Новый этап в идеологической деятельности партии, пропаганде идей атеизма в СССР

 

Исследуемый период характерен выдающимися успехами советского народа в дальнейшем развитии экономики, социальных отношений, науки и культуры, вступлением страны в новый исторический этап — этап развитого, зрелого социализма.

 

Основные черты и тенденции этого этапа определяли существо и направленность общественного развития со времени принятия третьей Программы нашей партии. Важным и необходимым условием этого развития явились выработка и проведение в жизнь политического курса, соответствующего достигнутому уровню прогресса советского общества, его неизмеримо возросшему экономическому, научно-техническому и духовному потенциалу.

 

Основы такого курса сформировали октябрьский (1964) и последующие пленумы ЦК КЙСС. Их закрепил и развил дальше XXIII съезд КПСС, после которого партия уделяла неослабное внимание дальнейшему всестороннему обоснованию и развитию теоретических положений, осуществлению практических действий по реализации грандиозных планов коммунистического строительства в условиях развитого социализма.

 

Экономика советского общества, опираясь на высокоразвитые производительные . силы, передовую индустрию и крупное высокомеханизированное сельское хозяйство, развивалась и развивается теперь как единый, непрерывно крепнущий народнохозяйственный комплекс, в котором органически сочетаются отраслевые и территориальные звенья производства, распределения и обмена с учетом общих экономических целей и интересов всех наций и народностей. Осуществляемое соединение достижений научно технической революции с преимуществами социалистической системы хозяйства создает благоприятные условия для его интенсивного роста. О совершенно новых масштабах и возможностях экономики страны можно судить по тому факту, что объем валового общественного продукта, как отметил Л. И. Брежнев в статье «Исторический рубеж на пути к коммунизму», за сорок лет возрос в 18 раз, энерговооруженность труда в промышленности — почти в 8, а в сельском хозяйстве — более чем в 15 раз *.

 

Высокий уровень социалистического производства позволил приступить к широкому практическому осуществлению главной и непосредственной цели общественного развития — неуклонному повышению народного благосостояния, все более полному удовлетворению непрерывно растущих материальных и духовных потребностей населения. Линия на все более глубокий поворот народного хозяйства к многообразным задачам, связанным с повышением благосостояния народа, взятая XXV и XXVI съездами КПСС установка на решительный переход к преимущественно интенсивным факторам экономического роста определяют ориентацию экономической политики КПСС на длительный период.

 

Глубокие сдвиги произошли в социальной структуре общества. Развитому социализму присущи зрелые общественные отношения, сложившиеся на основе полного господства социалистической собственности, сближения всех классов и социальных групп советского общества, утверждения его социально-политического и идейного единства.

 

Важнейшим показателем растущей однородности развитого социалистического общества, торжества ленинской национальной политики КПСС стало образование в нашей стране на оспове сближения всех классов и социальных групп, юридического и фактического равенства всех наций и народностей, братского сотрудничества исторически новой социальной и интернациональной общности — советского народа. Решающее значение все более и более приобретают общие, не зависящие от социальных и национальных различий, черты поведения, характера и мировоззрения людей. Присущее социализму постепенное сближение наций и народностей происходит при внимательном учете национальных особенностей, расцвете национальных культур. Характеризуя зрелость общественных отношений как черту развитого социализма, следует подчеркнуть возрастающую роль рабочего класса как авангарда строителей коммунизма, его социальную ответственность за исторические судьбы новой цивилизации. Рабочий класс является ведущей силой становления бесклассовой структуры нашего общества. «Его революционная идеология и мораль,— сказал с трибуны XXVI съезда КПСС Л. И. Брежнев,— коллективистская психология, его интересы и идеалы становятся ныне достоянием всех слоев советского общества»2.

 

Существо изменений, происшедших в политической системе зрелого социализма, вылилось в перерастание государства диктатуры пролетариата в общенародное социалистическое государство. Это — результат естественного перехода всех групп трудящихся на идейные и социальные позиции рабочего класса, принятия его интернационалистских интересов и коммунистических целей. Социалистическое народовластие гарантирует и обеспечивает свободное волеизъявление масс, их участие не только в формировании органов власти, но и в выработке государственных решений, контроле за их исполнением.

 

Наглядный пример тому — всенародное обсуждение проекта новой Конституции СССР, в котором участвовало свыше 140 миллионов человек, или более четырех пятых взрослого населения страны. Многие предложения и поправки, высказанные при обсуждении проекта, были приняты и введены в текст Основного Закона.

