Отношение КПСС и советского государства к религии и церкви. Программные положения Коммунистической партии по религиозному вопросу

Коммунистическая партия и Советское государство при определении своего отношения к религии руководствуются интересами трудящихся по переустройству человеческого общества, интересами строительства коммунизма.

 

В современную эпоху, в эпоху перехода от капитализма к социализму, в период развернутого строительства коммунизма в нашей стране по всем направлениям усиливается идеологическая борьба. Человек коммунистического общества должен обладать ясным мировоззрением, до конца освобожденным от всякой мистики, идеализма, темноты, от представлений, которые мешают научному пониманию жизни. Именно поэтому Коммунистическая партия выступает против религии, выдвигая одним из своих программных требований окончательное и полное преодоление религиозных пережитков.

Опираясь на теоретические положения пролетарского атеизма, Коммунистическая партия задолго до победы Великой Октябрьской социалистической революции разработала основные программные требования в отношении религии и церкви. Борьбу с религией партия никогда не рассматривала как самоцель. Она всегда подчиняла антирелигиозную пропаганду классовой борьбе пролетариата. «Борьбу с религией,— говорил В. И. Ленин,— нельзя ограничивать абстрактно-идеологической проповедью, нельзя сводить к такой проповеди; эту борьбу надо поставить в связь с конкретной практикой классового движения, направленного к устранению социальных корней религии». Только в такой практической борьбе за осуществление своих политических и классовых целей пролетариат может усвоить социалистическую идеологию.

 

Под знамя борьбы за осуществление коммунистических идей марксистская партия рабочего класса собирает всех трудящихся, независимо от того, являются ли они верующими или атеистами. Это обязывает передовой отряд пролетариата выдвигать в этой области такие лозунги, которые не разобщали бы различные слои трудящихся, не подрывали бы их единство в борьбе против эксплуататоров, а сплачивали бы их, объединяли для решения задач социалистической революции. В. И. Ленин неоднократно предостерегал, что, внося остроту в религиозную борьбу, мы можем озлобить массу. «Такая борьба укрепляет деление масс по принципу религии, наша же сила в единении».

 

В условиях капиталистического общества, где попираются все права трудящихся, в том числе и свобода совести, программным требованием партии коммунистов по вопросам религии К. Маркс и Ф. Энгельс считали борьбу за установление свободы совести, за право каждого человека верить в любого бога, исповедовать какую угодно религию, менять ее или не признавать никакой религии, то есть быть атеистом. Верную гарантию этому они видели в полном отделении церкви от государства.

 

К. Маркс и Ф. Энгельс указывали вместе с тем, что если по отношению к государству религия должна быть частным делом, то партия пролетариата не может рассматривать религию как частное дело, а ставит своей задачей последовательную идейную борьбу с ней. В «Критике Готской программы» К. Маркс писал: «Каждый должен иметь возможность отправлять свои религиозные, так же как и телесные, нужды без того, чтобы полиция совала в это свой нос». Но рабочая партия должна... выразить свое убеждение в том, что буржуазная «свобода совести» не представляет собой ничего большего, как терпимость ко всем возможным видам религиозной свободы совести, а она, рабочая партия, наоборот, стремится освободить совесть от религиозного дурмана» 1.

 

Особенно актуальна была разработка этих вопросов для общественных условий России, где религиозный гнет принял особенно тяжелые формы. Лозунг свободы совести отвечал задачам революционной подготовки масс, мобилизации всех трудящихся на борьбу за свержение самодержавия, ликвидацию феодально-капиталистических отношений в России. Пролетарская революция должна была смести не только власть помещиков и буржуазии, но и жестокий и деспотический гнет духовенства над людьми всех национальностей и вероисповеданий России.

 

По своему политическому строю царская Россия была одной из отсталых стран мира. Ее общественный и государственный строй не допускал какого-либо свободомыслия, даже формального провозглашения демократических прав. В стране действовали средневековые законы, попиралась свобода совести.

 

Правящие классы царской России понимали, какую мощную силу воздействия на массы представляют религия и церковь, и всячески поддерживали религиозные объединения, и в первую очередь господствующую православную церковь. В стране насчитывалось около 80 тысяч церквей и молитвенных домов, десятки тысяч священников и монахов, на содержание церковного аппарата из государственного бюджета ежегодно отпускались миллионы рублей золотом. Церковь владела огромным количеством земли, ей вместе с монастырями принадлежало более 2600 тысяч десятин земли, она имела промышленные предприятия, состояла акционером банков и т. д. Она тесно была связана с самодержавием, защищала его устои.

