Итоги девятой пятилетки в области экономики

Девятая пятилетка завершалась в условиях, когда страна начала готовиться к XXV съезду-КПСС. В соответствии с Уставом Коммунистической партии очередные съезды должны теперь проводиться с интервалом в пять лет. Таким образом, каждый съезд КПСС приобретает особо важное значение как для подведения итогов хозяйственного развития страны за отчетно-плановый период (а планы по-прежнему составляются на пятилетку), так и для аналитического подхода к новым планам, к задачам, намечаемым на предстоящее пятилетие.

 

Все важнейшие события в жизни страны того времени были связаны с очередным съездом партии, то есть с осмыслением закономерностей развития нашего социалистического общества, с обобщением опыта, накопленного в первой половине 70-х годов, с выявлением новых резервов дальнейшего движения вперед.

 

Большими событиями ознаменовалась общественно-политическая жизнь советского народа. Весной 1974 года в Москве состоялся XVII съезд ВЛКСМ. Лучшие посланцы 30-миллионной армии комсомольцев обсуждали свои насущные дела, думали о том, как еще энергичнее участвовать в строительстве новой жизни. В эго время правительство приняло решение развернуть сооружение Байкало-Амурской магистрали (БАМ), проложить еще одну гигантскую железнодорожную трассу, соединяющую Сибирь и Дальний Восток. Молодежный съезд горячо воспринял эту идею. «Даешь БАМ!» — так коротко, с предельной ясностью комсомольцы сформулировали свое отношение к новому этапу освоения восточных районов страны, к комплексному развитию производительных сил вдоль всей Байкало-Амурской магистрали, протяженность которой намечалась примерно в пять тысяч километров.

 

Верный своим традициям, комсомол взял шефство над новым строительством. Прямо со съезда первые группы добровольцев отправились на трассу БАМа и вскоре нарушили вековечный покой глухой тайги. А еще через несколько недель сообщения с будущей магистрали стали регулярно появляться на страницах газет и журналов; видное место заняли они в программах радио и телевидения. Поэты сложили стихи, композиторы написали песни. В гости к строителям зачастили артисты, музыканты, опытные лекторы, журналисты и писатели. Из месяца в месяц поток желающих внести свою лепту в создание БАМа нарастал. Заканчивая училища, техникумы, институты, завтрашние рабочие, инженеры, врачи, учителя считали для себя честью получить назначение на эту трассу. Так, откликаясь на призыв партии, комсомол превратил БАМ во всесоюзную молодежную стройку.

 

В конце 1974 года завершился начатый еще в 1973 году обмен партийных документов. Предусмотренный решениями XXIV съезда КПСС, он повсеместно проходил как своего рода смотр наших партийных сил, как строгая проверка выполнения коммунистами программных и уставных положений КПСС. Общепартийный смысл организационно-политической работы, вызванной этим мероприятием, состоял прежде всего в том, чтобы еще более повысить активность, инициативу и дисциплину коммунистов, усилить их авангардную роль в строительстве коммунизма. По установившейся традиции партийный билет образца 1973 года за номером первым выписан в Центральном Комитете КПСС на имя Владимира Ильича Ленина — основателя и вождя Коммунистической партии Советского Союза.

 

Обмен партдокументов проводился в интересах дальнейшего укрепления КПСС, повышения активности и дисциплины коммунистов, упрочения связей партии с массами. Это мероприятие не было чисткой партийных рядов, но партийные организации строго подходили к обмену документов, не желая оставлять в партии людей, недостойных высокого звания коммуниста. В итоге 347 тысяч человек новых билетов не получили. Главным результатом обмена партийных документов стало повышение взаимной требовательности членов партии друг к другу, укрепление партийных рядов, возрастание авторитета Коммунистической партии в глазах всех трудящихся.

