Ленинские научно-теоретические принципы — фундамент атеистической пропаганды в СССР

Основным назначением пропаганды является распространение марксистско-ленинских идей, формирование коммунистических убеждений, развитие на их основе активных практических действий. Результативность пропаганды во всех ее направлениях и видах поэтому есть в первую очередь итог творческой, революционно преобразующей, жизненной силы марксистско-ленинского учения. «Действенность идейного влияния партии, эффективность идеологической работы,— говорится в тезисах ЦК КПСС «К 100-летию со дня рождения Владимира Ильича Ленина»,— находятся в прямой зависимости от уровня теоретической деятельности, от научной разработки актуальных проблем коммунистического строительства»29.

 

Своими средствами и методами пропаганда всемерно содействует практическому осуществлению политики партии, способствует мобилизации трудящихся на решение задач коммунистического строительства. Роль пропаганды в реализации политики КПСС неуклонно возрастает. Все теснее становится зависимость результативности пропаганды от ее злободневности, правдивости, соответствия объективным закономерностям общественного развития, жизненным интересам народа и политике партии. Фактором огромной силы, благотворно влияющим на эффективность пропаганды, является осуществление партией и Советским государством ленинского курса внешней политики, обеспечивающего благоприятные условия для коммунистического строительства в нашей стране, роста благосостояния людей и их всестороннего развития.

 

Условия и гарантии неуклонного повышения действенности пропагандистской работы связаны с научной разработкой и последовательным претворением в жизнь четкой и ясной идеологической стратегии партии, зиждящейся на стройной, целостной системе проверенных практикой теоретических положений о сущности, путях и методах формирования коммунистической сознательности масс, воспитания социально активных, духовно богатых, нравственно чистых и физически развитых людей, свободных от пережитков прошлого. Теоретические положения этой стратегии сочетаются с политическими установками, конкретными практическими задачами и выражают подход партии к идейно-политическому воспитанию масс в органической связи с решением основных проблем дальнейшего экономического, социально-политического и духовного прогресса общества зрелого социализма.

 

Последовательно осуществляя стратегию формирования всесторонне развитой личности, партия руководствуется ленинским положением о том, что строительство коммунизма основывается на объективном законе неуклонного возрастания роли и значения масс, заинтересованных в нем и сознательно его созидающих 30. Без высокого уровня культуры, образования, общественной сознательности, внутренней зрелости, формируемых у масс в процессе идеологического воздействия в тесной связи с практикой хозяйственного строительства, коммунизм невозможен, как невозможен он и без соответствующей материально-технической базы.

 

Пропаганда тем действеннее, чем больше ее соответствие закономерностям развития общественного сознания, законам познания и революционной переделки мира. Полное такое соответствие, максимальный учет социологических, психологических и педагогических ее аспектов, индивидуальных особенностей людей обеспечивают то необходимое воздействие, которое она призвана оказать на массы, на формирование их мировоззрения, воспитание идейно-политических качеств, морали личности социалистического общества.

 

Исследователи обычно выделяют две группы принципов, на основе которых формируются требования ко всем компонентам пропагандистского процесса. К первой из них относят принципы, определяющие содержание пропаганды, ее идейно-теоретический уровень, политическую направленность, мобилизующую роль (партийность, правдивость, конкретно-исторический подход, связь с жизнью, с практикой коммунистического строительства). Ко второй — принципы, обусловливающие выбор средств, форм и методов пропаганды, определяющие ее методическую и организационную стороны (сознательное и активное овладение теорией, дифференцированность воздействия, систематичность и последовательность в политическом образовании и воспитании, популярность изложения). Все эти принципы тесно связаны между собой и в своей совокупности составляют научные основы пропаганды, целевое назначение которых состоит в обеспечении наиболее глубокого содержания и высокой идейности, убедительности и доходчивости, превращении приобретаемых знаний в убеждения и норму практической деятельности людей 31. В атеистической пропаганде научные основы представляют собой совокупность положений, руководящих принципов и приемов, на базе которых организуются все составляющие пропаганду компоненты в их органическом взаимодействии и неразрывной связи. Главными, основополагающими из них являются ленинские научно-теоретические принципы, организационно-методические основы атеистического воздействия на массы.

