Об атеистической работе среди туркменок

Б. ПАЛЬВАНОВА (Ашхабад)

У туркмен, исповедовавших, как и другие народы Средней Азии, ислам, положение женщин в дореволюционный период определялось Кораном, шариатом (мусульманским правом) и адатом (обычным правом).

 

Шариат, как известно, основывается на Коране, в котором признано неравноправие женщины. По Корану, мужчина имеет полную власть над женщиной, узаконены многоженство, затворничество, ранние браки, продажа и перепродажа женщин, ущемление имущественных и юридических прав женщин в обществе и в семье.

 

Вот несколько выдержек из Корана.

 

«...Женитесь на тех, что приятны вам, женщинах — и двух, и трех, и четырех» (сура 4, ст. 3); «Завещает вам Аллах относительно ваших детей: сыну —долю, подобную доле двух дочерей» (сура 4, ст. 12). В случае неповиновения жен («которые совершат мерзость») Коран предписывает мужчине запирать их дома, «пока не упокоит их смерть или Аллах устроит для них путь» (сура 4, ст. 19). Отношение Корана к женщине с предельной ясностью выражено в следующих строках: «Мужья стоят над женами за то, что Аллах дал одним преимущество перед другими, и за то, что они расходуют из своего имущества... А тех, непокорности которых вы боитесь, увещайте и покидайте их на ложах и ударяйте их» (сура 4, ст. 38). Коран учит верующих требовать от своих жен и дочерей, чтобы они закрывались покрывалами (см. сура 33, ст. 59). Это предписание оправдывает затворничество женщин.

 

Единственное утешение, которое дает ислам женщине,— это право верить в то, что она, будучи безмолвной рабой в течение всей своей жизни, сможет попасть в несуществующий рай.

 

В шариате предельно четко показано рабское положение женщины-мусульманки. Жена должна жить в углу, указанном мужем. Она не имеет права выходить на улицу, показываться людям и разговаривать с ними без позволения мужа (ст. 36, § 2, 5, 7). Мужу дано право на применение телесного наказания жены (ст. 37). В комнату, в которой находится жена, вход другим лицам запрещен. Каждая жена лишь один раз в неделю может ходить на свидание к своим родителям и один раз в году — к своим родственникам (ст. 40, 41).

 

Правом развода наделен только муж, которому стоит лишь произнести слово «талак» (разведена), пусть даже оно будет сказано в шутку или с чьего-либо принуждения, все равно развод совершен. При этом даже не требовалось, чтобы жена сама слышала слово «талак» (ст. 46, 47, 48). Шариат повторяет предписание Корана считать мужчину-свидетеля равным двум женщинам-свидетельницам1.

 

Рабское положение женщины нашло свое отражение и в адате — своде местных обычаев, регулирующих жизнь народа. В толковании ряда обычаев и традиций адат расходится с шариатом. Но как тот, так и другой сходятся во взгляде на женщину как на существо, приниженное и находящееся во власти мужчины.

 

Произвол мужчины по отношению к женщине, узаконенный Кораном и шариатом, поддерживался и укреплялся мусульманским духовенством в Средней Азии. Если Кораном и шариатом мужчине разрешалось иметь четырех жен, то эмирское духовенство истолковывало это право следующим образом: число жен, которых может иметь мужчина, образуется от сложения цифр 1+2 + 3+4=10. А туркменские муллы утверждали, что человек состоит из 12 частей: ног, рук, ушей, головы и т. д. —и на каждую из этих частей он может иметь по жене, т. е. он может взять себе 12 жен. Известию, что многоженство фактически было доступно только богатым. Беднякам нередко не хватало средств для того, чтобы жениться один раз1. Для богачей-предприни-мателей многоженство служило средством для приобретения лишних рабочих рук и часто использовалось ими в этих целях. Муж эксплуатировал жен на производстве ковров, шелковых тканей. Если ему было нужно, он обходил требование религии ограничить число жен четырьмя. Для этого существовало несколько путей. Так, муж мог дать жене развод под предлогом ее бездетности, но оставлял ее при себе и брал новую жену. Он мог вынудить жену стать «суфией» (отрешиться от мирской жизни), посвятив себя только служению богу. Если жена объявлялась «суфия», муж мог взять себе другую жену. Эксплуатация женского труда в семье была закреплена шариатом, запрещавшим женщине-мусульманке иметь самостоятельный заработок, она не могла наняться даже в батрачки.

