Сколько земли в мире нам понадобится для того, чтобы накормить мировое население среднестатистическим рационом данной страны?

 

Животноводство занимает почти 80% мировых сельскохозяйственных угодий, но производит менее 20% мировых запасов калорий (как показано на рисунке). Это означает, что то, что мы едим, является более важным, чем то, сколько мы едим, при определении количества земли, необходимого для производства нашей пищи. По мере того как мы становимся богаче, наш рацион питания имеет тенденцию к диверсификации, и потребление мяса на душу населения растет; экономическое развитие, к сожалению, оказывает все большее влияние на земельные ресурсы. Если мы хотим, чтобы потребление мяса на душу населения могло устойчиво расти при более низких доходах, то потребление мяса на душу населения при высоких доходах должно будет уменьшиться.

 

В связи с этим возникает интересный вопрос: если бы мы достигли уровня устойчивой сбалансированности рациона питания на глобальном уровне, как бы выглядела наша диета? Александр и др. (2016) попытались ответить на этот вопрос с помощью мысленного эксперимента, названного "половинным индексом" (сокращение от "присвоение человеком Земли для производства продовольствия").

 

ПОЛУИНДЕКС задает и отвечает на гипотетический вопрос: если бы каждый человек в мире принял средний рацион питания страны "Х", то какой процент глобальной площади земли нам понадобился бы для сельского хозяйства?

 

Александр и др. (2016) рассчитайте этот индекс на основе сочетания национальных моделей потребления продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) и глобальных средних показателей урожайности и интенсивности землепользования для различных продовольственных товаров. Эти данные основаны на данных ФАО за 2011 год—последний год, доступный на момент публикации документа. Объединив показатели диетического состава (например, среднедушевое потребление говядины в Соединенном Королевстве) и землеемкости производства говядины (количество земли, необходимое для производства килограмма говядины, исходя из среднемировых показателей), авторы рассчитали среднее количество земли, необходимое для обеспечения рациона человека в той или иной стране. Отметим, что данная мера не включает в себя рыбу и другие морепродукты. Умножив эту потребность в земле на одного человека на мировое население, мы можем сделать оценку общей площади (и, следовательно, доли площади земли), которая была бы необходима, если бы каждый человек в мире принял пищевые привычки той или иной страны. Авторы определяют эту меру (доля земельных площадей, необходимых для ведения сельского хозяйства, если все приняли рацион страны "Х") как половинный индекс.

 

Мы использовали цифры из индекса HALF, как сообщалось в этой статье, для визуализации в этой статье, с одним заметным изменением. В то время как Александр и др. если представить этот показатель в виде процента от общей площади земли в мире, то нам будет легче интерпретировать эти цифры как процент от общей площади пригодной для жизни Земли в мире. С учетом нашего изменения значение индекса в 100 процентов указывает на то, что глобальное принятие данного рациона питания было бы физически достижимым, если бы мы использовали все пригодные для жизни земельные площади для сельского хозяйства, а значения, превышающие 100 процентов, не являются жизнеспособными в рамках глобальных земельных ограничений. Поэтому мы адаптировали половину индексных показателей для пригодной для жизни площади земли, исходя из предположения, что 71 процент общей площади земли в мире пригоден для жизни, как показано на диаграмме.

 

 

 

Земельные потребности по национальным рационам питания

 

Сегодня население планеты использует для сельского хозяйства примерно 50 процентов всех пригодных для жизни земель.

 

Какая часть нашей пригодной для жизни Земли нам понадобится, если мировое население будет придерживаться среднего рациона питания в той или иной стране? Результаты представлены на карте, показанной здесь. Мы раскрасили карту на основе наших текущих потребностей в сельскохозяйственных землях и наших физических ограничений на землю следующим образом:

 

Страны, показанные синим цветом, имеют средний рацион питания, который, если он будет принят во всем мире, приведет к меньшему использованию земель для сельского хозяйства, чем нынешние уровни (т. е. их половинный индекс составляет менее 50 процентов).


Страны, показанные желтым цветом, имеют средний рацион питания, который, если он будет принят во всем мире, потребует расширения сельскохозяйственных земель из нашего текущего распределения, но будет физически жизнеспособен в рамках глобальных земельных ограничений (т. е. их половинный индекс составляет от 50 до 100 процентов).


Те, что показаны в оранжевом цвете, имеют диетические потребности, которые не были бы осуществимы в глобальном масштабе, даже если бы мы превратили все пригодные для жизни Земли в сельское хозяйство (т. е. их половинный индекс больше 100 процентов).

 

Вы можете изучить точные процентные значения, наведя курсор мыши на любую страну на интерактивной карте.

