Особенности сектантской религиозной организации, обрядности и вероучения

 

Все религиозные организации в нашей стране, в том числе и секты, если они соблюдают советское законодательство, пользуются равными правами. Характеристика сектантства как религии «гонимой» утратила всякое значение. Ио специфика религиозного сектантства вовсе не сводится к государственно-правовому положению общин, и поэтому не верно полагать, будто понятие «секта» в наше время стало бессодержательным и условным. Сектантство имеет свои специфические черты, проявляющиеся в религиозной организации, вероучении, методах религиозной пропаганды.

 

Организация. Враждебное отношение сектантов к церкви, сам дух буржуазного индивидуализма, а также постоянные гонения со стороны царизма и православной церкви, вынуждавшие сектантов вести свою деятельность тайно, привели к созданию особой религиозной организации, существенно отличающейся от церковной.

 

Основную ячейку сектантской организации обычно составляет община — коллектив верующих, насчитывающий от нескольких десятков до нескольких сотен единоверцев, регулярно собирающихся на молитвенные собрания. В сектах существует прямое членство: каждый верующий принимается в общину в индивидуальном порядке. В ряде общин этому предшествует испытательный срок, в течение которого кандидат воспитывается в религиозном духе, изучает вероучение, обряды секты и т. п.

 

Сектантство ломало традиционное для церкви деление на клир и мир. Организация секты, порядок ее молитвенных собраний предполагают большую инициативу и самодеятельность верующих. Члены секты обычно вовлекаются в какую-нибудь работу в общине. Их связь с общиной строго контролируется. Особенностью сектантства является так называемое всеобщее священство: член общины должен активно распространять свою веру, «выполнять священнические обязанности всегда и везде». Руководители общин стремятся всецело подчинить членов общины своему влиянию, воспитать верующих как активных проповедников своего учения. Как показывают факты, члены большинства сект активны в своей миссионерской деятельности. Порой они вовсе не ограничиваются лишь приглашениями посетить молитвенное собрание или почитать евангелие, но оказывают материальную помощь, ухаживают за больными, активно проповедуют вне стен молитвенного дома, нередко нарушая советское законодательство по вопросам религии и церкви.

 

Сектантские проповедники стремятся противопоставить религиозную общину любому другому коллективу, всецело замкнуть интересы верующих узкими рамками жизни религиозной общины, подчинить рядовых сектантов своему безраздельному нравственному авторитету. Иначе говоря, они стремятся «поставить на место попов по казенной должности попов по нравственному убеждению» (Ленин). Противопоставление жизни общины, как мира праведности, и всего остального общества, как мира греха, характерно для всех форм сектантства. В ряде сект («свидетели Иеговы», пятидесятники, адвентисты-реформисты, Иннокентьевны) это противопоставление подкрепляется прямым запрещением верующим участвовать в общественной работе, учиться их детям в средней школе, посещать культурно-массовые мероприятия и т. д.

 

Советская Конституция гарантирует всем гражданам свободу совести. При этом не разрешается навязывать религиозное мировоззрение другим людям, запрещена религиозная проповедь вне стен специальных молитвенных зданий. Запрещено также привлекать на молитвенные собрания детей и несовершеннолетних. Между тем в ряде сект эти правила нарушаются. Советское законодательство ограничивает деятельность общин обслуживанием чисто религиозных нужд верующих. В нарушение этого положения многие сектантские общины присваивают себе функции благотворительных организаций, а баптисты, например, организуют кружки самодеятельности, особые мероприятия, рассчитанные на привлечение молодежи: экскурсии, «вечера любви». Нарушением нашего законодательства является также проведение массовых молений на частных квартирах, функционирование молитвенных домов без разрешения местных властей. Советское государство не может, естественно, мириться с тем, что некоторые религиозные проповедники, спекулируя на религиозных чувствах людей, внушают им враждебные нашему обществу идеи. Секты, использующие религию как ширму для антисоветской пропаганды, у нас запрещены. Запрещены также секты, обряды которых носят изуверский характер или наносят вред здоровью людей. Совершенно очевидно, что советское законодательство учитывает при этом интересы подавляющего большинства советского народа.

