Главная » Статьи » Политика » Очерки истории классовой борьбы в России XI-XVIII века

О классовой борьбе в истории России. Кратко

О классовой борьбе в истории России. Кратко

Народные движения в феодальной России занимают важное место в школьной программе по отечественной истории. И это понятно, в антагонистических обществах борьба между классами, сословиями, сословными группами составляет сущность исторического развития, его сердцевину. Теоретические положения научного социализма о классовой борьбе как движущей силе истории, о решающей роли народных масс в развитии общества прямо и непосредственно проявляются в период всего существования феодально-крепостнического строя.

 

Тема, связанная с изучением различных проявлений народного протеста против гнета господствующих классов и сословий, занимает особое место в патриотическом воспитании советских людей, особенно молодежи, на примерах героических традиций освободительной борьбы народных масс. Постановления партии и правительства последних лет нацеливают работников идеологического фронта, просвещения, образования на необходимость «воспитания историей», изучения и учета богатейшего исторического опыта прошлых поколений. Одной из важнейших составных частей этого опыта является борьба русского народа за социальное освобождение.

 

Как известно, при феодализме главными противостоящими друг другу классами являются феодалы (князья, бояре, дворяне, церковники) и крестьяне (государственные или черносошные, частновладельческие, дворцовые, монастырские). Именно их взаимоотношения в общественном производстве и составляют основное антагонистическое противоречие феодальной формации, которое находило выражение в непрерывной борьбе между ними. Последняя принимала разные формы, то пассивные, то активные, они причудливо переплетались между собой.

 

Помимо основного зависимого класса — крестьянства, существовали и другие эксплуатируемые слои населения: холопы (рабы), посадские люди (ремесленники и торговцы), наймиты,позднее— работные люди на мануфактурах, заводах и фабриках, бобыли, нищие, мелкий служилый люд (стрельцы, пушкари, городовые казаки и пр.). Как и крестьяне, они подвергались гнету со стороны отдельных лиц (князей, бояр и дворян, купцов и монахов, ростовщиков и пр.) и феодального государства. И естественно, что все слои феодально зависимого, эксплуатируемого населения, нередко объединяя свои усилия, выступали против феодалов, в защиту своих интересов, попираемых ими.

Далее, поскольку внутри классов и сословий имелись проти* воречия {между боярством и дворянством, светскими и духовными феодалами, титулованной и нетитулованной знатью и т. д.), то междуклассовая борьба нередко сопровождалась и дополнялась внутриклассовыми столкновениями (бедные крестьяне, посадские люди, казаки выступали против своих разбогатевших собратьев — «лучших», «прожиточных», «значных» людей).

 

В ходе классовых столкновений имели место случаи, когда представители эксплуатируемых (барские холопы-воины, богатые крестьяне и посадские люди) оказывались на стороне феодала ного лагеря. Социальной трагедией угнетенных было то, что они, находясь в составе дружин и армий великих князей, царей и императоров, выполняя их волю, вынуждены были подавлять волнения, восстания своих классовых братьев.

 

Диалектика исторического развития приводила к тому, что социальные низы оказывались нередко втянутыми в распри, меж-дуусобицы феодалов, борьбу за власть между различными их группировками. Последние всегда пытались опереться на народные низы, использовать в корыстных целях их недовольство ухудшением своего положения — материального, правового, бытового, направить его в нужном для эксплуататоров направлении.

 

Наконец, феодальный период насыщен национально-освободительными движениями русского и других народов нашей страны, к-оторые довольно часто переплетаются с их классовой борьбой против социального гнета.

 

. Пестрая, дробная структура тогдашнего общества, сложный характер взаимоотношений между составлявшими его классовыми .силами определили различные проявления классовой борьбы в феодальные времена. В связи с этим следует подчеркнуть, что не может идти речь о «размытости», отсутствии классовых антагонизмов, классовой борьбы при феодализме. А утверждения подобного рода можно встретить в дооктябрьской русской историографии или в работах современных буржуазных зарубежных историков. Точно так же нельзя сводить выступления социальных низов в феодальной России к простому их участию в борьбе за власть на стороне той или иной придворной группировки. Между Тем и до сих пор под пером некоторых ученых восставшие в ряде случаев выглядят слепым орудием, игрушкой в руках, власть имущих, феодалов. Подобная тенденция приводит к сильному искажению действительной картины классовой борьбы в России.