 

Руководящей и направляющей силой развитого социалистического общества является Коммунистическая партия. В условиях складывающейся социальной однородности общества, расцвета, взаимообогащения и сближения социалистических наций авангард рабочего класса — КПСС превратилась в авангард всего советского народа.

 

Коренные изменения произошли и происходят и в культурно-идеологической сфере. Значительно поднялся уровень образованности членов общества, введено всеобщее среднее образование. Наука, культура, литература и искусство практически доступны всем. Достаточно сослаться хотя бы на такой факт: если в 1970 году на тысячу жителей с десяти лет и старше в стране приходилось 483 человека с высшим и средним (полным и неполным) образованием, то теперь 638, а среди занятых на каждую тысячу — соответственно 653 и 805. В 1979 году число лиц с высшим и средним образованием на тысячу человек сельского населения, занятого в общественном производстве, увеличилось по сравнению с 1939 годом в 11 раз, среди городского населения этот показатель возрос в 3,6 раза. В результате разрыв в уровне образования городского и сельского населения значительно сократился.

 

В Белоруссии на тысячу занятых в народном хозяйстве высшее и среднее (полное и неполное) образование в 1959 году имел 331 человек, в 1970 году — 594, а в 1979-уже 763 человека, среди всего населения от десяти лет и старше — соответственно 304, 440 и 594 3.

 

Общественное сознание в развитом социалистическом обществе характеризуется дальнейшим углублением позиций марксистско-ленинской идеологии, ставшей осознанным мировоззрением всех классов и социальных групп, расцветом культуры — социалистической по содержанию, национальной по форме и интернационалистской по направленности. За годы социалистических преобразований сложились черты советского человека, характеризующие его как новую социалистическую личность. Советское социалистическое общество стало обществом, в котором господствует научное материалистическое мировоззрение, а образ жизни характеризуется подлинным коллективизмом, товариществом и сплоченностью, дружбой всех наций и народов страны, нравственной чистотой. Человек этого общества — и пламенный патриот, и последовательный интернационалист.

 

Говоря о важнейших чертах зрелого социализма, следует подчеркнуть и такую его особенность: во-первых, в условиях зрелого социализма дальнейшее развитие происходит уже на своей собственной основе, при все более полном раскрытии его творческих возможностей и глубоко гуманистической сущности, во-вторых, зрелый социализм завершает перестройку всей совокупности общественных отношений на внутренне присущих социализму коллективистских началах; в-третьих, развитие базы зрелого социализма означает в то же время и постепенное превращение его в коммунистическое общество. Именно на основе развития и совершенствования социализма складываются и будут развиваться новые формы общественных отношений, коммунистические формы потребления, новые черты человека будущего4.

 

Итак, концепция развитого социализма позволила всесторонне оценить те колоссальные революционные сдвиги, которые произошли во всех сферах жизни советского общества после победы социализма, дать реальную, объективную оценку достигнутой им стадии зрелости в рамках первой фазы коммунистической формации. Были существенно уточнены сложившиеся ранее представления о ее продолжительности и этапах 5.

 

Концепция развитого социализма явилась основой для уточнения и конкретизации путей и сроков реализации программных целей партии, определения стратегии и тактики па длительный исторический период. Ее фундаментальная разработка и практическая реализация оказали огромное влияние на содержание и формы всей идеологической деятельности партии, определение в ней многих существенных, фактически новых направлений и подходов. Потребовалось обосновать и новые политические лозунги, отвечающие характеру наступившего этапа, призванные способствовать улучшению постановки воспитания, мобилизации трудящихся на выполнение задач коммунистического строительства. Новые задачи и направления идейновоспитательной работы с учетом изменившихся реальностей социалистической действительности, пути их реализации разработаны в решениях съездов КПСС, пленумов ЦК, постановлениях Центрального Комитета, принятых в исследуемый период. Состоялись всесоюзные совещания, посвященные текущим и перспективным задачам идеологической работы.

 

Постановление ЦК КПСС «О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы» (апрель, 1979) определило пути перестройки многих участков и сфер идеологической работы на новом этапе коммунистического строительства в нашей стране, обеспечения высокого научного уровня пропаганды и агитации, усиления в них деловитости и конкретности, связи с жизнью, с решением хозяйственных и политических задач, развития наступательного характера пропаганды и агитации.