 

Это подтверждал и неослабный приток в партию новых сил. Всего за первую половину 70-х годов (за период между XXIV и XXV съездами КПСС) численность коммунистов возросла в стране на 1,25 миллиона человек, причем более двух третей нового пополнения составили комсомольцы, молодые люди, прошедшие школу политического воспитания в комсомоле, получившие закалку на предприятиях, в высших учебных заведениях, в совхозах и колхозах, в студенческих строительных отрядах, во время службы в Советской Армии. Массовая тяга молодежи в КПСС наглядно свидетельствовала о жизненных силах партии, о приверженности молодого поколения идеалам коммунизма.

Не менее показательным было и то, что примерно треть вступивших в партию приходилась на женщин. Увеличение их численности в рядах КПСС было связано с возрастанием общественно-политической активности советских женщин в жизни страны.

 

В 1975 году большим событием в жизни СССР стало празднование 30-летия Победы в Великой Отечественной войне. Отмечая годовщину победы, ЦК КПСС, Президиум Верховного Совета СССР, правительство СССР призвали народы, парламенты и правительства других стран бороться за мирное будущее всей планеты.

 

Общему подъему творческой активности масс способствовали выборы в Верховный Совет СССР, прошедшие в 1974 году, и в местные органы — в 1975 году. Сама подготовка к избранию депутатов отражала общий процесс совершенствования советской демократии. Повсеместно шел тщательный отбор кандидатов, в котором бок о бок с общественностью активно участвовали самые широкие слои трудящихся. Большое значение имели предвыборные встречи избирателей с кандидатами. Избиратели строго отнеслись к выдвижению кандидатур, в ряде мест они предложили заменить кандидатуры более достойными. В 68 округах при выборах в местные Советы зарегистрированные кандидаты не получили абсолютного большинства голосов и, следовательно, не были избраны депутатами '.

 

Среди избранных в 1975 году депутатов (а это 2,2 миллиона человек) свыше 48 процентов, то есть самую большую часть, составляли рабочие, на долю колхозников приходилось чуть более 27 процентов. Почти половина всех депутатов в местных Советах— это женщины (48 процентов). Характерно, что на долю коммунистов пришлось около 44 процентов всех депутатов, остальные (большинство) были беспартийными. Выборы вновь продемонстрировали нерушимую связь КПСС с народом.

 

Так же ярко связь партии с народом проявилась в организации трудовых починов, в развертывании соревнования за досрочное завершение заданий пятилетнего плана.

 

В 1974 году широкий размах приняло составление на предприятиях встречных планов; обсуждая и принимая их, рабочие коллективы добровольно брали на себя обязательства, которые превышали государственные задания, предусмотренные Госпланом. Для поощрения наиболее отличившихся участников соревнования были установлены памятные знаки «За трудовую доблесть в девятой пятилетке» и денежные премии. Президиум Верховного Совета СССР учредил орден Трудовой Славы I, II и III степени. Лучших представителей старшего поколения стали награждать медалью «Ветеран труда».

К исходу девятой пятилетки число соревнующихся заметно выросло: в 1975 году оно превысило 83,5 миллиона человек, что почти на 13 миллионов больше, чем в начале пятилетки. Возрос и удельный вес участников соревнования среди всех работающих: в 1975 году он достиг 90,5 процента. Большинство из них приходилось на участников движения за коммунистическое отношение к труду, среди которых примерно половина была удостоена почетного звания ударника коммунистического труда. В связи с этим следует подчеркнуть следующее: специальные обследования, проведенные в промышленности, показали, что производительность труда у ударников была на 7 процентов выше, чем у борющихся за это звание, и на 11 процентов выше, чем у тех, кто в соревновании не участвовал.

 

Для повышения действенности соревнования центральная печать стала публиковать материалы не только о победителях (это делалось и раньше), но и о коллективах, которые не сумели выполнить взятые на себя обязательства. Предание подобных фактов гласности положительно сказалось на всей работе по организации соревнования, усилило его нравственное воздействие на трудящихся. В этих условиях еще большее значение приобрел пример передовиков, опыт наиболее прославленных предприятий.

