Птичьи общежития

Фрагмент из книги "Арктика глазами зоолога". Автор С.М. Успенский.
В книге рассказывается об экспедиции советских ученых на один из самых удаленных и труднодоступных островов Северного Ледовитого океана — остров Беннета. Автор описывает суровую природу этого острова, его своеобразный животный и растительный мир. Рассказ ведется на фоне описания трудовых будней исследователей — геологов, метеорологов, гляциологов.

Обычно мы видим птиц, живущих отдельными парами и, если приглядеться внимательнее, ревностно охраняющих занятые участки от посягательств посторонних представителей тех же видов. Однако на острове Беннета подавляющее большинство пернатых гнездились колониями, предпочитали селиться в «общежитиях», иногда — в самом тесном соседстве.

 

Этот факт заинтересовал всех островитян. Кое-что о жизни птиц в «общежитиях» мне было известно и раньше; этими сведениями я тут же поделился со своими товарищами, по многое я сам стал понимать лишь во время маршрутов и наблюдений в колониях птиц.

 

Известно, что совместное гнездование птиц бывает обусловлено, с одной стороны, большими запасами кормов, с другой стороны — недостатком мест, удобных для устройства гнезд. Обычно, в подобных случаях птицы кормятся в различнохМ удалении от мест гнездования, т. е. районы их кормежки оторваны от гнездовой территории. Наиболее свойственно это морским птицам на Севере и в областях умеренного климата — чистиковым (чистикам, кайрам, люрнкам), чайкам, глупышам, образующим колоссальные птичьи базары; в тропиках — альбатросам, некоторым чайкам; в Антарктике — пингвинам, буревестникам.

 

Колонии морских птиц, расположенные либо на отвесных скалах, т. е. птичьи базары, либо па поверхности низменных островов, можно встретить далеко не всюду. В морях, как и на суше, есть и пустыня и свои оазисы, где жизнь бьет ключом. Особым богатством органической жизпи в море отличаются области усиленного вертикального перемешивания вод (обычно места встречи вод с разной температурой и соленостью), где толщи насыщаются необходимыми для развития жизни минеральными солями, поднимаемыми с грунта, и кислородом, захватываемым с поверхности. В первую очередь здесь бурно развиваются непосредственные потребители минеральных солей и кислорода — мельчайшие растительные организмы, объединяемые под общим названием фитопланктона. Их обилие делает возможным массовое развитие мелких ракообразных п других животных зоопланктона, привлекающих в свою очередь и рыбу и морских зверей. К этим же областям бывают приурочены, иногда большую часть года, скопления морских птиц.

 

В Арктике наибольшим богатством органической жизни отличается Баренцево море, по побережьям которого — па Новой Земле, Земле Франца-Иосифа, Шпицбергене, располагаются крупнейшие в мире «общежития». Например, в 1950 году па Новой Земле насчитывалось не менее 50 птичьих базаров, заселенных примерно двумя миллионами толстоклювпых кайр, многими десятками тысяч моевок, чистиков, бургомистров и других пернатых обитателей. Некоторые птичьи базары Севера существуют благодаря выносу теплых вод реками, т. е. опять-таки перемешиванию вод, хотя и происходящему на сравнительно небольших площадях. Такова колония морских птиц на острове Преображения в Хатангском заливе. Колонии на западе Новосибирских островов — островах Столбовом и Бельковском — обязаны своим происхождением водам Лены. Птичьи базары острова Беннета существуют скорее всего за счет влияния теплых вод Лены, Колымы, может быть — Индигирки, видимо достигающих его берегов.

 

В полярных странах колониальное гнездование имеет свои особые выгоды. Сгрудившиеся птицы не так сильно остывают, меньше излучают тепла в пространство, что очень важно в условиях здешнего холодного лета. Например выяснено, что у императорских пингвинов, обитающих в суровых условиях Антарктики, температура тела зависит от того, держатся ли они плотной «толпой» или поодиночке. В нервом случае температура бывает на два с лишним градуса выше, чем во втором. Птенцы пингвинов в отсутствие родителей собираются в одну тесную кучу и только так спасаются от морозов. Нечто подобное мне часто приходилось видеть и на острове Беннета. Стоило лишь спугнуть с карниза кайр, как кайрята сползались в кучу и замирали. Растащить их не было никакой возможности. Птенец, отнесенный на противоположный край карниза, тотчас возвращался в «детский сад» я не покидал его до прилета взрослых птиц.