 

Опираясь на ленинское идейно-теоретическое наследие, ленинскую методологию и методику, советские ученые исследуют марксистско-ленинскую концепцию атеизма и религии, ленинские принципы отношения к религии, церкви, верующим, программу атеистического воспитания. Научные и пропагандистские кадры получили на свое вооружение ряд специальных трудов, обогативших теорию и практику атеизма и атеистической пропаганды новыми положениями и выводами, помогающими глубже осмыслить ленинское атеистическое наследие, используя которое партийные организации призваны обеспечить высокую действенность атеистической пропаганды 32.

 

Главным, основополагающим ленинским принципом следует считать требование рассматривать последовательную, непримиримую, не допускающую никаких компромиссов, идейную борьбу против религии «не частным, а общепартийным, общепролетарским делом» 33.

 

Идейную борьбу с религией В. И. Ленин характеризовал как азбуку «всего материализма и, следовательно, марксизма». Объективная необходимость такой борьбы вытекает из самой сущности марксизма, формирующего диалектико-материалистическое мировоззрение трудящихся масс, несовместимое с любым антинаучным идеалистическим мировоззрением, превратным пониманием окружающей действительности. Он отмечал, что «тактика марксизма по отношению к религии глубоко последовательна и продумана Марксом и Энгельсом», что она «есть прямой и неизбежный вывод из диалектического материализма», который «беспощадно враждебен религии». Все без исключения религии, как старые, «казенные», существующие тысячелетия и явно обнаружившие перед современным человеком свой реакционный характер, так и «обновленные», приспосабливаемые к современности, В. И. Ленин рассматривал как «опиум народа». В этой классической формуле К. Маркса он видел «краеугольный камень всего миросозерцания марксизма в вопросе о религии».

 

Ленинские выводы являются действенным средством классово-партийного воспитания масс, мощным оружием в современной идеологической борьбе против разного рода оппортунистов и ревизионистов, которые извращают и опошляют марксистско-ленинское учение, ведут беспрецедентные по своим масштабам и интенсивности атаки на основы научного мировоззрения рабочего класса, включая его отношение к религии, пытаются вытравить из философии марксизма ее глубокую партийность.

 

В наиболее концентрированном виде ревизионистские извращения марксистско-ленинского учения о религии, относящиеся к 60-м — началу 70-х годов, представлены в книгах исключенного из Французской коммунистической партии Роже Гароди36, открыто требовавшим пересмотра марксистского определения религии как «опиума народа», которое якобы устарело и потому нуждается если не в отмене, то в сужении действия и значения, ограничении определенными историческими рамками прошлого.

 

Р. Гароди прямо заявлял, что в перспективе изменений, происходящих в религии, «трудно придерживаться» определения К. Маркса, ибо, по словам Гароди, «вера уже не опиум, а фермент непрерывного созидания мира человеком, открытие перед человеческой историей бескрайних горизонтов»37. Он игнорировал тот неоспоримый факт, что формы религии и религиозного сознания, идеологической деятельности церкви хотя и менялись на определенных этапах истории, но неизменной оставалась и остается поныне объективная сущность религии, выраженная в знаменитой формуле К. Маркса, которая с большой глубиной и образностью вскрывает ее реакционный характер. Сегодня, как и в прошлом, религия, подобно опиуму, усыпляет и отравляет людей, лишает их уверенности в своих силах, отвлекает от революционной борьбы за освобождение от эксплуатации и угнетения, строительства счастливой и радостной жизни на началах социальной справедливости.

 

Полностью несостоятельно и апологетическое толкование религии, пропагандируемое современными ревизионистами, стремление рассматривать религию как обладающую прогрессивным и гуманистическим потенциалом, будто бы способную «обогатить» марксистскую философию своими нравственными ценностями. В одной из своих работ Гароди призывал уже не только к сотрудничеству, но и к «взаимообогащению» марксизма и христианства. «...Христианское упование и марксистское упование нуждаются друг в друге»,— утверждал он. Не приняв «пророческого вызова» христианства, «марксистское упование», по Гароди, «может сделаться отчужденным, превратившись в ученый детерминизм». Разглагольствуя о «потребности» человека в вере, о «богочеловеке», он утверждал, что способность человека к беспредельному обновлению и созиданию мира делает его «образом и подобием божим», в силу чего вера в бога есть вместе с тем и вера в человека38.

