Производство продуктов народного потребления в СССР после 70-х годов

Стабильный рост тяжелой индустрии, общие достижения научно-технического прогресса стали той основой, которая создавала необходимые возможности для обеспечения советских людей предметами потребления. Что же удалось сделать в этом направлении за годы десятой пятилетки? Чтобы полнее ответить на поставленный вопрос, расскажем сначала об одном весьма примечательном факте.

 

На протяжении всех 70-х годов Яковлевский льнокомбинат Ивановской области занимал классные места в соревновании. Две работницы комбината, А. В. Смирнова и В. В. Чистякова, за первые четыре года пятилетки выполнили задание 14 лет, более 400 человек в 1979 году превысили задания пятилетки. Тем досаднее были трудности в льняном производстве, которые заметно сдерживали рост производительности труда. Одна из главных — обрыв нити и связанный с этим нелегкий ручной труд по устранению обрыва и вызванного этим брака. Прежние поиски конструкторов серьезного эффекта не давали. И вот на помощь пришли ученые. Они предложили использовать очень сильные магниты. Не будем вдаваться в суть технической новинки. Отметим главное: содружество физиков, текстильщиков и конструкторов в короткий срок привело к созданию надежного автоматического устройства, благодаря которому производительность труда уже на первых порах выросла на 30 процентов. Эко номия сырья дает дополнительно около полумиллиона метров льняного полотна в год. Значительно увеличилась прибыль предприятия, более легким стал труд работниц.

 

Так союз науки и труда вывел Яковлевский льнокомбинат на новые рубежи прогресса, которые стали ближайшим ориентиром не только для других льнокомбинатов, но и для камвольных, хлопчатобумажных и шелковых предприятий текстильной промышленности. Приволжские магниты «притянули» к себе внимание многих коллективов, стремящихся и у себя внедрить идеи ученых.

 

Приведенный факт примечателен не просто как страница из биографии ивановских ткачей. Главное в том, что он воплощает в себе суть важнейшего направления экономической стратегии партии, связанного с большим усилением внимания к развитию отраслей, включаемых в группу «Б».

 

Эти проблемы, стоявшие перед страной и прежде, особую остроту приобрели теперь, когда масштабы производства приняли невиданные размеры и на первый план выдвинулись задачи, связанные с повышением уровня жизни народа. В 1975 году среднемесячная денежная зарплата рабочих и служащих составила около 146 рублей За первую половину 70-х годов она заметно выросла. Тенденция ее устойчивого роста была характерна и для второй половины 70-х годов. Повсеместно завершилось повышение минимума зарплаты до 70 рублей в месяц.

 

Современному читателю едва ли нужно объяснять, почему рассказ о производстве предметов потребления начинается с только что приведенных цифр. Ведь сами по себе эти цифры только тогда отражают реальный подъем материального благосостояния трудящихся, когда им соответствует увеличение производства товаров для населения. Подчеркивая важность этого обстоятельства, XXV съезд КПСС указывал и на другой не менее важный фактор: дефицит предметов потребления снижает стимулирующую роль оплаты труда. Хозяйственная практика каждого дня наглядно свидетельствовала о том, что без своевременного поступления денег в бюджет от продажи товаров населению государство будет испытывать нехватку финансовых ресурсов, необходимых для общего развития экономики.

 

Намечая пути преодоления различных трудностей, сдерживающих производство товаров народного потребления, XXV съезд КПСС прямо указал, что большие резервы этой отрасли связаны с использованием местных ресурсов, с инициативой республик, краев и областей, самих предприятий.

 

К сожалению, не везде и не сразу была осознана вся важность такой постановки вопроса. Как, например, могли случиться перебои в торговле такими товарами, которые без особого труда можно производить в самых разных районах страны? Депутаты Верховного Совета СССР и работники народного контроля специально организовали проверку писем и жалоб трудящихся, связанных с подобными непростительными ошибками. Проверка показала, что едва ли не все товары повседневного спроса можно с успехом производить на местах, энергично вовлекая в эту работу местную промышленность, потребительскую кооперацию, Советы и их постоянные комиссии.

 

Многие недостатки в короткий срок были исправлены, что еще раз показало, какими возможностями располагает легкая и пищевая промышленность страны, сколь велики резервы эффективного использования местного сырья, особенно в отдаленных районах.

 

В связи с быстрым расширением спроса особо важное значение приобретало своевременное завершение строительных работ и пуск новостроек на полную мощность.