 

Главным идейно-воспитательным задачам партии, естественно, подчинены содержание, средства, формы и методы научно-атеистической пропаганды. Со вступлением в новый исторический этап КПСС применительно к его условиям определила и свою политику в религиозном вопросе. В Программе партии сформулировано положение о том, что обязательным условием коммунистического строительства является формирование научного мировоззрения у всех тружеников советского общества, преодоление пережитков буржуазных взглядов и нравов, религиозных предрассудков в их сознании 6. Партия впервые поставила задачу сформировать научное, марксистско-ленинское мировоззрение у всех членов советского общества. Обращено особое внимание и на тот факт, что в политическом и идеологическом арсенале империализма, как подчеркивается в Программе КПСС, все возрастающее значение приобретает клерикализм 7. Это требует от идеологических кадров партии, всех коммунистов, атеистов усиления на-наступательности в борьбе против антисоветской клерикальной пропаганды.

 

Осуществление столь объемных задач потребовало создания продуманной и стройной системы научно-атеистического воспитания, которая охватила бы все слои и группы населения, предотвращала распространение религиозных воззрений, особенно среди детей и подростков. Учитывая сложность и важность научно-атеистической пропаганды, партия исходила из того, что в ней должны участвовать все ее силы, каждый коммунист. Поэтому в Устав КПСС, утвержденный XXII съездом партии, был внесен пункт, обязывающий коммунистов вести с пережитками прошлого, в том числе и с религиозными предрассудками, решительную борьбу.

 

В условиях зрелого социализма пропаганда атеизма уже не может ограничиваться лишь аудиторией верующих. Ведь последовательное превращение научно-материалистического мировоззрения в господствующее в общественном сознании еще не значит, что им овладел каждый член общества. И хотя сформировавшееся в стране за годы Советской власти общество массового атеизма явилось фактом огромного внутреннего и международного значения, показателем культурного и нравственного прогресса социализма, пока что не все члены нашего общества стали убежденными проводниками научно-материалистического мировоззрения. Часть советских людей, получивших определенное образование, еще находится под влиянием предрассудков и суеверий, религиозной идеологии, пытающейся приспособиться к условиям социализма, к достижениям науки и культуры.

 

Конкретно-социологические исследования свидетельствуют, что почти каждый пятый-шестой человек из числа опрошенных взрослых людей причислял себя к верующим, десятый — к колеблющимся 8.

 

Конституция СССР гарантирует гражданам страны свободу совести. Верующим у нас переданы в бесплатное пользование церковные здания, предметы культа. Общее количество действующих в стране православных храмов, кирх, мечетей, синагог, буддийских дацанов, костелов и других превышает 20 тысяч единиц9. Религиозные объединения готовят кадры служителей культа в специальных духовных учебных заведениях, издают религиозную литературу (Библия, Коран, богословские труды, молитвенники, журналы, церковные календари). В Белоруссии в семидесятые годы насчитывалось около 800 религиозных объединений различного толка 10. Наличие такого количества учреждений религиозного культа, их расположение преимущественно в западных районах республики объясняются рядом исторических и социальных причин, которые необходимо было учитывать в организации атеистической работы. Так, географическое положение и особенности быта населения Брестской области в прошлом (удаленность и изолированность деревень друг от друга, нищета и отсталость жителей, их сплошная неграмотность, бесконечные болезни) издавна привлекали внимание миссионеров, особенно последователей христианского сектантства, которые оседали здесь на постоянное жительство и находили благодатную почву для своей религиозной деятельности. Территория Гродненщины на протяжении веков была ареной ожесточенной борьбы за влияние между католической и православной церквами. Их центрами сюда направлялись наиболее подготовленные служители культа, отпускались огромные средства для строительства костелов и церквей. Особую активность проявляло католическое духовенство, которое с благословения Ватикана пыталось создать в западных районах Белоруссии своего рода плацдарм для экспансии на восток.

 

Нельзя забывать и того, что население районов бывшей Западной Белоруссии значительно позже стало на путь социалистических преобразований. Это сказалось й на большей приверженности немалой его части к религиозным предрассудкам.

 

Следует подчеркнуть, что верующие в наше время существенно отличаются от верующих первых лет Советской власти. Изменились причины и характер их религиозного сознания, политическое убеждение, отношение к труду, жизненным ценностям и ориентациям. Верующие, как и неверующие, являются убежденными сторонниками социалистического строя, патриотами своей Советской Родины. Советский исследователь М. П. Мчедлов показывает, что различие между ними находит свое выражение главным образом в том, что у верующей части советских людей мировоззрение отличается противоречивостью, сочетанием несовместимых, подчас взаимоисключающих элементов. В одних вопросах — приверженность научным взглядам, пролетарскому мировоззрению (преданность социализму, советский патриотизм, революционная непримиримость к капиталистическому строю); в других — искаженные, религиозные представления (о мире, о месте человека в нем, о смысле жизни и т. п.) и. При этом значительное число верующих в повседневной жизни все меньше руководствуется предписаниями церкви и религии.

