Экономика СССР после 1985 года

По мере завершения 1985 года заканчивалась и одиннадцатая пятилетка в целом. Страна шла к XXVII съезду Коммунистической партии Советского Союза. С учетом его подготовки осмысливались результаты работы, решались текущие вопросы, вырабатывались перспективы. После апрельского Пленума ЦК КПСС в центре внимания всего народа оказались новаторские идеи ускорения, повышения динамизма развития социалистического общества.

 

Жизнь диктовала необходимость дальнейших преобразований: научно-технического обновления производства и достижения высшего мирового уровня производительности труда, совершенствования общественных отношений, глубоких перемен в сфере труда, материальных и духовных условий жизни людей, активизации всей системы политических и общественных институтов, углубления социалистической демократии. Нельзя сказать, что все эти идеи были обнародованы впервые. Ряд их прозвучал в документах партии, особенно в начале 80-х годов. Отмечалась тогда и такая мысль: у нас принят ряд постановлений и законов, отвечающих требованиям жизни. Все дело в том, чтобы последовательно их выполнять.

 

Значительным шагом в осмыслении актуальных потребностей общественного развития стала Всесоюзная научно-практическая конференция в Москве в декабре 1984 года. На ней была сформулирована главная задача наших дней — добиться существенного ускорения социально-экономического прогресса. Подчеркивалась также особая актуальность марксистско-ленинской идеи о возрастающей роли человеческого фактора в общественном прогрессе. Значение этих идей подтвердил и внеочередной мартовский (1985 года) Пленум ЦК КПСС.

 

Но принципиальную роль в разработке и утверждении концепции ускорения сыграл именно апрельский (1985 года) Пленум ЦК КПСС. Его значение состояло прежде всего в приведении новых идей в систему. При этом все ее компоненты были взаимоувязаны, дополнены и получили тем самым новое качество — стали четкой теоретической и политической концепцией. Из нее следовало, что задача состоит не просто в повышении темпов роста народного хозяйства. Речь шла о новом качестве этого роста. Его признаками должны были стать переход на рельсы интенсивного развития, быстрое продвижение вперед на стратегически важных направлениях, структурная перестройка экономики, использование эффективных форм управления, организации и стимулирования труда.

 

Пленум провозгласил крутой, поворот от эволюционного использования в производстве научно-технических достижений к применению революционизирующей его техники и технологии, прорыв по всему фронту научно-технического прогресса, новую техническую реконструкцию всего народного хозяйства.

 

Огромное значение документов апрельского Пленума ЦК КПСС заключалось и в обосновании неотложности, срочности намеченных преобразований. Дело в том, что на протяжении длительного времени — в 70-е годы и в начале 80-х годов — в экономике усиливались неблагоприятные тенденции, замедлились темпы роста, в ряде отраслей происходило топтание на месте, возникли застойные явления. Все это отрицательно сказывалось на экономике, решении социальных проблем, психологическом климате в трудовых коллективах.

 

На апрельском Пленуме ЦК возникшая проблема была поставлена со всей откровенностью, остротой и сознанием ответственности. В чем причина трудностей? Ответ на этот вопрос имеет для партии принципиальное значение.

 

«Конечно, сказалось влияние природных и ряда внешних факторов. Но главное, думается, в том, что своевременно не были должным образом оценены изменения в объективных условиях развития производства, необходимость ускорения его интенсификации, перемен в методах хозяйствования и, что особенно важно, не проявлялось настойчивости в разработке и осуществлении крупных мер в экономической сфере». На этот уровень задача преодоления негативных явлений и решения назревших проблем ранее не поднималась.

 

Новое звучание в документах Пленума ЦК получили и вопросы социальной политики партии. Она рассматривалась на Пленуме как мощное средство ускорения развития страны, неотъемлемая часть качественного совершенствования жизни.

 

Таким образом, концепция ускорения была рождена не абстрактным теоретизированием по поводу стадий зрелости социализма, а объективными внутренними и внешними условиями, создавшимися к середине 80-х годов. Она основывалась на анализе глубинных процессов и долговременных факторов.