 

Церковь использовалась помещиками и буржуазией прежде всего как орудие закабаления трудящихся, как средство «утешения» забитых и обездоленных народных масс. Она помогала укреплять царский строй, и поэтому царизм предоставлял ей широкие права и льготы, оказывал материальную поддержку.

 

Без участия церкви в царской России не совершалось ни одно государственное мероприятие. Своими благословениями или проклятиями она сопровождала каждого человека со дня его рождения до могилы, иногда предавая анафеме даже умерших людей. Регистрация рождений, браков, смерти производилась только церковью. Это давало в ее руки сильное средство воздействия на поведение людей. Даже похоронить умершего человека было нельзя так, как хотели его близкие, если церковь была недовольна его поведением при жизни. На суде, в служебных делах, в личной жизни — везде от человека требовали религиозную присягу и свидетельство священника о честности и благонадежности. Духовенству прямо предписывалось: если кто на исповеди объявит духовному отцу своему об умысле на честь и здравие государя или измену, то духовный отец должен донести об этом немедленно.

 

Церковь выступала откровенным врагом просвещения и науки, изгоняя из учебных заведений передовых учителей, преследуя проявления свободы мысли среди молодежи. Прямым насилием над совестью гражданина являлась постановка воспитания в царской России. Школа находилась в руках церкви. Одним из обязательных предметов преподавания в школе был «закон божий». Школьникам и учителям вменялось в обязанность посещать церковь.

 

Православная церковь верно служила царскому самодержавию в проведении его внешней политики, в осуществлении национально-колониального гнета, в разжигании национальной вражды между трудящимися. К различным религиям царское правительство относилось неодинаково. Господствующее положение в стране занимала Русская православная церковь. Законы того времени защищали православную веру, жестоко преследовали тех, кто менял ее, и запрещали распространять какую-либо другую религию. Органы государства в качестве важнейшей характеристики гражданина считали его вероисповедание. О религиозной принадлежности надо было указывать во всех официальных документах. В соответствии с этим устанавливались привилегии для одних и ограничения для других. Тех же, кто менял православную веру на какую-либо иную, объявляли «вероотступниками», их пороли, ссылали в дальние края. Царский «свод законов» гласил: «Кто... дерзнет с умыслом порицать христианскую веру или православную церковь или ругаться над священным писанием, тот подвергается лишению всех прав состояния и ссылки в каторжную работу на время от 6 до 8 лет». Для «иноверцев», как в то время называли неправославных, существовали всякого рода ограничения.

 

Программа освобождения трудящихся от этой жестокой и деспотической власти церкви была разработана В. И. Лениным.

 

В. И. Ленин указывал, что свободу совести можно обеспечить, только низвергнув царское самодержавие и заменив его республикой. Решение религиозного вопроса, таким образом, прямо связывалось с общими задачами политической борьбы пролетариата.

 

Выступая за установление свободы совести, за объявление религии частным делом по отношению к государству, отделение церкви от государства и школы от церкви, В. И. Ленин вместе с тем постоянно подчеркивал, что по отношению к революционной партии рабочего класса религия не может быть частным делом. «Партия наша,— писал В. И. Ленин,— есть союз сознательных, передовых борцов за освобождение рабочего класса. Такой союз не может и не должен безразлично относиться к бессознательности, темноте или мракобесничеству в виде религиозных верований. Мы требуем полного отделения церкви от государства, чтобы бороться с религиозным туманом чисто идейным и только идейным оружием, нашей прессой, нашим словом. Но мы основали свой союз, РСДРП, между прочим, именно для такой борьбы против всякого религиозного одурачения рабочих. Для нас же идейная борьба не частное, а общепартийное, общепролетарское дело». «Наша программа,— подчеркивал В. И. Ленин,— вся построена на научном и, притом, именно материалистическом мировоззрении. Разъяснение нашей программы необходимо включает поэтому и разъяснение истинных исторических и экономических корней религиозного тумана. Наша пропаганда необходимо включает и пропаганду атеизма» К В отличие от материалистов прошлого, которые уже выдвигали идею борьбы с религией, но не связывали эту борьбу с задачами освобождения человечества от оков социального и духовного гнета, марксизм-ленинизм не ограничивает эту борьбу абстрактно-просветительской проповедью, а всегда ставит ее в связь с конкретными задачами классового движения трудящихся за определенные практические цели в экономической и политической области, за революционное преобразование общества.