 

Усиление внимания к производству товаров массового потребления было бы неверно сводить к росту капиталовложений и увеличению числа новостроек во всех союзных республиках. Не менее существенно и то, что в эту сферу экономики все более властно вторгается современный научно-технический прогресс.

 

Возьмем для примера Невинномысскую камвольно-прядильную фабрику. В первом квартале 1980 года новое предприятие уже полностью было введено в строй. Для его создания потребовалось вдвое меньше площади, чем обычно, ибо впервые основные цехи размещены на двух этажах, а инженерные коммуникации расположены в подвале и чердачной части корпуса. Все основные процессы на фабрике автоматизированы. Больше всего радуют рабочих кибернетические устройства, с помощью которых контролируется толщина нити. Даже малейшие отклонения от технологических требований теперь исключены, что гарантирует высокое качество пряжи и изготовленных из нее трикотажных изделий.

 

Раньше таких предприятий на Ставрополье не было. Не было подобной техники на предприятиях группы «Б» и в других районах страны. А теперь они есть. Более того, становятся правилом.

 

Наряду с капитальным строительством другим важным направлением, характеризующим процесс производства товаров народного потребления, была реконструкция действующих предприятий.

 

Когда знаменитая ивановская ткачиха 3. П. Пухова стала директором фабрики, больше всего она мечтала о замене устаревших ткацких станков современными автоматами. В десятой пятилетке мечта стала явью. В 1979 году на смену старому оборудованию стало поступать новое, с освоением которого предприятие с полуторавековой историей превращается в фабрику-автомат. Производительность труда увеличивается в 2 с половиной раза, а выпуск тканей — втрое. Знаменательно не только это: меняется сам характер труда текстильщиц. По общему признанию самих работниц, он становится более привлекательным.

А на соседнем меланжевом комбинате внедрено безверетенное прядение и бесчелночное ткачество. На фабриках «Коммунар», имени Красина и некоторых других механизация основных и вспомогательных работ, применение контейнеров позволили освободить тысячи прядильщиц и ткачих от тяжелого физического труда.

 

Техническая реконструкция, омолодившая текстильный ивановский край, несет ощутимые экономические выгоды государству. С ее помощью стоимость прироста одного квадратного метра ткани обходится вдвое меньше, чем при новом строительстве. Ушли в прошлое закопченные корпуса, недалеко время, когда сдадут в музей механический ткацкий станок.

 

Аналогичные процессы характерны для всех отраслей группы «Б» в целом. В десятой пятилетке в среднем за год для легкой и пищевой промышленности создавалось более 200 образцов новых типов машин, оборудования и приборов. К исходу 70-х годов на эти отрасли приходилась пятая часть всех автоматических линий промышленности СССР. А среди всех комплексно-механизированных и автоматизированных предприятий страны почти половина относилась к легкой и пищевой индустрии.

 

В этих масштабах и темпах развития отраслей, производящих предметы массового спроса, нельзя не видеть поворот ко все более полному удовлетворению потребностей населения. Роль тяжелой индустрии в его осуществлении становилась тем более значительной, что с ее помощью формируются современное агропромышленное производство, строятся механизированные птицефабрики, оснащается, можно даже сказать, заново создается сфера услуг. 60-е годы прошли под знаком массового внедрения в быт телевизоров, холодильников, стиральных машин, транзисторных приемников, магнитофонов и т. п. Вполне естественно, что в последующее десятилетие наряду с этим производством на индустриальные рельсы стала переходить вся служба, связанная с ремонтом и обслуживанием бытовой техники.

 

Конечно, подобный поворот — дело нелегкое. И разных причин, тормозящих его, немало. В том числе и причин психологического порядка. Годами большие творческие коллективы концентрировали все свои силы и знания на создании важнейших средств производства, дорогостоящего, порой уникального оборудования, оборонной техники. Они прославили себя знаменитыми самолетами и спутниками, марками высококачественных сталей и станков, а теперь им предлагали одновременно с основной продукцией наладить производство... кастрюль, раскладушек, будильников, детских игрушек, колясок для малышей. Мешали и прежние расценки, неналаженность кооперативных связей, отсутствие соответствующих навыков.