 

Коммунисты Московского автомобильного завода имени Лихачева предложили соревноваться за ускоренное внедрение в производство достижений науки и техники, за увеличение продукции высшего качества. Ленинградские рабочие призвали своих товарищей выполнять пятидневные задания за четыре дня. Шахтеры Донбасса, Кузбасса и других бассейнов выдвинули ориентир: добывать бригадой не менее тысячи тонн угля в сутки из одной лавы.

 

Сила каждого из таких начинаний заключалась в том, что призыв лучших приходился на подготовленную почву. Инициатива новаторов быстро получала поддержку больших коллективов, а затем и широких слоев трудящихся. Умело опираясь на новейшую технику, сочетая преимущество плановой системы хозяйства с достижениями научно-технической революции, передовики производства показывали образец, который в короткий срок усилиями партии, профсоюзов, комсомола, с помощью печати, радио, телевидения, специального обмена опытом становился достоянием всей страны. Этот подъем социалистического соревнования стал наглядным результатом тесного слияния политического и трудового воспитания масс. Участие в соревновании стало для миллионов рабочих, колхозников, служащих не просто производственной потребностью, но и нравственной нормой, ведь ничто так не возвышает личность, как активная жизненная позиция, сознательное участие в жизни трудового коллектива и общества, когда единство слова и дела становится повседневным правилом поведения.

 

Осенью 1974 года страна узнала имена первых кавалеров ордена Трудовой Славы. Это были рабочие, награжденные за досрочное выполнение девятого пятилетнего плана. Самым первым в СССР этой награды был удостоен М. Кисин, слесарь-сборщик Московского электромеханического завода имени Владимира Ильича. Он обязался выполнить личный план за четыре с половиной года, а сумел осуществить это за три года и три месяца. В Кузнецком угольном бассейне аналогичных результатов добился шахтер Н. Зубаков, на Дальневосточном горно-металлургическом комбинате — проходчик И. Коврига, на Херсонском хлопчатобумажном комбинате — ткачиха В. Бледных, на «Запорожстали» — сталевар А. Фоменко и т. д. В наградных листах все они по праву были названы ударниками коммунистического труда, рационализаторами, активными общественниками.

 

Число таких выдающихся производственников быстро росло, и именно поэтому уже летом 1975 года лучшие бригады, цехи, колхозы и совхозы, заводы, промыслы сумели досрочно выполнить задания, полученные ими на 1971 —1975 годы. Постепенно это соревнование переросло в движение за достойную встречу XXV съезда КПСС, намеченного на февраль 1976 года.

 

Именно в такой обстановке и была завершена девятая пятилетка. Общие итоги развития народного хозяйства даже при тех больших масштабах, которые всегда характеризуют прогресс советской экономики, были впечатляющими.

 

Увеличив за пятилетку объем промышленного производства почти в полтора раза, страна достигла более высоких, чем в любое предшествующее пятилетие, прироста промышленной продукции, капитальных вложений, ассигнований государства на повышение благосостояния советского народа.

Курс на соединение преимуществ плановой социалистической системы хозяйствования с достижениями научно-технической революции продвинул вперед в первую очередь промышленное производство. В 1971 —1975 годах развитие машиностроения имело решающее значение для расширения масштабов автоматизации, общего повышения технического уровня народного хозяйства. При общем увеличении машиностроения за пять лет на 73 процента почти в 2 раза вырос выпуск приборов и средств автоматизации, в 4,3 раза — средств вычислительной техники. В среднем ежегодно создавалось примерно 4 тысячи новых типов машин, оборудования, аппаратов и приборов. В строй вступило свыше 2,3 тысячи АСУ — автоматических систем управления (почти в 6 раз больше, чем в предыдущей пятилетке).

 

В целом за пятилетку было построено около двух тысяч крупных промышленных предприятий и большое количество других объектов. Своей значимостью выделялись Ленинградская атомная электростанция (мощность 2 миллиона киловатт), доменная печь на Криворожском металлургическом заводе (объем 5 тысяч кубических метров), предприятия лесопромышленного комплекса в Братске и др. Особую известность приобрел КамАЗ — Камский автомобильный завод.

