Научный атеизм — неразрывная часть марксистской философии

 

Научно-исследовательская работа в области атеизма, ее глубина, дальнейшее обогащение ее проблематики зависят от целого ряда факторов. Здесь в первую очередь следует назвать исследование общих проблем, связанных с духовной жизнью общества, развитием культуры, общественного сознания, его форм и уровней, всесторонним развитием личности, вопросами труда, быта, семьи, традиций и т. д. Чтобы понять суть атеистической работы в современных условиях, надо рассмотреть целую цепь явлений, взять эти явления не изолированно, а в совокупности с общими задачами коммунистического воспитания трудящихся масс.

 

Все это обязывает нас вести борьбу с религией не по отдельным частным вопросам, а прежде всего по основным вопросам мировоззрения. В научно-исследовательской работе по атеизму необходимо больше внимания уделять коренным философским проблемам, поскольку границы между теологией и идеалистической философией становятся чрезвычайно расплывчатыми. Нынешние теологи вторгаются в сферу основных мировоззренческих проблем гораздо более активно, чем представители таких философских направлений, как неопозитивизм и даже экзистенциализм. Происходит процесс теологизации идеалистической философии, и, наоборот, сама теология все чаще облачается в философскую тогу. «Философия,— пишет американский протестантский идеолог Хатчисон,— в большей мере философия религии, чем склонны это допускать многие из современных философов, а религия в свою очередь главная составная часть философии». «Услуги, которые персонализм может оказать религии,— говорил глава персонализма Флюеллинг,— достаточно велики» 1.

 

Религия, как известно, старается дать людям ответы на все основные вопросы бытия: дать свою картину мира, концепцию познания, всемирно-исторического процесса, свой кодекс морали и т. д. И сейчас теологи усиленно работают над тем, чтобы все эти вопросы поднять на философский уровень. Религия черпала и черпает многие свои аргументы из идеалистической философии, являю-цейся ее важной опорой. Марксизм всегда рассматривал философский идеализм как помощника и союзника религии, как прямое или завуалированное теоретическое обоснование религиозной веры, а религию — как грубый идеализм, который в отличие от идеалистической философии, предназначенной для избранных, призван воздействовать на сознание масс.

 

Одной из важнейших задач научно-исследовательской работы в области атеизма является раскрытие взаимосвязей между религией и философским идеализмом в современных условиях. Под влиянием совершающихся в мире великих социальных преобразований, огромных достижений науки современный верующий все более освобождается не только от приверженности к старой обрядности, но и от старых религиозных представлений о боге. Антропоморфные представления о боге как личности все более заменяются в массовом религиозном сознании представлениями о нем как о неуловимом и вездесущем духе. Можно спорить о том, насколько далеко зашел этот процесс у последователей различных вероисповеданий, в какой мере он затронул те или иные течения в официальном богословии и сознании рядовых верующих, но отрицать наличие этого процесса в современных условиях не приходится. Все чаще можно слышать среди верующих заявления вроде того, что «бога, может быть, и нет (т. е. человекообразного бога), а что-то все-таки есть». Это «что-то» рассматривается ими обычно как некая безликая «творческая», «высшая сила».

 

Важнейшей философской проблемой атеизма является проблема корней религии и связанная с ней проблема религиозного отчуждения. Между тем, как отмечается в статье Н. Биккенипа, С. Одуева, А. Познера, Г. Смирнова, опубликованной в журнале «Коммунист», «среди советских философов еще сохраняется предубеждение против проблемы отчуждения как якобы навязанной марксизму буржуазной философией. Отчасти поэтому она расоматривается в основном в историческом плане, в полемике с буржуазными философами. Некоторые исследователи почему-то связывают эту проблему только с ранними произведениями Маркса, тогда как наиболее полное ее решение мы находим в «Капитале» и других его трудах. Очевидно, было бы полезно, чтобы идеи Маркса о единстве человека и труда, человека и общества, челове ка л человека бьгли развиты современными марксистами на основе современных материалов» 1.

 

Эта проблема издавна приковывала к себе внимание как философов, так и богословов. Достаточно вспомнить выдвинутое богословами онтологическое доказательство бытия бога, опор номиналистов и реалистов в средние века, учение о «вторичных качествах» и универсальных или родовых понятиях, которому много внимания уделяли философы нового времени, чтобы понять, что вопрос о социальных и гносеологических источниках религиозноидеалистического искажения действительности относится к числу сложнейших и важнейших философских вопросов научного атеизма. Причем надо иметь в виду, что социальные корни религии не представляют собой некой неизменной надысторической сущности: они претерпевают известные изменения в ходе общественного развития. Нужно продолжать изучение згой проблемы во всей ее совокупности.

 

Значительно большего внимания заслуживает разработка тех философских проблем атеизма, которые теспо связаны с духовным миром человека. Исследование проблемы человека—первостепенное дело философов. Конечно, речь идет не о том, что надо создавать какую-то особую науку о ценностях человека вроде аксиологии и т. д. Марксизм не нуждается ни в каких «добавках» ни от экзистенциализма, ни от аксиологии.