 

Многоженство позволяло богачам сосредоточивать в своих руках крупные участки орошаемой земли. Во многих земледельческих районах Средней Азии право на воду предоставлялось обычаем только женатым мужчинам (ни-ка-су). С увеличением числа жен возрастал и пай воды. Поэтому богачи покупали жен даже своим малолетним сыновьям.

 

Ислам запрещал мусульманам держать в своем доме постороннюю женщину, она могла жить в чужом доме только в качестве ближайшей родственницы. Поэтому в богатых семьях женщины-работницы жили под видом жен или родственниц. Тем самым прикрывалась жестокая эксплуатация женского труда. Эти специфические формы эксплуатации женщины показаны в романе С. Айни «Рабы» (1934). Женский труд играл большую роль в сельском хозяйстве. В 1913 г. в Средней Азии было реализовано грены 210 тыс. коробок. В среднем с каждой коробки получали по 25 кг2, а всего — 250 тыс. пудов коконов. Это производилось в основном женским трудом. Таким образом, более 200 тыс. дайханских дворов было втянуто в шелководство1.

 

В хлопководческих районах Средней Азии 50—75% дохода в бюджет семьи поступало от женского труда, а в скотоводческих районах женщина вела все хозяйство2. Мужчины уходили на пастбища, а женщина целиком была занята переработкой молока, шерсти, мяса, изготовлением войлочных изделий для покрытия кибиток (юрт) и т. д.

 

Постепенно женский труд стал проникать в сферы промышленности: в гренажные, ковровые, текстильные, швейные промыслы, в переработку сельскохозяйственного сырья и т. д.

 

Положение женщины в семье, как правило, определялось ее происхождением. Жена из знатного рода и богатой семьи обычно становилась госпожой над другими женами, в особенности если они были сиротами или из бедных семей. Среди жен нередко возникала вражда, борьба за влияние на мужа. Подчас старшая жена принимала участие в истязаниях младших жен.

 

Установленный Кораном и шариатом ранний брачный возраст для девочек еще более снижался по прихоти ханов, эмиров и баев. Например, девочки, насильно отбираемые у родителей в подарок эмиру бухарскому, считались зрелыми, если они не падали от удара яблоком. Очагом кровавого насилия над женщиной были дворы эмиров и ханов. Эмир бухарский имел шайку сводников, которые доставляли ему девочек 7—9 лет, украденных или отобранных у родителей3. Вот почему в Бухаре прежде существовал колодец смерти, куда бросались женщины.

 

В дореволюционной Средней Азии были частыми случаи самоубийства и самосожжения женщин. Об этом писали русские историки, учителя, врачи, которые жили в Средней Азии или же посещали ее: Е. П. Ковалевский, В. и М. Наливкины, Е. Пахомова, Н. С. Лыкошин и др. В их книгах показана тяжелая доля женщин Средней Азии, которые нередко кончали жизнь самоубийством.

 

Угнетенное положение женщин было причиной высокой смертности, распространенности психических заболеваний среди них. В 1913—1914 гг. у узбеков на 100 мальчиков до 9 лет приходилась 101 девочка, а на 100 мужчин до 60 лет — только 83 женщины. В туркменском ауле на каждые 100 мальчиков рождалось в прошлом 104—105 девочек. А среди взрослого населения женщины составляли 46%, мужчины — 54%. Женская смертность была высокой в основном за счет женщин-матерей.

 

Туркменская женщина была неграмотной. Среди туркменок, например, было до революции всего лишь семь грамотных женщин и одна с высшим образованием. Это Татьяна Текинская, удочеренная генералом М. Д. Скобелевым, оставшаяся в шестилетнем возрасте сиротой при падении Геок-Текинской крепости в (1881 г.). Да и эта туркменка с высшим образованием мало жила в Туркмении. Октябрьская революция застала ее в Киеве.