 

В целом, существует 14-кратная разница в требованиях к земле по всем национальным рационам питания. Если бы мы хотели добиться справедливого рациона питания с использованием меньшего количества земли, чем сейчас, мы могли бы увидеть, что мир должен был бы приблизиться к диетическому составу стран Южной Азии, Африки к югу от Сахары и некоторых латиноамериканских стран (т. е. стран, показанных зеленым цветом). Самые крупные подгруппы стран попадают в среднюю группу: глобальное внедрение таких рационов питания потребует расширения сельскохозяйственного производства, но может быть физически жизнеспособным в пределах пригодных для жизни земельных ресурсов. Однако есть также ряд стран, которые попадают в категорию оранжевых: в Северной Америке, Бразилии, Аргентине, Австралии, Новой Зеландии и нескольких странах Европы было бы экологически невозможно для всех употреблять эту диету.

 

Если бы все стали придерживаться среднестатистического рациона питания в Соединенных Штатах, нам пришлось бы превратить все наши пригодные для жизни Земли в сельскохозяйственные угодья, и у нас все равно не хватило бы 38 процентов. Для новозеландской диеты нам понадобится почти в два раза больше пригодной для жизни Земли, чем у нас есть.

 

Доля глобальной пригодной для жизни земли, необходимой для сельского хозяйства, если бы у каждого был свой рацион питания.

Процентная доля глобальной пригодной для жизни площади земли, необходимой для ведения сельского хозяйства, если все мировое население должно было принять средний рацион питания любого человека. данная страна, в 2011 году. Фактическая доля пригодных для жизни земель, используемых для сельского хозяйства, составляла 50 процентов. Значения, превышающие 100%, являются это невозможно в условиях глобальных земельных ограничений.

 

Почему во всем мире существуют такие различия в диетических требованиях к Земле? На приведенной здесь диаграмме мы построили ПОЛУИНДЕКС каждой страны (как показано на приведенной выше карте) по оси y против ее валового внутреннего продукта (ВВП) на душу населения по оси X. В целом мы видим, что более богатые популяции имеют более высокие потребности в питании на земле. Кроме того, на этом графике показана доля земли, которую мы в настоящее время используем для сельскохозяйственного производства, построенная в виде серой горизонтальной линии на уровне 50 процентов. Большинство стран, лежащих ниже этой черты, находятся в Африке (синим цветом) и Азии (красным цветом), и большинство из них имеют доход на душу населения менее 10 000 долл.США в год.

 

Отсюда следует, что существует важный компромисс между воздействием на окружающую среду и питанием: по целому ряду экологических причин, включая биоразнообразие и климатические изменения, мы хотим уменьшить нагрузку на наши сельскохозяйственные угодья; но мы также хотим иметь здоровое и адекватно питаемое население. Теоретически, если бы мы хотели восстановить естественные экосистемы, используя только 13 процентов пригодных для жизни земель для сельского хозяйства, мы все могли бы принять средний рацион питания в Либерии или Мозамбике. Однако такие диеты, как правило, отличаются низким разнообразием и приводят к серьезному дефициту микроэлементов и недоеданию (Либерия и Мозамбик занимают одно из самых высоких мест по индексу скрытого голода среди детей дошкольного возраста). Поэтому, если мы хотим получать адекватное питание при сохранении глобального разнообразия земель, нам необходимо найти компромисс.

 

Существуют ли какие-либо страны с более высоким уровнем дохода, которым удается достичь хорошего здоровья при низких или умеренных требованиях к Земле? Япония предлагает один пример: несмотря на высокий уровень доходов, каждый мог бы принять среднюю японскую диету, и мы все еще могли бы сэкономить некоторые нынешние сельскохозяйственные земли. Однако Япония имеет один из самых высоких показателей потребления морепродуктов в мире—глобальное принятие такого рациона может просто заменить давление земельных ресурсов на наши океаны.

 

Диетическое землепользование и ВВП на душу населения, 2011 г.

Доля глобальной пригодной для жизни Земли, которая потребовалась бы для сельского хозяйства, если бы все в мире приняли среднее значение рацион питания данной страны в сравнении с валовым внутренним продуктом (ВВП) на душу населения, измеренным в 2011 г. по международным меркам-$. Мы в настоящее время используйте примерно 50% пригодных для жизни земель для сельского хозяйства, как показано горизонтальной линией.

 

Тем не менее, между странами с одинаковым уровнем дохода по-прежнему существуют значительные различия в потребностях в питательных землях. Почему, например, требование к новозеландцу более чем вдвое превышает требование к гражданину Великобритании, несмотря на то, что они имеют одинаковый уровень благосостояния?

 

Александр и др. (2016) подчеркивают, что типы продуктов, которые мы едим, оказывают гораздо более сильное влияние на землепользование, чем их количество. Земельные потребности различных рационов питания, как правило, наиболее сильно коррелируют с уровнем потребления мяса на душу населения в стране—и в первую очередь с уровнем потребления жвачных животных (говядины и баранины).

 

На диаграмме мы видим ПОЛУИНДЕКС (по оси y), построенный против среднего потребления говядины на душу населения (по оси x). Здесь мы видим очень сильную взаимосвязь: чем больше говядины мы едим, тем выше наши требования к землепользованию. Такие сильные корреляции не наблюдаются для других видов мяса, таких как свинина (где нет четкой взаимосвязи между потреблением и земельными потребностями). Ключевым выбросом на этом участке является Новая Зеландия—ее население также имеет сильное предпочтение баранине/баранине, которая требует такого же количества земли на килограмм мяса, как и говядина.