 

При всей сложности и запутанности ряда проявлений классовой борьбы генеральной линией ее исследования должно быть выявление и объяснение с позиций материалистической теории всего комплекса фактов истории народных движений против социального, национального, религиозного угнетения, всех форм классового противостояния, противоборства эксплуатируемых и эксплуататоров в их взаимосвязи и динамике.

 

Проблема классовой борьбы имеет богатую историографическую традицию и в плане выявления, использования, интерпретации источников, и в плане научного исследования. Различные факты из истории социальных движений нашли отражение в мно-гочисленных источниках. Для ранних эпох их количество сравнительно невелико: летописи и акты (государственно-правовые й частные), повести> и сказания, жития святых и церковные поучения, проповеди. Для более позднего времени (XVI—XVIII вв.) все ’ большее значение приобретают наряду с указанными выше источниками делопроизводственные материалы — приказная и коллежская документация, а также описания, мемуары, дневники, письма современников и участников событий. В эпоху крестьянских войн особое значение имеют документы, вышедшие из рядов восставших, рассказывающие об их взглядах и требованиях, о мероприятиях на территориях, которые попадали под их контроль. Проблема повстанческой документации, «повстанческих архивов» заслуженно привлекает пристальное внимание советских исследователей.

 

Недостаток источников, неясность и противоречивость их показаний в одних случаях и, наоборот, обилие материалов в других создают немалые трудности для специалистов. Тем не менее в плане изучения и публикации источников по истории классовой борьбы в России X—XVIII вв. к настоящему времени сделано немало. В последние десятилетия изданы хорошие сборники документов по истории крестьянских войн под предводительством С. Т. Разина и Е. И. Пугачева, городских восстаний 1662, 1682, 1698 гг. Подготовлены или готовятся публикации документов крестьянской войны начала XVII в., допросов Е. И. Пугачева и др. Вышли в свет исследования о прелестных грамотах и письмах С. Т. Разина, манифестах и указах Е. И. Пугачева и многие другие.

 

Изучение истории классовой борьбы в феодальной России имеет почти 300-летние традиции, если говорить об исторической науке в полном смысле слова, ведущей свое начало в нашей стране с XVIII столетия. Предыдущие века были временем накопления исторических знаний. Необходимо подчеркуть, что в ряде источников (повести, сказания, летописи и др.), помимо исполнения ими основной, так сказать, функции — фиксации и передачи информации, мы можем нередко встретить оценку фактов, в данном случае о классовой борьбе. Таким образом, эти памятники выступают в роли носителей информации не только Источниковой, но и историографической. С этой точки зрения историография (точнее—историческая мысль) классовой борьбы начинается почти с самого ее возникновения. Во всяком случае уже первые летописные своды XI—XII вв. рассказывают о народных движениях XT в. (восстания в Новгороде Великом 1016 г., Суздальской земле 1024 г., Киевской земле 1068—1071 гг. и др.).

 

В целом период X—XVII вв. дал немало интересного в плане фактического описания народных движений этих столетий. Поскольку источники в основном создавались в лагере феодалов, то и освещение, оценка народных мятежей, бунтов, гилей носит соответствующий, сугубо классовый характер. Лишь изредка на страницы летописей и повестей прорывается голос страдающей и стонущей «черни», с точки зрения ее интересов дается оценка тех или иных движений. Такова позиция авторов некоторых летописных памятников, повестей о событиях во Пскове начала XVII в., в Москве 1682 г., изученных М. Н. Тихомировым и его учениками. Лишь документы из повстанческого лагеря, о которых говорилось выше, а также в определенной степени их допросы в ходе розысков дают более или менее полное представление о самом восставшем народе, его стремлениях, чаяниях и действиях.