 

Обосновывая программу практических действий не только на текущий период, но и на более отдаленную перспективу, концепция ускорения представляла собой вместе с тем и стратегию ускорения.

 

Апрельский Пленум ЦК КПСС заложил, следовательно, фундаментальные основы современной стратегии партии. Ее дальнейшая разработка и перевод на уровень конкретных решений и действий осуществлялись в ходе практической деятельности партии и народа по подготовке XXVII съезда КПСС.

В возглавленном партией движении вперед, за устранение негативных явлений, за всестороннее совершенствование советского общества и человека нет мелочей. Партия решительно подчеркивала необходимость не ослаблять внимания к строгому соблюдению принципов коммунистической морали и порядков социалистического строя. Решительная борьба, невзирая на лица, велась с проявлениями бюрократизма, семейственности, казнокрадства и взяточничества, с другими нарушениями социалистической законности.

 

В мае 1985 года были приняты новые строгие меры по преодолению пьянства и алкоголизма. Партия подчеркнула неотлож,-ность всех этих мероприятий, ибо серьезную озабоченность вызывало определенное усиление подобных отклонений от норм социалистического образа жизни. За соблюдением этих мер был налажен постоянный строгий контроль ЦК КПСС. Определяющей чертой борьбы с антиобщественным поведением стало не расширение мер принуждения, а повышение организованности и сознательной самодисциплины трудящихся.

 

Борьба за здоровый образ жизни, укрепление социалистической трудовой морали стали важным фронтом психологической и нравственной перестройки советского общества. «Время настоятельно диктует усилить борьбу с негативными явлениями, показывать несовместимость с нашим образом жизни равнодушия, трудовой и социальной пассивности, нерадивого отношения.к обязанностям, пьянства и алкоголизма, частнособственнической психологии» — так определила «Правда» фронт нравственно-политического наступления на позиции, противостоящие высоким идеям партии, интересам народа.

 

15 октября 1985 года состоялся очередной Пленум ЦК КПСС. Он обсудил проекты важнейших документов, утвердить которые предстояло XXVII съезду КПСС: проект новой редакции Программы партии, предлагаемые изменения в Уставе КПСС и проект Основных направлений экономического и социального развития СССР на 1986—1990 годы и на период до 2000 года. Пленум одобрил проекты представленных документов и постановил опубликовать их в печати для обсуждения в партии, трудовых коллективах, в самых широких слоях населения страны.

 

М. С. Горбачев следующим образом резюмировал суть предсъездовских документов: «Через ускорение социально-экономического развития страны — к достижению качественно нового состояния советского общества — такова формула, выражающая суть современного курса партии».

 

Столь фундаментальная программа даже на этапе ее разработки требовала больших усилий. И дело не только в объективной сложности теоретического анализа и разработки научно обоснованных показателей развития страны до начала XXI века. М. С. Горбачев отметил: «Мы столкнулись с проблемами и иного рода, вызванными тем, что еще не все наши кадры отрешились от инерции, старых схем, от приверженности к экстенсивному ведению хозяйства. Не все психологически оказались готовы к работе в новых условиях... Эти настроения пришлось преодолевать, и преодолевать, что называется, на марше...»

 

По мере приближения XXVII съезда партии этот марш ускорялся, захватывая новые массы людей, превращаясь во всенародное движение.

 

В партии с сентября 1985 года шла отчетно-выборная кампания. В ноябре начались районные, городские, окружные партийные конференции, в декабре — областные и краевые. Январь — февраль стали временем очередных съездов компартий союзных республик.

 

В конце октября — начале ноября 1985 года в стране шло обсуждение опубликованных предсъездовских документов. Их идеи становились достоянием каждого советского человека. Морально-политическая поддержка народом партии материализовалась в росте его социальной активности.

 

Последние месяцы перед съездом были заняты напряженной работой. Переломный характер момента, а также уровень проблем, поставленных партией на всенародное обсуждение, требовали и глубокого осмысления, и честного выявления недостатков, и трезвого учета возможностей каждой организации, каждого коммуниста, каждого советского гражданина. Именно повышение гражданственности стало характерным политическим явлением этих месяцев, по своему воздействию на сознание людей сравнимых с революционными периодами.

