РЕВИЗИОНИЗМ И КЛЕРИКАЛЬНЫЙ АНТИКОММУНИЗМ

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

Особенностью современного правого ревизионизма является откровенный альянс с клерикальным антикоммунизмом, усиливающим свои атаки на научный атеизм, фальсифицирующим политику КПСС, братских марксистско-ленинских партий по отношению к религии и церкви. Объединение этих враждебных социализму и коммунизму сил вызвано, с одной стороны, неуклонным развертыванием борьбы за революционные преобразования в мире, расширением фронта идеологических битв, с другой — сближением их идейных позиций и политических целей.

 

К этому сближению ревизионистов неумолимо толкала логика их отступлений от принципиальных положений марксистско-ленинского учения, а клерикалов — стремление пополнить свой обширный идеологический арсенал «новейшими» приемами и методами борьбы против мировой системы социализма, международного коммунистического и рабочего движения, прогрессивного развития стран, освободившихся от колониального гнета.

 

Подрывная деятельность ренегатов импонирует идеологам клерикализма, так как она целиком совпадает с многолетними попытками последних навязать верующим искаженное представление о теории и практике научного коммунизма, подорвать мировоззренческие основы социалистического общества. В рамки клерикальной антикоммунистической пропаганды полностью вписываются выступления ревизионистов против общих закономерностей социалистической революции и социалистического строительства, их стремление обосновать некий «новый» социализм без руководящей роли рабочего класса и его авангарда — Коммунистической партии, перечеркнуть революционную сущность марксистско-ленинского учения, толкнуть коммунистическое и рабочее движение на идеологические компромиссы и уступки чуждой идеологии, в том числе религиозной.

 

Своеобразным средоточием нападок реакционных (в первую очередь клерикальных) сил на социализм стал научный атеизм, практика атеистического воспитания. Фальсификация научного атеизма и практики атеистического воспитания используется для формирования враждебного отношения к марксизму-ленинизму, социалистической идеологии, политике КПСС и Советского государства. Особенно часто она проводится под флагом защиты гуманизма, прав человека и национальной культуры с целью подорвать или по крайней мере ослабить веру народных масс в коммунистические идеалы. На службе у фальсификаторов находятся специально созданные «исследовательские» центры, буржуазная пресса, телевидение и радио. За последние годы опубликованы сотни книг, брошюр и статей, вышел ряд официальных документов римско-католической церкви, в которых варьируются различные способы и методы фальсификации научного атеизма.

 

Клерикализм, не раз пытавшийся опровергнуть марксизм-ленинизм, но каждый раз терпевший поражение, вынужден был приспосабливаться, менять тактику, прибегать к утонченным фальсификациям, выискивать новые приемы и методы борьбы с коммунистическим учением. В 50-х годах этим активно стали заниматься евангелические академии в ФРГ, которые под видом объективных исследований противоборствующих идеологий стремились обновить идейный арсенал антикоммунизма в условиях, когда доктрины «холодной войны» и «крестовых походов» окончательно себя скомпрометировали. Впрочем, это не означает, что консервативные силы вовсе отказались от них. Однако ведущее место в общей системе клерикального антикоммунизма стал занимать поиск завуалированных методов борьбы против марксизма-ленинизма. На первый план были выдвинуты мировоззренческие вопросы. Рядясь в тогу объективных исследователей, клерикалы выразили готовность вступить в союз с «истинными марксистами», поощрительно отозвались о так называемом национальном коммунизме, который открыл бы, как они считали, перспективу ослабления содружества социалистических стран.

 

В 1952 г. в исследовательских центрах евангелических академий была создана комиссия по изучению марксизма. Уже в первом издании, выпущенном комиссией в 1954 г. под названием «Исследования марксизма», было объявлено о поддержке Э. Блоха, К. Ко-рша и других ревизионистов, «поднявших на значительный уровень философскую дискуссию по проблемам марксизма». Одновременно отмечалось, что ревизионисты не полностью справились с поставленной задачей, лишь слегка затронув «революционную дееспособность коммунизма», и что целью названной комиссии является «обсуждение и разрешение оставшихся проблем» *. В качестве авторов издания были привлечены не только протестантские, но и католические клерикалы, специализирующиеся на так называемой имманентной критике марксизма-ленинизма, то есть на конструировании внутренних противоречий в данном учении и доказательстве на этом основании отсутствия его единства и целостности.