 

Шаг за шагом промышленность совершала поворот к более полному удовлетворению потребностей трудящихся. Правда, не все из намеченного удалось претворить в жизнь. Одна из главных трудностей коренилась во все еще недостаточной оснащенности сельского хозяйства современной техникой и высококвалифицированными кадрами. Положение усугублялось тяжелыми последствиями неурожайных лет, от чего в первую очередь страдали некоторые отрасли пищевой и легкой промышленности. Тем не менее десятая пятилетка сохранила преемственность (по отношению к девятой) в общем приросте товаров массового спроса. За 70-е годы потребление мяса поднялось с 48 до 58 килограммов в год, яиц—со 159 до 233 штук, сахара — с 38,8 до 43 килограммов.

 

Если же посмотреть, как советские семьи распределяли свой бюджет, то станет ясно, что удельный вес расходов на питание уменьшился, а доля затрат на приобретение тканей, одежды, обуви, мебели, предметов культуры и быта выросла. Тот период, когда многие промышленные товары жители города и деревни приобретали впервые, уже миновал. По выражению социологов, наступило время спроса «вторичного», «третичного» и т. д.

 

Иначе говоря, население в массе своей стремилось заменить устаревшие модели новыми. Подобно тому как на смену самым первым телевизорам (теперь только в кино или музее увидишь их маленькие экраны с увеличительной линзой) пришли и ныне еще широко распространенные марки («Темп», «Рекорд» и другие), с середины 70-х годов в моду вошли так называемые цветные телевизоры. В 1980 году их выпуск вышел на уровень 2 миллионов в год, то есть превысил четвертую часть общего производства. Десятилетием раньше число телевизоров для приема цветного изображения, произведенных в СССР, достигло лишь 46 тысяч, что было менее 1 процента их общего выпуска.

 

Многие в прошлом дефицитные модели холодильников спросом почти не пользуются. Они морально устарели. Потребитель требует установок большей емкости и мощности, оснащенных вместительными морозильными камерами. Почти в 3 раза по сравнению с 1970 годом вырос выпуск мебельных гарнитуров. Удвоилось производство щипковых инструментов и фотоаппаратов...

 

Счет давно уже идет на миллионы штук. Но это относится не только к товарам, которые в 70-е годы стали традиционными для всего населения. Когда в середине 70-х годов в Баку развернулось сооружение завода бытовых кондиционеров, то многие просто не знали о существовании подобной аппаратуры. В 1976 году с главного конвейера сошло уже 56 тысяч приборов искусственного климата. Весть о них распространилась необычайно быстро, ведь даже в условиях летней среднеазиатской жары они поддерживают в квартире нормальную температуру и влажность, обеспечивают чистый воздух. К 1979 году Бакинский завод, крупнейший среди подобных в Европе и Азии, увеличил выпуск кондиционеров в 6 раз, все они были отмечены государственным Знаком качества. Не останавливаясь на достигнутом, бакинцы развернули в крупных городах страны сеть фирменных ателье гарантийного обслуживания. Одним словом, в 80-е годы многие товары, которые прежде были дефицитными, появились в торговле в большом количестве. Это по-новому поставило вопрос о качестве изделий.

 

Среднемесячная заработная плата рабочих и служащих в народном хозяйстве достигла в 1985 году 190 рублей, то есть была на 21 рубль больше, чем в 1980 году, оплата труда колхозников — 153 рубля. Уровень реальных доходов колхозников по отношению к реальным доходам рабочих и служащих (в расчете на члена семьи) поднялся до 90 процентов против 70 процентов в 1960 году и 80 процентов в 1970 году. Вклады населения в сберегательные кассы выросли в 1981 —1985 годах почти на 65 миллиардов рублей '.

 

С учетом значительного роста денежных доходов населения партия выдвинула на первый план задачу более быстрого развития отраслей группы «Б», улучшения снабжения населения продовольствием, а также промышленными товарами широкого потребления. Как отмечалось на июньском (1983 года) Пленуме ЦК КПСС, «мало усовершенствовать систему денежного вознаграждения за труд, надо еще производить необходимое количество товаров, пользующихся спросом. Причем, эталоны качества должны быть взяты без всяких скидок, самые высшие».

 

Серьезные задачи в этом направлении были поставлены в одиннадцатой пятилетке перед отраслями тяжелой промышленности, прежде всего в плане технического перевооружения отраслей группы «Б», сельского хозяйства. При росте общего объема продукции отраслей промышленности, входящих в агропромышленный комплекс, значительно быстрее увеличивался выпуск продукции предприятий, обеспечивающих АПК средствами производства.

