Основные элементы типологии религии. Типизация конкретно-исторических конфессий

 

При характеристике религиозных объединений наиболее употребительными являются понятия «церковь», «секта», «вероисповедание» (конфессия), «раскол» (схизма), «ересь». В своих работах Ф. Энгельс использовал именно эти термины для характеристики различных типов религиозных организаций. Коротко расскажем о них.

 

Под церковью (от греч. «kyriakon»), как правило, понимают объединение последователей того или иного религиозного течения при общности доктрин и обрядов, имеющее кодифицированный (упорядоченный) иерархический аппарат управления. Обыкновенно церковь занимала господствующее положение в религиозной жизни той или иной страны. В условиях царской России таковой являлась русская православная церковь.

 

Секта же по традиции рассматривается как такое объединение верующих, которое по своим отдельным положениям не согласно с господствующей церковью, отделившееся, обособившееся от нее, представляющее отличный от нее тип «религиозного общества». При характеристике церкви и секты учитывались и количественные различия. Более мелкую и сравнительно замкнутую группу, нежели церковь, обычно и рассматривали как секту1. В том же плане современные баптистские идеологи признают, что источник их течения «...лежит в типе-секте христианства в противоположность типу-церкви с его священническим богослужением и институционализмом»2.

 

На Западе, особенно в США и в Англии, принято выделять в протестантизме особую разновидность, так называемые свободные церкви (free church), т. е. баптистов, методистов, квакеров и других протестантских нонконформистов (nonconformity). Так именовали их за отказ, за несогласие с доктринами, политикой или порядками какой-либо установившейся церкви, например в Англии англиканской церкви. Этот тип религиозной организации именовался также независимым, радикальным или свободной церковью. Все организации подобного типа делают упор на личную связь верующего с богом, рассматривают церковь как «сокровенное братство» верующих, провозглашая ответственность мирян и независимость церкви от государства. В XVII—XVIII вв. подобные религиозные объединения называли сектантскими, подчеркивая при этом слишком чрезмерные претензии их последователей «в отношении собственных религиозных организации»1.

 

В западном богословии, особенно протестантском, распространено деление всех вероисповеданий на массовые и избранные, или собранные (gathered), церкви. Для массовых церквей характерно отождествление своей конфессиональной системы с церковью нации или по крайней мере большинством населения данного района. Отсюда и особенности в обрядности и вероучении. Сама организация рассматривается как средство «спасения», крещение отождествляется с «возрождением». Членом такой церкви становится тот, кто родился в данной стране или в семье верующего и был крещен, будучи ребенком.

 

Последователи же собранной, или избранной, церкви стремятся ограничивать число своих членов только теми людьми, которые, мол, получили «возрождение» через свой личный религиозный опыт («Господь избрал их, и они собраны в церковь»). Отсюда крещение взрослых верующих и прямое членство.

 

Фактически собранная церковь отождествляется со свободной. «Свободная церковь — это церковь, где люди свободны подчиниться их единственному господу»2.

 

Расколом называли религиозно-общественные движения в России XVII в., приведшие к отделению от православной церкви так называемого старообрядчества. Этот термин, заимствованный у православных идеологов, бытует в литературе до сих пор. На Западе под названием «схизма» (раскол) известно разделение церквей на православную и католическую. Часто расколом именуют группу, отделившуюся от какого-либо религиозного объединения, отрицающую установленные там формы повиновения, но признающую основные положения вероучения. Таково, например, мнение представителен ВСЕХВ об отделившихся от них в 1961 г. сторонников так называемого Совета церквей. Руководители этого направления (А. Прокофьев, Г. Крючков, Г. Винс и др.) не вносят чего-либо нового в доктрины и обрядность баптизма, однако отрицают традиционную иерархическую систему управления и особенно сложившиеся взаимоотношения с социалистическим обществом и государством союза евангельских христиан-баптистов.

 

Учения отделившихся религиозных групп обычно характеризовались официальными церковными идеологами как ересь.

 

Довольно широкое применение имеет термин «вероисповедание» (конфессия), в данном случае не только как определенное вероучение, но и как приемлющая его организация. В дореволюционной России так именовали обычно все религиозные организации, кроме господствующей русской православной церкви. В министерстве внутренних дел существовало специальное управление духовных дел иностранных исповеданий — христианских и иноверных, куда входили католические, лютеранские, реформатские, армянские, мусульманские, буддийские, иудейские объединения. Секты считались особой разновидностью вероисповеданий. В настоящее время этот термин употребляется многими теологами и зарубежными исследователя-ми-социологами для обозначения всех конкретных религиозных объединений1.