 

Впервые это слово прозвучало в конце 60-х годов, когда было принято решение соорудить комплекс заводов по производству большегрузных автомобилей. Местом стройки была избрана Татарская автономная республика, район маленького города Набережные Челны. Название этого небольшого центра, расположенного на берегу реки Камы, в ту пору еще знали немногие. Но именно сюда в декабре 1969 года тягач притащил первый экскаватор. Бульдозеры стали расчищать от снега место будущего котлована. На рассвете 13 декабря 1969 года экскаваторщик Михаил Носков сначала взрыхлил мерзлую землю, а затем пустил в дело ковш. Стройка началась.

 

Через два года работы велись на территории в 100 квадратных километров; здесь трудилось 120 тысяч человек, представители 70 национальностей Советского Союза. Каждый день на стройке осваивалось почти полтора миллиона рублей капитальных вложений. Такого темпа и масштаба работ не знала в прошлом ни одна из строек СССР. Да только ли СССР? Председатель правления известной западногерманской фирмы «Даймлер-Бенц» признался; «Вы планируете строительство комплекса заводов, который превосходит все вместе взятые заводы, производящие в Западной Германии грузовые автомашины». А вот что сказал Генри Форд, автомобили которого известны всему миру: «Строительство подобного предприятия не под силу никому в Соединенных Штатах или в Западной Европе... Тут мы не можем конкурировать».

 

Как же не вспомнить первую пятилетку, рубеж 1929—1930 годов, когда СССР еще только начинал свое восхождение к нынешним индустриальным высотам! Сколько скепсиса вызывали в капиталистическом мире планы Советов! Никто из владельцев западного автостроения не верил в быстрое создание советской автопромышленности. Печать того времени сохранила весьма пессимистические на этот счет заявления и руководителей компании Форда.

 

В начале 70-х годов, когда СССР приступил к выполнению уже девятого пятилетнего плана, сколько-нибудь серьезных сомнений на Западе не было. Более того, десятки крупнейших фирм США, Японии, ФРГ, Франции, Италии подписали с СССР контракты на поставку различных видов оборудования.

 

Так, в условиях осуществления Программы мира, в условиях разрядки международной напряженности еще более крепла экономическая мощь Советского Союза, еще более расширялись возможности взаимовыгодной торговли, построенной с учетом принципов равенства, международного разделения труда.

связанные с увеличением нефтедобычи в Советском Союзе, позволили странам, объединенным в СЭВ, планомерно наращивать свой экономический потенциал.

 

В годы девятой пятилетки немало было одержано и других побед. Продвинулись вперед советская металлургия и химия. В результате в 70-х годах СССР стал самым крупным производителем минеральных удобрений (несколько ранее такие же рекордные рубежи были достигнуты в выпуске тракторов, тепловозов и электровозов, добыче железной, марганцевой и хромовой руды, угля и кокса, производстве чугуна, цемента, калийных солей и фосфатного сырья, хлопка, льна и некоторых других видов продукции).

 

Девятая пятилетка продвинула СССР вперед в экономическом соревновании с развитыми капиталистическими странами. Достаточно сказать, что производство промышленной продукции увеличивалось в СССР в среднем на 7,4 процента в год, а в Соединенных Штатах Америки и в странах «Общего рынка» — на 1,2 процента, то есть в 6 раз медленнее. Эта тенденция не носила конъюнктурный характер. Возьмем ли мы отрезок в пять, в пятнадцать, в двадцать пять лет, картина будет неизменно в пользу СССР и стран социалистического содружества.

 

Важный шаг вперед был сделан не только в сфере индустриального производства, которое, как известно, определяет собой экономическую мощь каждой страны и ее обороноспособность. Заметный прогресс был достигнут и в подъеме сельского хозяйства. В девятой пятилетке советская деревня существенно укрепила свою материально-техническую базу: село получило 1,7 миллиона тракторов, 1,1 миллиона грузовых автомобилей, почти 450 тысяч зерноуборочных комбайнов и большое количество другой техники. Обогатилась не только техника.