 

Сектантская обрядность. Сектанты значительно упрощают сложную, во многом непонятную рядовому верующему церковную службу и обрядность. Это характерно для всех буржуазных разновидностей христианства. Главный упор сектанты делают не на внешние обряды и церковные церемонии, которые они чаще всего отвергают, как фальшивые и неискренние, а на внутреннюю убежденность человека, на индивидуальную веру в спасительную миссию Христа. Сектанты отвергают церкви, монашество, иконопочитание, почитание креста и крестное знамение, крещение детей, православные (католические) молитвы, священнические облачения, почитание мощей, святых.

Молитвенные собрания сектантов отличаются от церковного богослужения. Они складываются из выступлений проповедников, пения религиозных песен (это или библейские тексты, или стихи сектантских авторов) и молитвы, которая совершается либо всеми вместе, либо каждым в отдельности. Обряды и порядок проведения молитвенных собраний различных сект в рамках отмеченных черт иногда значительно отличаются друг от друга.

 

Ни одна религия не может существовать без обрядности. Это относится и к сектам: в ходе своего развития они постепенно вырабатывают все более строгий ритуал, который, например, у евангельских христиан-баптистов и адвентистов седьмого дня в ряде элементов напоминает церковное богослужение (нарочитая театрализация хода молитвенного собрания, выделение профессиональных проповедников, строгий порядок проведения собрания, сведение до минимума инициативы рядовых сектантов).

 

Обряды ряда сект наносят вред здоровью людей. У пятидесятников, например, широко практикуются изнурительные посты, предшествующие молитвенным собраниям. Последние обычно длятся по нескольку часов и кончаются тем, что верующие впадают в религиозный экстаз, массовую истерию: люди, начиная выкрикивать бессмысленные слова, плачут, трясутся. Не случайно среди пятидесятников немало людей, которые страдают нервными расстройствами, попадают в психиатрические больницы.

 

Особенности вероучения. Основу вероучений большинства сект составляет Библия, которая рассматривается ими как высший авторитет во всех вопросах религиозной догматики и морали. В некоторых сектах (хлысты, «свидетели Иеговы» и др.) основное внимание обращается на переложения библейских текстов основателями секты.

 

Проповедники большинства сект требуют, чтобы Библия стала настольной книгой каждого верующего. Обычно сектанты знают Библию лучше, чем, например, сторонники православного вероисповедания. Если православная церковь навязывает верующим свое, «соборное» понимание библейских текстов, то сектантские проповедники требуют, чтобы каждый верующий индивидуально усваивал содержание Библии. При этом они допускают более свободное, иносказательное толкование Библии, приспосабливая его к уровню членов общины.

 

Ходячие библейские идеи о всесилии бога, о сотворении мира и «первых человеков», о первородном грехе, евангельские легенды о Христе и т. д.— все эти антинаучные мотивы прямо или косвенно, в буквальном или иносказательном толковании входят в вероучения сект.

 

Сектантские проповедники не отказались ни от одного антинаучного положения христианства. Правда, порой в ходе проповеди упоминается наука и ее достижения, при изложении библейских легенд употребляются «модные» научные термины. Делается это для того, чтобы создать иллюзию у доверчивых слушателей, будто сектантская вера не противоречит научному знанию.

 

Среди сектантов широко распространена вера в чудеса, пророчества, чудесные исцеления. Это создает широкое поле деятельности для всякого рода шарлатанов и жуликов, а то и просто людей, запятнавших себя преступлениями перед обществом, людей, которые дурачат верующих «пророчествами», распускают провокационные слухи, сколачивают религиозные группы, где обирают верующих, заставляют их совершать унизительные, нередко изуверские обряды.

 

Тот факт, что коренные положения вероучений различных сект общи между собой, конечно, не означает, что между ними вовсе нет различий. Они есть, но всецело находятся внутри общей христианской концепции. Дело в том, что отдельные секты делают особый упор на том или ином положении из Библии. Сохраняя основное христианское содержание, они претендуют на единственно «истинное» толкование «священного писания». Одним словом, каждая секта имеет свой «особый талисман» (Маркс), то есть совокупность определенных идей, которые составляют специфику ее вероучения. В этом плане можно отметить особые талисманы двоякого рода, хотя они, естественно, тесно связаны между собой.