 

Забитые и темные, женщины Туркмении верили каждому слову мулл, ахунов и ишанов. Быт их был опутан множеством религиозно-магических обрядов, которые они совершали по различным поводам. Они надевали амулеты на своих детей, чтобы спасти их от болезней, от злых духов, которые, по их мнению, в любую минуту могли принести вред малышам, да и им тоже. Женщины больше, чем мужчины, были подвержены влиянию различных суе верий, верили преданиям о мусульманских пророках, в бессмертие души, в страшный суд и наказание грешников в аду, в чудеса, якобы совершенные тем или иным святым ишаном, и т. д. Женщины не допускались в мечети; зато среди паломников, посещавших многочислен ные святыни, они составляли подавляющее большинство.

 

Советская власть навсегда покончила с рабством женщин и узаконила равноправие полов в обществе и в семье. Женщина получила равное с мужчиной право избирать и быть избранной в органы управления государством, право на труд и его оплату, на землепользование, образование, отдых, государственную охрану материнства и младенчества.

 

По новым законам равенства полов стали решаться вопросы, связанные с семейно-брачными отношениями: навсегда уничтожено неравенство супругов в семье, полностью устранялось вмешательство церкви, религия была объявлена частным делом граждан. Брак стал добровольным союзом свободных граждан, основанным на взаимной любви и уважении. Раскрепощение восточной женщины впервые в истории человечества было осуществлено в Советском Союзе. При решении вопроса о раскрепощении женщин Коммунистическая партия применяла специфические формы и методы работы. Раскрепощение женщин шло своеобразными путями, диктуемыми национальными особенностями, но в первую очередь оно шло в борьбе с феодально-байскими пережитками, укоренившимися в отношении мужчин к женщине.

 

В Туркменистане, например, правительство республики приняло законы об отмене и запрещении калыма (выкупа), многоженства, принудительной выдачи девушек и женщин замуж, умыкания, о повышении брачного возраста (18 лет) для обоего пола, об уголовной наказуемости за нарушение советских законов о женском равноправии. К судебной ответственности привлекались не только прямые виновники, но и должностные лица, повинные в регистрации браков мужчины с несколькими женщинами и несовершеннолетними девушками. Эти декреты явились теми революционными мероприятиями, которые были направлены на коренное изменение положения женщин. Однако старые предрассудки, оправдывавшие неравное положение женщин, сохранялись долго, и партийные организации проводили длительную воспитательную работу но разъяснению значения советских декретов для преодоления вековой зкономической и культурной отсталости народов. Партия разоблачила пережитки патриархальнородовых и феодальных отношений, унижавших женщин.

 

Работа по раскрепощению женщин осложнялась враждебной деятельностью свергнутых эксплуататорских классов и мусульманского духовенства, которые повели пропаганду против изменения прежнего рабского положения женщин, говоря о поппрапии-де национальных обычаев, делая ставку на темноту и суеверие населения. Они иногда убивали активисток, борющихся за раскрепощение женщин.

 

Для осуществления фактического равноправия женщин в обществе и в семье были проведены следующие мероприятия.

 

Во всех центральных и местных комитетах партии были созданы отделы (женотделы) по работе среди женщин, которыми руководили передовые женщины. Вначале в женотделах работали в большинстве случаев русские коммунистки. При исполкомах центральных и местных Сонетов были организованы комиссии по улучшению быта тружениц, которые строго контролировали соблюдение на производстве советских законов об охране женского труда, о равной оплате женщине за равный труд, об охране материнства и младенчества, об улучшении условий труда дли женщины и т. д. Повсеместно в республике создавались многочисленные курсы подготовки кадров женского актива для работы в женотделах, судебных органах, загсах, в государственном аппарате.

 

Во всех городах и селах республики работали женские школы но ликвидации неграмотности, а также классы дли девочек в школах совместного обучения детей. Раздельное обучение девочек было вызвано местными традициями. Родители соглашались отпускать своих дочерей в школу только при условии их обучения преиодаватслями-жешцн-нами, изолированно от мальчиков. В этой связи остро встал вопрос о подготовке кадров учительниц. Были открыты женские педагогические высшие и средние учебные заведения, которые специально готовили учительские кадры. Создавались также женские промышленные учебные заведения. Краткосрочные, обычно шестимесячные, курсы готовили учителей для взрослых женских школ ликвидации неграмотности. Во всех учебных заведениях, курсах и школах женщины обучались за счет государства, а родители, разрешавшие своим дочерям учиться в них, освобождались от сельскохозяйственных налогов и т. д.