 

Практика показала, что в эпоху научно-технической революции,-когда идет интенсивный процесс специализации и концентрации сельскохозяйственного производства, наступает пора больших перемен в методах управления колхозами. В современных условиях отдельно взятый колхоз просто не в состоянии наиболее рентабельно использовать новейшую технику и агронауку. С учетом этих обстоятельств передовые районы пошли по пути объединения усилий сразу нескольких хозяйств, но не сливая их в единое целое, а с помощью межколхозной кооперации по отраслям.

 

Такой опыт важен не только с точки зрения индустриализации сельского хозяйства, быстрого роста производительности труда. Новые объединения приобщают крестьян к более высокой, промышленной организации труда. Возросшая эффективность производства укрепляет материальную базу для строительства культурно-бытовых учреждений, для общего подъема культуры сельских жителей.

 

Новая форма управления заметно сказалась на развитии сельского хозяйства передовых районов, которое ускорилось и быстро шло в гору даже при неблагоприятных погодных условиях последних лет пятилетки.

 

Девятая пятилетка наглядно показала, что советская деревня все заметнее меняет свой облик. Интенсивно развертывалась аграрно-промышленная интеграция, связанная с быстрым увеличением числа аграрно-промышленных комплексов, объединяющих в одно целое совхозы, заводы, проектные организации, ростом птицефабрик, свинофабрик, сахарных комбинатов. Еще в 1960 году три пятых жителей села были крестьянами-колхозниками, а в 1975 году их было не больше трети. Большинство составили рабочие и служащие, занятые в государственном секторе (на предприятиях и в учреждениях). Государственная библиотека СССР имени В. И. Ленина провела специальный социологический опрос, чтобы посмотреть, каков культурный запрос «среднеарифметического» жителя села, какова степень его информированности. Ответ был таков: 96 процентов обследованных семей имели радио, три четверти — телевизоры; газеты выписывали 93 процента семей, журналы — 76; из числа опрошенных две трети были владельцами домашних библиотек. Для сравнения аналогичное обследование социологи провели в ряде небольших городов. Результаты в основном были примерно такими же.

 

Аграрная политика партии, общие сдвиги в реализации социальных планов существенно преобразовали сельский труд и быт. И хотя в целом отставание села от города во многом еще было заметно, прежний разрыв остался далеко позади. Не случайно в прошлом миграция населения изучалась почти исключительно в плане подсчета лиц, покинувших деревню. В 70-е годы такое положение уже было недостаточным. Ученые установили, что при ежегодном переезде из села в город 3—3,5 миллиона человек существует и «обратный» поток: из города в деревню ежегодно уезжало 1,5 миллиона человек.

 

Новый облик советской деревни, возросший уровень культуры, политической грамотности и активности селян наглядно дал себя знать в трудные годы девятой пятилетки, когда из пяти лет только один— 1973 год — был хорошим, а два— 1972 и 1975 — отличались тяжелейшей засухой. С таким неблагоприятным стечением обстоятельств сельское хозяйство страны не сталкивалось ни в одной пятилетке.

 

Но сколь ни тяжелой была борьба с силами природной стихии, победа осталась за тружениками советской деревни. Конечно, они опирались на технику, какой никогда раньше не располагали (ни по количеству, ни по качеству). Большую помощь оказали им горожане и воины Вооруженных Сил. И все же главная тяжесть борьбы пришлась на плечи совхозных рабочих и колхозников. Они не дрогнули, не растерялись. Сказалась сила советского коллективизма и взаимовыручки, упорство и трудолюбие. Это обеспечило общее наращивание сельскохозяйственного производства, среднегодовой объем которого был выше, чем в предыдущем пятилетии. Увеличился выпуск мяса, молока, на 14 миллионов тонн увеличился среднегодовой сбор зерна. А хлопкоробы и рисоводы, оказавшиеся в лучших условиях, добились рекордных урожаев. Для сопоставления с прошлым приведем некоторые данные. В среднем за год производство зерна составило 181,5 миллиона тонн, мяса — 14 миллионов тонн, молока — 87,4 миллиона тонн, то есть намного больше, чем в предыдущей пятилетке (в 1966—1970 годы).

