Раскол в современном баптизме. Социальный облик церкви ЕХБ

В расколе, о котором идет речь, проявились и достигли крайнего выражения внутренние противоречия церкви ЕХБ. В конечном счете они обусловлены тем, что в нашем обществе все церкви носят пережиточный характер. Проповедуемая ими религиозная концепция человека* общества, морали противоречит реальным социальным отношениям, господствующим в нашей стране, научно-материалистической идеологии и культуре, повседневному опыту, мироощущению, самому психологическому складу подавляющего большинства советских людей. Поэтому по мере успехов строительства коммунизма и коммунистического воспитания социальная сфера распространения религиозных идей все время сужается. Сумерки богов становятся все более беспросветными.

 

Проведенные в последние годы конкретно-социологические исследования зафиксировали более или менее общую картину ущербного состояния церкви ЕХБ: в общинах постоянно возрастает удельный вес верующих преклонного возраста, людей, непосредственно не связанных с общественным производством, иждивенцев, пенсионеров.

 

Наиболее типичной фигурой общины ЕХБ становится женщина пожилых лет, слабо связанная с производственным коллективом. Такой социальный состав во многом сказывается на облике общин, придавая им черты попечительско-филантропических организаций, в определенной мере отвлекая апологетов евангельского христианства-баптизма от миссионерской деятельности. Факт раскола церкви ЕХБ свидетельствует о вступлении ее в новую фазу нисходящего развития.

 

Материалы исследований, проведенных в областях Центрально-Черноземного экономико-географического района, показывают, что сравнительно недавно там активна действовали многочисленные общины баптистов и евангельских христиан, а в прошлом здесь находился центр старого русского сектантства — духоборчества, молоканства, субботничества, хлыстовщины, скопчества.

 

Эти формы религиозного сектантства ныне почти сошли на нет. И едва ли не с представителями их последнего» поколения проводились беседы в 1959—1964 гг. Молоканка Климова из Мичуринска говорила: «Пропылились мы. У нас всего-то, как говорят, два старичка да полторы старушки». А вот оценка одного из представителей хлыстов: «Хоть на ниточке, да держись, понимаете ли, только лишь, а не на веревке, нет, мы не держимся за нее. На ниточке держимся, вот не оторвись». Изучение закономерностей изживания форм старого русского сектантства имеет более существенное, чем кажется на первый взгляд, значение для понимания современного состояния развития церкви ЕХБ. Дело в том, что процессы, характеризующие ее нынешнее состояние, оказываются темн же самыми, которые были присущи старому русскому сектантству в его нисходящем развитии.

 

Распад старых форм русского религиозного сектантства проходил с 1917 г. до начала 30-х годов и выразился в строго определенной направленности изменения их социально-демографической структуры. Прежде всего следует отметить последовательное убывание доли лиц, участвующих в общественно производительном труде, представителей молодого и среднего возрастов, наконец, лиц мужского пола. Покажем это на примере молоканской общины в городе Рассказове.

 

Еще в 1945 г. молоканская община насчитывала в городе 389 человек, в 1949 г. она уменьшилась до 157 человек. В 1959 г. в общине оставалось около 60 человек, а в 1964 г. — не более 40. За счет каких групп верующих произошло такое сокращение молоканской общины? Если в 1949 г. около 50% состава общины составляли люди в возрасте от 50 лет и старше, около 35% — люди в возрасте от 30 до 50 лет, около 15% — молодежь, то уже в 1959 г. община потеряла весь состав молодежи, уменьшилась более чем в 2 раза доля лиц старшего возраста и уже 85% ее состава приходилось на лиц пожилого и преклонного возраста. В настоящее время эта доля возросла до 90%.