 

XXVI съезд КПСС отвел важную роль тяжелой промышленности и в организации выпуска товаров для населения непосредственно на ее предприятиях. Здесь производилось 30 процентов всех товаров ширпотреба, больше половины всех непродовольственных товаров народного потребления, в том числе завоевавшие добрую славу у покупателей надежные, экономичные холодильники с маркой «ЗИЛ», воздухоочистители тольяттинского Электротехнического завода, детские велосипеды, изготавливаемые машиностроителями Электростали. Неизменно высоким спросом пользовалась малогабаритная стиральная машина «Малютка», выпускаемая заводом тяжелого машиностроения «Уралмаш».

 

В Пермском агрегатном производственном объединении имени М. И. Калинина администрация и партком настойчиво добивались того, чтобы производство товаров для населения стало заботой всего коллектива. Партком систематически рассматривал на своих заседаниях эти вопросы. Производством продукции массового спроса в объединении занялись опытные конструкторы, технологи, рабочие. Все это нацелило коллектив на создание товаров на уровне лучших образцов (предприятие выпускало бытовые вентиляторы, электропилы, лодочные моторы).

 

Этот список предметов культурно-бытового назначения и хозяйственного обихода, а также предприятий тяжелой, в том числе оборонной промышленности, освоивших их выпуск, можно продолжить. В то же время Госплан СССР отмечал наличие больших резервов для расширения производства товаров народного потребления.

 

В ходе пятилетки более 40 предприятий союзного подчинения, расположенных на территории РСФСР, не производили продукцию для населения, некоторые союзные министерства под различными предлогами не принимали предложения местных Советов по увеличению выпуска необходимых товаров. Советы Министров автономных республик, исполкомы краевых и областных Советов в полной мере еще не использовали предоставленные им права привлечения к решению этой задачи всех предприятий независимо от их ведомственной подчиненности.

 

На протяжении одиннадцатой пятилетки в стране была выдержана установка XXVI съезда на опережающее развитие отраслей группы «Б». Особенно быстро развивалась стекольная и фарфоро-фаянсовая, пищевая промышленность, производство товаров культурно-бытового и хозяйственного назначения, что позволило несколько повысить уровень обеспечения населения товарами, снять дефицит на некоторые виды изделий.

 

Улучшилось положение в торговле хлопчатобумажными и льняными тканями, чулочно-носочными изделиями, мужскими рубашками, посудой, моющими средствами — товарами, в торговле которыми случались перебои в предшествующие пятилетки. Многие предприятия выпускали товары с высокими потребительскими свойствами, соответствующие современным требованиям. Особой популярностью у покупателей пользовались костюмы столичного объединения «Большевичка», обувь, выпускаемая московской фирмой «Заря», посуда Ленинградского фарфорового завода, продукция Чебоксарской чулочно-трикотажной фабрики.

 

Новый импульс движению за более полное удовлетворение запросов покупателей придала одобренная ЦК КПСС инициатива ряда крупных предприятий страны развернуть соревнование за увеличение выпуска высококачественных товаров народного потребления. Показательно, что среди шести зачинателей движения четыре коллектива представляли индустрию Российской Федерации. Это столичная «Заря», дмитровское производственное объединение «Юность», Ивановский хлопчатобумажный комбинат имени Ф. Н. Самойлова и свердловский Уралмаш.

 

Инициаторы брали на себя обязательства выпускать продукцию соответствующую лучшим современным образцам, переходить к выпуску новых образцов, не дожидаясь, когда освоенные ранее изделия устареют (московские обувщики и дмитровские швейники решили ежегодно обновлять 75—80 процентов своей продукции, ивановские текстильщики — более половины тканей). Обязательства были подкреплены техническим перевооружением производства, совершенствованием организации труда.

 

В обувном производственном объединении «Заря», на его головной фабрике «Парижская коммуна» реконструкция, которая велась с конца 70-х годов, охватила значительную часть предприятий. В каждом цехе действовали общественные бюро управления качеством выпускаемой продукции, куда входили передовые рабочие, технологи, старшие механики, представители общественных организаций. Ответственность за качество изделий особенно выросла с переходом на бригадную форму организации и оплаты труда, многие коллективы работали на самоконтроле, не пропуская никаких отклонений от технологии. Объединение, возглавляемое лауреатом Государственной премии СССР, широко известным в стране в 50-е годы рабочим — инициатором движения за снижение себестоимости продукции Г. В. Мухановым, устойчиво работает многие годы: перевыполнены планы девятой, десятой и одиннадцатой пятилеток, свыше миллиона пар сверхплановой обуви выпущено в 1981 —1985 годах.