 

Широкое распространение получили женские клубы в виде Домов дайханок и «красных юрт» в Туркменистане. Повсеместно создавались женские чайханы, базары, магазины, ларьки. Первый женский Дом дайханок в Туркменистане был открыт в Ашхабаде в 1924 г. В нем были организованы школа ликвидации неграмотности, библиотеки, женская и детская медицинские консультации, швейные мастерские, залы для собраний, занятий и т. д. Здесь работали делегатские собрания, молодежные ячейки девушек, пионерские отряды девочек. При клубах работали пошивочные мастерские, курсы кройки и шитья. Мужчинам вход был запрещен. Женщины же приходили в клуб в пурейджеке. Но как только они переступали порог, открывали лицо. В таких учреждениях работали женщины. Женщины-юристы разъясняли советские законы о          женском равноправии и активно откликались на жалобы женщин. Все эти мероприятия проводились бесплатно.

 

Работа по раскрепощению женщин проводилась повсеместно, как в городах, так и в деревне. В раскрепощении крестьянок большое значение имела земельно-водная реформа, проведенная в 1925—1927 гг., согласно которой уничтожалось «брачное право на воду» — ника-су. Этим ликвидировалась экономическая основа, стимулирующая ранние браки, многоженство, калым. Если до реформы вдовы лишались надела земли и воды мужа, то теперь крестьянские хозяйства (семьи), возглавляемые женщинами, имели такие же права на землю и воду, как и другие хозяйства. Вдова, наделенная землей и водой, была и юридически, и фактически главой семьи, имела право голоса в сельском обществе при решении всех вопросов, связанных с поливом, возделыванием земли, использованием отгонных пастбищ, выгонов и т. п.

 

Женотделы входили в состав земельных комиссий при проведении реформы и защищали права женщин, добивались отмены неправильных решений комиссий в деревнях, ущемлявших права женщин. Государство оказывало хозяйствам, где главой семьи была женщина, материальную помощь кредитом для приобретения сельскохозяйственного инвентаря и семян. С помощью женотделов некоторые такие хозяйства объединялись в артели по совместной обработке земли, которым государство предоставляло тракторы. Были организованы курсы по подготовке женщин трактористок, механиков. Советская власть на местах и бедняцкие союзы «кошчи» совместно с женотделами строго контролировали выполнение закона о наделении землей и водой женских хозяйств, пресекали попытки обмана и ущемления прав женщин.

 

В городах были созданы женские профессионально-технические школы и школы фабрично-заводского ученичества. Потомственные мастерицы по производству пряжи, ковров, тканей и вышивок с помощью женотделов вступали в члены промысловой кооперации, которая оказывала женщинам помощь кредитом и сырьем. Широко практиковалась контрактация (авансирование по договорам, заключаемым с кооперацией или госторгом) ковровщиц, ткачих и вышивальщиц национальных изделий, что обеспечивало мастериц постоянным заработком и дефицитным сырьем.

Согласно контрактации, мастерица заключала договоры и сама производила расчеты, становилась распорядителем своего заработка. Это делало женщину экономически независимой в семье. Большую роль в укреплении равноправия женщин сыграла потребительская кооперация.

 

Наибольшим препятствием на пути осуществления равноправия женщин являлось затворничество. Оно продолжало сохранять отсталый быт и религиозный фанатизм, мешало получению образования женщин, высвобождению их из-под влияния местных баев и духовенства и тем самым делало невозможным правильное воспитание подрастающего поколения. Преодоления затворничества нельзя было добиться декретом, ибо оно было вековой традицией. Здесь требовалась длительная организаторская и воспитательная работа всего общества. Поэтому в Туркменистане в 1927 г., как и во всей Средней Азии, развернулась широким фронтом работа по преодолению затворничества и отсталого быта.

 

В истории женского движения Средней Азии это мероприятие получило название «Худжум», т. е. активное наступление на пережитки феодально-байского отношения к женщине. В Международный женский день 8 марта 1927 г. на площади городов Средней Азии вышли тысячи женщин и сожгли на кострах паранджи и чачваны.

