимого

Поначалу считалось, что риску зависимости подвержены люди с определенным складом, с каким-то изъяном или особой уязвимостью. Однако такая точка зрения в прошлом. Некоторые психиатры считают зависимость следствием психических заболеваний — таких как депрессия или социопатия. Они полагают, что авантюристы или душевнобольные могут впасть в зависимость от наркотиков, используя их в качестве быстрого и простого решения. Именно такие люди любят экспериментировать, пренебрегая неблагоприятными последствиями. Врачи также указывают, что наркоманы используют наркотики, дабы компенсировать что-то или с чем-то справиться: притупить чувства, облегчить тяжелое эмоциональное состояние, ослабить внутренний конфликт. Это способ справиться с одиночеством или компенсировать дисгармонию в отношениях. Со временем наркоманы могут что-то высказать или что-то сделать только под воздействием наркотика, и поэтому со временем он становится для них социальной необходимостью.

Генетическая предрасположенность

Зависимость передается по наследству. Вероятность стать алкоголиками у детей алкоголиков в четыре раза выше, чем у детей неалкоголиков. Близнецовый метод исследований однозначно показал: злоупотребление наркотиками связано с генетической предрасположенностью. Вероятно, сложная совокупность наследственных факторов определяет особую биологическую реакцию человека на наркотики. Поэтому многие «лечатся» наркотиками, чтобы компенсировать унаследованную биохимическую неустойчивость в мозге.

Теория оппонентных процессов

Эта теория утверждает, что системы адаптируются к стимулирующему воздействию, пытаясь ему противостоять. Жажда ощущений, которые дает наркотик, постоянно растет. С зависимостью связан целый ряд явлений. Во-первых, эмоциональное наслаждение — состояние удовольствия от принятия наркотика. Оно может выражаться в расслаблении или, наоборот, в приливе энергии. Во-вторых, аффективная толерантность — человеку требуется все больше наркотика, чтобы достичь того же результата. В-третьих, без употребления наркотика возникает абстиненция. Наркотики запускают процесс, ведущий к обратной реакции, и сила этой обратной реакции растет с употреблением наркотика. Это называется эмоциональным контрастом. Со временем основной реакцией становится негативная. Наркотики человеку уже нужны не для удовольствия, а чтобы достичь нейтрального состояния, а удовольствие сходит на нет.

Теория положительного подкрепления

Наркотики несут удовольствие, даже эйфорию. В 1960-х психологи проводили эксперименты на обезьянах, разрешив им «самостоятельно регулировать» дозу морфия, и у обезьян обнаружились все признаки зависимости. Психологов особенно интересовали проводящие пути мозга, отвечающие за получение удовлетворения, — они хотели понять, отличаются ли участки мозга и нейромедиаторы, участвующие в восприятии естественных стимуляторов (еда и секс), от тех, что задействованы в восприятии искусственных стимуляторов — наркотиков и электростимуляции мозга. Выяснилось, что кокаин и амфетамины увеличивают концентрацию дофамина в участке мозга, который называется «прилежащее ядро» (nucleus accumbens), где расположен центр удовольствия. Поэтому наркотики доставляют наслаждение, которое хочется испытывать снова и снова.

 

Теории социального обучения

Наркотик и связанное с ним удовольствие ассоциируются у людей с конкретными ситуациями, звуками и картинами. Наркотики, от алкоголя до амфетаминов, связываются с конкретными сигналами или знаками. Стоит поместить человека в соответствующую ситуацию, и он начнет испытывать тягу к наркотику. У алкоголиков такую тягу вызывают бары, а у курильщиков — запах дыма. Сигналы, указывающие на близость наркотика, могут вызывать острое желание немедленно реализовать потребность. Во многих чертах это обычная теория бихевиоризма и условных рефлексов.

 

 

Наука и Техника | Просмотров: 584 | Добавил: fantast | Дата: 23.01.2016


- - -

Плацебо-эффект. Что это такое?

Врачи часто советуют: «Примите две таблетки и позвоните мне с утра». Им прекрасно известно, что лечение подразумевает лекарственные препараты или процедуры, которые меняют физическое состояние пациента, но они также знают, что влияние могут оказать и психологические факторы. О том, что дух можно врачевать, известно много веков.

В чем суть?

«Плацебо» происходит от латинского слова, означающего «удовлетворять». В двух словах плацебо можно определить как препарат, не имеющий лекарственного эффекта и не оказывающий фармакологического действия. Существует и активное плацебо — оно вызывает побочные действия, но не имеет того конкретного лечебного действия, которое должен оказывать препарат.

Есть мнение, что плацебо более действенно для лечения психологических заболеваний, чем физических. Однако недавнее важное исследование показало, что почти у 60% пациентов, получавших плацебо, самочувствие улучшалось значительнее, чем в среднем у пациентов, не получавших его.

История

Началом современных исследований в этой области принято считать статью, опубликованную более 50 лет назад в «Журнале Американской стоматологической ассоциации». Генри Бичер сделал заявление, потрясшее мир медицины: благодаря одним только плацебо-процедурам, например приему таблеток-пустышек, или просто с помощью сочувственного осмотра пациентов можно достичь улучшения в 30% случаев. Сейчас считается, что эта доля еще выше, от половины до трех четвертей случаев. При этом у пациентов — с самыми разнообразными заболеваниями, от астмы до болезни Паркинсона — наблюдается явная продолжительная положительная динамика по сравнению с прочими способами лечения.

Панацея?