 

Одним из распространенных приемов «имманентных критиков» является противопоставление основоположников научного коммунизма К. Маркса и Ф. Энгельса друг другу, а также молодого К. Маркса — зрелому, Гегеля — Марксу и т. д. Типичным примером такого «исследования» может служить работа западногерманского теолога X. Гольвитцера «Марксистская критика религии и христианская вера», в которой автор утверждает, будто у К. Маркса и Ф. Энгельса нет единства во взглядах на религию, а история марксизма движется в кругу имманентного (внутренне присущего ему) противоречия. Для пущей «объективности» Гольвитцер, как и другие евангелические критики, обращается к первоисточникам. В данном случае взяты за основу и противопоставляются друг другу работы К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение» и Ф. Энгельса «Анти-Дюринг».

 

Абстрагируясь от конкретных проблем, рассматриваемых в данных работах, евангелический критик, произвольно подбирая цитаты, пытается доказать двоякий подход марксизма к религии. Подобные измышления понадобились ему для того, чтобы, с одной стороны, убедить читателей в сугубо прагматическом характере атеизма и отсутствии у него научных основ, а с другой — открыть путь для проникновения религии в социалистическую идеологию. Теолог упрекает основоположников научного коммунизма в отступлении от наследия социалистов-утопистов, исходивших в своих воззрениях из религиозного обоснования социализма. Ему импонируют взгляды Сен-Симона, считавшего, что именно религия должна направлять общество к великой цели, и взгляды В. Вейтлинга, который проповедовал свое учение как истинную религию, а новое социальное устройство общества рассматривал как осуществление заветов Христа. Гольвитцер полагает, что эти социалисты «открыли дверь» установлению связи между рабочим движением и христианством, а Маркс и Энгельс закрыли ее, сделав тем самым шаг назад.

 

На поприще «имманентной критики» широкую популярность снискал И. Фетчер. Он — католик, однако евангелические теологи сочли возможным сотрудничать с ним как с опытным антимарксистом, заявившим о своем стремлении «освободить марксизм от искажений» и представить его в виде, не опасном для адептов религии. Объектом своих фальсификаций теолог избрал диалектический материализм. Вслед за социал-реформистами, ревизионистами, многократно атаковавшими принципы материалистической диалектики, он утверждает, что эти принципы являются лишь изобретением Ф. Энгельса и В. И. Ленина, появившимся в результате «конкуренции идеологий». Пытаясь разрушить диалектический материализм как метод революционного мышления и действия, Фетчер извращенно представляет отношение между философией, наукой, идеологией. С целью дискредитации научного атеизма он противопоставляет друг друру философскую, естественнонаучную и историческую критику религии, а ленинское атеистическое наследие изображает как повторение буржуазного атеизма XVIII века, перенесенного Лениным в специфические условия России.

 

На поиски новых приемов и методов борьбы с научным мировоззрением были направлены также усилия католических «марксологов» — Ж. И. Кальвеза, П. Биго, А. Шамбра, Э. Котье, М. Рединга, Г. Веттера и др. Они вынашивали планы такой трансформации марксизма-ленинизма, которая позволила бы придать ему религиозный характер или по крайней мере сблизить его с религией.

 

Яростным атакам «марксологов» подверглись, в первую очередь, диалектический материализм и атеизм, которые они считали главным препятствием на пути к осуществлению своей цели. Атаки велись с разных сторон, в присущей евангелическим критикам объективистской манере. Для того, чтобы изобразить марксизм в виде спекулятивной системы, весьма далекой от общественно-исторической реальности, теологи-иезуиты П. Биго и Ж. И. Кальвез теоретическим оружием против материализма избрали теорию отчуждения в ее гегелевском варианте. По их мнению, ключом к пониманию марксизма является воспринятое от Г. Гегеля понятие отчуждения. Биго считает, что К. Маркс превратил гегелевскую феноменологию духа в феноменологию труда, диалектику отчуждения человека — в диалектику отчуждения капитала, а метафизику абсолютного знания — в метафизику абсолютного коммунизма. Кальвез пытается представить «Капитал» К. Маркса в виде теории фундаментального отчуждения в сфере экономической идеологии, которое своими корнями уходит в ветхозаветную легенду о первородном грехе, а по форме является лишь светским вариантом религиозного отчуждения. Таким образом «марксологи» пытаются представить марксизм в виде религиозной системы и перечеркнуть научный характер марксистского учения.

Категория: Религия | Добавил: fantast (03.02.2019)
Просмотров: 15 | Рейтинг: 0.0/0