 

Таковы пути, по которым старые формы русского религиозного сектантства1 завершали круг своего исторического развития. Отметим, что идеологи и апологеты названных религиозных течений вели отчаянную борьбу за существование и, что особенно примечательно, в самой крупной из этой группы сект — молоканстве заметно проявила себя молодежь, сделавшая заявку на миссию спасения секты. Здесь возникло «движение молодых», охватившее большинство молоканских общин Центральной России. В 1924 г. Всесоюзный съезд молокан узаконил образование специальных молодежных организаций, деятельность которых, однако, должна была протекать под строгим контролем старых молоканских кадров.

 

Проанализируем теперь внутренние процессы, происходящие в современном евангельском христианстве-баптизме.

 

При определении социальной природы той или иной церкви, ее места в обществе и перспектив развития существеннейшее значение имеет анализ ее состава, характеристика общин по следующим показателям: возраст, половой состав, социальный состав и образовательный уровень. Каковы же показатели современных общин ЕХБ?

 

Данные дореволюционной статистики и различных исследований показывают, что возрастной состав последователей сектантства в общем отражал возрастную структуру населения дореволюционной России. Чтобы выявить современное состояние, рассмотрим возрастной состав баптистских общин ЕХБ Черноземного центра сравнительно с возрастной структурой населения РСФСР. Поскольку в церковь ЕХБ принимаются только лица старше 18 лет, то речь должна идти о сопоставлении с возрастной структурой населения РСФСР, достигшего совершеннолетия.

 

В этом плане определим удельный вес различных возрастных групп. Мы имеем следующую таблицу (см. табл, на стр. 92).

 

Вывод очевиден: возрастная структура церкви ЕХБ резко смещена в сторону преклонного возраста. Старение общин является не только неуклонной, но и нарастающей тенденцией в евангельском христианстве-баптизме.

Такая динамика возрастного состава церкви ЕХБ свидетельствует о пей как о пережиточном явлении в нашем обществе.

 

Данные дореволюционной статистики показывают, что в составе баптистской и евангельско-христианской церкви численность мужчин несколько превышала численность женщин. В Воронежской губернии в общинах баптистов и евангельских христиан численность мужчин и женщин была примерно одинакова. Из данных статистики на 1915 г., где баптисты и евангельские христиане объединены с превосходившими их по численности молоканами, видно, что эта группа сектантов состоит из 3198 мужчин и 3218 женщин. Среди учтенных в 1913 г. 923 баптистов Новохоперского уезда мужчин было 461 человек, женщин — 462. Среди учтенных в 1915 г. 227 баптистов Острогожского уезда мужчин было 122, женщин — 105 человек. Каков половой состав евангельских христиан-баптис-тов в настоящее время? Мужчины и женщины соответственно составляют: по Воронежской области — 19 и 81 %, по Тамбовской — 18 и 82%, по Липецкой — 33 и 67%. При этом данные по Липецкой области, на наш взгляд, нетипичны. Так, например, в московской общине ЕХБ мужчины составляют 20%, женщины — 80%, среди евангельских христиан-бантистов Полтавщины мужчины составляют 18,7%, женщины — 81,3% и т. д.

 

Диспропорция в половом составе общин ЕХБ является устойчивой. За десятилетие — с 1955 по 1964 г.— доля мужчин в воронежской общине упала еще больше, составив 16,8% в 1964 г. против 17,3% в 1955 г. В целом, на наш взгляд, можно утверждать, что в общинах ЕХБ мужчины ныне составляют 20%, а женщины — 80%. Между тем в совершеннолетнем населении РСФСР (перепись 1959 г.) мужчины составляли 41%, а женщины — 59 %.

 

Следует отметить, что женский состав церкви имеет свои особенности. Так, например, в крупнейшей в Союзе московской общине ЕХБ 67% женщин — это вдовы и незамужние женщины. Причем та же пропорция сохраняется как для хрнстиан-баптистов, прибывающих в столицу из разных областей страны, так и для лиц, здесь принявших крещение. Из общего числа прибывших (1962 г.) женщины — вдовы и одинокие составляли свыше 70%, а среди принявших крещение (1963 г.) — 70%. Между тем в совершеннолетнем женском населении РСФСР лица, не состоявшие в браке, составляли в 1959 г. 48,1%.