Использование плацебо в традиционной медицине подтвердило возможность облегчения симптомов широкого круга заболеваний, таких как аллергии, стенокардия, астма, рак, ишемический инсульт, депрессия, диабет, энурез, эпилепсия, бессонница, синдром Меньера, мигрень, рассеянный склероз, невроз, глазная патология, болезнь Паркинсона, гиперплазия предстательной железы, шизофрения, кожные заболевания, язвы и бородавки.

Виды плацебо

Возникает вопрос, а какие виды плацебо действуют лучше всего? Неоднократно проводились испытания, в которых экспериментировали с капсулами и таблетками различного цвета и размера, но достоверных результатов это не дало. Похоже, что размер и цвет значения не имеют. Один исследователь утверждает, что для максимального эффекта таблетка плацебо должна быть либо очень большого размера и коричневого или фиолетового цвета, либо очень маленькой, ярко-красной или желтой. Чем серьезнее, значительнее и радикальнее процедуры, тем сильнее плацебо-эффект. Любые инъекции имеют более существенное влияние, чем таблетки. Существует даже плацебо-хирургия (когда пациенту делают разрез, а затем зашивают его, ничего или почти ничего не сделав), которая достаточно часто дает положительный результат.

На эффект от лечения существенно влияет и то, как организовано медицинское обслуживание, и личные качества самого терапевта. Если врач внимателен к пациентам, уверен в себе, то и репутация у него выше, а значит, у его лечения будет более выраженный плацебо-эффект.

Как это работает?

Увлечение эффектом плацебо породило множество идей и теорий о том, как же на самом деле действует плацебо. Выдвигались самые разнообразные версии, такие как оперантное обусловливание, классическое обусловливание, подавление чувства вины, внушение, убеждение, ролевые требования, вера, надежда, этикетирование, выборочный мониторинг симптомов, ложная атрибуция, снятие когнитивного диссонанса, теория контроля, преодоление страха, эффект ожидания и высвобождение эндорфинов.

Рандомизированные контролируемые двойные слепые исследования

Плацебо-эффект — это одновременно и благо, и бедствие. Это благо для всех врачей, независимо от того, какое лечение они назначают. Но для ученых, пытающихся оценить действие терапии, это настоящее бедствие. Золотым стандартом для научных исследований, изучающих эффективность плацебо-эффекта, стало рандомизированное контролируемое двойное слепое исследование.

Принцип его состоит в том, что пациентов случайным образом распределяют по разным контрольным группам и в одних группах применяется изучаемый способ терапии, в других — иной вид лечения, а в третьих — плацебо-терапия. И при этом ни врачи, ни исследователи, ни пациенты не знают, какой вид лечения применяется к конкретным пациентам.

Первое рандомизированное исследование было проведено вскоре после окончания Второй мировой войны. Но только двадцать лет назад начали проводиться «слепые» исследования. Стало ясно, что, поскольку психологический фактор может влиять на действие терапии, пациенты не должны знать, какое именно лечение они получают. А если и пациенты, и врачи не знают, какой способ терапии применяется в конкретной группе (например, используются настоящие медикаменты или плацебо), то исследование называют двойным слепым. Если медицинские работники знают об этом, а пациенты — нет, то это простое слепое исследование.

Проблемы

Однако двойное слепое исследование имеет и свои сложности. Они могут возникнуть, во-первых, из-за того, что пациенты, случайно попавшие в разные группы, могут встречаться и обсуждать лечение. Поэтому для рандомизации может оказаться предпочтительнее естественное разделение по группам, — например, сравнение испытуемых из двух разных школ или разных географических регионов.

Во-первых, некоторые виды лечения невозможно проводить вслепую. Если сахарную таблетку-пустышку ни врач, ни пациент действительно не смогут отличить от настоящей таблетки, то для некоторых других методов лечения может и не найтись подходящего плацебо. В-третьих, просто участие в исследовании уже может влиять на пациентов. Регулярные обследования и наблюдения сами по себе могут благотворно сказываться на состоянии их здоровья. В-четвертых, те, кто соглашается принять участие в исследовании, это не обязательно типичные представители всей группы пациентов, страдающих от данной болезни. Участники для исследования должны отбираться по строгим критериям, это обеспечит сопоставимость групп и лучше всего

проиллюстрирует эффект лечения. В-пятых, не все пациенты готовы на лечение, в ходе которого они могут получать плацебо. Если человек знает, что он принимает плацебо, то высока вероятность, что он прекратит лечение, если оно не даст быстрых результатов.

В-шестых, использование обычных методов лечения во время исследований иногда может быть сомнительным с точки зрения клинической практики. Оно может мешать более гибкому подходу, ориентированному на пациента. Поэтому такое исследование не будет достоверным в сравнении с привычной клинической практикой, а нужды пациента окажутся в конфликте с требованиями исследования. В-седьмых, анализируются среднестатистические результаты по группе, а потому отдельные отклонения не учитываются. Так, случаи пациентов, которым стало хуже, подробно опишут в отчетах, только если побочные эффекты у них проявились особенно заметно.

В-восьмых, в ряде случаев возникают этические проблемы — в частности, если пациент получает плацебо, но при этом и сам он, и его врач считают предпочтительным совершенно определенный метод лечения.

В-девятых, результаты, основанные на клинических оценках и объективных тестах, могут отличаться от представлений пациентов о том, в чем состоят важные изменения и улучшения. Возможно, пациентам важнее качество их жизни, а оно не обязательно напрямую связано с изменениями биохимических параметров или других признаков заболевания. И наконец, сосредоточенность на эффекте плацебо может привести к тому, что не будут учтены иные психологические факторы. Личные качества врача, отношение пациента к лечению редко изучаются в медицинском контексте, однако они могут оказаться определяющими.

 

 

 

Наука и Техника | Просмотров: 587 | Добавил: fantast | Дата: 23.01.2016