Из истории развития атеистического движения в СССР

Первый этап массового атеистического движения в нашей стране развертывался в годы ломки старого строя, в годы гражданской войны и борьбы против иностранной интервенции.

 

Начало массовому атеистическому движению положила Великая Октябрьская социалистическая революция. Ленинский декрет «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» (23 января 1918 г.) впервые в истории законодательно закрепил не только свободу вероисповеданий, но и свободу атеизма.

 

Антирелигиозная пропаганда начала развертываться уже в 1918 г. Но в условиях гражданской войны и военной интервенции она еще не могла быть планомерной и, как правило, ограничивалась разоблачением контрреволюционной деятельности религиозных организаций. Организованный и массовый характер антирелигиозная пропаганда начала приобретать в связи с разъяснением трудящимся значения ленинского декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви.

 

В этот период широкий размах приобрела кампания по разоблачению так называемых «нетленных мощей» и других «чудес» церкви. В. Д. Бонч-Бруевич вспоминает, что В. И. Ленин придавал этой кампании большое значение. «Показать, какие именно были «святости» в этих богатых раках и к чему так много веков с благоговением относился народ, этого одного достаточно, чтобы оттолкнуть от религии сотни тысяч людей,— не раз говорил Владимир Ильич»1.

 

Второй этап развития массового атеизма в нашей стране относится к периоду мирного социалистического строительства. Он был тесно связан с коренными экономическими и социальными преобразованиями, обеспечившими победу социализма в СССР, бурным расцветом науки и культуры, ростом политической сознательности и творческой активности трудящихся. Начало мирного строительства создало необходимые условия для перехода к более углубленной и планомерной пропаганде атеизма, которая во многом способствовала массовому отходу трудящихся от религии и церкви.

 

Наши идеологические противники, в целом признавая успехи атеистического движения в СССР, нередко высказывают недоумение по поводу быстрого роста атеизма в нашей стране в эти годы. «Как это могло случиться, что атеизм именно в России, на святой Руси пустил такие корни?» — писал в 1958 г. профессор папского института востоковедения в Риме Б. Шульце.

 

Большинство буржуазных идеологов и религиозных деятелей за рубежом отрицают закономерный характер развития атеизма в СССР, рассматривая его или как чисто случайное явление, или же как результат насилия над верующими и административного воздействия на религиозные организации.

 

История атеистического движения в нашей стране убедительно опровергает подобные утверждения. Успехи в области атеистического воспитания стали возможными прежде всего потому, что в ходе социалистического строительства была уничтожена социальная база, на которую опиралась церковь. Исчезла вековая придавленность трудящихся, навсегда было покончено с эксплуатацией человека человеком, с национальным неравенством, не стало классов, заинтересованных в поддержке и распространении религии.

 

Утверждение новых социалистических отношений во всех сферах общественной жизни, уничтожение безработицы и нищеты, ликвидация неграмотности населения, рост политической сознательности и культуры рабочего класса и колхозного крестьянства, ликвидация былой отсталости деревни, грандиозные успехи социалистического строительства — вот те объективные факторы, которые в первую очередь определили быстрый процесс секуляризации различных областей жизни в этот период. Огромную роль в развитии этого процесса сыграла идеологическая, воспитательная работа партии, направленная на формирование марксистско-ленинского мировоззрения трудящихся, на преодоление взглядов и традиций старого общества.

 

Вовлечение многомиллионных масс в русло планомерного хозяйственного строительства, активное участие трудящихся в борьбе за осуществление народнохозяйственных планов, сознательное использование ими законов общественного развития ускорили освобождение людей от религиозных иллюзий. Советские люди, создатели Магнитки и Днепрогэса, Кузнецка и Турк-сиба, Харьковского тракторного завода, Комсомольска-на-Амуре и других крупнейших строек первых пятилеток, на собственном опыте убеждались, что сами, без помощи сверхъестественных покровителей способны творить свое счастье.

 

В свою очередь, росту творческой инициативы трудящихся способствовало их освобождение от религиозных предрассудков. Зачинательница патриотического движения за повышение производительности труда в текстильной промышленности Е. В. Виноградова писала: «Работая на производстве, я твердо убедилась, что религия притупляет и принижает человека. Были случаи, когда работницы, порвав с религией, на глазах у всего цеха перерождались. Из незаметной пассивной ткачихи или прядильщицы такая работница становилась стахановкой».

 

Процесс отхода от религии не был одинаковым у различных слоев населения. Он проходил быстрее в среде рабочих крупных промышленных предприятий, в деревне же протекал медленнее. Решающее влияние на рост атеизма в деревне оказал колхозный строй. Вооружение колхозников современной техникой, достижениями агрономической науки не могло не нанести серьезный удар по религиозным предрассудкам. «Колхоз и трактор,— писала известная трактористка П. Ковар-дак,— разрушили поповские сказки о зависимости урожая от бога».

 

Интересен факт, приведенный Юлиусом Фучиком в 1931 г. на страницах центрального органа Коммунистической партии Чехословакии журнала «Творба», В корреспонденции Ю. Фучика из Советского Союза сообщалось, что в 1929 г. в Туркмении, в самый разгар борьбы с кулачеством, на колхозные поля напала саранча, грозившая уничтожить огромный урожай. Этим воспользовались муллы и ишаны, которые внушали верующим, будто Аллах послал наказание за то, что Туркменистан стал советским, призывали покориться воле Аллаха и возвратить землю своим бывшим хозяевам. В трудных условиях коммунистам Туркменистана удалось поднять население на борьбу с саранчой и одержать победу, это привело к падению авторитета мулл и ишанов, к повышению авторитета Советской власти. В беседе с Фучиком один из туркменских граждан, весело смеясь, говорил: «Ну, возможно, муллы и говорили правду, что Аллах послал на нас тяжелое наказание за то, что мы идем с большевиками. Но большевики выиграли борьбу. Значит, они сильнее, чем Аллах. И они не наказывают, а помогают. И вот теперь я хочу идти не только рядом с большевиками, а вместе с большевиками» 1

 

Одним из факторов, способствовавших росту атеизма в СССР, явилась культурная революция, широко развернувшаяся в годы социалистического строительства.