 

Величайший заряд принципиальности и творческой смелости несли в массы предсъездовские документы партии. В них с высокой ответственностью и доверием к трудящимся были подведены итоги пути, пройденного за четверть века с момента принятия третьей Программы КПСС, а также итоги одиннадцатой пятилетки. При этом были должным образом оценены не только успехи и достижения. Честно и глубоко были вскрыты недостатки — как объективные, так и субъективные. Это дало трудящимся высокий нравственный пример, подлинный урок реализма, правды и справедливости. В стране началось очень широкое, откровенное и конструктивное обсуждение всех ключевых проблем жизни страны и партии. В его свете стали очевиднее характер и последовательность мероприятий, необходимых для того, чтобы движение вперед приобрело нужное ускорение.

 

Подлинным аккумулятором предложений масс стала советская печать. Сотни тысяч писем — откликов на предсъездовские документы шли в газеты и журналы. В них высказывались конкретные предложения, сталкивались мнения, приводились примеры, взятые из гущи живой и противоречивой действительности.

 

«Зачем ты лезешь в политику?» — говорили брестскому рабочему Н. Мешкевичу, когда он возмущался беспорядками на производстве и формальным согласием с необходимостью перемен. «На словах все за перестройку, а посмотришь — как гнали брак, так и гонят, как взяточники процветали, так и процветают... И не только на местах, и не только мелкие. Душа болит, когда это видишь». Рабочий продолжал «лезть» в политику, проявляя себя настоящим хозяином страны, врагом тех, кто лишь на словах был за «ветер перемен», а на самом деле его боялся и ставил ему препоны. Другое подобное -письмо в «Правду» заканчивалось выводом: «Теперь нужны бойцы».

 

Такой настрой был массовым. Это и обусловило острый, конструктивный разговор на партийных конференциях Брестской и других местных организаций партии.

 

Когда бригадир Людиновского тепловозостроительного завода Виктор Сергейцев закончил свое выступление на городской партконференции, зал дружно поддержал его аплодисментами. Что понравилось делегатам? Новатор производства мог бы говорить об успехах своего коллектива. Так обычно бывало раньше, когда слово получал представитель заводской организации. Но теперь выступление было другим. Почему даже передовое предприятие недостаточно оснащено новым оборудованием? Почему падает престиж рабочих профессий? Почему так нерешительны мы с лодырями и халтурщиками? — вот какие вопросы поставил рабочий-коммунист. Объясняя свое право на эти жесткие вопросы, Сергейцев подытожил: «Настало время спрашивать!»

 

Сложность проблем отразила отчетно-выборная кампания в партии. Она широко освещалась средствами массовой информации и вызывала у людей огромный интерес не только к состоянию дел в своей организации, но и в других областях и республиках. Внимательно изучались отчеты съездов компартий союзных республик и столичных парторганизаций.

 

Большой резонанс имели материалы XXVI конференции Московской городской организации КПСС, первым секретарем которой незадолго до того был избран секретарь ЦК КПСС Б. Н. Ельцин.

 

В отчете МГК КПСС была поддержана мысль, прозвучавшая во многих коллективах в ходе перевыборной кампании: начинать перестройку каждому нужно с себя, со своего личного отношения к делу. В этом ключе был дан анализ деятельности горкома — впервые за многие годы.

 

На конференции отмечалось: в горкоме была ослаблена требовательность к собственной работе, многие проблемы вовремя не замечались, а острота их затушевывалась. Нерешенные вопросы наслаивались (проблемы трудовых ресурсов, промышленного производства, сферы обслуживания, транспорта, здравоохранения и др.).

 

Болезнь оказалась застарелой: даже после того как ЦК КПСС указал пути перестройки, недостатки ликвидировались вяло. В отчетном докладе МГК КПСС подчеркивалось: «Задача задач состоит сейчас в том, чтобы обеспечить прочность и необратимость идущих в нашем обществе позитивных процессов. Далеко не все люди пока уверены в этом, но буквально все хотят видеть твердые гарантии того, что цели партии будут реализованы».