 

«Марксист,— говорил Ленин,— должен быть материалистом, т. е. врагом религии, но материалистом диалектическим, т. е. ставящим дело борьбы с религией не абстрактно, не на почву отвлеченной, чисто теоретической, всегда себе равной проповеди, а конкретно, на почву классовой борьбы, идущей на деле и воспитывающей массы больше всего и лучше всего. Марксист должен уметь учитывать всю конкретную обстановку, всегда находить границу между анархизмом и оппортунизмом (эта граница относительна, подвижна, переменна, но она существует), не впадать ни в абстрактный, словесный, на деле пустой «революционаризм» анархиста, ни в обывательщину и оппортунизм мелкого буржуа или либерального интеллигента, который трусит борьбы с религией, забывает об этой своей задаче, мирится с верой в бога, руководится не интересами классовой борьбы, а мелким, мизерным расчетцем: не обидеть, не оттолкнуть, не испугать, премудрым правилом: «живи и жить давай другим» и т. д. и т. п.» 1 2

 

В. И. Ленин всегда выступал как против тех, кто пытался выдвигать религиозный вопрос на первое место, отнюдь ему не принадлежащее, так и против тех, кто придерживался нейтралитета по отношению к религии. Он требовал, чтобы борьба с религией была подчинена главной задаче — задаче свержения власти помещиков и капиталистов. Классовую, политическую борьбу, подчеркивал Ленин, надо ставить на первый план, противодействуя разделению рабочих в этой борьбе на атеистов и меатеистов. Из этих ленинских указаний наша партия всегда исходила и исходит при решении всех вопросов, касающихся ее отношения к религии и церкви.

 

Коммунистическая партия в своей программе, принятой на II съезде партии в 1903 г., не включила требование об атеизме всех ее членов. В программе указывается, что партия считает необходимым вести борьбу за отделение церкви от государства и школы от церкви (§ 13), за предоставление всем гражданам неограниченной свободы совести, уничтожение сословий и полную равноправность всех граждан, независимо от пола, религии, расы и национальности (§ 7) ].

 

В интересах дела революции В. И. Ленин считал возможным прием в партию и тех революционно настроенных рабочих, которые не порвали еще с религией, с верой в бога. В статье «Об отношении рабочей партии к религии» он писал: «Мы должны не только допускать, но сугубо привлекать всех рабочих, сохраняющих веру в бога, в с.-д. партию, мы безусловно против малейшего оскорбления их религиозных убеждений, но мы привлекаем их для воспитания в духе нашей программы, а не для активной борьбы с ней» 1 2.

 

В. И. Ленин не допускал никаких компромиссов в отношении религиозной идеологии, недооценки вреда религии. Когда после поражения первой русской революции появилась такая опасность, он повел решительную борьбу против богостроительства и богоискательства некоторой части партийной интеллигенции. Богостроители (Луначарский, Базаров и др.) проповедовали создание новой, «социалистической» религии, пытались соединить марксизм и религию, рафинировать, подновить религиозную идеологию. В. И. Ленин, оценив подобные оппортунистические шатания неустойчивых членов партии как предательство, отступление от марксизма, отход от социалистической идеологии, показал, что богоискатели и богостроители льют воду на мельницу врагов рабочего класса, ибо, на деле приукрашивая идею бога, создатели «новой религии» приукрашивают цепи, которыми эксплуататоры сковывают трудящихся, помогают им держать народ в рабстве.

 

Ленинская программа по религиозному вопросу является блестящим применением материалистической диалектики. Партия пролетариата борется за самые широкие демократические права, в том числе за полную свободу совести. Она строит свою программу на научной основе, не совместимой с религией, ведет борьбу против религиозной идеологии, добивается освобождения трудящихся от ее влияния.

 

Основным требованием рабочей партии по вопросам религии было осуществление свободы совести, отделение церкви от государства и школы от церкви. Вместе с тем партия и в условиях антагонистического общества всеми ей доступными идейными средствами раскрывала трудящимся вред религиозного дурмана, вела борьбу со всякими оппортунистическими тенденциями по отношению к религии. Она решительно разоблачала оппортунистов II Интернационала, богостроителей, богоискателей, которые рассматривали религию как частное дело по отношению к пролетарской партии.

 

Категория: Религия | Добавил: fantast (28.01.2019)
Просмотров: 12 | Рейтинг: 0.0/0