 

Пример передового коллектива особенно поучителен, поскольку вся обувная отрасль в республике работала с большими перебоями. Каждое второе предприятие не выполняло договорных обязательств. В 1984 году депутаты Верховного Совета СССР, члены постоянной комиссии по вопросам труда и быта женщин, охраны материнства и детства проверили, как осуществляет индустрия планы выпуска товаров для детей. Выяснилось, что удельный вес этих товаров в общем объеме продукции легкой промышленности не растет. Депутаты отметили,/Что при недопоставке в течение года миллиона пар детскйи обуви фабрики выдали сверх плана несколько миллионов пар тапочек для взрослых, предпочитая менее трудоемкие изделия. К тому же и общее количество выпускаемой обуви в 1981 —1983 годах не увеличивалось, много нареканий вызывало качество продукции.

 

В начале 1984 года положение дел в этой отрасли стало предметом специального обсуждения на заседании Президиума Совета Министров РСФСР, потребовавшего от руководства Мин-легпрома восполнить отставание по выпуску кожаной обуви, повысить эффективность работы фабрик и комбинатов, сделать все необходимое для более полного удовлетворения запросов населения.

 

В 1984—1985 годах наметился некоторый сдвиг в работе легкой промышленности, хотя задание 1985 года полностью не было выполнено.

 

Не удовлетворялся спрос и на некоторые другие товары широкого потребления, многие предприятия медленно перестраивали технологию и организацию производства для удовлетворения быстро меняющейся конъюнктуры рынка. «Обилие в магазинах товаров, мимо которых равнодушно проходит покупатель, и рядом очереди за другими, подчас простыми в производстве вещами приводит к мысли: плохо еще отлажен хозяйственный механизм, связывающий торговлю с промышленностью»,— подчеркивала группа депутатов Верховного Совета СССР в статье «На что истратим рубль зарплаты». Призывая больше думать о чести заводской марки, укреплять прямые связи промышленности и торговли, депутаты предложили дать слово в газете людям труда, специалистам, занятым в этих отраслях экономики, обсудить насущные проблемы производства и реализации предметов потребления.

 

Поставленная задача имела важное экономическое значение. Речь шла не только об обеспечении товарами платежеспособного спроса, но и о повышении стимулирующей роли оплаты труда. К тому же хозяйственная практика наглядно свидетельствовала, что без своевременного поступления в бюджет денег от продажи товаров населению государство будет испытывать нехватку финансовых ресурсов, необходимых для общего развития экономики.

 

В 1984 году темпы роста розничного товарооборота повысились. В большинстве районов страны улучшилось обеспечение населения продуктами животноводства и некоторыми другими важнейшими товарами народного потребления. Однако установленный план не был выполнен, возрастающий спрос населения на отдельные товары удовлетворился не полностью. Результатом такого положения явилось то, что в бюджет не поступали сотни миллионов рублей.

 

В 1985 году ассигнования на развитие отраслей промышленности группы «Б» возросли. С 1 января 1985 года был отменен Знак качества для продукции легкой промышленности, поскольку длительная и сложная процедура аттестации товаров стала тормозить обновление ассортимента. Во главу угла было поставлено производство товаров улучшенного качества с индексом «Н» (новинка), а также особо модных изделий, реализуемых по товарным ценам.

 

Что же больше всего мешало нормальной работе трудовых коллективов, производящих предметы потребления? Ответить на этот вопрос однозначно нельзя. Но вот что рассказывают сами рабочие и специалисты, занятые, например, на Глуховском хлопчатобумажном комбинате. Многие годы это предприятие по праву считалось в текстильной промышленности звездой первой величины, оно славилось и объемами производства, и качеством тканей, и, что не менее показательно, богатыми трудовыми традициями. Недаром сюда ездили учиться и перенимать опыт. Тем удивительнее, что в 80-е годы прежние достижения вдруг стали недосягаемыми. Не нужно думать, будто подводила техника. В годы одиннадцатой пятилетки проводилась серьезная реконструкция фабрик, в цехи поступало новейшее оборудование. Беда была в другом. Ежегодно комбинат покидали сотни людей. Уходили не только на пенсию. Многие кадровые работники с горечью покидали комбинат, где, к сожалению, руководство и общественные организации стали мало заботиться об улучшении условий труда ткачих, прядильщиц, ремонтников и т. д. Не терял своей остроты жилищный вопрос. Да и в цехах, где появились новые станки, не принимались должные меры по снижению шума, запыленности, созданию нормального температурно-влажностного режима. Отсюда и текучесть рабочей силы, нехватка опытных кадров, простои оборудования, снижение качества тканей...