 

В ряде сект (адвентисты, «свидетели Иеговы», отчасти пятидесятники) на первый план выдвигаются пророчества скорой «гибели мира» и картины «страшного суда», массового уничтожения грешников. Это широко используется верхушкой общины для запугивания верующих. Проповедь «конца света», которому, согласно Библии, должно предшествовать «развращение мира» и торжество в нем антихриста, носит ярко выраженный антиобщественный характер. Нередко она служит лишь формой враждебного отношения к советскому строю. Не случайно, что в сектах, проповедующих «близкий конец света», немало людей, в прошлом совершивших преступления перед народом.

 

В этих сектах нередко подвизаются доморощенные «пророки», «ясновидцы», юродивые, откровенные проходимцы, которые не останавливаются ни перед чем, чтобы запугать верующих, растоптать их человеческое достоинство, сделать их послушным орудием в своих руках.

 

Под влиянием подобных «пророков» верующие нередко калечат свою жизнь, идут на преступления. Так, известны случаи, когда под влиянием пророчеств инно-кентьевских проповедников верующие-сектанты обрекли себя на голодную смерть. Имелись факты, когда люди, поверившие в проповедь «конца света», бросали свое хозяйство, переселялись в другие места, совершали убийства.

 

Стремясь воздействовать на умы и чувства верующих, сектантские руководители другой группы сект (баптисты, молокане и др.) особый упор делают на христианскую мораль, уверяя, будто бы человеколюбие, нравственная чистота, искренность, миролюбие и тому подобные моральные качества возникают лишь на основе сектантской веры, которая якобы и ведет к нравственному «просветлению» человека. Исходя из этой идеи, проповедники некоторых общин заявляют, что принципы морали сектантов «гармонируют» с нормами коммунистической морали. Именно вера в то, что сектантская мораль учит правильно жить, утешает, ведет к добру, чаще всего и удерживает людей в общине и привлекает в нее новых членов.

 

Между тем никаких оснований для подобных утверждений нет. Мораль, проповедуемая сектантами,— это буржуазная мораль. Какую бы проблему нравственности мы ни взяли, коммунистическая мораль и мораль сектантов дают взаимно исключающие ответы.

 

Возьмем, например, один из центральных вопросов морали — проблему смысла жизни и нравственного идеала. Без религии, уверяют сектантские проповедники, жизнь человека бессмысленна. Только вера в Христа делает его «солью и светом земли». Лишь в загробном мире может достичь он подлинного счастья. Чтобы добиться его, верующий, говорят проповедники сект, должен строго соблюдать заповеди общины, жить по вере, порвать с греховным миром и все свои думы, переживания и усилия связывать с заботой о загробном спасении. При этом загробную жизнь сектанты представляют по-разному. Одни (баптисты, например) зовут к «небесному Ханаану», другие (иеговисты) пророчат «царство божие на земле». Имеются и такие, которые собираются уже при жизни идти на «священный Сион» и там ждать встречи с Христом (пятидесятники-сионисты). Идеи загробной жизни не новы для христианства. Но в сектантстве их вредный характер выступает более явно.

 

Совместной борьбе трудящихся за реальное счастье на земле сектантские проповедники противопоставляют индивидуалистический лозунг «духовного пустынножительства», ухода в «молитвенные труды», ввиду чего члену общины нередко прямо запрещается активно участвовать в общественной жизни. Вступление в секту оказывает заметное воздействие на поведение, образ мыслей и настроение человека: он отдаляется от интересов коллектива, замыкается в своих заботах о «спасении души». Сектантский нравственный идеал носит эгоистический и антиобщественный характер, покоится на ложной вере в сверхъестественные силы. «Религия дает человеку идеал,— отмечал В. И. Ленин.— Человеку нужен идеал, но человеческий, соответствующий природе, а не сверхъестественный» К Это не здоровый, естественный для человеческого общества идеал, а идеал болезненный, который обкрадывает духовную жизнь человека, действительные радости подменяет несбыточными надеждами. Подобный идеал мешает верующему быть сознательным и инициативным строителем нового общества, подрывает веру в это общество.