 

Марксизм-ленинизм является самым гуманистическим учением, которое отбросило абстрактные спекуляции религиозной и идеалистической философии по поводу личности, ее прав, свободы и поставило проблему человека на конкретно-историческую почву, решает ее в неразрывной связи с задачами революционного преобразования общества. Вместе с там очевидно, что нам необходимо более активно разрабатывать теоретические проблемы человека. Проблема человека — старая и вечно новая проблема. Начиная с древних времен человек, его сущность, цели и действия, его прошлое и будущее, его место в этом мире были предметом философского исследования.

 

Проблема человека была главной темой дискуссии на последнем, XIII Международном философском конгрессе в Мексике (сентябрь 1963 г.). Из «книги «Человек и эпоха», выпущенной Институтом философии АН СССР по итогам этого конгресса, видно, что наиболее влиятельной частью буржуазных философов, присутствовавших на конгрессе, были приверженцы различных «религиозно-теологических течений — томизма, христианского спиритуализма и религиозной ветви экзистенциализма. В докладах представителей этих течений основное место занимали проповеди об «очищении души» человека, о необходимости «духовного и морального совершенствования личности», о насаждении на земле добра, милосердия, любви к ближнему и т. д.

 

Наше внимание должны привлечь такие темы, как человек и общество, человеческий индивидуум и его общественные связи, индивидуальная жизнь человека и история человеческого рода, пути завоевания сознания масс передовой идеологией, о соотношении материального и духовного и т. д.

 

Одна из древ'нейших и важных «проблем, волновавших умы людей,— это проблема жизни и смерти, страха смерти и попытки найти выход, «пусть иллюзорный, из состояния ограниченности человеческой жизни. Представления о возможности загробной жизни в философии и богословии приняли форму спора об отношении души и тела. Это важнейшая психофизиологическая и философская проблема, решению которой уделяли первостепенное внимание крупнейшие мыслители древности и нового времени. То или иное понимание этой проблемы тесно связано в конечном итоге с материалистическим или идеалистическим истолкованием основного вопроса философии, теологической разновидностью которого является вопрос: существует ли мир от века, или он был сотворен богом?

 

В религиозном сознании большую роль играет страх смерти. В свое время В. Джемс писал, что «те, кто принимают религию, живут спокойно и счастливо. Религия помогает им умереть с радостью» 1. Действительно, верующий человек видит в религии возможность известного успокоения и утешения. Религия в какой-то мере обволакивает человека своими сказками о будущем бессмертии души и райском блаженстве и т. д. В нашей философской и атеистической литературе эта проблема до самого последнего времени обходилась. Сложилось даже какое-то пренебрежительное отношение к ней как к некой «псевдопроблеме», лишенной строго научных, а следовательно, и философских оснований.

 

А насколько велик интерес к этим вопросам, можно судить по такому факту. Недавно журнал «Наука и религия» начал на своих страницах разговор о смысле жизни, причем тема эта трактуется журналом не только в философском, но и в житейском плане. Люди различных возрастов, профессий, убеждений прислали в журнал уже сотни писем. В них они высказывают свои взгляды на смысл жизни, полемизируют с авторами статей и задают многочисленные вопросы.

 

В своей интересной книге «О ценностях жизни и культуры» ленинградский профессор В. П. Тугаринов правильно ставит вопрос: «Одно из двух: или этих вопросов не существует, или на них надо научно отвечать. Они волнуют всех людей... Современный человек размышляет над самыми глубокими и сокровенными проблемами бытия. Кто же может ему ответить на них, кроме философа? Не отсылать его к религии, а дать ему посильный научный ответ на эти вопросы, не отсылать его к упадочнику, к декаденту или субъективисту, а дать ему марксистский ответ на эти вопросы — такова одна из актуальных задач нашей общественной мысли. Не признавать этого — значит вольно или невольно умалять роль марксистско-ленинской философии, искусственно сужать сферу ее воздействия на людей, на молодежь» !.

 

Наша философская наука не может игнорировать эти вопросы. Мы должны воспитывать в людях научные оптимистические воззрения на человеческую природу. В свое время русский ученый И. И. Мечников написал интересную книгу «Этюды о природе человека». Большой интерес в этом плане представляет также книга американского прогрессивного философа К. Ламонта «Иллюзия бессмертия». Ламонту удалось в блестящей литературной форме, с привлечением последних научных данных внести свой вклад в развенчание древнейших иллюзий о воскрешении человека после смерти — иллюзий, являющихся краеугольным камнем почти всякой религиозной веры. В своем предисловии к третьему изданию Ламонт пишет:

 

«Эта книга «первые была опубликована двадцать четыре года назад. Выпуская теперь «Иллюзию бессмертия» третьим изданием, я в значительной (мере пересмотрел ее и многое написал (заново. Но главные доводы, по которым я рассматриваю смерть как конец человеческой личности,— доводы, основывающиеся на изучении науки, философии и религии,— остаются по существу прежними. Я продолжаю верить, что шансы, говорящие против возможности будущей жизни для индивидуального «я», столь подавляюще велики, что я вполне прав, называя бессмертие иллюзией» К

 

Философская проблема о соотношении материального и духовного, жизни и смерти помимо психофизиологической имеет и другую, социально-этическую сторону. На протяжении веков она проявлялась в спорах о смысле и ценности жизни, что в свою очередь порождало раздумья пад такими философскими категориями, как честь, совесть, долг, добродетель, добро и зло.