 

Для представителей официальной теологии характерен чисто формальный подход к религиозной классификации. То вероисповедание, которое существует законно, т. е. является господствующим, есть церковь. Те группы, которые не согласны с ним, именуются сектами. Подобное деление было взято на вооружение рядом советских исследователей. Правда, в нашей атеистической литературе мы находим оговорки, что сейчас термин «сектантство» утратил свое прежнее значение, ибо в нашей стране все религиозные объединения равны перед законом п принципиальной разницы между сектантскими и несектантскими организациями нет. Однако до сих пор в атеистической литературе термины «секта», «церковь» и другие употребляются лишь для традиционного обозначения ряда религиозных объединений как в плане истории, так и современности1. Такие определения однозначны и игнорируют главное — социально-религиозные изменения, т. е. весь комплекс изменений типа религиозного поведения, институционального типа, взаимоотношений с социальной средой и т. д., в результате чего эти термины не употребляются в качестве понятий типов религиозного поведения в современном обществе.

 

В современной буржуазной социологии классификация религиозных направлений и соответствующая им терминология претерпели некоторые изменения, но, как правило, суть осталась та же. Известны классификации религиозных организаций при помощи так называемых идеальных типов М. Вебера — Э. Трельча. В основу здесь положена прежняя традиция: все религиозные организации сведены к типу-церкви и к типу-секте. Согласно такой дихотомии, «первая представляет собой группу, сильно тяготеющую к универсальности и институционализации; вторая группа... смиряется с тем, что она мала, и стремится к первичным контактам и непосредственным личным отношениям»2. Как видим, признаки, характеризующие оба типа, не расходятся с ранее приведенными: здесь проявляется единство классификационных принципов буржуазных социологов и теологов.

 

В дальнейшем буржуазные социологи предложили другие типологические построения, которые учитывали происходящие изменения и движения в религиозных организациях. Известны типологии американских социологов Г. Беккера, М. Йингера, Й. Ваха и других, которые в настоящее время широко используются в богословских кругах, особенно представителями так называемой экуменической теологии (межконфессиональной). Как известно, в экуменическом движении, направляемом Всемирным советом церквей, объединяются различные протестантские и православные объединения, пытающиеся разработать новую типологию религиозных организаций. «С экуменической точки зрения требуется более беспристрастная номенклатура и определение «идеальных типов», поскольл<у некоторые религиозные группировки, называемые социологами сектами, являются членами-церквами Всемирного совета церквей»1.

 

На необходимость учета в атеистической работе различных типов религиозных организаций и их связи с конкретными социально-политическими условиями указывает современный советский исследователь Ю. А. Левада2.

 

В нашей стране первую попытку построения научной классификации религиозных объединений предпринял еще в 1929 г. В. Д. Бонч-Бруевич с утилитарной целью учета. Все религиозные объединения он разбил на три вида: основные группы, подразделения и толки3. Подобная классификация объединяла церкви, секты и исповедания в общий раздел «основные группы», не отдавая кому-либо предпочтения. Однако и она была слишком статична, не учитывала изменений, происходящих в среде религиозных объединений. Кроме того, отдельные наименования в ней устарели.

 

Каковы же признаки различных религиозных объединений?

 

Основная характеристика церкви — ее универсальность, строгий иерархический аппарат управления. Церковь тяготеет к так называемой институционализации. Секту же характеризуют обособление из-за несогласия с отдельными положениями церкви, чрезмерность ее претензий по отношению к собственным позициям, замкнутость, стремление к личным контактам и отношениям в противовес церковной институционализации. Те или иные изменения приводят к различным вариациям в этой типологии: к изменению от секты к деноминации, или к устойчивой (допущенной) секте, или же к культу.

 

В момент возникновения секта отличается претензией на свои исключительные, избранные «божеством» заслуги, отрицанием предыдущего мнения, а также известным экстремизмом. С течением времени секта путем приспособления к окружающим условиям отходит от начального изоляционизма и приближается к типу-церкви. Большое влияние на этот процесс оказывает изменение социально-политической обстановки. Подобный тип объединения иногда рассматривается как ассимилирующаяся секта. Однако наиболее распространенным наименованием его является термин «деноминация»1. Отдельные секты развиваются в ином направлении. Они удовлетворяются однозначными постулатами и интересами, замыкаются в собственный мирок и в отдельных случаях не выступают с воинствующих позиций. Тип деятельности таких объединений называют устойчивой (допущенной) сектой. Полярное явление в этом изменении есть культ. Мы считаем удачной характеристику Г. Беккером культа, представляющего собой эфемерную группу, сплотившуюся вокруг какого-либо религиозного харизматического руководителя, как, например, «различные католические или протестантские мистические культы»2.