 

Среди культурных преобразований, происходивших в эти годы, особое значение для преодоления религии имели развитие народного образования, ликвидация массовой неграмотности населения. В 1932 г. школы ликбеза окончило около 20 миллионов человек1 2. В 1939 г. процент грамотных в возрасте от 9 до 49 лет составлял в среднем 87,4, в то время как в 1920 г. он был равен 443. Росло в стране число школ, библиотек, клубов, кинотеатров.

 

Среди средств идеологического воздействия особое место в процессе преодоления религиозных пережитков принадлежит школе. Анализируя состояние религиозности среди московских школьников в 1929 г., педагог П. П. Блонский показал, что к концу начальной ступени обучения под воздействием воспитательной работы учителей и школьной общественности число верующих учащихся падало с 60 до 25%.

 

Развитие народного образования, рост грамотности и культуры населения произвели переворот в сознании тружеников деревни. В этой связи интересны полученные в результате обследования бюджета времени крестьян данные о количестве часов, затраченных в 1923 и 1934 гг. взрослым населением деревни на учебу и религиозные обряды (из расчета часов за год на одного взрослого).

Активно велась в период социалистического строительства пропаганда атеизма, являющаяся составной частью идеологической работы Коммунистической партии.

 

Миллионами экземпляров выпускались антирелигиозные книги и брошюры. В издании атеистической литературы принимали участие издательства «Красная новь», «Атеист», «Безбожник» и др. О ее популярности среди читателей свидетельствует рост тиражей. Если с 1922 по 1929 г. издательство «Атеист» выпустило 270 названий книг общим тиражом в 24 млн. экземпляров, то только за один 1930 г. было издано 418 названий антирелигиозных книг тиражом в 20 млн. 500 тыс. экземпляров. Издательство «Безбожник» за два года (1927—1928) выпустило 79 антирелигиозных книг, в 1929 г.— 137, а в 1930 г.—уже 224 книги.

 

Быстро росло влияние газеты «Безбожник». В 1927 г. тираж ее был 62 тыс. экземпляров, а в 1931 г.— полмиллиона экземпляров. Распространение получили антирелигиозные периодические издания в национальных республиках. Так, в 1932 г. на различных национальных языках издавалось до 10 атеистических газет и более 20 антирелигиозных журналов. На Украине выходил журнал «Безвирник», в Узбекистане — «Худа-сызлар», в Башкирии — «Дегри», в Татарии — «Фен-хем-дин», в Грузии — «Мебрдзоли атеиста» и др.

 

Среди различных форм и методов атеистической пропаганды успехом пользовались в те годы вечера с разоблачением церковных «чудес», демонстрацией антирелигиозных кинофильмов, антирелигиозные выставки и т. д. Большую работу с населением проводили антирелигиозные музеи: Центральный антирелигиозный музей (ЦАМ) в Москве, Музей истории религии АП СССР и Государственный антирелигиозный музей в Ленинграде. Важную роль в разрыве трудящихся с религией и церковью сыграл Союз воинствующих безбожников СССР, который превратился в годы социалистического строительства в массовую организацию.

 

Наиболее сложным был процесс развития массового атеизма в национальных республиках и областях, которые в прошлом были экономически отсталыми, с низким уровнем культуры населения, почти поголовной неграмотностью.

 

Великая Октябрьская социалистическая революция уничтожила социальное и национальное неравенство, отменила религиозные средневековые законы, ставившие граждан в неравноправное положение. Победа социалистического способа производства способствовала ликвидации экономической и культурной отсталости в прошлом угнетенных наций. Разные нации и народности нашей страны начали свой путь к социализму с различных ступеней культурного развития, что обусловило различные темпы процесса секуляризации, однако развитие культуры в национальных республиках имело общие черты. Оно нашло свое конкретное воплощение прежде всего в преодолении массовой неграмотности, в развитии сети школ, клубов и библиотек, театров и других очагов культуры, а также в развитии атеистического движения.

 

Проведение в жизнь ленинской национальной политики создало необходимые условия для ликвидации национальной и религиозной розни, для постепенного изживания вредных традиций и обычаев.

 

Процесс массового отхода от религии в СССР был несколько замедлен в годы Великой Отечественной войны. Под влиянием бедствий, которые обрушились на нашу страну, наблюдалось усиление влияния религиозной идеологии среди части советских людей. Вместе с тем в годы войны, естественно, не могло уделяться должного внимания систематической работе по атеистическому воспитанию.

 

Грандиозные успехи, достигнутые в послевоенные годы в развитии экономики страны, науки, техники и культуры, усиление воспитательной работы партии среди населения, меры по усилению научно-атеистической пропаганды в конце 50-х и начале 60-х годов — все это способствовало дальнейшему неуклонному развитию атеистического движения в нашей стране, отходу от религии и церкви не только рядовых верующих, но и многих служителей культа.

 

Одним из важнейших итогов развития нашей страны, как отмечалось в докладе Л. И. Брежнева на XXV съезде КПСС, явилось создание общества, «где господствует научное материалистическое мировоззрение».

Категория: Религия | Добавил: fantast (17.01.2019)
Просмотров: 106 | Рейтинг: 0.0/0