 

Наряду с критикой недостатков на конференции высоко оценивались достижения трудящихся столицы, отмеченные партией и правительством. За успехи во Всесоюзном социалистическом соревновании Москве было передано на вечное хранение Красное знамя ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ.

 

Обстоятельный анализ достоинств и недостатков работы был дан и в других территориальных организациях партии — прежде всего на съездах компартий союзных республик.

 

Так, на XXIII съезде Компартии Туркменистана делегаты с удовлетворением отметили большие успехи в развитии республики: рекордные урожаи хлопка, рост национального дохода, серьезное улучшение жилищных условий трудящихся и т. д. Вместе с тем в отчетном докладе, который сделал первый секретарь ЦК КП Туркменистана С. А. Ниязов, в выступлениях делегатов говорилось о серьезных недостатках, вызвавших в конце 1985 года необходимость смены руководства республики. Было допущено серьезное отставание в промышленности, в осуществлении Продовольственной программы. Одной из важнейших причин этих явлений было нарушение принципов кадровой политики. В печати отмечалось, что процесс кадровых перемен в республике, утверждение гласности, усиление контроля за исполнением принятых решений начали давать определенные плоды. В партийных организациях и трудовых коллективах улучшился психологический климат, повысилась гражданская активность трудящихся.

 

Важные решения были приняты съездами компартий и других союзных республик — XVI съездом Компартии Казахстана, XXVII съездом Компартии Украины и др.

 

В целом отчеты и выборы в партийных организациях способствовали росту активности коммунистов, укреплению авторитета партии, дальнейшему возрастанию ее руководящей роли в обществе. Только в низовых звеньях партии на собраниях и конфе--ренциях выступило 11,5 миллиона человек и было высказано свыше 3 миллионов конкретных замечаний и предложений. В ходе отчетно-выборной кампании произошло существенное улучшение качественного состава партийного актива. В частности, состав секретарей первичных организаций обновился на 23 процента.

Большое внимание на собраниях и конференциях было уделено вопросам организации и проверки исполнения. В связи с этим были заслушаны отчеты 450 тысяч комиссий по осуществлению права контроля деятельности администрации и комиссий контроля за работой аппарата. Дополнительно в ходе этой кампании было создано 32 тысячи комиссий, главным образом по вопросам ускорения научно-технического прогресса, улучшения качества продукции, укрепления дисциплины.

 

Повышению конструктивного и критического уровня собраний и конференций способствовало участие в них членов и кандидатов в члены Политбюро, секретарей ЦК КПСС, членов ЦК, ответственных работников аппарата ЦК, секретарей и членов бюро ЦК компартий союзных республик, крайкомов, обкомов партии, руководителей министерств и ведомств.

 

Отчеты и выборы стали настоящей школой партийной демократии, принципиальности, деловой критики и самокритики, школой правды и коммунистической нравственности. Высказанные коммунистами соображения дали подлинное богатство коллективной мысли. 12 февраля 1986 года «Правда» в передовой статье подвела итоги отчетно-выборной кампании. Теперь предстояло главное событие — XXVII съезд КПСС.

 

18 февраля состоялся Пленум ЦК КПСС, который проанализировал результаты обсуждения предсъездовских документов, а также рассмотрел вопросы о Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду партии и докладе об Основных направлениях экономического и социального развития СССР на 1986—1990 годы и на период до 2000 года. До открытия партийного форума оставалась одна неделя.

 

Партия опиралась на широкую морально-политическую поддержку народа, высоко оценившего глубину и ответственность обсуждения судеб страны. Для предсъездовской атмосферы характерно осмысление политических и экономических проблем именно в категориях этики — с точки зрения социальной справедливости и правды. Ими в наибольшей мере выражался тогда дух времени, пафос доверительных бесед и массовых митингов, писем трудящихся в партийные и советские органы, журнальных статей и стихотворений. Например, в день открытия XXVII съезда КПСС были опубликованы стихи Юлии Друниной:

 

Было всяко в горячке буден,

 

Ошибались не раз, не два...