 

Исходя из такого деления различных религиозных объединений, мы можем уточнить их классификацию. Все они представляют собой различные вероисповедания (конфессии), которые в свою очередь по характеру организации и деятельности делятся на церкви, секты и промежуточные типы (деноминации, установившиеся секты, культы).

 

К основным вероисповеданиям в СССР относятся русская православная церковь с ее подразделениями на ортодоксальную и новообразования дореволюционного и послереволюционного периода (иоанниты, ИПХ, ИПЦ и др.), грузинская православная церковь, старообрядческая церковь с ее подразделениями на поповские и беспоповские толки, католическая и армянская церкви. В протестантской церкви выделяются евангелическо-лютеранская, реформатская и свободные церкви. Последние распадаются на деноминации (ЕХБ, АСД, свидетели Иеговы, методисты, менноннты и т. д.), секты (адвентисты-реформисты и т. д.), культы (апокалипсисты, мурашковцы и др.). К ним примыкает большая группа христианских сект отечественного происхождения, которые могут быть отнесены к установившимся сектам: духовные христине-молокане, духоборцы, «божьи люди», скопцы, «десное братство», или «сионская весть» (иеговисты-ильинцы), и т. д.

 

Следовательно, традиционное применение к двум последним группам (свободным церквам и христианским сектам отечественного происхождения) термина «сектантство» требует уточнения. Термин «секта» применим в данном случае только к отдельным религиозным объединениям, находящимся в определенном состоянии, определенной институциональной стадии. Однако обе эти группы имеют много общих черт, поэтому наименование их термином «сектантство» возможно, если будут учтены вышеуказанные замечания. Характеризуя соотношения элементов религиозной жизни средневековья, Энгельс отмечал: «К этой форме ереси примыкает экзальтация мистических сект, флагеллантов, лоллардов и т. д. ...»1

 

Крупнейшим вероисповеданием после русского православия является мусульманская церковь2, где представлены основные подразделения ее — сунниты и шииты. Среди различных сект в исламе представляют интерес последователи одной из шиитских сект — исмаилиты, проживающие в Таджикистане.

 

Иудейская церковь представлена талмудическим направлением и караимами. Талмудическое подразделение состояло из правоверных — миснагдов и хасидов. В настоящее время различия между ними почти исчезли. Слабо проявляется сейчас, по крайней мере внешне, влияние среди хасидов цадиков и т. д. Такое разделение носит чисто традиционный характер. В ленинградской синагоге, например, в отдельных залах собираются бывшие мисна-гды и бывшие хасиды, но существенных различий между ними нет.

 

В СССР распространена северная разновидность буддизма — махаянистская, ее ламаитский толк. Среди отдельных народностей еще сохранились пережитки шаманизма и других видов примитивной религии. Однако их последователи не придерживаются каких-либо определенных организационных принципов.

Типизация конкретно-исторических конфессий отражена в приведенной выше схеме, не претендующей, разумеется, на исчерпывающую полноту.

 

Для более глубокого понимания соотношения различных видов религиозной деятельности необходимо уточнить понятие «тип» религиозной жизни. Разумеется, это не «идеальный тип» М. Вебера, представлявший чисто умозрительную схему, условное обозначение, не отражающее действительности. Тип — первый простейший этап в исследовании религиозной жизни, определенным образом кодифицирующий знания о ней. Полученный в результате целенаправленного отбора данных, он является своеобразной разновидностью социальной модели. Поскольку при сравнении конкретного явления с типом-моделью действует умозаключение по аналогии, то допускается определенная степень вероятностного знания о нем. Поэтому практическое использование типа означает ожидаемое действие или свойство исследуемого явления с определенными вариациями в ту или иную сторону.

 

Для более детального исследования религиозных пережитков, в том числе состояния конкретных религиозных организаций, возможна классификация по типам вероучения, типам обрядности, культа, типам религиозного руководства и т. д. Определенное значение может иметь генеалогическая классификация, отражающая картину происхождения конкретных религиозных разновидностей.

Характеризуя сектантство по особенностям вероучения, дореволюционные авторы (Т. Буткевич, Н. Ивановский, Д. Коновалов и др.) выделяли типы рационалистический и мистический. Против такого деления возражал В. Д. Бонч-Бруевич, считая, что подобные свойства присущи всем религиозным разновидностям, а само подразделение, мол, придумано православными миссионерами в определенных целях. Однако последнее возражение снимается, если мы вспомним вышеприведенное наименование сект. Что же касается элемента мистицизма, то он присущ любой религиозной системе, но суть дела не в этом. Любая религиозная разновидность, в том числе и сектантство, появилась в итоге дискретности общей религиозной системы. Приняв за исходный пункт какой-либо определенный элемент данной системы, она сосредоточивает на нем внимание и усилия, тем самым в известной мере обособли-ваясь от остальной религиозной жизни. Правда, в настоящее время эта обособленность постепенно утрачивается. Подчеркивание этого элемента создает известную религиозную направленность, религиозную ориентацию того или иного объединения.