 

Оценивая эти рубежи, следует еще раз подчеркнуть, что по ряду причин, в основном объективно-исторического характера, государство долгое время не могло выделять для нужд деревни большие средства. Иная обстановка сложилась после мартовского (1965 года) Пленума ЦК КПСС. Из 320 миллиардов рублей капитальных вложений, которые получило сельское хозяйство за все годы Советской власти, 213 миллиардов (почти 70 процентов) приходится на 1966—1975 годы (то есть на десятилетие, прошедшее после этого Пленума) и 131 миллиард на 1971 —1975 годы. Все это позволяло создать фундамент — и фундамент прочный, основательный — для превращения сельского хозяйства в высокоразвитый сектор советской экономики.

 

Осязаемые результаты были получены уже в названном десятилетии. Доказательством тому может служить такой факт: в целом производство сельскохозяйственной продукции на одного жителя выросло в 1966—1975 годах почти на четверть, и это при увеличении населения страны на 23 миллиона человек.

 

С высот второй половины 70-х годов можно было выделить некоторые особенно яркие приметы того времени. Центральное место среди них занимали факты, характеризующие дальнейшее развитие культуры, науки, общий подъем жизненного уровня всех слоев населения, численность которого за девятую пятилетку выросла почти на 12 миллионов человек и на 1 января 1976 года достигла 255,5 миллиона человек (из них 61 процент проживал в городах, 39 процентов в сельской местности). Изменения в классовом составе общества свидетельствовали о продолжающемся процессе роста числа рабочих и служащих, удельный вес которых, включая неработающих членов семей, поднялся до 83,6 процента (в том числе рабочие составляли 61,2 процента); прослойка колхозного крестьянства уменьшилась примерно до одной шестой части всего населения страны.

 

В целом за годы девятой пятилетки в СССР была осуществлена социальная программа, равной которой в истории прежде не было.

 

Реальные доходы на душу населения повысились почти на четверть. Жилищные условия были улучшены для 56 миллионов человек. Это значит, что ежемесячно в новые квартиры въезжало около одного миллиона людей. Увеличены были размеры пенсий, пособий, стипендий для студентов. Чтобы дать представление о характере и масштабах этих изменений, приведем такой факт: в 1975 году по сравнению с 1965 годом численность населения с доходом сто и более рублей в месяц на одного члена семьи возросла в восемь с половиной раз. За этой цифрой стоит коренной сдвиг в уровне и образе жизни десятков миллионов людей.

 

Среднемесячная денежная зарплата рабочих и служащих достигла в 1975 году 146 рублей (то есть за предыдущее десятилетие она увеличилась наполовину). Оплата труда колхозников выросла в 1971 —1975 годах на 25 процентов. Кроме того, нужно учитывать, что в СССР продолжали увеличиваться общественные фонды потребления, за счет которых государство финансирует, в частности, бесплатное лечение и образование, обеспечивает стипендии студентам, льготные путевки в санатории и дома отдыха, содержание детей в детских садах и яслях и многие другие льготы. Общественные фонды потребления помогают поддерживать стабильность платы за жилье, общественный транспорт и коммунальные услуги, которая уже несколько десятилетий остается неизменной. С добавлением выплат и льгот из общественных фондов потребления средняя зарплата составила в 1975 году почти 200 рублей против 129 в 1965 году и примерно 108 рублей в 1960 году. В СССР уже не было человека, зарплата которого была бы менее 60 рублей в месяц, и это при том, что страна уже с 1930 года не знает безработицы.

 

На базе этих достижений, отражающих неуклонный рост реальных доходов, систематически нарастал спрос на пищевые продукты, изделия легкой промышленности и товары культурно-бытового назначения. Увеличилось душевое потребление тканей,"Ъбуви, трикотажных и чулочно-носочных изделий. Из года в год росла обеспеченность населения такими предметами, как часы, радиоприемники, телевизоры, холодильники, стиральные машины.