 

Сектантские проповедники в последнее время немало говорят о труде. Но, однако, религия не может вдохновлять на сознательный, инициативный труд. Из центрального положения всякой религии о том, что все в мире зависит от воли бога, неизбежно вытекает, что труд человека не может ничего на земле изменить или создать.

Между тем убежденность в том, что человек — хозяин своей судьбы, что труд людей преобразует природу и общество, является источником наших успехов, важным принципом коммунистической морали. Сознание человеком своего места и роли в деле созидания коммунистического общества рождает массовый героизм, воспитывает сознательное отношение к труду и жизни. Неприемлемо для нас и сектантское понимание цели труда. Главное, говорят они,— заботы о спасении, поэтому труд не должен отвлекать людей от бога. «Мы можем отдавать земным делам свои руки, а ум и сердце Христу»,— говорят проповедники верующим. Имеются и такие религиозные группы, проповедники которых по-прежнему расценивают труд как проклятие бога и, используя рассказы о грядущем «конце света», выступают против общественно полезного труда. Таковы адвентисты-реформисты, «свидетели Иеговы», хлыстовские секты и др.

 

Как правило, в религиозных общинах запрещается употребление спиртного, курение табака, и на этом сектанты усиленно спекулируют. Подобные запреты являются наследием того аскетического духа, который был характерен для раннего сектантства, когда сектанты противопоставляли себя греховному миру, миру эксплуатации и горя.

 

Попытки вывести эти требования из сектантского вероучения и монополизировать их сектами безосновательны. Десятки миллионов неверующих людей, ничего общего не имеющих ни с церковью, ни с сектами, не курят, не злоупотребляют спиртным. К тому же если брать эти лозунги в связи с сектантским вероучением, то нельзя не видеть того, что отказ от употребления алкоголя достигается у сектантов дорогой ценой — тем, что верующий попадает под влияние не менее вредной и ядовитой «духовной сивухи», как называл всякую религию В. И. Ленин. Да и трудно заподозрить сектантов в том, что они действительно заботятся о здоровье человека. Ведь обряды многих сект наносят прямой вред здоровью человека, но от верующих требуется их неукоснительное исполнение «ради веры». Скопцы, например, также отказывались пить и курить табак и вместе с тем калечили людей!

 

«Мы утешаем»,— говорят сектантские проповедники. Религиозное утешение действительно занимает большое место в сектантской проповеди. Обычно оно привлекает людей, которые испытали в жизни сильное моральное потрясение, личное горе. Такого человека сектанты утешают, успокаивают. Но такое утешительство не имеет ничего общего с подлинной заботой о человеке. Оно сводится к проповеди, что человек должен «хвалиться скорбями», поскольку они есть верный путь к загробному блаженству. Во многих общинах поощряются всякого рода страдания «ради веры», ущемление личных интересов, жертвы, самоограничения и т. п.

 

Наша печать сообщает немало фактов, когда на религиозной почве совершаются прямые преступления, происходит не только моральное, психическое, но и физическое калечение людей. Сектантская мораль не только не может предотвратить этих уродливых проявлений религиозного фанатизма, но часто прямо толкает на них людей. Ведь она учит, что выше всего верующий должен ставить «интересы веры», жертвовать ради них своим счастьем, слепо верить проповедникам. Исходя из этого, сектантские руководители вполне могут внушить верующему, что «интересы веры» требуют от него изуверских поступков. Эти факты — лишнее подтверждение антиобщественного, антигуманистического характера сектантской морали.

 

Сектантская мораль вредна, прежде всего, тем, что она мешает торжеству крепнущих и развивающихся в нашей жизни реальных проявлений принципов коммунистической нравственности. И по мере приближения к коммунизму противоположность сектантской и коммунистической морали становится все более очевидной для верующих. Она может быть ликвидирована лишь в результате преодоления пережитков сектантской морали и полного торжества морали коммунистической.

 

Таковы общие особенности сектантства. Чтобы знать, как конкретно эти особенности проявляются в реальной жизни, целесообразно рассмотреть секты, существующие в нашей стране.

Категория: Религия | Добавил: fantast (28.01.2019)
Просмотров: 21 | Рейтинг: 0.0/0