 

Во время наблюдений выяснилось, что в крупных и плотпозаселеняых колониях птенцы кайр растут быстрее п гораздо реже замерзают или гибнут от хищников. Это можно объяснить тем, что при отсутствии родителей па карнизах образовывались более крупные «детские сады», в которых кайрята остывали меньше, чем в маленьких колониях. В больших «общежитиях» птенцы, оставшиеся без присмотра, чаще имели возможность забраться под крыло соседней птицы и согреться. Здесь они не подвергались опасности попасть в клюв бургомистра. Расходуя меньше энергии на поддержание температуры тела, такие птенцы быстрее росли и развивались.

 

— Ну, хорошо,— возражали мне Даня или Дима,— а как же другие птицы, пащример, моевки, а тем более — чистики, хотя и гнездящиеся колониями, но, по-существу, живущие в них отдельными семьями, птенцы которых не могут собираться в кучки и экономить тепло? Pianne особые преимущества получают они?

 

Действительно, тут было над чем задуматься, и все-таки ответ на этот вопрос нашелся. В условиях короткого арктического лета перед птицами стоит нелегкая задача — без опоздания отложить и высидеть яйца, вырастить птенцов. Помогает жизнь в «общежитиях». Нетрудно было заметить, что яйца, а затем птенцы, в большинстве гнезд в крупных плотных колониях чистиков появились почти одновременно. Не то было в мелких колониях, где пары занимали пустоты в удалении одна от другой. Там еще в двадцатых числах августа наряду с подросшими птенцами встречались малыши, которым, конечно, не было суждено превратиться во взрослых птиц: беспомощными, обреченными на гибель, их вскоре же покинули родители, изгнанные пришедшей сюда зимой.

 

Моевки па острове все еще не приступали к кладке, но по наблюдениям в других частях Арктики оказывалось, что и у этих птиц в больших и плотнозаселенных колониях яйца и птенцы появляются гораздо дружнее. Здесь много значит пример соседей; жильцы тесных «общсжитий» как бы взаимно подгоняют друг друга к кладке ялц, находятся к своеобразном и полезном соревновании.

 

Что касается белых даек, бургомистров и моевок, то колониальное гнездование дает им еще одно очевидное преимущество — совместную защиту от врага: навстречу ему вылетает не одна и не пара птиц, а большая стая; только в таких случаях оборона оказывается действенной.

 

Способность птиц из года в год гнездиться большими колопшши в одних п тех же местах весьма ценна в хозяйственном отношении. Такие «общежития» издавна используются человеком: в гнездовьях гаг собирают гагачий пух; в поселениях пеликанов, бакланов и других морских птиц, расположенных па западных берегах Южной Америки, образуется гуано — ценное удобрение и химическое сырье. На птичьих базарах Севера п Дальнего Востока заготавливают и птиц, по главным образом их яйца.

 

Этот промысел основан па способности кайр, маек и других пернатых откладывать новые яйца взамен отобранных. Ifipn разумном подходе к делу промысел может осуществляться без ущерба для колоний. Яйца кайр хороши па вкус — в чем согласились все островитяне, примерно вдвое превышают по весу куриные и представляют, особенно на Севере, где не разводят домашних птиц, ценный продукт питания. К тому же они гораздо богаче куриных яиц витамином А, что в этих условиях особенно важно.

 

К концу лета, когда привезенные с собой припасы иссякли и главным источником нашего продовольствия стали колонии птиц, все мы оцепили этот дар природы и пришли к выводу, что «птичьи общежития» в Арктике очень кстати и требуют к себе бережного отношения.

Категория: Наука и Техника | Добавил: fantast (24.09.2019)
Просмотров: 39 | Рейтинг: 0.0/0