 

Существуют различные определения религиозной ориентации. Многие социологи широко истолковывают это понятие, включая в него все характеристики и формы проявления религиозности (ритуальное поведение верующих, привязанность их к организации, степень вовлечения в жизнь религиозного объединения ит. д.)1.

 

Мы рассматриваем религиозную ориентацию как часть более широкого круга религиозных обязанностей верующих по отношению к конкретно-исторической конфессии. Они и составляют религиозную ориентацию, т. е. направленность вероучения, а следовательно, и религиозного поведения. Об остальных религиозных обязанностях речь пойдет ниже.

 

В религиозной жизни можно выделить следующие типы религиозной ориентации, характеризующие различные аспекты религиозной традиции и определенную направленность вероучения: церемониалистский этикалистско-на-зидательный, эсхатологическо-миллениалистский, мистический. Большинство религиозных объединений придерживается одной какой-либо ориентации, отдельные же придерживаются сразу нескольких. Религиозная ориентация приводит к определенному типу деятельности, конкретизирующей модель поведения, ожидаемого от церквей, сект и их модификаций. Эта направленность проявляется во всех взаимоотношениях объединения со средой и приводит к различному характеру мысли и действия в светских сферах. Так, например, отношение к общественной жизни со стороны верующих эсхатологическо-мил-лениалистской и мистической ориентации отличается большим неприятием ее, нежели верующими церемониали-стской и этикалистско-назидательной. Да и сама социальная действительность воспринимается через структуру подобных ориентаций. Круг упомянутых ориентаций не ограничивается вышеперечисленными. Он может быть расширен и в то же время сведен к наиболее общим.

 

При церемониалнстской ориентации поведение верующих в основном определяется участием в отправлении различных обрядов, установленных определенным вероисповеданием. Ритуальные действия, с одной стороны, привязываются к определенному временному процессу, с другой — к сверхъестественному. Через сложную систему ритуалов верующий должен приобщиться к трансцендентной сущности религии, постоянно участвовать в так называемых таинствах. Церемониализм тесно связан с национальными, историческими традициями массовых церквей. К такому типу относятся православная, старообрядческая, католическая, армянская, мусульманская (ортодоксальная), иудейская, ламаитская церкви.

 

К этикалистско-назидательному типу следует отнести из протестантских церквей евангелическо-лютеранскую, реформатскую, из деноминаций — баптистскую, методистскую, меннонитскую и секту молокан (постоянных). В противоположность первому типу эти объединения ставят на первый план личную веру в бога и строгое соблюдение нравственных устоев религиозного объединения в повседневной жизни. Через претворение норм нравственно-бытового поведения этикализм включает верующего в обычный мир, связывает со сверхъестественным элементом. Поэтому адаптирующие (приспособительные) свойства более развиты у последователей этикализма, который наиболее распространен там, где база для существования массовых церквей суживается или ее вообще нет. Эсхатологическо-миллениалистский1 тип включает таких верующих, которые надеются на изменение существующих порядков, на конец света и установление царства божьего. В этом направлении выделяются адвентисты разных толков и иеговисты. Цель представителей объединений мистической ориентации состоит в вызывании, зачастую искусственными экстатическими приемами, иллюзорного состояния мистического единства с богом. Минимальная обрядность, присутствующая и здесь, как правило, лишена каких-либо постоянных структур. Сюда относятся пятидесятники всех разновидностей, «божьи люди», духовные христиане-молокане (прыгуны), малеванцы, мусульманские суфийские братства кунта-хаджи, батал-хаджи и др.

 

Имеются и другие типы направленности вероучений, например спиритуалистические группы, в обряды которых входит общение с душами умерших. Таков ряд синкретических христианских сект Южной Америки, последователи ряда буддийских сект. В Коми АССР в настоящее время среди коренного населения действует религиозная группа «хорошие певцы», обрядность которых носит также спиритуалистический характер. У последователей группы есть специальный обряд «умирания». Верующие, прошедшие этот обряд и «воскресшие», рассказывают о своих встречах и беседах с душами святых, умерших родственников, ангелов и т. д.