 

Проводились многочисленные совещания, конференции и съезды женщин, создавались денежные фонды. Открывались детские учреждения. Большая работа была проведена в кочевьях. В первых рядах борцов за раскрепощение женщин шли коммунисты. Они первыми выполняли совет ские законы о женском равноправии в своих семьях, содействовали тому, чтобы их жены и дочери посещали занятия в школах, снимали паранджи н т. п. Коммунисты показывали пример родственникам и соседям.

 

В итоге этих мероприятий были упразднены судейские функции духовенства по вопросу гражданского состояния, по имущественным отношениям и т. д. Поэтому духовенство пыталось всюду сорвать мероприятия по «Худжуму», спровоцировать недовольство отсталой части женского населения. Но подстрекательство духовенства не имело успеха.

 

Решающим условием раскрепощения женщин-туркме-нок явились индустриализация республики, коллективизация сельского хозяйства, культурное строительство и массовое вовлечение женщин во все отрасли народного хозяй ства. Для изменения положения женщин очень важное значение имело вовлечение их в работу на предприятиях текстильпой, легкой и пищевой промышленности, где применялся женский труд. Потребовалось много усилий, чтобы привлечь женщин к участию в общественном производстве. Подготовительной школой являлись женские промысловые артели в городе и деревне, где женщины приобретали необходимые производственные навыки, привыкали к организованному коллективному труду. Через женотделы большое число женщин стало работать на текстильных и шелкомотальных фабриках, с производственным процессом которых были знакомы многие женщины-туркменки. Это дало многим из них возможность быстро получить необходимые производственные навыки.

 

В вовлечении женщин в промышленное производство большую роль сыграл прием на заводы и фабрики семьями: мужа, жены и совершеннолетних детей. Женотделы приложили в деревнях много усилий, чтобы направлять на работу на предприятия женщин вместе с семьями. Кроме женотделов в наборе работниц на промышленные предприятия участвовали и сами работницы, которые выезжали в свои деревни и рассказывали женщинам об условиях работы на промышленных предприятиях, агитировали поступать на работу.

 

На промышленных предприятиях создавались курсы повышения квалификации работниц. Женотделы и комиссии по улучшению быта тружениц систематически проверяли охрану женского труда на предприятиях, принимали конкретные меры но улучшению условий труда работниц, работы детских и медицинских учреждений, но улучшению жилищных условий, общественного питания и т. д. Многие девушки поступили в специализированные учебные заведения и приобрели различные специальности.

 

Как известно, в Средней Азии основное население — ото крестьяне. Поэтому решающим условием изменения положения женщин явилась коллективизация сельского хозяйства. Важным условием осуществления равноправия женщин было установление равной оплаты за равный труд, записывание выработанных трудодней на работающего члена колхоза, а не на главу семьи (по традиции главой семьи считается мужчина). Теперь же колхоз оплачивал деньгами и натурой трудодни самой колхознице. Таким образом в деревне была обеспечена экономическая неза внсимость женщины в семье. Вскоре женский труд в колхозном производстве занял прочное место.

 

В раскрепощении женщин большое значение играло воспитание молодежи в духе непримиримости к феодально-байскому отношению к женщине. Молодежные организации решительно выступили против таких пережитков прошлого, как выдача малолетних девочек замуж, многоженство, и других старых обычаев. Молодежь на собраниях обсуждала неправильное поведение отдельных молодых людей по отношению к девушкам, выступала с лекциями и докладами перед населением, рассказывала о советских законах, добивалась гуманного отношения к жене, сестрам, дочерям в семьях молодежи, помогала старым людям освобождаться от вредных пережитков неравного отношения к женщине.

 

За годы Советской власти в Туркмении выросли женские кадры активных строителей коммунизма, партийных> советских, профсоюзных и комсомольских работников, специалистов различных отраслей народного хозяйства и культуры республики. Вот краткие данные, характеризующие достижения в раскрепощении женщин-туркменок: в настоящее время в Туркменской ССР удельный вес женщин в промышленности составляет 46%, в сельском хозяйстве— 52%. Женщины активно борются за досрочное выполнение плана, за повышение качества продукции, за лучшее использование производственных резервов, за дальнейший рост производительности труда, за получение высокого урожая сельскохозяйственных культур и увеличение поголовья скота. В республике 53 женщины — Герои Социалистического Труда.