 

К «кооперированию», конвергенции христианства с марксизмом призывал и ревизионист Эрнст Фишер, некогда принадлежавший к Коммунистической партии Австрии. В книге «Искусство и сосуществование», изданной в 1966 году в Гамбурге, он пытался «обосновать» свои постулаты тем, будто «в основе и христианской, и марксистской концепции общества и человека лежат общие этические ценности»39.

 

В. И. Ленин решительно боролся с любыми попытками возрождения идеи бога, от кого бы они ни исходили. В письмах к А. М. Горькому он подчеркивал, что бог есть (исторически и житейски) прежде всего комплекс идей, порожденных тупой придавленностью человека и внешней природой и классовым гнетом,— идей, закрепляющих эту придавленность, усыпляющих классовую борьбу. Любая защита религии, протаскивание ее в утонченной либо откровенной форме несовместимы с марксистским мировоззрением, представляют опасность для классового самосознания пролетариата. «...Всякая религиозная идея, всякая идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье даже с боженькой есть невыразимейшая мерзость... самая опасная мерзость, самая гнусная «зараза»40,— писал В. И. Ленин.

 

Советский исследователь И. А. Крывелев подметил, что ревизионизм всегда находил одно из своих выражений в тех вопросах, которые касаются стратегии и тактики партии в ее отношении к религии и церкви. Люди, которые отходили от марксизма и примыкали к ревизионизму, как правило, становились на ренегатские позиции и в вопросах, связанных с отношением Коммунистической партии к религии41. Именно так произошло и с современными ревизионистами Роже Гароди (Франция), Эрнстом Фишером (Австрия), Эрнстом Блохом (ФРГ), Лешеком Колаковским (ПНР), Витезславом Гардавским, Миланом Маховцом (ЧССР) и другими. Совершенно не случайно Р. Гароди, ревизуя важнейшие вопросы марксистско-ленинской теории и практики социалистического строительства, заявлял и о том, что Коммунистическая партия не должна быть ни материалистической, ни идеалистической, ни атеистической, ни религиозной.

 

Весь ход общественного развития, объективный анализ роли религии в современной классовой борьбе подтверждают правоту марксистско-ленинского учения и оценок, опрокидывают ревизионистские конструкции, выражающие теоретическое и политическое разоружение их авторов перед религиозной идеологией и политикой церкви. И это обстоятельство обязывает коммунистов не «свертывать» атеистическую пропаганду, как «поучают» ревизионистско-оппортунистические деятели, а всемерно активизировать и усиливать идейную борьбу против религии, с ленинских позиций вести атеистическую пропаганду в интересах торжества коммунизма, во имя подлинного расцвета человеческой личности.

 

В. И. Ленин рассматривал идейную борьбу против религии не как самоцель, а как задачу, подчиненную общей классовой цели — ликвидации капитализма, построению социализма и коммунизма. «...Атеистическая пропаганда социал-демократии,— писал он,— должна быть подчинена ее основной задаче: развитию классовой борьбы эксплуатируемых масс против эксплуататоров»42.

 

Суть этого принципа состоит в том, что религиозный вопрос, при всем его значении, не является для марксистской партии главным, решающим. В борьбе за революционное переустройство общества он выступает как подчиненный, которому нельзя придавать самодовлеющей роли. Будучи материалистами, марксисты исходят из того, что только классовая борьба, всесторонне втягивая самые широкие слои пролетариата в сознательную и революционную общественную практику, в состоянии на деле освободить массы от гнета религии. Потому-то В. И. Ленин на передний план выдвигал «практическую критику» религии, направленную на уничтожение ее социальных корней, ликвидацию эксплуататорских отношений, преобразование общества в ходе классовой борьбы на принципиально иных основах.