 

Только правду скрывать не будем,

 

Правдой партия и жива.

 

Если кто-то забыл про это,

 

Значит, он позабыл и честь...

 

В красной корочке партбилета Отсвет стягов победных есть.

25 февраля 1986 года на зданиях во всех городах, поселках, деревнях страны взвились красные флаги. XXVII съезд Коммунистической партии Советского Союза начал свою работу.

 

Съезд утвердил следующий порядок дня:

 

1.            Отчет Центрального Комитета КПСС и задачи партии.

 

2.            О новой редакции Программы КПСС.

 

3.            Об изменениях в Уставе КПСС.

 

Политический доклад ЦК КПСС XXVII съезду КПСС — докладчик Генеральный секретарь ЦК КПСС товарищ М. С. Горбачев.

 

4.            Отчет Центральной Ревизионной Комиссии КПСС — докладчик председатель ЦРК товарищ Г. Ф. Сизов.

 

5.            Об Основных направлениях экономического и социального развития СССР на 1986—1990 годы и на перспективу до 2000 года — докладчик Председатель Совета Министров СССР товарищ Н. И. Рыжков.

 

6.            Выборы центральных органов партии.

 

Было принято предложение отдельных докладов по первым трем вопросам не делать, а их суть изложить в Политическом докладе ЦК КПСС.

 

В первых же строках доклада ЦК был определен смысл переживаемого обществом исторического момента: «XXVII съезд КПСС собрался на крутом переломе в жизни страны, современного мира в целом... Наша задача... выработать реалистическую, всесторонне взвешенную программу действий, которая органично соединила бы величие целей и реализм возможностей...»

 

Эта мысль пронизывает все документы съезда — от оценки текущих проблем до определения дальних перспектив и программных задач.

 

XXVII съезд КПСС творчески завершил выполнение задачи, поставленной предыдущим съездом партии,— он утвердил новую редакцию Программы КПСС, принятой в 1961 году XXII партийным съездом. Конкретные предложения по уточнению Программы вносились в ЦК КПСС еще в начале 80-х годов. Но основной их поток начался после опубликования проекта 26 октября 1985 года. За четыре месяца поступило более 6 миллионов откликов. Советские люди поддержали новую редакцию и внесли ряд соображений. С их учетом документ стал системней по существу, четче по структуре и точнее по содержанию, чем предшествующая редакция. Сохранив преемственность идеалов, принципов и магистральных направлений общественного развития, новая редакция стала вместе с тем.более целеустремленной. При заметном сокращении объема за счет снятия деталей и устаревших положений число самостоятельных тематических разделов (частей) Программы выросло. В прежней редакции было две части — общая (переход от капитализма к коммунизму) и более конкретная (задачи коммунистического строительства).

 

Первая часть характеризует переход от капитализма к социализму и коммунизму как основное содержание современной эпохи. В ней две главы. Одна из них анализирует исторические предпосылки современного состояния советского общества (Великая Октябрьская социалистическая революция и построение социализма в СССР). Другая глава рассматривает внешние условия. Она посвящена борьбе между силами прогресса и реакции в современном мире.

 

Вторая часть Программы КПСС посвящена задачам совершенствования социализма и постепенного перехода к коммунизму. По содержанию эта часть является наиболее развернутой. В ней пять глав. В первой показана необходимость ускорения социально-экономического развития страны в свете коммунистической перспективы. Во второй главе характеризуются три основных направления экономической стратегии партии: ускорение научно-технического прогресса как главный рычаг повышения эффективности производства; структурная перестройка общественного производства; совершенствование социалистических производственных отношений, системы управления и методов хозяйствования. В третьей главе этого раздела столь же обстоятельно характеризуются основные сферы социальной политики партии: повышение благосостояния, улучшение условий труда и жизни советских людей, во-первых; преодоление классовых различий, формирование социально однородного общества, во-вторых; дальнейший расцвет и сближение социалистических наций и народностей, в-третьих. Четвертая глава посвящена развитию политической системы советского общества и пятая — идейно-воспитательной работе, образованию, науке и культуре.