 

Многие предприятия, где преобладает женский труд, достигли высоких производственных показателей. Звание предприятий и бригад коммунистического труда присвоено ашхабадской кондитерской фабрике «Ударник», .многим бригадам на Ашхабадском прядильно-ткацком комбинате, а также на шелкомотальных, трикотажных, швейных и ковровых фабриках.

 

На Ашхабадском прядильно-ткацком комбинате работает Эне Овезова. Ей нет еще и 30 лет. По примеру Валентины Гагановой Эне Овезова несколько раз переходила в отстающие бригады и выводила их в передовые. Она Герой Социалистического Труда, депутат и заместитель Председателя Верховного Совета Туркменской ССР. Население Туркмении составляет 1 803 тыс. человек. В настоящее время свыше 3 тыс. туркменок работают на руководящей работе, 134 женщины работают директорами и главными инженерами крупных промышленных предприятий. Свыше 2 тыс. колхозниц работают звеньевыми, заведующими фермами, бригадирами; 230 женщин — председателями и заместителями председателей колхозов.

 

Большинство колхозов, возглавляемых женщинами, выполняют государственный план заготовок хлопка-сырца и других сельскохозяйственных культур. Высокие показатели урожайности хлопка имеют Г. Аннамухамедова — Герой Социалистического Труда, председатель колхоза «Коммунизм» Иолотанского района, К. Ягмурова — бригадир колхоза имени Жданова Тедженского района, О. Джу-маева — депутат Верховного Совета Туркменской ССР, Герой Социалистического Труда, председатель колхоза имени Калинина Коркинского района, и др.

 

В марте 1963 г. знатный механизатор республики Биби Аллаберенова по примеру Турсуны Ахуновой обратилась с призывом к девушкам долины Мургаб сесть за штурвалы сельскохозяйственных машин и добиться высокого сбора хлопка. Девушки горячо откликнулись на призыв подруги. Только в колхозах Марыйского района были подготовлены 343 водителя хлопкоуборочных машин из числа женской молодежи. Сейчас в республике 800 девушек-туркменок являются водителями сельскохозяйственных машин. Заслуженный механизатор колхоза имени В. И. Ленина Тах-тинского района Б. Ходжаева добилась рекордных показателей по сбору хлопка.

 

В Туркменистане 9 тыс. женщин имеют высшее образование (это составляет 37,4% от общего числа специалистов с высшим образованием) и 18,3 тыс. женщин — специалисты со средним специальным образованием (50,3% от общего числа специалистов данной квалификации)1. На каждую тысячу женщин республики приходится 10 женщин с высшим образованием, 237 — с незаконченным высшим, средним и неполным средним образованием.

Необходимо повсеместно улучшить работу школ. Известно, что работа школ в республиках Средней Азии очень затруднена в период хлопкоуборочной кампании, когда дети по сути дела не учатся. Надо добиться, чтобы школьники Туркмении и других республик Средней Азии смогли уделять учебе столько же времени, сколько необходимо для получения хороших и прочных знаний.

 

В работе по атеистическому воспитанию трудящихся следует полнее использовать такие современные средства идеологического воздействия, как печать, радио, телевидение, кино. Следует улучшить подготовку кадров пропагандистов атеизма из числа женщин-туркменок, которые были бы вооружены знанием мусульманского вероучения и умением доказать несостоятельность религиозных догм.

 

Необходимо повысить качество всей политико-воспитательной работы среди женщин в различных ее формах (женсоветы, клубы, лектории, семейные вечера и т. д.). Вопросы работы среди женщин должны быть предметом систематического обсуждения на партийных собраниях, с трибуны которых надо разоблачать тех, кто проявляет феодально-байское отношение к женщинам. Преодолеть пережитки прошлого нельзя какими-то отдельными мероприятиями. Здесь нужно наступление по всему фронту, т. е. использование всех возможных средств в комплексе. Атеистическая пропаганда будет иметь успех лишь в том случае, если процесс преодоления пережитков феодально-байского отношения к женщине будет протекать еще быстрее и успешнее.

Категория: Религия | Добавил: fantast (23.02.2019)
Просмотров: 19 | Рейтинг: 0.0/0