 

Всего же за годы девятой пятилетки население приобрело более 30 миллионов телевизоров, почти 860 тысяч пианино и роялей, свыше 155 миллионов часов всех видов, примерно 23 миллиона холодильников; впервые началась массовая продажа легковых автомобилей: в 1975 году их было продано в 15 раз больше, чем в 1965 году (всего в 1971 —1975 годах население закупило около 3,3 миллиона автомашин). Здесь специально приведены данные не о количестве выработанных промышленностью товаров, а о степени распространения их среди населения. Такой подход к данному вопросу, который можно легко подкрепить рядом других подобных сведений, позволяет судить одновременно и о трудовых делах рабочих, обеспечивающих внутренний рынок, и о подъеме материального благосостояния всех слоев трудящихся. В результате получается представление об одном из важнейших синтетических показателей, характеризующих выполнение главной задачи девятой пятилетки.

 

Спрос на многие ранее дефицитные товары практически был удовлетворен (в частности, на часы, на швейные машины, на радиоприемники и т. д.). Вместе с тем систематически рос спрос на модные изделия и товары, на продукцию повышенного качества. Это касалось не только одежды, обуви, тканей, мебели, цветных телевизоров, продуктов питания, прошедших промышленную обработку.

 

Аналогичное явление становилось типичным для всей советской индустрии, для народного хозяйства в целом. Количественные показатели, как и прежде, были важны. Но при тех объемах производства, при тех абсолютных приростах, которые были достигнуты, промышленность подошла к новым рубежам и задачам. Работники строительства, транспорта, сельского хозяйства, сферы услуг все больше и больше нуждались в поставке надежных и удобных для эксплуатации машин, приборов, средств вычислительной техники. Сам процесс развертывания научно-технической революции, сопровождающийся большим ростом мощностей, резким изменением таких параметров, как скорость, давление, температура, усложнением техники и технологии производства, созданием и внедрением уникального оборудования, ставил во весь рост вопрос о качестве выпускаемой продукции. И будь то спрос на металл, цемент, станок с программным управлением или одежду и обувь, нужные космонавту, туристу, спортсмену, широким слоям трудящихся,— в каждом из подобных случаев небывалую прежде остроту приобретала проблема качества. Она и раньше не упускалась из виду. Но теперь возникали новые возможности для ее практического решения. В значительной мере они были связаны с общим подъемом культуры, с подготовкой квалифицированных кадров рабочих, специалистов, ученых.

 

Массовое увлечение искусством, техникой, наукой, зимними и летними видами спорта, туризмом создает благоприятные условия для гармонического развития личности. Социологические обследования, проводившиеся ООН в разных странах, зафиксировали, что взрослые люди в СССР ежедневно посвящают чтению в 1,5— 2 раза больше времени, чем в США, ФРГ, Франции. Советский народ по праву называют самым читающим в мире. Те же международные обследования обнаружили, что в СССР пятая часть взрослого работающего населения использует свободное время для учебы (в развитых капиталистических странах этот показатель в 4 раза меньше).

 

Одновременно Советский Союз лидировал как государство, наибольшими тиражами издававшее книги зарубежных авторов. И по числу переведенных книг (имея в виду их названия) СССР в несколько раз превосходил США, Англию, Францию и многие другие страны. Схожее положение наблюдалось в кинематографе, на театральных подмостках: и здесь по числу закупленных фильмов, по числу пьес иностранных авторов, переведенных на русский язык, Советский Союз значительно опережал западные страны (в том числе США в несколько раз).