 

Мы видим, что страны с низкими земельными потребностями имеют очень низкие уровни потребления говядины—почти все страны, которые опускаются ниже 50-процентного уровня пригодности для жизни Земли, имеют уровень потребления на душу населения значительно ниже 10 килограммов в год.

Диетическое землепользование и потребление говядины, 2011 г.

Процентная доля глобальной пригодной для жизни площади земли, необходимой для ведения сельского хозяйства, если все мировое население должно принять средний рацион питания в любой отдельно взятой стране по сравнению с годовым потреблением говядины на душу населения, измеряемым в килограммах в год. Мы в настоящее время используется примерно 50% пригодных для жизни земель для сельского хозяйства, как показано серой горизонтальной линией.

 

Рассмотренный выше мысленный эксперимент по глобальному питанию имеет один важный недостаток: он ориентирован скорее на спрос, чем на предложение, и не учитывает возможности избавления земли от роста производительности. Урожайность значительно возросла за последние 50 лет, что позволило нам "сэкономить" землю, которая в противном случае была бы преобразована в сельское хозяйство. Может ли продолжающийся рост урожайности высвободить для нас больше земли, чтобы использовать ее в сельском хозяйстве?

 

Есть несколько соображений, которые следует принять во внимание. Во—первых, хотя мы ожидаем увеличения урожайности—особенно в странах с сильным экономическим ростом-население планеты также растет; к 2050 году нам придется кормить еще 2-3 миллиарда человек. Поэтому, чтобы избавить Землю от растениеводства, урожайность должна расти более быстрыми темпами, чем рост населения. В этом нет ничего невероятного: в последние десятилетия большинству стран (за исключением многих стран Африки к югу от Сахары) удалось увеличить производство зерновых культур более быстрыми темпами, чем население. Тем не менее, некоторые потенциальные выгоды от повышения урожайности в последующие десятилетия будут компенсированы ростом численности населения.

 

Второе соображение, которое следует отметить, состоит в том, что, как мы уже рассмотрели выше, основной вклад в диетические потребности Земли вносит скотоводство, а не сельскохозяйственные культуры. Хотя за последние 50 лет продуктивность животноводства возросла, это изменение было более скромным, чем увеличение урожайности сельскохозяйственных культур; с 1961 года мясная продуктивность крупного рогатого скота увеличилась примерно на треть, что значительно ниже, чем улучшение урожайности зерновых культур, которые выросли более чем в пять раз во многих странах. Этот рост продуктивности животных также был в значительной степени компенсирован глобальным производством мяса, которое за тот же период выросло более чем в четыре раза.

 

Таким образом, хотя рост производительности—как в растениеводстве, так и в животноводстве—возможно, даст нам больше земли для использования в сельском хозяйстве, увеличение численности населения и биофизические пределы означают, что такое увеличение вряд ли изменит глобальную карту потребностей в пригодных для жизни землях.

 

Заглядывая вперед,что мы можем сделать как отдельные люди, чтобы уменьшить земельные потребности нашего рациона? Если мы хотим предоставить каждому человеку в мире возможность получать разнообразное, питательное питание, одновременно снижая нагрузку на сельское хозяйство, то ясно, что страны с высоким уровнем дохода должны будут скорректировать свои средние рационы питания, чтобы уменьшить их относительное воздействие.

 

Как же нам это сделать? Возможно, самое сильное изменение в нашем рационе-это сокращение потребления мяса—особенно говядины или баранины. На приведенной ниже диаграмме мы видим относительные потребности в земле на грамм белка по целому ряду продовольственных товаров.

 

Мы видим, что даже по отношению к другим мясным продуктам земельные потребности говядины и баранины могут быть на порядок выше в расчете на грамм белка. Таким образом, даже замена говядины курицей уменьшила бы площадь земельного участка вашего диетического источника мяса в 10-15 раз.

 

На национальном уровне это потребует значительного смещения диетических предпочтений в сторону от высокоэффективных мясных продуктов. Чтобы достичь уровня потребления говядины/баранины в 10 килограммов в год, такие страны, как Соединенные Штаты, Бразилия или Австралия, должны были бы сократить потребление более чем на две трети; это был бы серьезный переход в диетических привычках. Однако есть некоторые признаки позитивных изменений: потребление говядины в ряде стран с высоким уровнем дохода, по-видимому, достигло своего пика, и многие из них в настоящее время следуют нисходящей (хотя и медленной) тенденции.

Землепользование на грамм белка, по типу питания

Средняя площадь землепользования, необходимая для производства одной единицы белка по типу пищи, измеряется в метрах в квадрате (м2) на грамм белка в течение годового цикла урожая или средней продолжительности жизни животного. Усредненные значения основаны на метаанализе исследования в 742 сельскохозяйственных систем, а также более 90 уникальных продуктов.

ИСТОЧНИК

 

Категория: Наука и Техника | Добавил: fantast (11.01.2020)
Просмотров: 15 | Рейтинг: 0.0/0