 

До коллективизации сельские общины, расположенные на территории Центрально-Черноземной области, характеризовались определенным социальным составом: подавляющее большинство в них составляли крестьяне — середняки и бедняки. В городских общинах евангельских христиан и баптистов преобладали кооперированные и некооперированные кустари, служащие, наконец, рабочие малоквалифицированных профессий. К 1959 г. из всех евангельских христиан-бантистов, принадлежащих к зарегистрированным общинам Воронежской области, лица, участвующие в общественно производительном труде, составляли приблизительно 46%. Это в общем соответствовало доле занятого общественно производительным трудом населения РСФСР (в населении РСФСР лица, занятые в народном хозяйстве, составляли в 1959 г. 47,8%). В последующее время доля колхозников, рабочих, служащих среди евангельских христиан-баптистов резко снизилась и в 1964 г. составила приблизительно 26%. Значительную часть общин составляют домашние хозяйки, пенсионеры, взрослые иждивенцы, доля которых в настоящее время превышает 70% последователей церкви. Среди трудящейся части сектантов большинство составляют служащие и рабочие малоквалифицированных профессий. Колхозники составляют лишь 9,6% общего числа евангельских христиан-баптистов Воронежской области. Среди евангельских христиан-баптистов Тамбовской и Липецкой областей контингент лиц, занятых в общественно производительном труде, также не превышает 30%.

 

Низкий уровень образования и наличие большого числа неграмотных людей являются в настоящее время характерной чертой церкви ЕХБ. Когда в беседе с одной из баптисток в Рассказове Тамбовской области мы обратили ее внимание на то, что добрая половина общины не умеет читать даже Библии, наша собеседница, не задумываясь, ответила, что Христос проповедовал именно среди необразованных людей. Между тем дореволюционные исследователи единодушно отмечали, что в 60—70-х годах прошлого столетия крестьяне-баптисты, которых в то время часто именовали штундистами, до дыр зачитывали священное писание и выделялись своей грамотностью среди других крестьян.

 

К концу 1963 г. в общинах Воронежской области было неграмотных, малограмотных и имеющих начальное образование 996 человек (87,2%)» лиц со средним н незаконченным средним образованием — 145 (12,6%) н с высшим образованием — 1 человек (0,2%). В то же время, по данным переписи 1959 г., на 1 тыс. человек в РСФСР (берутся люди старше 10 лет) приходилось лиц с законченным высшим образованием 24, с незаконченным высшим и средним образованием, включая неполное среднее,— 337, с начальным и незаконченным семилетним — 325. Приведенные нами данные можно считать типичными. Так, среди евангельских христиан-баптистов Полтавской области неграмотные, малограмотные и имеющие начальное образование составляют 88,5%. Среди общин ЕХБ Белорусской ССР неграмотные, малограмотные и имеющие начальное образование составляют 86,2%. Таковы особенности, характеризующие социальный облик современных общин ЕХБ. Эти данные показывают, что происходящие в социально-демографической структуре евангельского христианства-баптизма изменения аналогичны тем, которые в свое время привели к исчезновению старых форм русского религиозного сектантства. Подобно идеологам и деятелям «пропылившихся» сектантских течений апологеты евангельского христианства-баптизма напрягают все усилия, чтобы продлить сроки своего существования. В этом солидарны все идеологи и деятели евангельского христианства-баптизма, но направления их попыток могут быть различны. Последнее обстоятельство закономерно: церковь ЕХБ не является однородной ни по характеру и мотивам религиозности своих последователей, ни но церковно-догматическим традициям.

 

Категория: Религия | Добавил: fantast (18.02.2019)
Просмотров: 23 | Рейтинг: 0.0/0