 

Требование «не выпячивать вопроса о борьбе с религией», подчинить эту борьбу задачам строительства социализма, было четко сформулировано В. И. Лениным в мае 1921 года в связи с обсуждением вопроса о претворении в жизнь положений Программы партии в области религиозных отношений 43. Оно было полностью учтено в постановлении Пленума ЦК РКП (б) от 9 августа 1921 года, потребовавшем согласования политики партии в области религии с экономической политикой, со всей деятельностью по переустройству общества на социалистических началах. Постановление обязывало партийные органы и ячейки вести серьезную научную, культурно-просветительную работу, подводящую естественнонаучный фундамент под историческое освещение вопроса о религии. Особое внимание обращалось на расширение связи антирелигиозной пропаганды с задачами по переустройству быта и техники, экономических условий хозяйства, электрификацией, ведением лучшей системы севооборота, улучшением почвы и другими мероприятиями, облегчающими тяжелый труд рабочего и крестьянина. «Задача всей этой работы в совокупности,— отмечал Пленум ЦК РКП (б), — должна заключаться в том, чтобы на место религиозного миропонимания поставить стройную коммунистическую научную систему, обнимающую и объясняющую вопросы, ответы на которые до сих пор крестьянская рабочая масса искала в религии»44.

 

Цитируемые документы по своему духу, смыслу и направленности не потеряли актуальности и в наши дни.

 

В. И. Ленин, далее, учил вести атеистическую пропаганду таким образом, чтобы непримиримая идейная борьба против религии сочеталась с укреплением единства верующих и неверующих в революционном процессе и строительстве нового общества.

 

Разрабатывая политическую линию партии по отношению к религии, В. И. Ленин тесно связывал ее с главными задачами революционного переустройства общества, особенно с такой кардинальной проблемой социалистической революции, как обеспечение единства действий всех отрядов рабочего класса, завоевание союзников на сторону пролетариата в борьбе против всевластия капитала. Значительный интерес представляют высказанные им на III конгрессе Коммунистического Интернационала (1921) суждения о понятии «массы».

 

Понятие «массы», говорил В. И. Ленин, разъясняя насущную необходимость сплочения вокруг коммунистов широких слоев трудящихся, изменчиво соответственно изменению характера борьбы. В начале борьбы достаточно нескольких тысяч настоящих революционеров, чтобы можно было говорить о массе. Если же партии удается вовлекать в борьбу не только своих членов, если ей удается встряхнуть и беспартийных, это является началом завоевания масс. А во время революции в понятие «массы» входит уже подавляющее большинство всех эксплуатируемых и угнетенных. По мере готовности революции «понятие массы изменяется в том смысле, что под ним разумеют большинство, и притом не простое лишь большинство рабочих, а большинство всех эксплуатируемых; другого рода понимание недопустимо для революционера, всякий другой смысл этого слова становится непонятным»45.

 

В. И. Ленин учил коммунистов помнить, что среди «большинства всех эксплуатируемых» имеются миллионы людей, в той или иной мере настроенных религиозно. Выдвижение в таких условиях религиозного вопроса на передний план принесет вред, ибо повлечет за собой раздробление политических сил пролетарской революции по религиозному признаку 46. Такое раздробление выгодно лишь буржуазии, кровно заинтересованной в повсеместном разжигании религиозной вражды. Оно отвлекает внимание масс от действительно важных экономических и политических вопросов. В противовес классовому интересу буржуазии коммунисты видят свою задачу в сплочении вокруг целей пролетариата не только большинства рабочего класса, но и трудящегося сельского населения, для которых, по мысли В. И. Ленина, единство «действительно революционной борьбы угнетенного класса за создание рая на земле важнее, ...чем единство мнений пролетариев о рае на небе»47.

 

Объективная реальность наших дней такова, что в условиях буржуазного общества массы, которые рабочему классу необходимо завоевать, объединить и направить к единой цели — свержению господства монополистического капитала, составляют, как и в прошлом, не только передовые трудящиеся, но и отсталые слои рабочих, мелкая буржуазия города, крестьянство, многочисленные группы инженерно-технических работников, служащих, а также другие категории угнетенных и недовольных со всеми их предрассудками, фантазиями, слабостями и ошибками. Одна из причин, ослабляющих силу масс, состоит в распространении среди них влияния религиозной идеологии. Однако, как подтверждает опыт, приверженность к религии, участие в конфессиональных организациях еще не свидетельствует о поддержке рядовыми верующими политики реакционных, консервативных кругов. Чаще проявляется другая, более мощная тенденция, в основе которой лежит стремление к сплочению революционных сил с верующими в борьбе за мир, демократию и социализм, вытекающая из единства коренных классовых интересов трудящихся.

