Ревизионистские концепции религии в контексте научного атеизма

Ревизионистские концепции религии представляют собой лицемерную попытку под флагом «обогащения», «развития» марксизма ослабить влияние научного мировоззрения в обстановке обострившейся идеологической борьбы и усиливающихся стремлений религиозных идеологов приспособить религию к условиям динамично развивающегося современного общества. Тесно связанные с общей ревизионистской платформой, эти концепции ведут к умалению роли и значения материалистических и атеистических традиций марксистско-ленинской философии; к признанию преходящего характера данной основоположниками марксизма-ленинизма принципиальной оценки сущности и социальной роли религии; к отказу от классовых партийных принципов в осуществлении политики коммунистических и рабочих партий по отношению к религии, церкви и верующим; к прекращению борьбы с религиозной идеологией.

 

В основе ревизионистских концепций религии лежит подмена марксистско-ленинских методологических принципов метафизическими, антинаучными принципами.

 

Пренебрегая научным анализом религии, ревизионисты извращенно толкуют сущность религиозного модернизма. По их мнению, изменения, претерпеваемые современным религиозным сознанием, способны изменить само существо религии, которая перестает быть «опиумом» и становится эффективным стимулом прогрессивного общественного развития. Эти изменения якобы с необходимостью ведут к пересмотру позиций марксизма в отношении религии. Характерно, что ревизия марксистско-ленинского атеизма осуществляется по рецептам, выработанным буржуазными и клерикальными идеологами. Развивается выдвинутый религиозными идеологами тезис о различении «истинного» христианства и его исторически преходящих форм, предпринимаются попытки вычленить так называемое позитивное ядро в христианской религии. Игнорируется марксистское положение о том, что «именно отделение общих принципов религии от ее позитивного содержания и от ее определенной формы противоречит уже общим принципам религии» Затушевывается тот факт, что богословский тезис о различении «истинного» и «исторического» христианства ставит перед собой и другую задачу: замаскировать основную и неизменную цель религиозного модернизма — упрочить пошатнувшиеся позиции религии, создать иллюзию полного соответствия модернизированной формы религии потребностям современного общества и обосновать ее особую благотворную роль в решении социальных проблем.

 

Ревизионисты произвольно экстраполируют революционно-демократические идеи раннего христианства на христианство вообще, игнорируя при этом конкретно-исторический подход к сложному процессу зарождения, формирования и развития христианской религии, пытаются представить современное модернизированное христианство продолжателем революционных движений обездоленных масс рабовладельческого общества. Вместе с тем они ни слова не говорят об известных фактах широкого использования религии для духовного порабощения трудящихся. Рисуя яркую картину всеобщего благотворного влияния религии на духовную жизнь общества, развитие творческой активности личности, в то же время ревизионисты обходят молчанием вопрос активного использования религиозной идеологии для борьбы с научным мировоззрением как в прошлом, так и в настоящем.

 

Подлинно научный анализ эволюции религии опровергает тезис ревизионизма о принципиальном изменении христианской религии и о том, будто в нынешних условиях устарело марксистское определение религии как «опиума народа». Никакая модернизация, никакие «изменения» и «улучшения» не могут изменить существа религии как антинаучного мировоззрения, связанного прежде всего с ложной в своей основе идеей двойственности мира, с иллюзорной верой в реальность сверхъестественного. «Обновленная» религия неспособна указать пути решения коренных социальных проблем человечества. Новая социально-политическая ориентация церкви не свидетельствует об изменениях мировоззренческих устоев религии, а является результатом вынужденного приспособления религии к новым историческим условиям. Практика показывает, что современная социально-политическая доктрина католицизма от начала до конца пронизана реакционно-консервативной мировоззренческой ориентацией и не дает оснований для выводов о принципиальных изменениях в идеологии современного христианства.

 

Основоположники марксизма-ленинизма глубоко и всесторонне раскрыли сущность модернизации, подчистки религии, стремлений заменить устаревшие, грубые, не достигающие цели средства оглупления народа более тонкими, усовершенствованными. Они учили диалектически подходить к оценке происходящих в религиозном сознании изменений, уметь видеть как опасность более тонких, рафинированных форм религии, так и создающиеся возможности и предпосылки для её дальнейшего преодоления. Именно в свете этих указаний должны рассматриваться всякие формы защиты религии, попытки тенденциозного подхода к оценке её роли в современном обществе и подвергаться строгому научному анализу.