 

Читатель, хорошо знакомый с нашей прессой, вспомнит и другие примеры. Так, техническое перевооружение и реконструкция текстильных предприятий Ивановской области проходили в 70—80-е годы одновременно с усилением внимания к социальному развитию трудовых коллективов. Обновление техники сопровождалось массовым вытеснением ручного труда, сооружением в цехах вентиляционных установок и кондиционеров, массовым вводом в строй дошкольных учреждений. Еще в середине 70-х годов в любом городе и поселке области жалоба на невозможность устроить малыша в детсад была обычным явлением. По норме на 100 работающих женщин полагалось иметь 27 мест в дошкольных учреждениях. Но на текстильных предприятиях их было лишь 20, в легкой промышленности в целом — 15, в сфере услуг — еще меньше. В итоге только в Иванове в 1975 году не могло пойти работать около шести тысяч женщин. И тогда обком партии решил объединить усилия всех министерств, заинтересованных в «дошкольном вопросе». Таких оказалось 44. Коллективно разработали план действий, всю область разбили на зоны, по каждой определили ответственных за сооружение детсадов и яслей, их ремонт, за своевременный ввод в строй и т. д. Ежемесячно газеты публиковали сводки о положении дел. К началу одиннадцатой пятилетки обозначился коренной сдвиг, а к ее исходу все намеченные планы удалось перевыполнить. Что не менее важно, при Шуйском педагогическом институте открыт факультет дошкольного воспитания. Воспитателей готовит Кинешемское дошкольно-педагогическое училище, ширится выпуск медсестер и музыкальных работников для детских учреждений. Одной социальной проблемой в области стало меньше.

 

«Закрепить и развить дело — вот наша задача» — так оценила ситуацию Герой Социалистического Труда 3. П. Пухова. Бывшая ткачиха, выдающийся новатор, она в 1985 году стала председателем Ивановского облисполкома. Одновременно 3. П. Пухова возглавила постоянную Комиссию по вопросам труда и быта женщин, охраны материнства и детства Совета Союза Верховного Совета СССР. И по службе, и по зову сердца она не жалеет сил для улучшения дел в своей области и для распространения накопленного здесь опыта по всей стране.

 

Успехи ивановцев на рубеже 70—80-х годов еще раз показали, сколь важна и плодотворна взаимосвязь производства и быта с подъемом жизненного настроя текстильщиков, да и их семей. Не потому ли именно в Ивановской области, где в 30-е годы гремела слава известных стахановок Марии и Евдокии Виноградовых, в 80-е годы появилась первая в текстильной промышленности работница — дважды Герой Социалистического Труда. Речь идет о Валентине Голубевой, ткачихе Ивановского камвольного комбината, депутате Верховного Совета РСФСР, делегате XXVII съезда КПСС. 25 годовых норм выполнила она только за одиннадцатую пятилетку. На практике это означало ежедневное обслуживание тридцати двух машин, то есть в пять раз больше положенного. Смена, рассказывает В. Н. Голубева, иной раз складывается так, что косынку на голове поправить некогда. Каждая секунда на счету. Ритм диктует машина.

 

Чуть позже она добавила: «Не только машина диктует ритм. Его диктует совесть». И это, конечно, главное. Тем досаднее ей говорить о препятствиях, которые мешают работе. Дает себя знать нехватка кадров; большой урон приносят простои оборудования из-за отсутствия сырья. А ведь речь идет о передовом предприятии...

 

Гораздо сложнее обстановка в других коллективах. Едва ли не в худшем положении оказались льнозаводы. Чаще всего это маломощные предприятия, оснащенные давно устаревшей техникой чуть ли не 30-х годов. Молодежь сюда не заманить, тем более что заводы не строят ни жилые дома, ни детские сады...

 

Иначе говоря, должный поворот к отраслям, производящим предметы потребления, на рубеже 70—80-х годов обеспечить еще не удалось. Сказались те же причины, которые осложняли общий прогресс в народном хозяйстве.

 

Прежнюю остроту сохраняла и задача перестройки промышленности на выпуск такого рода продукции, которая бы обеспечивала большую сбалансированность денежных доходов населения с объемами розничного товарооборота и платных услуг.

Категория: История | Добавил: fantast (18.11.2022)
Просмотров: 28 | Рейтинг: 0.0/0