 

Серьезное обострение социальных противоречий, характерное для многих капиталистических стран, открыло возможности для союза на антимонополистической и антиимпериалистической основе революционного рабочего движения с широкими массами верующих. На этой основе развертывается актуальный диалог между атеистами и верующими по проблемам войны и мира, капитализма и социализма, неоколониализма и развивающихся стран. Совместные действия, осуществляемые прежде всего в области профсоюзного единства и экономической борьбы, постепенно распространяются на политическую сферу. «...Именно на этом пути,— говорится в Основном документе международного Совещания коммунистических и рабочих партий (июнь, 1969),— пути широких контактов и совместных выступлений — масса верующих становится активной силой антиимпериалистической борьбы и глубоких социальных преобразований»48.

 

Борьба за единый антимонополистический фронт всех трудящихся, включающий и значительные массы людей, подверженных религиозным предрассудкам, не означает отказа марксистско-ленинских партий от критического отношения к религиозной идеологии, сдачи идеологических позиций в угоду некоему синтезу коммунистического мировоззрения и христианского вероучения, поиска каких-то «новых моделей атеизма». Диалог и сотрудничество, в понимании коммунистов, исключают идеологические компромиссы. Коммунисты отвергают как беспринципное правооппортунистическое «растворение» в массах, уступки реакционным иллюзиям и фантазиям, сползание на позиции мирного сосуществования и конвергенции идеологий, так и левосектантскую замкнутость, изолированность, оторванность от масс, игнорирование их интересов и потребностей.

 

В. И. Ленин всегда считал обязательным говорить массам открыто и ясно о мировоззренческих позициях пролетарской партии, рассматривал атеизм как неотъемлемый элемент и составную часть коммунистической пропаганды и в то же время боролся за политическое единство всех трудящихся, вне зависимости от их религиозных заблуждений, против власти капитала, за свержение эксплуататорского строя и построение социалистического общества. И в этом ничего противоречивого нет. Оба положения вытекают из одной и той же принципиальной позиции. «Мы, коммунисты,— сказал с трибуны XXVI съезда КПСС Л. И. Брежнев,— с уважением относимся к религиозным убеждениям людей... Главное в том, какие цели преследуют силы, провозглашающие те или иные лозунги»49.

 

Ленинский принцип сочетания идейной борьбы против религии с укреплением единства трудящихся-неверующих и трудящихся-верующих равно применим как во время подготовки и проведения пролетарской революции, так и на большом историческом этапе строительства социализма и коммунизма. Практический опыт деятельности КПСС, обеспечившей невиданное в мире идейно-политическое единство и социальную сплоченность всего советского народа в борьбе за коммунистические идеалы, дал тому убедительное подтверждение, выявил беспочвенность и лживость обвинений наших противников в некоем «лавировании» и «лицемерии» коммунистов в их отношении к религии. Более того, именно этот опыт показал, что активное вовлечение верующих в созидательную деятельность по общественному преобразованию как нельзя лучше помогает им перейти на позиции научного миропонимания. Опытом сотрудничества атеистов и верующих в строительстве новой жизни располагают сегодня братские партии социалистических стран, крепящие социальное единство всех групп трудящихся, воспитывающие их в духе марксистско-ленинских идей.

 

Исходя из того, что упразднение религии, как иллюзорного счастья народа, есть требование его действительного счастья, марксизм рассматривает идейную борьбу с религией как неотъемлемую составную часть общей борьбы за утверждение коммунистического гуманизма.

В наше время в буржуазных странах невиданно широкие размеры и исключительно опасный для личности характер приобрело духовно-манипулятивное воздействие государственно-монополистического капитала на трудящиеся массы. При этом используются самые различные каналы, средства, методы, включая насильственное внедрение религиозных идей. В одной из работ, написанной группой ученых ГДР, манипуляция определяется как действия, направленные на приспособление, насколько это возможно, сознания широких масс народа к интересам крупной буржуазии, установкам империалистической идеологии, цель которых — деформация духовного мира людей и подавление способностей их разума, превращение трудящихся в обезличенный объект воздействия монополий 51.

