Заповедь «Не убий» в контексте атеизма

Наш рассказ лучше всего начать с так называемых заповедей Моисея. По мнению христианских богословов, именно они образуют фундамент исходную основу религиозной морали. Высоко их оценивают и верующие. Нередко они рассуждают так: «Разве в Библии нет разумных утверждений? Вот, например, заповеди «не убивай», «не укради», «не прелюбодействуй» — что в них плохого?» Остановимся специально на этих трех заповедях: именно о них чаще всего вспоминают сторонники религии.

Не убий

Любую фразу, если ее вырвать из контекста, можно понять и истолковать по-разному. Поскольку же речь идет о совершенно конкретной заповеди, то прежде всего нужно установить ее точный смысл. Для этого обратимся к Ветхому завету, где содержится так называемое «десятисловие Моисея», в которое входит эта заповедь (Исход, 20; 13).

 

Чтение Библии способно вызвать полное недоумение, «священная» книга, оказывается, полна описаний бесчеловечных убийств и зверств. И самое поразительное в том, что преступления эти совершаются с именем бога на устах, который, оказывается, воспринимает убийство с явным удовольствием. «И сказал господь Моисею: возьми всех начальников народа, и повесь их господу перед солнцем, и отвратится от Израиля ярость гнева господня» (Числа, 25; 4). Другой эпизод: бог намерен учинить решительный суд над богами египетскими, доказать им, что именно он распорядитель мира. И он «поразил всех первенцев в земле Египетской», да так, что «не было дома, где не было бы мертвеца» (Исход, 12; 29—30). Оказывается, войны угодны всевышнему, а массовые убийства производятся с тем, чтобы люди «истреблены были так, как повелел господь Моисею» (Иисус Нав., 11; 20). Подобных примеров в Ветхом завете великое множество.

 

Противоречие налицо: с одной стороны, господь дает заповедь «не убивай», а с другой — сам толкает к массовым убийствам людей. В чем же дело? Остается предположить, что заповедь «не убивай» имеет здесь особый смысл и вовсе не исключает убийства и жестокости.

Так оно и есть. Заповедь «не убивай» в Ветхом завете распространяется лишь на последователей бога Яхве. Что же касается племен, с которыми сражаются сторонники бога Яхве, убивать их — благо, так как войны эти «священные» и сам господь помогает евреям учинять подлинный разбой. Так Библия освящает мораль рабовладельцев.

 

Порой некоторые авторы указывают на «противоречие» между требованием заповеди «не убивай» и реальной политикой церкви. Это иллюзия: на протяжении столетий церковь осуществляла эту заповедь именно в ее библейском понимании. Она объявляла «священными» те войны и убийства, которые были выгодны господствующим классам. Кто восставал против эксплуатации, тот объявлялся еретиком, «врагом церкви», в отношении которого оправдывалась любая жестокость. И «князья церкви» не заставляли себя долго ждать. Напомним о крестовых походах, об инквизиции, Варфоломеевской ночи, убийствах и пытках старообрядцев на Руси.

 

Таковы упрямые исторические факты, и от них никуда не уйти. Они говорят о том, что церковь, ссылаясь на авторитет бога, постоянно призывала верующих истреблять другие народы. Ярко писал об этом Ярослав Гашек: «Великая бойня — мировая война — также не обошлась без благословения священников. Полковые священники всех армий молились и служили обедни за победу тех, у кого состояли на содержании... По всей Европе люди, как скот, шли на бойню, куда их рядом с мясниками — императорами, королями, президентами и другими владыками и полководцами гнали священнослужители всех вероисповеданий...»

 

Защитник религии, правда, может сказать, что он признает заповедь «не убивай» как безусловное осуждение всякого убийства. При этом он, по-видимому, сошлется на Новый завет. Здесь действительно заповедь имеет несколько иной смысл: «Вы слышали, что сказано древним: «не убивай»... А я говорю вам, что всякий гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду» (Матф., 5, 21—22). Логически развивая эти христианские идеи, мы приходим к лозунгу «любить врагов».

 

Может показаться, что этот призыв является проявлением высшего гуманизма, направлен на пользу человека. Так ли это? Предположим, что разбойник напал на группу людей. Как поступить в этом случае? Можно попытаться усовестить бандита. Но если он продолжает бесчинствовать? Тогда выход один — обезвредить его силой. И это гуманно, потому что нельзя ставить жизнь многих людей в зависимость от того, подействует ли проповедь на отдельного преступника или нет. И наоборот, терпеть насилие — значит предавать гуманизм. Таким образом, если существуют насильники, то заповедь, безусловно отвергающая всякое насилие, может поощрять зло.

 

Вспомним Великую Отечественную войну. Закованные в броню фашистские полчища вторглись на нашу землю, чтобы осуществить человеконенавистнические планы уничтожения целых народов: русских, украинцев, евреев, белорусов и др. У них было достаточно средств, чтобы сделать это, если бы им не было оказано сопротивление. Как следовало поступить в данном случае, защищая подлинный гуманизм? Призывать фашистов к евангельской любви? Конечно, нет. И если фашистские бандиты были разгромлены, то произошло это потому, что весь советский народ, как один человек, поднялся на борьбу с захватчиками и победил их в упорной, кровопролитной борьбе.

 

Нельзя закрывать глаза на то, что современные империалисты готовят истребительную войну, применяют насилие против народов. Раздаются голоса авантюристов, грозящих уничтожить Советское государство. Недобитые гитлеровцы вновь обсуждают планы похода на восток; американские войска истребляют мирное население Вьетнама.

 

Народам нужен мир. Но от кого же он зависит? От бога, говорит церковь. Еще Августин Аврелий (V век) писал, что бог «устанавливает продолжительность войн, сокращая либо удлиняя их по своему усмотрению». То же говорит и современная церковь: «Мы, христиане, веруем, что дело войны и мира в руках божьих». Такой взгляд мешает людям видеть истинных виновников международной напряженности и бороться с их влиянием.

 

Дело мира можно отстоять лишь решительной и непреклонной борьбой народов всего мира, уверенных в своих силах и в уверенности этой черпающих энергию и решимость. При этом надо помнить, что многие церковники ныне поддерживают разбой и жестокость. Сошлемся, например, на американского кардинала Спеллмана, объявившего американских солдат, которые истребляют население Вьетнама, «воинами Христа», воплощающими в жизнь евангельские заветы. Больше того, некоторые служители бога открыто заявляют, что «воля господа» требует применить ядерное оружие и начать всечеловеческое истребление. Разве мало христианских фарисеев, которые доказывают, что проповедуемый христианством «конец света» и есть третья мировая война! В этих условиях говорить о «любви к врагам» — значит совершать предательство по отношению к гуманизму, по отношению к тем поколениям людей, которые мечтали о мире и отдали жизнь за его торжество.

 

Можно, конечно, понять благородные чувства верующих, которые защищают заповедь «не убивай». Мы высоко ценим борьбу за мир многих религиозных деятелей, осуждающих милитаризм, войны, жестокость. Нельзя, однако, полагаться лишь на силу проповедей. Ни к чему хорошему в прошлом это не приводило. Именно ради того, чтобы сбылись миролюбивые мечты поколений, нужно трезво видеть подлинных врагов мира, нужно противопоставить им волю народов, отбросив идеи пассивности и непротивленчества.

Категория: Религия | Добавил: fantast (12.01.2019)
Просмотров: 16 | Рейтинг: 0.0/0