К вопросу о снижении материнской смертности. Мировая статистика

 

Что может быть более трагичным, чем смерть матери в тот момент, когда она дает жизнь своему новорожденному? Визуализация показывает, как часто это когда-то было. В Финляндии-стране, где женщины сегодня имеют самый низкий риск умереть от причин, связанных с беременностью – мы видим, что на протяжении большей части XIX века материнская смертность колебалась между 800 и 1000 смертями на каждые 100 000 рождений. Другими словами, при каждом рождении женщины сталкивались с вероятностью смерти 0,9%. А поскольку женщины в Финляндии рожали в среднем по 5 детей в то время, это означало, что смерть матерей не была редким явлением.

 

Визуализация также показывает, как изменилась с тех пор материнская смертность. Начиная со второй половины 19 века, риск смерти во время или после беременности снизился с 0,9% до 0,003%. Сегодня роды в 300 раз безопаснее, чем всего несколько поколений назад. Как же это было возможно?

 

Коэффициент материнской смертности

Коэффициент материнской смертности - это число женщин, которые умирают от причин, связанных с беременностью, во время беременности.

 

Измерение и прогресс: история Игнаца Земмельвейса

 

История снижения материнской смертности - это история о научных исследованиях и важности измерения. Сегодня медицина делает успехи, опираясь на рандомизированные контролируемые исследования – история снижения материнской смертности началась с некоего контролируемого исследования, которое не было запланировано, но произошло почти случайно.

 

В середине 19 века самый большой родильный дом в мире находился в Вене. В то время послеродовой сепсис был самой распространенной причиной материнской смертности. Эта инфекция матки убивала молодых матерей вскоре после родов.

 

Венский родильный дом был разделен на два крыла, и в течение некоторого времени врачи заметили разительную разницу между этими крыльями, которую они не могли объяснить. В первом крыле обучались врачи и студенты-медики, а во втором-акушерки. В первом крыле каждый десятый (!) мать умерла от послеродового сепсиса, в то время как во втором "только" один из 25 умер. Особенно важно то, что женщины поступали в клиники не на основании того, насколько сложным был их случай, а просто поочередно – другими словами, путем случайного распределения. Неумышленно больница создала условия, подходящие для естественного эксперимента.

 

В 1846 году в больницу был назначен молодой Венский врач Игнац Земмельвейс. У него было подозрение, что различия в рутинной практике двух крыльев дадут ему возможность понять, что же является причиной тревожно высокого уровня смертности в одном из них. Он заметил, что в первом крыле, где погибло 10% молодых матерей, студенты-медики попеременно помогали женщинам рожать и посещали посмертные обследования женщин, умерших от послеродового сепсиса. Они выполняли свою работу в обычной дневной одежде, а не в чистых белых халатах, и между вскрытиями и родами они не мыли рук. В отличие от этого, воспитанницы второй клиники не проводили посмертных обследований. Таким образом, за много лет до того, как стало известно о роли бактерий в болезнях, Земмельвейс пришел к выводу, что изучаемая им болезнь заразна и что именно врачи ее передают.

 

Земмельвейс также обнаружил, что химическое вещество уничтожает возбудитель болезни, и поэтому настоял, чтобы его ученики дезинфицировали им руки перед посещением трудовых палат. Это привело к драматическим результатам. К 1848 году показатели материнской смертности в двух клиниках Венского родильного дома были сопоставимы.

 

Однако настойчивое утверждение Земмельвейса о том, что послеродовой сепсис заразен, не укладывалось в общепринятое медицинское понимание того времени, и это означало мучительно медленный процесс убеждения медицинского истеблишмента в важности лучшей гигиены и мер антисептики. Только во второй половине XIX века антисептика была широко внедрена в повседневную акушерскую практику. Но это изменение, вкупе с открытием антибиотиков и развитием переливания крови в первой половине 20-го века, резко снизило риск смерти при родах.