 

Антинаучна и попытка обосновать непреходящее значение религиозного «протеста» и представить его как фактор прогрессивных социальных движений. Исторический опыт свидетельствует о том, что религиозное сознание дифференцируется и трансформируется по законам классовой борьбы. Ф. Энгельс убедительно и ярко раскрыл это, анализируя массовые движения средних веков, выступавшие под религиозной оболочкой. Он показал, что за религиозной экзальтацией скрывались весьма осязаемые мирские интересы, что теологическую форму идеологической и политической борьбы в конечном счете определял уровень развития общественных отношений того периода. Сегодня также нельзя не видеть, что религиозные объединения и организации играют далеко не однозначную роль в национально-освободительных движениях. В одних случаях религиозные догматы и заповеди используются для поддержки реакционных режимов, нагнетания антикоммунистических настроений, в других — для сотрудничества с прогрессивными силами, участия в революционных преобразованиях. Только конкретный анализ классовых, политических сил позволяет правильно оценить роль религиозных организаций и объединений в социально-политических движениях, обоснованно ставить вопрос о действительном отношении их к социальному прогрессу.

 

Отыскивая «ценные», «конструктивные» идеи в христианстве, ревизионисты не обошли своим «вниманием» и проблему христианского гуманизма. При этом они «забывают» принципиальную критику идей христианского абстрактного гуманизма, данную классиками марксизма-ленинизма.

 

Лишенный исторической и классовой определенности, христианский гуманизм не имеет ничего общего с гуманизмом марксизма. Марксизм утверждает реальный гуманизм социальной справедливости. Поэтому он не имеет ничего общего с антинаучными концепциями «автономности», «суверенитета», крайнего индивидуализма или фатализма, как и с другими религиозными формами гуманизма с их неизменным культом абстрактного человека. Неоправданны и попытки «обогатить» марксизм христианскими идеями трансцендентности и субъективности, которые направлены на формирование утопического сознания, отвергающего материалистический детерминизм. «Развивая» и «обогащая» таким образом марксизм, ревизионисты фактически пытаются принизить его значение как подлинно революционной теории и оружия преобразования действительности, обесценить материалистическое мировоззрение.

 

Отбросив принципы диалектического и исторического материализма, ревизионисты разрабатывают концепцию диалога между марксистами и христианами, суть которой составляет объединение принципов марксизма и христианства в некоем высшем синтезе. Такая концепция в действительности ведет лишь к обеднению, а не к обогащению марксизма, на что возлагают большие надежды буржуазные клерикальные идеологи, борющиеся против научного мировоззрения. Для коммунистов диалог не является вопросом конъюнктуры или удобной тактики. Борьба за единство действий коммунистов и верующих является одной из важных задач коммунистических и рабочих партий, отвергающих деление трудящихся по религиозному признаку и призывающих к пролетарской солидарности. Именно они протянули руку братства верующим трудящимся, и благодаря размаху движения за единство действий всех трудящихся идея диалога с коммунистами, долгие годы отвергаемая религиозными идеологами, ныне официально признана ими. Это признание, по существу, представляет ответную реакцию церкви на результаты плодотворного сотрудничества коммунистов с массами верующих. Противоречия капитализма объективно ставят задачу объединения трудящихся безотносительно к их мировоззренческим взглядам. Исходя из марксистско-ленинской оценки религии, научного анализа общественных процессов и исторических движений, глубокого понимания умонастроений и чаяний различных общественных сил, учета особенностей своих стран, коммунистические и рабочие партии вырабатывают принципиальную, гибкую политику в отношении к верующим и религиозным организациям. Вместе с тем они выступают против каких-либо уступок в принципиальных вопросах.

 

В то время как ревизионисты проявляли готовность отказаться от материалистических атеистических принципов, чтобы, по их словам, преодолеть «узость в понимании диалога», «поднять» диалог на более высокую ступень, религиозные идеологи разрабатывали утонченные методы борьбы с марксизмом-ленинизмом, планы усиления наступления на атеизм. Они добивались идеологических уступок в надежде, что диалог послужит средством «перерождения» марксистско-ленинской теории в некое абстрактно-гуманистическое учение. Разумеется, коммунистические и рабочие партии дали решительный отпор этим притязаниям, не поддержали ревизионистскую концепцию диалога, основанную на беспринципном соглашательстве, идеологической конвергенции. Они решительно отстаивают марксистско-ленинские принципы единства действий коммунистов с массами трудящихся-верующих, ведя вместе с тем последовательную борьбу против антинаучного религиозного мировоззрения.

 

Марксистско-ленинский атеизм тесно связан с утверждением и развитием научного мировоззрения, является составной, неотъемлемой частью учения К. Маркса, Ф, Энгельса, В. И. Ленина. Он возник как необходимый закономерный результат научного подхода марксизма-ленинизма к изучению природы и общества, ознаменовал собой качественно новый, высший этап в развитии атеизма, в истории борьбы материализма с идеализмом, науки против религии.