 

В третьей части Программы партии рассмотрены задачи КПСС на международной арене, в борьбе за мир и социальный прогресс в мире. Они определены в соответствии с типами действующих на международной арене социально-политических сил: сотрудничество с социалистическими странами; укрепление отношений с освободившимися странами; отношения с капиталистическими странами, борьба за прочный мир и разоружение. Каждому типу отношений посвящена особая глава Программы КПСС. Завершает третью часть глава «КПСС в мировом рабочем и коммунистическом движении».

 

Четвертая, итоговая часть Программы партии — «КПСС — руководящая сила советского общества». Программу КПСС венчает полный уверенности и оптимизма вывод: «Под руководством партии, под знаменем марксизма-ленинизма советский народ построит коммунистическое общество».

 

Таким образом, в текст этого важнейшего партийного документа были внесены весьма существенные изменения. В ходе обсуждения проекта предлагалось принять его как четвертую Программу партии. Но съезд не согласился с этим. Известно, что принятие новых партийных Программ обусловливалось достижением рубежей, которые намечались предшествующей Программой. В данном же случае основные задачи партии по развитию и укреплению социализма и дальнейшему продвижению общества к коммунизму остались в силе.

 

Вместе с тем в текст документа внесены изменения, вытекающие из требований жизни. Оказался, в частности, преждевременным перевод задач развернутого строительства коммунизма в плоскость непосредственных практических действий, декларированный прежней редакцией. Значительные просчеты были допущены и в сроках решения ряда конкретных вопросов. Приобрели острую актуальность и программный характер новые проблемы совершенствования социализма, ускорения его развития, международной политики. Все это также нашло отражение в новой редакции партийной Программы.

 

Большое значение в связи с подготовкой новой редакции Программы приобрела характеристика достигнутого страной этапа общественного развития. Как известно, с 60-х годов он начал трактоваться как развитой социализм. Этот тезис, отмечалось на XXVII съезде, получил в свое время распространение как реакция на облегченные представления о путях и сроках перехода на вторую стадию коммунистической формации. В дальнейшем, однако, акценты в трактовке развитого социализма сместились. Дело часто исчерпывалось констатацией успехов, а проблемы интенсификации, социальные вопросы, преодоление негативных явлений оставались без должного внимания. Все это требовало учета.

 

В новой редакции Программы КПСС дана реалистическая характеристика достигнутого советским обществом состояния. Подтверждено, что страна вступила в этап развитого социализма. Как отмечено в Политическом докладе ЦК КПСС, «с пониманием мы относимся также к постановке задачи построения развитого социализма в программных документах братских партий социалистических стран».

 

Дав перспективу развития страны до 2000 года, съезд исходил из выработанной партией трехзвенной системы планирования (генеральная перспектива — пятилетка— текущий годовой план). В этих целях потребовалось выяснить тенденции развития (а следовательно, подвести итоги) за четверть века от принятия третьей Программы КПСС до ее новой редакции.

 

Естественно, что это было невозможно без научного, объективного анализа как достижений, так и недостатков, трудностей, сопровождавших движение вперед. В свое время еще В. И. Ленин учил, что надо «вывести наши задачи не из принципов программы только, а из предыдущих шагов и этапов движения».

 

В Политическом докладе ЦК КПСС подчеркивалось, что за последнюю четверть века страна далеко продвинулась вперед. По научно-техническому и экономическому потенциалу наша страна существенно приблизилась к США, а по производству отдельных важных видов продукции превзошла их. Позиции СССР, мирового социализма значительно окрепли. Обеспечен военно-стратегический паритет СССР и США, стран Варшавского Договора и НАТО. Это существенно ограничило агрессивные планы империализма и его возможности развязать ядерную войну.