 

История Земмельвейса говорит нам о двух вещах. Во-первых, он показывает, насколько мощным может быть измерение. За десятилетия до того, как была принята современная микробная теория болезни, и без понимания механизма, вызывающего послеродовой сепсис, именно измерение распределения материнской смертности дало Земмельвейсу решающее представление о том, какие шаги можно предпринять для эффективного снижения материнской смертности.

 

Во-вторых, он говорит нам, как удручающе долго это может продолжаться, пока новые открытия не будут приняты и, наконец, не изменят практику. Открытие Земмельвайса, которое могло бы привести к немедленным и повсеместным улучшениям, не получило широкого распространения. Прежде чем произойдет резкое сокращение материнской смертности, потребуется еще больше времени и накопится больше знаний.

 

Материнская смертность сегодня – и где мы могли бы быть с лучшими практиками

 

На диаграмме в начале этой статьи короткая фиолетовая линия говорит нам, что в 2015 году риск смерти при родах составлял 0,216% на каждые роды. В настоящее время в мире происходит около 140 миллионов рождений в год. При показателе 0,216% это означает, что во всем мире 303 000 матерей умрут во время родов в этом году.

 

Представьте себе, что значит для близких людей потерять новую мать. Теперь попробуйте представить себе глубину этого опустошения в 303 000 раз больше. Такова реальность 2015 года. Наклонная фиолетовая линия на диаграмме выше рассказывает историю огромного улучшения, но она также рассказывает историю, которая все еще связана с огромной трагедией.

 

На приведенной ниже карте мира показано распределение риска, связанного с деторождением сегодня. Обсуждаемый выше глобальный средний показатель скрывает огромные различия в глобальном здоровье. В некоторых странах Центральной Африки риск материнской смертности превышает поразительные 0,5%.

 

Это все еще очень долгий путь вниз для стран с самым бедным здоровьем сегодня. Но есть кое-что важное и позитивное, что следует извлечь из рассматриваемой здесь исторической перспективы. Финляндия, страна с самым низким уровнем материнской смертности на сегодняшний день, имела более высокий уровень смертности, чем сегодняшние наихудшие страны всего несколько поколений назад. В глобальном масштабе сегодняшний уровень материнской смертности аналогичен тому, что наблюдался в США в годы после Второй мировой войны. Нет никаких оснований полагать, что то, что было возможно для Финляндии и США, не должно быть возможным в других странах.

 

У нас есть преимущество в виде хорошо зарекомендовавших себя медицинских и технологических знаний, и это означает, что сегодня мы способны значительно быстрее сокращать материнскую смертность. Вы можете добавить Танзанию или Камбоджу к первой диаграмме выше, чтобы увидеть, как очень быстро некоторые страны сократили материнскую смертность в последнее время.

 

Учитывая эту основу знания, чего мы можем достичь в мире в целом? Один из способов обдумать этот вопрос состоит в том, чтобы спросить, сколько жизней было бы спасено, если бы коэффициент материнской смертности Финляндии применялся ко всему миру. Ежегодные 303 000 случаев материнской смертности будут сокращены до 4 217. Уникальный вид опустошения можно было бы избежать почти 300 000 раз.

 

Для финской женщины, жившей 150 лет назад, сегодняшняя значительно улучшенная реальность, вероятно, была бы невообразимой. Но снижение до 0,003% не является невообразимым, это то, что мы знаем, возможно. Наша история и опыт должны побудить нас поверить в то, что гораздо лучшее глобальное здравоохранение не только возможно, но и достижимо, если мы будем продолжать полагаться на хорошие измерения и применять лучшее научное понимание того, что является причиной смерти матерей.

Коэффициент Материнской Смертности, 2015 Г.

Коэффициент материнской смертности - это число женщин, которые умирают от причин, связанных с беременностью, во время беременности

ИСТОЧНИК

Категория: Наука и Техника | Добавил: fantast (07.01.2020)
Просмотров: 20 | Рейтинг: 0.0/0