 

Интерес к человеку, к его месту и роли в общественной жизни порождал в противовес религиозным различные материалистические философские теории. В качестве примера можно назвать антропологический материализм Л. Фейербаха, который носил ярко выраженный антирелигиозный характер, выступал против традиционного религиозного решения психофизических и социальных проблем, стоящих перед человеком. Но, не зная социальных закономерностей, сам Фейербах с позиций абстрактного антропологизма пытался решить вопросы о движущих силах истории, о месте человека в обществе, о смысле жизни. В конечном счете проблема о принципах взаимоотношений между людьми, так волновавшая его, вылилась в обожествление человеческих отношений.

 

Известно, какую огромную роль проблемам человека отводил Н. Г. Чернышевский. «Как ни возвышенно,—писал он,— зрелище небесных тел, как ни восхитительны величественные или очаровательные картины природы, человек важнее, интереснее всего для человека. Потому как ни высок интерес, возбуждаемый астрономией, как ни привлекательны естественные науки, важнейшей, коренной наукой остается «и останется навсегда наука о человеке». Обратившись к этим человеческим проблемам, мы можем очень многое сделать в материалистическом истолковании их. Не занимаясь этими вопросами, мы отдадим их в монопольное владение богословам.

 

Говоря о философской проблематике в атеистической работе, нельзя не коснуться вопроса о психологии и религии. Хорошо известно, что ни одна наука, пожалуй, не имеет такого непосредственного отношения к религии, как психология. И вместе с тем, как это ни странно, очень немногие психологи нашей страны работают над религиозной проблематикой (К. К. Платонов, Н. С. Мансуров, В. Н. Колбановский и др.).

 

Успех в борьбе за всесторонне, гармонически развитого человека предполагает учет психологических факторов, в частности учет того, на какие стороны сознания и психологии человека стремится воздействовать религия. Борьба с религиозными верованиями в значительной степени затрудняется незнанием социально-психологических особенностей верующих, которые необходимо изучить, чтобы сделать наиболее эффективными средства научно-атеистической пропаганды. Наши атеисты не всегда учитывают тот факт, что на верующих огромное влияние оказывает эмоциональная, психологическая сторона богослужений, религиозных обрядов. Сила этого психологического воздействия часто делает верующих безразличными к доводам разума. И научно-атеистическая пропаганда наталкивается на глухую стену непонимания.

 

Взять, к примеру, такую проблему, как религиозное и материалистическое толкование психики человека. Здесь идет важная линия нашей борьбы. Критикуя религию и религиозные представления о душе, мы должны противопоставить им материалистическое учение о психике человека. Однако многолетняя дискуссия о природе психического, в ходе которой высказано много различных точек зрения, не внесла большой ясности в понимание этой проблемы.

 

Психологи еще не дали аргументированной критики фрейдистского понимания внутренней динамики бессознательных сил, признание которых ввело в психологию религиозный момент. Наши психологи и социологи должны были бы подвергнуть более основательной критике и такую отрасль буржуазной психологии, как «психология религии». Основное назначение психологии религии состоит в том, чтобы показать роль религии в жизни и пользу ее для общества и личности. Психология религии утверждает, что вера в бога представляет собой один из видов психической активности человека, что религия — это не общественное явление по своей сущности, а психическое явление. Отсюда утверждение об инстинктивной причине, обусловившей проявление религии. Буржуазные религиоведы стремятся представить историю духовной жизни человечества как становление и развитие веры в некое высшее существо, представить эту веру сутью цивилизации, изначально ей присущей. Этот вопрос для нас приобретает большое значение еще и потому, что современное духовенство обращается в своих проповедях прежде всего к чувствам верующих. Нельзя пройти мимо такого важного момента, как нравственно-психологическое значение в жизни верующего культа страдания, апелляции религии к «слабости». В чем состоит «механизм» такого обращения? Все это нуждается в выяснении.

 

Психологи могут помочь серьезно разобраться в таком сложном вопросе, как психология современного верующего в нашей стране. Глубокий анализ религиозного переживания дал бы возможность с научных позиций осветить ряд вопросов практического ведения научно-атеистической пропаганды. Зная хорошо, на какие стороны человеческой психики действует религия, мы смогли бы несравненно более эффективно вести атеистическую работу.

Категория: Религия | Добавил: fantast (08.02.2019)
Просмотров: 15 | Рейтинг: 0.0/0