 

Интерес советских зрителей, читателей, слушателей к прогрессивным писателям, артистам, музыкантам, ученым всего мира был не случаен. Он находился в органическом единстве с общим процессом быстрого роста советской культуры, духовного обогащения строителей нового общества, с настойчивым стремлением советского народа укреплять культурные связи с другими народами в интересах мира во всем мире. Показательно в этом отношении то внимание, которое в Советском Союзе уделяется изучению языков зарубежных стран. В системе среднего и высшего образования СССР изучение иностранных языков давно уже занимает важное место. Каждому ясно, что это хороший путь для расширения контактов и обшения между народами, для лучшего ознакомления с культурой других стран, для укрепления международного сотрудничества. Об этом справедливо говорилось в Заключительном акте общеевропейского совещания в Хельсинки. В 1975 году в СССР число изучающих французский язык достигло почти 2,5 миллиона человек, немецким языком овладевало почти 11 миллионов, английским — около 12 миллионов человек.

 

Растет и число государств, где преподавание русского языка официально вводится в программы учебных заведений. И все же в развитых капиталистических странах сделано было мало для того, чтобы русский язык (он является рабочим языком в СЭВ, в таких организациях, как ООН, ЮНЕСКО и им подобных) осваивался широко. В США им занимается лишь 130 тысяч человек, а во Франции — всего 25 тысяч. Сравнивая эти крохотные величины с теми поистине космическими цифрами, которые характеризуют позицию СССР в деле изучения иностранных языков, можно увидеть, кто на словах, а кто на деле заинтересован в культурном обмене, в общем подъеме образования широких слоев трудящихся.

 

Выше уже говорилось о масштабах культурного обмена в сфере искусства. Более чем со 100 странами сотрудничает и высшая школа СССР. В период девятой пятилетки ежегодно за рубеж выезжало более 17 тысяч профессоров, преподавателей, аспирантов, студентов; столько же иностранцев посещало вузы Советского Союза. Кроме того, много зарубежных граждан проходило обучение в СССР (в 1975 году таких было свыше 44 тысяч).

 

Советский Союз настойчиво стремился и к расширению научных контактов. Этому во многом способствовали международные конгрессы и конференции, проводимые различными организациями в СССР, а также активное участие советских исследователей в работе аналогичных конгрессов и симпозиумов, проходивших в других государствах. Большой резонанс, в частности, имел 250-летний юбилей Академии наук СССР, широко отмеченный в последний год девятой пятилетки. На торжественные чествования в Москву приехали многие виднейшие ученые мира; тысячи приветственных писем и телеграмм были получены от крупнейших научных центров и учреждений, и в каждом из них воздавалось должное той роли, которую советская наука играет в жизни своей страны, в культурном прогрессе всего человечества.

 

Еще более усилились научные связи СССР и стран, входящих в СЭВ. В 1975 году, например, в социалистических странах побывало почти 4,5 тысячи советских ученых и около 5 тысяч научных работников приезжало в СССР из этих стран. Необходимость такого обмена станет понятной, если учесть, что совместные исследования охватывали в тот год почти 500 тем. Наметилась тенденция к заключению долговременных научных соглашений и с другими государствами. В 1975 году такие соглашения СССР подписал с Финляндией, Индией, Италией. Начались переговоры о сотрудничестве Академии наук СССР и Национальной академии наук США. Полезность и перспективность такого сотрудничества показал всему человечеству совместный штурм космоса, предпринятый в 1975 году советскими и американскими космонавтами. Свыше трех лет большие коллективы специалистов двух крупнейших стран готовили эксперимент, техническая реализация которого заняла всего несколько дней. Но прежде чем космические корабли «Союз» и «Аполлон» вышли на околоземную орбиту сотрудничества, на Земле произошли события огромного исторического значения. И было бы неверно связывать их лишь с техническим прогрессом, экономической силой СССР и США. Без этого полет, конечно, не состоялся бы. Но не меньшее значение имела разрядка международной напряженности, позитивные сдвиги в советско-американских отношениях. Долговременные дружеские контакты в столь многосложном деле, каким является космонавтика, явили собой яркий пример того, как велики возможности сотрудничества народов во имя общего процветания и благополучия, сколь полезны они для общего прогресса человечества.

Категория: История | Добавил: fantast (18.11.2022)
Просмотров: 22 | Рейтинг: 0.0/0