 

Разумеется, указанные материалы за X—XVII вв.— это прежде всего все-таки источники, а затем уже памятники исторической мысли, представляющие, конечно, немалый интерес с точки зрения анализа и оценки отдельных моментов классовой борьбы, выявления позиций различных классов и сословий по отношению к ним.

 

Научное осмысление народных движений прошло с XVIII в. ряд этапов. Дворянская историография XVIII—начала XX в., как правило, или замалчивала факты выступлений народа против феодалов, или давала им неправильную оценку, осуждала эти выступления (труды В. Н. Татищева, М. М. Щербатова, Н. М. Карамзина, Н. Г. Устрялова, М. П. Погодина, Д. И. Иловайского и др.). Представители буржуазной исторической науки (С. М. Соловьев, В. О. Ключевский и др.) уделяли большее внимание социальной борьбе, ввели в оборот немало новых источников, но и они рассматривали народные движения как акты анархии, нарушавшие нормальное течение государственной жизни.

 

Лишь с конца XVIII в. возникают направления, обосновывающие демократические, революционные оценки явлений народного протеста в истории России. Они связаны с деятельностью дворянских революционеров (А. Н. Радищев, декабристы), револю-ционеров-демократов (В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. П. Огарев, Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов и др.), революционных народников. С появлением марксистской историографии (Г. В. Плеханов и др.) классовая борьба в феодальной России оценивается с позиций научного социализма, хотя и с некоторыми ошибками (недооценка Плехановым роли крестьянства в революционном движении). В полном смысле научная марксистская оценка всего комплекса явлений классовой борьбы в нашей стране во времена феодализма дается в трудах В. И. Ленина и других большевиков конца XIX—начала XX в.

 

Ленинская концепция феодализма в России, роли классовой борьбы в ее истории лежит в основе развития советской историографии по этой проблеме. В стране победившего Октября классовой борьбе и революционному движению в прошлом стало уделяться, и это естественно, исключительное, несравнимо большее, чем до 1917 г., внимание. В первые годы и десятилетия Советской власти появилось большое число работ по истории народных движений в феодальной России, особенно о крестьянских войнах XVII*—XVIII вв., которым давались высокие, нередко вое* торженные оценки. Главная заслуга авторов этих трудов состояла в том, что они в противовес буржуазной историографии положили в основу своих разработок марксистско-ленинскую теорию классовой борьбы. Но большинство работ было, как правило, научно-популярными, их научный, профессиональный уровень нередко являлся невысоким, источниковая база — довольно узкой. То же можно сказать о теоретической их оснащености. Достаточно упомянуть, что крестьянские воины, ряд крупных городских движений XVII в. (например, Московское восстание 1682 г. — знаменитая «хованщина») квалифицировались как «революции»; в связи с ними писалось о «стихийном коммунизме масс», борьбе «красных» и «белых» и т. д. Подобные преувеличения, социологические схемы начинают изживаться с конца 30-х годов.

 

Послевоенные десятилетия — время бурного развития советской исторической науки, в том числе и в области изучения истории классовой борьбы в феодальной России. Появляются многочисленные публикации источников, содержащие сведения о народных движениях, сотни научных трудов — статей, заметок, рецензий, наконец, монографий по. истории классовой борьбы в России разных периодов:      Древней Руси (М. Н. Тихомиров,

 

В. В. Мавродин), XVI в. (А. А. Зимин, В. И. Корецкий), крестьянской войны начала XVII в. (И. И. Смирнов, В. И. Корецкий и др.), второй крестьянской войны (И. В. Степанов и др.), городских восстаний середины и конца XVII в. (В. И. Буганов, Е. В. Чистякова), третьей крестьянской войны (Е. П. Подъя-польская), четвертой крестьянской войны (группа ленинградских и московских историков во главе с В. В. Мавродиным, Р. В. Овчинников и др.). Изданы обобщающие работы о всех крестьянских войнах в России (И. И. Смирнов, А. Г. Маньков, Е. П. Подъяпольская, В. В. Мавродин, В. И. Буганов). Проведены или ведутся дискуссии по спорным проблемам истории классовой борьбы в феодальной России (о первой крестьянской войне начала XVII в., идеологии и социальной психологии участников крестьянских войн; результативности и историческом значении классовой борьбы русского крестьянства и др.).

