Когда у человечества закончатся запасы ископаемого топлива?

 

Ископаемые виды топлива (уголь, нефть и газ) ограничены — потребляйте их достаточно долго, и глобальные ресурсы в конечном счете иссякнут. Опасения, связанные с этим риском, сохраняются на протяжении десятилетий. Возможно, самым известным примером этого была теория пика Хабберта - также известная как кривая Хабберта.

 

М. Кинг Хабберт в 1956 году опубликовал свою гипотезу о том, что для любого данного региона кривая производства ископаемого топлива будет следовать за колоколообразной кривой, причем производство сначала увеличивается после открытия новых ресурсов и улучшенных методов добычи, достигая максимума, а затем в конечном счете снижается по мере истощения ресурсов.

Пиковый прогноз Хабберта в сравнении с фактической добычей нефти в США

 

Его предсказание о том, что США достигнут пика добычи нефти в 1970 году, на самом деле сбылось (хотя пик был на 17 процентов выше, чем он предполагал, и с тех пор его траектория не следовала за колоколообразной кривой, которую он предсказывал). Это показано на диаграмме с гипотетическим пиком Хабберта, показанным наряду с фактическими данными о добыче в США, сообщенными Управлением энергетической информации (EIA); оба измеряются в баррелях, произведенных в год.

 

Многие пытались применить теорию Хабберта не только на региональном, но и на глобальном уровне, чтобы ответить на вопрос: когда у нас закончится ископаемое топливо?

 

Однако большинство попыток оказались ошибочными. Во время нефтяного кризиса 1979 года сам Хабберт неверно предсказал, что мир достигнет "пика добычи нефти" примерно в 2000 году; и в последующие десятилетия за этим предсказанием последовала череда преждевременных прогнозов аналитиков.

Запасы ископаемого топлива, годы

 

Между тем фактическое мировое производство и потребление нефти продолжает расти.

 

Трудность в попытке построить эти кривые состоит в том, что наше открытие запасов и технологического потенциала для извлечения этих запасов экономически эволюционирует со временем. Если мы посмотрим на тенденции в доказанных запасах топлива, то увидим, что наши заявленные запасы нефти не уменьшились, а увеличились более чем на 50 процентов, а природного газа-более чем на 55 процентов, начиная с 1995 года. Этот факт в сочетании с изменениями в темпах потребления означает, что прогнозирование "пикового ископаемого топлива" весьма неопределенно.

 

Чтобы дать статическую ориентировочную оценку того, как долго мы могли бы реально потреблять ископаемое топливо, мы построили соотношение запасов к добыче (R/P) для угля, нефти и газа на основе данных за 2015 год. Соотношение R/P существенно делит количество известных запасов топлива на текущий темп производства, чтобы оценить, как долго мы могли бы продолжать, если бы этот уровень производства оставался постоянным. Основываясь на статистическом обзоре BP World Energy 2016, мы имеем около 115 лет добычи угля и примерно 50 лет добычи нефти и природного газа.

 

Опять же, эти цифры полезны только в качестве статического показателя; они будут продолжать меняться со временем по мере того, как наша способность экономно добывать и извлекать ископаемое топливо меняется, а уровень потребления растет или падает.

Глобальный углеродный бюджет для двухступенчатого мира

Углеродный бюджет относится к максимальному количеству углерода, которое может быть высвобождено для поддержания 50-процентной вероятности.
глобального среднего повышения температуры, оставаясь ниже двух градусов Цельсия (цель, поставленная в рамках Парижского климата ООН соглашение). Это было измерено относительно количества углерода, которое было бы высвобождено, если бы все запасы ископаемого топлива сжигались без применения технологии улавливания и хранения углерода (CCS). Разница между ними заключается в следующем
определяется как "несгораемый углерод".

 

Однако, хотя истощение запасов может стать насущной проблемой через 50-100 лет, существует еще один важный предел производства ископаемого топлива: изменение климата. Выбросы углекислого газа остаются в атмосфере в течение длительного периода времени, создавая атмосферный запас, который приводит к повышению температуры. Чтобы сохранить среднее повышение глобальной температуры ниже двух градусов Цельсия (как было согласовано в Парижском соглашении ООН), мы можем таким образом рассчитать совокупное количество углекислого газа, которое мы можем испускать, сохраняя вероятность сохранения ниже этой целевой температуры. Это то, что мы определяем как "углеродный бюджет". В последнем докладе Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) бюджет, предусматривающий 50-процентную вероятность сохранения среднего потепления ниже двух градусов Цельсия, оценивается примерно в 275 миллиардов тонн углерода (как показано на диаграмме).

 

Обратите внимание, что с каждым годом оставшийся углеродный бюджет продолжает сокращаться—к концу 2017 года эта цифра еще больше снизится по сравнению с оценками МГЭИК.

 

Если бы мир сжег все свои известные в настоящее время запасы (без использования технологий улавливания и хранения углерода), мы бы выбросили в общей сложности почти 750 миллиардов тонн углерода. Это означает, что мы должны оставить около двух третей известных запасов в земле, если мы хотим достичь наших глобальных климатических целей. Однако важно иметь в виду, что это само по себе является упрощением глобального "углеродного бюджета". Как подробно обсуждалось в книге Цицерона "Глен Питерс", на самом деле существует множество возможных углеродных бюджетов, и их размер зависит от ряда факторов, таких как: вероятность остаться ниже нашей цели двухградусного потепления, темпы декарбонизации и вклад парниковых газов, не связанных с CO2. Например, если бы мы хотели увеличить вероятность сохранения потепления ниже двух градусов Цельсия до 80 процентов, нам потребовались бы более строгие ограничения по углероду, и нам пришлось бы оставить нетронутыми 75-80 процентов ископаемого топлива.

 

Количество ископаемого топлива, от которого нам пришлось бы отказаться, часто называют "несгораемым углеродом". Согласно широко цитируемому исследованию Carbon Tracker, существует значительный потенциал для того, чтобы этот несгоревший углерод привел к серьезным экономическим потерям.

 

Если капитальные вложения в инфраструктуру, выделяющую углерод, продолжатся в том же темпе, то, по оценкам МВФ, до 6,74 трлн долл.США (почти вдвое больше ВВП Германии в 2016 г.) будут потрачены в течение следующего десятилетия на разработку резервов, которые в конечном итоге не будут сжигаться. Исследование определяет это как "застрявшие активы".

Таким образом, хотя многие беспокоятся о возможности истощения запасов ископаемого топлива, вместо этого ожидается, что нам придется оставить нетронутыми от 65 до 80 процентов нынешних известных запасов, если мы хотим сохранить шансы на сохранение среднего глобального повышения температуры ниже нашей глобальной цели в два градуса.

ИСТОЧНИК

Категория: Наука и Техника | Добавил: fantast (25.02.2020)
Просмотров: 39 | Рейтинг: 0.0/0