 

Унаследовав лучшие достижения материалистической и атеистической мысли прошлого, основоположники научного коммунизма создали мировоззрение, отвергающее всякое иллюзорное, ненаучное, неадекватное объяснение мира. В нем нашло полное воплощение внутреннее единство и взаимообусловленность материалистических и атеистических взглядов. Марксистский атеизм является прямым и неизбежным выводом из диалектического материализма, он логически и исторически связан с философским материализмом и вытекает из самого существа материалистического монизма, не оставляющего места для каких-либо представлений о «сверхъестественном» и «потустороннем». Его нельзя оторвать от научного мировоззрения, от него нельзя отказаться, не отказавшись от коренных мировоззренческих принципов марксистско-ленинской философии. Научный атеизм неотделим от материализма так же, как идеализм от религии. Из этой органической связи вытекает партийная направленность марксистско-ленинского атеизма. Не случайно В. И. Ленин вопрос об отношении к религии считал одним из пробных камней для определения принадлежности к материализму или идеализму и призывал тех, кто хочет понять отношение марксизма к религии, «вдуматься в его философские основы», понять, что политическая линия в этом вопросе неразрывно связана с этими основами.

 

На прочном фундаменте диалектико-материалистической философии атеизм стал подлинно научным, ре-волюционно-преобразующим учением. Именно потому на всех этапах истории и в наши дни он остается в центре идеологической борьбы. Ныне религия занимает большое место в идеологическом арсенале империалистических кругов и широко используется ими в целях апологетики буржуазного строя, дискредитации реального социализма, подрыва разрядки международной напряженности. Религиозное воздействие на массовое сознание призвано отвлечь трудящихся от социальной борьбы, направить ее в русло религиозных исканий. Идеологи и политики империализма стремятся использовать религию в целях оказания давления на социалистические страны, идеологических диверсий против Советского Союза.

 

В глобальной стратегии империализма важное место занимает клерикальный антикоммунизм, располагающий разветвленным аппаратом, средствами массовой информации и имеющий многолетний опыт борьбы против коммунизма. Клерикальный антикоммунизм не раз пытался опровергнуть марксизм-ленинизм. Когда открытые выступления не дали желаемых результатов, он стал прибегать к утонченным фальсификациям коммунистического учения. Именно этой цели служили «теоретические» выступления «марксо-логов», вынашивавших планы такой трансформации марксизма-ленинизма, которая открыла бы возможность проникновению в него идеализма и религии, «исследования» евангелических критиков, изобретавших противоречия в коммунистическом учении, эсхатологические, мессианские идеи и т. п. Однако клерикальный антикоммунизм не ограничивается лишь «теоретическими» выступлениями. Он прилагает все усилия к тому, чтобы очернить практику социалистического строительства, стимулировать под видом «гуманизации», «демократизации», «защиты общечеловеческих принципов» перерождение социализма. На этой основе образовался альянс клерикализма и ревизионизма.

 

Первоочередной и ведущей темой клерикальной пропаганды стала фальсификация положения религии, церкви и верующих в СССР, других социалистических странах. Авторы многих книг и брошюр, изданных на Западе, пытаются доказать недоказуемое, а именно, что социализм несовместим со свободой совести. Игнорируя конституционные положения по вопросам свободы совести и законодательство о религиозных культах в социалистических странах, клерикальная пропаганда твердит одно: поскольку марксизм несовместим с религией, ее уничтожают силой. На книжный рынок выбрасывается большое количество антисоветских изданий, посвященных религиозному вопросу в СССР. Они грубо фальсифицируют политику Советского государства в религиозном вопросе. Однако попытки разделить верующих и неверующих, поколебать единство и сплоченность советских людей обречены на провал так же, как и попытки опровергнуть марксистско-ленинское учение. Эти попытки лишь вновь свидетельствуют о том, что в условиях все возрастающего влияния идей социализма и коммунизма его враги лихорадочно и упорно ищут новые способы очернить революционную теорию рабочего класса, разорвать диалектическое единство различных сторон марксистско-ленинского мировоззрения. Бесперспективность таких намерений очевидна. Тем не менее, как подчеркивается в Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду партии, «переоценивать влияние буржуазной пропаганды нет оснований... Мы имеем дело с искушенным классовым противником, политический опыт которого разнообразен, измеряется по времени веками» 2.

 

Коммунисты учатся у В. И. Ленина убежденности и идейной стойкости, страстности в борьбе против любых извращений революционной теории, непримиримости к любым проявлениям пережитков старого мира в сознании тружеников нашего социалистического общества.

Категория: Религия | Добавил: fantast (03.02.2019)
Просмотров: 19 | Рейтинг: 0.0/0