 

Сказанное говорит о важности, сложности и трудности изучения истории классовой борьбы. Несмотря на наличие ряда книг по отдельным темам этой большой научной проблемы, до сих пор отсутствуют обобщающие работы о народных движениях феодального периода в целом. Настоящая книга — первая попытка изложения основных сведений о народных движениях с X в., когда отмечены первые факты народного протеста на Руси, до 1775 г., т. е. до окончания последней в истории России крестьянской войны. После нее начинается новый этап, во многом качественно отличный от предыдущих, он отмечен появлением в конце XVIII—* первой половине XIX в. демократических, оппозиционных течений, революционных направлений (Радищев и радищевцы, декабристы, революционеры-демократы). Работа не претендует на полное и систематическое изложение сведений о всех явлениях классовой борьбы за указанные почти девять столетий. Это невозможно и вряд ли необходимо в относительно небольшой книге для учителя. В ней приведены данные об основных, узловых моментах истории борьбы эксплуатируемых с эксплуататорами. Они рассматриваются в главах, посвящённых отдельным этапам истории классовой борьбы. Последние в ряде случаев совпадают с общепринятой периодизацией истории феодализма в России. Например, в первой главе дается характеристика народных движений в Древней Руси X—первой четверти XII в., т. е. в эпоху раннего феодализма. Следующие две главы посвящены классовой борьбе эпохи феодальной раздробленности, т. е. XII (со второй четверти столетия)—XV вв. Четвертая глава (о классовой борьбе конца XV—XVI в.) охватывает время образования и развития единого Российского централизованного государства. В целом эти три главы (вторая, третья и четвертая) посвящены классовой борьбе эпохи зрелого феодализма. Наконец, раздел из семи глав (с пятой по одиннадцатую) содержит материал о классовой борьбе времени позднего феодализма в России—XVII—-XVIII вв. Отдельные главы этого раздела посвящены каждой из четырех крестьянских войн и классовой борьбе в промежутки между ними. Периодизация, положенная в основу книги, учитывает три фактора — социально-экономическое развитие страны, эволюцию ее государственного строя, динамику классовой борьбы.

 

«Сквозное» рассмотрение явлений классовой борьбы за без малого девять столетий выявляет динамику ее развития, появление и нарастание новых моментов, особенностей на отдельных ее этапах. Исследование народных движений (причем с непременным учетом социально-экономического фактора, эволюции классовосословной структуры, государственного строя) приводит к выводу об их большом значении в общем развитии страны, решающей роли народных масс в истории. Революционные традиции русского и других народов, уходящие в глубь веков, представляют прекрасную возможность для изучения героических страниц летописи бесстрашной борьбы наших предков за волю, за лучшую жизнь.

 

Большое познавательное, воспитательное, идеологическое значение темы, посвященной народным движениям в России XI— XVIII вв. несомненно. Изучение этой темы вооружает нас богатым фактическим материалом по истории классовой борьбы, которая непрерывной цепью проходит через указанные столетия, знанием закономерностей развития ее самой и исторического процесса в целом.

 

Цель настоящего пособия состоит в том, чтобы вооружить учителя истории материалом, который позволит ему успешнее решать задачи, поставленные основными направлениями реформы общеобразовательной и профессиональной школы—-в яркой и доходчивой форме раскрывать пути революционного обновления мира показывать исторические преимущества социализма, * развивать’умения с классовых позиций оценивать события и явления окружающей жизни.

Категория: Очерки истории классовой борьбы в России XI-XVIII века | Добавил: fantast (01.07.2018)
Просмотров: 12 | Рейтинг: 0.0/0