 

Духовенство в нашей стране проявляет политическую лояльность к социалистическому строю, поддерживает внутреннюю и внешнюю политику Советского государства, правильно понимает и соблюдает законодательство о религиозных культах. Церкви СССР участвуют в борьбе за мир.

 

Однако надо иметь в виду и то обстоятельство, что и в условиях победившего социализма, при определенных обстоятельствах, в том числе при ослаблении научно-атеистической пропаганды, возможны случаи оживления религиозных пережитков в среде верующей и колеблющейся части населения, известной активизации религиозных организаций и их руководителей, особенно сектантских объединений, временного увеличения количества отправлений религиозных обрядов.

 

Подобные явления имели, например, место в некоторых районах Белоруссии в 50-е и 60-е годы. Учреждения религиозного культа посещались тогда сравнительно большим количеством верующих. В сельской местности довольно широко отмечались престольные праздники, число которых в отдельных районах доходило до 80—90 в год. По времени они часто совпадали с самой горячей порой полевых работ и отвлекали от созидательного труда многих людей, в том числе и неверующих. Безусловно, мы далеки от того, чтобы лишь по таким фактам оценивать вред религии в жизни советского общества. Однако и их нельзя сбрасывать со счета. В научноатеистической пропаганде того периода вопросы борьбы за превращение престольных праздников в обычные трудовые дни или за уменьшение их числа, за укрепление социалистической дисциплины труда, мобилизации общественного мнения против прогулов и пьянства занимали видное место.

 

Являясь единственной легально существующей формой идеалистического мировоззрения, противостоящей господствующим в социалистическом обществе диалектико-материалистическим взглядам, претендуя при этом на роль особого авторитета в вопросах миропонимания и нравст-веппого поведения, религия дезориентирует своих приверженцев, превратно толкует реальные жизненные потребности, предлагает людям ложное, иллюзорное их удовлетворение. Проповедь божественного предопределения, зависимости жизни верующего от несуществующего божества, бессилия человека сковывает общественно-политическую активность и сознательную трудовую деятельность людей, деформирует их мышление, обедняет и унижает личность.

 

Данные социологических исследований, проведенных в разные годы в различных районах страны, показывают, что социальная активность верующих во всех ее формах намного ниже, чем у неверующих.

 

В качестве примера сошлемся на результаты изучения влияния религии на общественную активность молодежи, проведенного в Гродненской области. В среде верующих молодых людей (до 28 лет) в разных формах общественной деятельности (социалистическое соревнование, рационализаторское движение, управление производством и т. д.) совершенно не принимал участия каждый второй опрошенный, изредка — каждый третий. В то же время из числа неверующих в общественной деятельности систематически участвовали 62,5, периодически — 28,8 процента опрошенных. Негативное отношение со стороны верующих выявлено в участии в художественной самодеятельности, спортивных секциях и т. д. На основе собранного материала исследователи сделали вывод, что в условиях социализма религия прививает верующей молодежи индифферентность к общественным делам, оказывает отрицательное воздействие на духовное и нравственное совершенствование личности 12.

 

Религиозные предрассудки тесно переплетаются с другими пережитками прошлого (индивидуализм, аполитичность, националистические предубеждения), которые в той или иной форме питает и закрепляет любая разновидность религии. В изучаемые годы в ряде мест прослеживалась взаимосвязь религии с националистическими предрассудками и настроениями, которые часто прикрывались религиозной оболочкой. В свою очередь церкви различных направлений претендуют на роль хранителей национальных ценностей и традиций. Религиозная пропаганда не раз пыталась представить религиозность чертой национальной самобытности и культуры, а несоблюдение религиозных праздников — чуть ли не отступничеством от традиций старших поколений. Играя на недостаточной осведомленности части населения о действительных исторических событиях и процессах, отдельные религиозные деятели старались нажить на этом идеологический капитал.

 

Негативная роль религии в социалистическом обществе проявляется и в том, что деятельность некоторых религиозных групп и, прежде всего, их главарей носит чуждую нашему строю политическую окраску. Стремясь закрепить и расширить влияние религии, определенная часть служителей культа с конца 50-х годов стала нарушать советские законы, регулирующие взаимоотношения церкви и государства, пытаясь узурпировать в своих руках все функции религиозного объединения, бесконтрольно распоряжаться финансами. Хорошо известны факты, свидетельствующие о попытках различных религиозных деятелей и проповедников угрозами воздействовать на сознание своих прихожан, принуждать их к посещению богослужений, приводить детей в церковь.