 

В противоположность буржуазному манипулированию глубочайший гуманистический смысл атеистической пропаганды, как и всей коммунистической идейно-воспитательной работы, заключается в ее направленности на полное духовное раскрепощение трудящегося человека, превращение его в высокосознательного свободного творца истории, кузнеца собственного счастья. Если буржуазноимпериалистическое манипулирование отрицает самостоятельную ценность человеческой личности, то воздействие атеистической пропаганды основывается на признании человека наивысшей ценностью и строится с учетом объективной потребности всего общества и каждого его члена в обеспечении полного благосостояния, всестороннего и гармонического развития, проявления всех заложенных в человеческой личности возможностей саморазвития и самовоспитания. Формирование всесторонне развитой личности, свободной от пережитков прошлого, выступает необходимым условием для утверждения свободного существования всех людей и каждого человека в отдельности.

 

Распространение материалистического мировоззрения осуществляется в нашей стране в условиях гарантированной законом и воплощенной в жизнь свободы совести — «права исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, отправлять религиозные культы или вести атеистическую пропаганду»52. Главная гарантия обеспечения свободы совести — отделение церкви от государства и школы от церкви. Государственные органы не вмешиваются во внутренние дела церкви, в свою очередь церковь не вмешивается в дела государства. В советском социалистическом обществе церкви представлены необходимые условия для нормального функционирования, удовлетворения религиозных потребностей верующих.

 

Новым в статье о свободе совести в Конституции СССР является положение о том, что возбуждение вражды и ненависти в связи с религиозными верованиями запрещается. В этом — гарантия защиты прав личности независимо от отношения к религии, поскольку верующие и неверующие у нас равны перед законом. Их равноправие обеспечивается во всех областях экономической, политической, социальной и культурной жизни. Те и другие — строители нового общества.

 

Советское государство осуществляет контроль за соблюдением законодательства о религиозных культах, за тем, чтобы требования нашей Конституции неукоснительно соблюдались, выполнялись всеми гражданами.

 

В полном соответствии с Основным Законом страны, учитывая неотъемлемые права и свободы советских граждан, наша атеистическая пропаганда сочетает непримиримость к религиозной идеологии с полным уважением всякого искреннего убеждения в делах веры, «раз это убеждение,— по словам В. И. Ленина,— не проводится в жизнь путем насилия или обмана»53. Для нее являются непреложным законом чуткое и доброжелательное отношение к верующим, строгое осуждение тех, кто пытается внести в борьбу против религии обострение, допускает оскорбительные выпады. «Бороться с религиозными предрассудками, — учил В. И. Ленин, — надо чрезвычайно осторожно; много вреда приносят те, которые вносят в эту борьбу оскорбление религиозного чувства. Нужно бороться путем пропаганды, путем просвещения»54.

 

Научная постановка борьбы против религии требует обращать главное внимание на материалистическое, с учетом исторических, социальных, культурных, эмоционально-психологических и других факторов, объяснение причин и условий, порождающих либо поддерживающих религиозные предрассудки. В. И. Ленин категорически отвергал распространенную со времен просветителей XVIII века точку зрения о том, будто религиозные взгляды держатся лишь на обмане и невежестве, считал ее поверхностной и буржуазно-ограниченной, постоянно подчеркивал необходимость «материалистически объяснить источник веры и религии у масс». Он полностью разделял взгляды К. Маркса и Ф. Энгельса, вскрывших гносеологические, психологические, исторические и социальные корни религии.

 

Развивая в новых исторических условиях взгляды основоположников научного коммунизма, В. И. Ленин особо акцентировал внимание на социальной придавленности трудящихся в эксплуататорском обществе, кажущейся полной беспомощности их перед слепыми силами капитализма — самом глубоком современном корне религии. Корни религиозных верований трудящихся капиталистических стран он определял как социальные, а гнет религии — как продукт и отражение господства капитала во всех его формах55. Бессилие эксплуатируемых классов в борьбе с эксплуататорами так же неизбежно порождает их веру в лучшую загробную жизнь, как бессилие дикаря в борьбе с природой порождало веру в богов, чертей, чудеса и т. п.