 

С типизацией религиозных объединений по характеру вероучения тесно связана классификация их по типам обрядности, культа. Здесь выделяются ритуалистические религиозные группировки с четко разработанной системой обрядов, имеющих определенное символическое значение, т. е. объединения с ярко выраженной церемониалистской ориентацией. В массовых христианских церквах разработана сложная структура богослужения, главными элементами которой являются различные «таинства», в основном евхаристия и так называемое officium divinum — богослужение времени. Последний богослужебный круг включает в себя ряд сложных ритуальных циклов (суточный цикл — различные вечерни, утрени и т. д.; недельный; годовой — многочисленные праздники, посты, память «овитых» ит. д.; богослужения пасхального цикла). Евангелическо-лютеранскую, реформатскую церкви, отличающиеся меньшим кругом обрядности и большим упором на личную веру, можно назвать полуритуалистическими; большинство же свободных церквей и установившихся сект — неритуа-листические объединения, опираются преимущественно на частное мнение, вытекающее из личного религиозного опыта, где обрядовая сторона сведена к минимуму. Однако за последнее время и среди них наблюдается тенденция придать более торжественный характер богослужению.

 

Выделяют также и другие типы религиозной обрядности. Так, последнюю группу объединений относили к проповедническому типу. Из их среды можно назвать экстатический тип, к которому причисляют мистические группировки и т. д.

 

Религиозное руководство объединений верующих можно условно разделить на иерархические, традиционные и харизматические типы. К иерархическому типу руководителей относят тех, кто достиг руководящего положения согласно существующим в данном объединении установлениям. Такая система существует в православной, католической, старообрядческой, мусульманской (ортодоксальной), буддийской церквах, баптистских, адвентистских (седьмого дня) деноминациях и т. д.

 

Традиционный тип руководителя действует в том объединении, где авторитет его зависит от определенного обычая, от его генеалогических прав. Таково положение в среде духоборцев. Известны перипетии канадских духоборцев в связи с поисками вождей из рода Веригиных. У новоизраильтян традиция руководства связана с родом Лубкова. Мусульманское братство батал-хаджи признает руководителями выходцев из рода Белхороевых и т. д.

 

К харизматическому типу относят руководителей, наделенных особой «сверхъестественной» силой, особым божественным «даром» всевозможных пророков, провидцев и т. д.1 Такие деятели более всего подвизаются в пятиде-сятнических объединениях, у «божьих людей», в «апостольской Христовой церкви» и т. д. Заметим, что руководители харизматического типа действовали при возникновении многих религиозных направлений и оказывали определенное влияние на характер этих формирований: Дж. Смит — на формирование американских мормонов, Д. Фокс — на квакеров, Э. Уайт — на адвентистов седьмого дня, И. Му-рашко — на мурашковцев-сионпстов и т. д.

 

Научная классификация конкретных разновидностей религиозных объединений, типов религиозных ориентаций, типов обрядности, понимание их специфики помогут проведению более целеустремленной, конкретно направленной атеистической воспитательной работы. При этом необходимо иметь в виду, что типология религиозных объектов не подменяет анализа сущности религии, и прежде всего ее социальной природы.

 

Так, очевидно, что деятельности религиозных организаций церемониалистской ориентации в большей степени следует противопоставить новую советскую обрядность. С верующими этикалистско-назидательной ориентации необходимо активнее вести индивидуально разъяснительную работу и воздействовать на них примером нравственно-общественного поведения. Последнее применимо к работе и с последователями других религиозных ориентаций. Идеологическое воздействие на людей прежде всего должно осуществляться через авторитетных во всех отношениях представителей данного коллектива. Известно, что именно под влиянием таких людей формируется в основном групповое сознание, необходимый элемент в диалектике соотношения общественного и индивидуального сознания.

 

К последователям объединений эсхатологическо-милле-ниалистского и особенно мистического направлений нужен иной подход. Здесь наряду с другими необходимы средства эмоциональной разрядки, которые помогут вывести верующих из состояния иллюзорного духовного блаженства и т. п. Вероятно, следует подумать о вовлечении их в такую сферу деятельности, где эта иллюзорность заменялась бы действительностью. Сфера артистической деятельности, по-видимому, смогла бы в какой-то мере удовлетворить повышенно экспрессивные запросы подобной категории людей. Такие мероприятия, разумеется, не являются единственными. Усилиями атеистов должны быть найдены и использованы разнообразные средства общественного воздействия. Изучение типов религиозной обрядности и религиозного руководства позволит создать более подвижный комплекс мер атеистического воздействия.

Категория: Религия | Добавил: fantast (16.02.2019)
Просмотров: 26 | Рейтинг: 0.0/0