 

Подстрекательские заявления продолжительное время допускала, например, группа религиозных деятелей типа Краснова-Левитина, Якунина, Эшлимапа и других, пытавшихся спровоцировать служителей православной церкви на невыполнение требований законодательства о религиозных культах, скомпрометировать высшее церковное руководство, лояльно относящееся к социалистическому государству. В западных районах страны наблюдались попытки части католического духовенства насаждать у населения националистические настроения, которые усиленно подогревались зарубежными центрами.

 

Тенденция к противозаконным, экстремистским действиям особенно отчетливо проявилась в среде евангельских христиан-баптистов (ехб), где возникло движение так называемых баптистов-«инициативников», или «откольни-ков». Их требования сводились, по существу, к полному пересмотру политики государства по отношению к религиозным организациям, принципы которой сформулированы в ленинском декрете «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». Вожаки этой группы пытались возбудить у верующих недовольство действующими советскими законами о религиозных культах, выдвигали требование ничем не ограниченной пропаганды религии. Грубым нарушением советского законодательства о религиозных культах была их деятельность по устройству массовых молитвенных собраний на площадях и улицах, отрыву верующих от участия в общественной жизни, запрещению им вступать в браки с неверующими, посещать массовые культурно-просветительные мероприятия и т. д. Верховоды баптистов-«инициативников» в своих действиях становились идейными наследниками тех, кто в первые годы Советской власти находился в политической и идеологической оппозиции к социализму. Конечно же, большинство верующих их не поддержало. «Инициативникам» удалось собрать лишь незначительные группы своих приверженцев.

 

В 60-е годы проявилась и другая тенденция, обнаружившая себя в преувеличении в отдельных научных публикациях, некоторых художественных произведениях роли религии и церкви в развитии культуры и национального самосознания русского народа, в идеализации патриархально-религиозной старины и отживших обрядов. Авторы некоторых книг и статей, по существу, становились на путь пересмотра общепринятых классово-партийных оценок религии. Опи противопоставляли гуманизм научного атеизма его наступательности. В отдельных публикациях, кинофильмах, телевизионных передачах неоправданно широко показывались религиозная обрядность и церковный быт, затушевывалась отрицательная роль религиозных воззрений в истории человеческого общества.

Не избежали односторонних, а порой и Ошибочных суждений в оценке социальной роли религии и ее деятелей и некоторые белорусские авторы. В отдельных публикациях журналов «Неман», «Маладосць», «Полымя», газеты «Лггаратура i мастацтва» прослеживалась линия на благосклонное, снисходительное отношение к деятельности церкви в прошлом и настоящем, известное любование культовыми зданиями, встречались бездумное цитирование евангельских текстов, рассуждения о неких заслугах церкви в жизни белорусского народа.

 

Конечно, нельзя считать, что у части работников науки, литературы и искусства взгляды и оценки социальной роли религии смыкались с ее оценкой церковными деятелями. Однако определенная легковесность в суждениях относительно идеологического содержания и исторической роли религии приводила отдельных из них к путанице, дезориентирующей читателей и мешающей успеху работы по атеистическому воспитанию населения. Любое заигрывание, кокетничанье с религией, попытки внеисториче-ского, абстрактно-гуманистического подхода к оценке ее социальной сущности являются не чем иным, как своеобразной критикой научного мировоззрения, принципов научно-атеистической пропаганды, известной их недооценкой.

 

Благодушное, примиренческое отношение к религии создавало почву для активизации церковников, вело к ослаблению борьбы с религиозными предрассудками. XIII пленум ЦК КПБ (апрель, 1974), отметив проявление в некоторых публикациях отголосков внеклассового объективизма, идеализации отдельных богословов и просветителей, напомнил о партийной ответственности ученого, четкости его мировоззренческих, классовых, политических позиций 14.

 

Борьба с религией за научно-материалистическое воспитание трудящихся оставалась острым участком идеологической работы партии, а научно-атеистическая пропаганда — ее важной задачей. Значительно возрастала роль пропаганды в формировании диалектико-материалистических взглядов, атеистических убеждений, воспитании активной жизненной позиции людей. Углублялось ее влияние на общественную жизнь и формы ее перестройки на внутренне присущих социализму коллективистских началах.

Категория: Религия | Добавил: fantast (18.01.2019)
Просмотров: 62 | Рейтинг: 0.0/0