 

Именно поэтому в эксплуататорском обществе па первое место в борьбе с религией выдвигается революционная практика классового движения, направленного к устранению социальных корней религии.

 

В условиях социализма важнейшей предпосылкой успехов атеистической работы становятся коренные социальные изменения в жизни общества, экономический, социальный, культурно-нравственный прогресс, вовлечение в систему производства, общественно-политическую и духовную жизнь всех трудящихся, включая верующих. М. И. Калинин говорил, что трудовой человек, втянутый в общественную работу, станет на точку зрения атеистов, потому что «развитие общественного инстинкта у человека, развитие общественности будет заменять его религиозное чувство. Это будет совершаться с неумолимостью физического закона...»56.

 

ЦК КПСС в постановлении «Об ошибках в проведении научно-атеистической пропаганды среди населения» (ноябрь, 1954), отмечал, что победа социализма и ликвидация эксплуататорских классов в нашей Советской стране подорвали социальные корни религии, уничтожили базу, на которую опиралась церковь57. В результате этого большинство населения освободилось от религиозных предрассудков. Таким образом, в структуре социалистических общественных отношений исчезли самые глубокие причины, которые могли бы порождать массовую религиозность, как это имело и имеет место в антагонистических формациях (господство частной собственности, эксплуатация человека человеком, социальный гнет).

 

Вместе с тем, как об этом подробнее будет сказано ниже, в стране еще есть люди, в той или иной степени зараженные религиозными предрассудками, а некоторые представители молодого поколения даже бравируют наличием у них крестиков, икон и т. п. Значит, приобретенные в школе знания определенной частью населения не всегда гарантируют их устойчивость против религии. Наличие религиозных пережитков не может быть объяснено лишь только отставанием сознания людей от изменения их общественного бытия, влиянием буржуазного мира, чего, естественно, ни в коей мере нельзя преуменьшать, недостатками атеистического воспитания в школе и семье. Масштабы и уровень атеистической работы далеко не везде отвечают требованиям партии. Но очевидно, что наше общество не достигло еще такой степени господства над объективными законами, природными и социальными силами, которая исключала бы любую возможность превратного, искаженного, религиозного отражения мира в сознании части людей. В литературе, посвященной данной проблеме, это объясняется тем, что, «подорванные в своей основе, социальные корни религии еще продолжают выступать в качестве частных причин, способствующих поддержанию религиозных пережитков»58. Их живучесть связывается с определенным этапом развития социалистических общественных отношений, степенью их зрелости, с особенностями реализации коммунистических принципов в современных условиях, низким уровнем образования и культуры некоторой части населения 59.

 

Однако достаточно полного и глубокого научного исследования причин существования религиозных пережитков при социализме, особенно на нынешнем этапе его зрелости, пока что в литературе нет. В само понятие «социальные корни религии» исследователи вкладывают неоднозначный смысл. Одни из них отождествляют понятия «корней» и «причин». Другие делают упор на их различие. Взаимоисключающие точки зрения высказываются также о существовании или отсутствии социальных корней религии в социалистическом обществе после их подрыва, Предметом особого внимания атеистов, ведущих пропагандистскую работу, естественно, должно быть содействие устранению причин, поддерживающих и питающих религиозные иллюзии. Они обязаны изучать особенности микросреды, в которой живут верующие, определенным образом реагировать на их сознание и поведение. Но пропагандистам-атеистам нужны и достаточно полные объективные сведения о состоянии и причинах религиозности части людей в зрелом социалистическом обществе, знание того, как эти причины видоизменяются в сравнении с предшествующими этапами его становления, в какой степени религиозные пережитки связаны со всеми другими пережитками прошлого в сознании людей. Отсутствие таких научно обоснованных данных снижает эффективность пропагандистских усилий атеистов.

Категория: Религия | Добавил: fantast (18.01.2019)
Просмотров: 86 | Рейтинг: 0.0/0