 

Уверенность партии в реальности поставленных задач базировалась, таким образом, на ее историческом опыте, на беспримерных завоеваниях теории и практики социализма за всю его историю. Именно в этой связи прозвучало на съезде требование «гораздо основательнее, чем до сих пор» изучать историю КПСС, причем добиться, как подчеркнул член Политбюро ЦК, секретарь ЦК КПСС Е. К- Лигачев, «чтобы не было тут и тени школярства, чтобы люди прониклись сознанием, что история ленинской партии это не отгремевшее славное прошлое. Это — неотъемлемая часть живого, сегодняшнего политического дела и разума всех коммунистов».

 

Преемственность политики КПСС никогда не была слепым повторением, копированием. Она непременно представляла собой и творческое переосмысление прошлого. Именно поэтому концепция и стратегия ускорения развития советского общества обозначили начало качественно нового этапа в жизни партии и народа, потребовавшего преодоления догматизма, перестройки психологии и мышления людей.

 

Подобные ситуации бывали в партии и прежде. Их сложность в том, что устаревшие взгляды и методы работы не существуют сами по себе. Их выражают люди, одни из которых больше, а другие меньше готовы к переменам. Известно, например, что после Февральской революции 1917 года В. И. Ленин подверг резкой критике тех деятелей партии, которые догматически отстаивали тактику первой русской революции, ссылаясь на ее опыт, зафиксированный в партийных документах.

 

Формальное копирование прошлого столь же опасно, как и забвение его опыта. В обоих случаях суть одна — неумение творчески учиться у истории. «Любая попытка превратить теорию, которой мы руководствуемся, в набор застывших схем и рецептов, годных везде и на все случаи жизни, решительнейшим образом противоречит сущности, духу марксизма-ленинизма»,— говорится в Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду партии. Напомнив ленинскую мысль о бесплодности простого повторения прежних формул и необходимости их видоизменения в соответствии с «конкретной экономической и политической обстановкой каждой особой полосы исторического процесса», докладчик подчеркнул: «Вот, товарищи, слова, над которыми каждый из нас должен задуматься, взять их на вооружение».

 

XXVII съезд КПСС стал образцом взыскательного анализа причин, замедливших развитие СССР в 70-е годы. Без этого невозможно было конкретизировать задачи ускорения. Честность и прямота постановки этого вопроса в докладах, сделанных на съезде, в выступлениях делегатов, в принятых съездом документах способствовали еще большему укреплению авторитета партии и мобилизации масс на преодоление неблагоприятных тенденций в экономике и социально-духовной сфере.

 

Каковы источники этих тенденций? «В течение ряда лет, и не только в силу объективных факторов, но и причин прежде всего субъективного порядка,— отмечалось в Политическом докладе ЦК КПСС,— практические действия партийных и государственных органов отставали от требований времени, самой жизни. Проблемы в развитии страны нарастали быстрее, чем решались. Инертность, застылость форм и методов управления, снижение динамизма в работе, нарастание бюрократизма — все это наносило немалый ущерб делу. В жизни общества начали проступать застойные явления». На поверхности было немало призывов, разговоров об интенсификации, повышении степени развитости общества, а реальные, качественные изменения тормозились. Докладчик отметил, что «в центральных органах, да и на местах стала брать верх своеобразная психология: как бы улучшить дела, ничего не меняя. Но так не бывает, товарищи. Как говорят, остановишься на миг — отстанешь на версту. Нельзя уклоняться от решения назревших проблем. Подобная позиция слишком дорого обходится стране, государству, партии».

 

Следствием такой инертности стало снижение темпов роста производительности труда и других показателей эффективности экономики, продолжавшей развиваться в значительной мере на экстенсивной основе. Усилились диспропорции между общественными потребностями и достигнутым уровнем производства, между платежеспособным спросом населения и возможностью его удовлетворения. Задачи, поставленные Программой КПСС, и более низкие задания девятой и десятой пятилеток, а также рубежи, намеченные XXVI съездом КПСС, не были достигнуты. Не были обеспечены задания по основным показателям эффективности, повышению жизненного уровня народа.

 

Смысл этого нелицеприятного анализа партия видела в извлечении действенных политических выводов на будущее. В Политическом докладе ЦК КПСС было сформулировано в связи с этим три главных урока.

 

Первый из них связан с принципом оценки прошлого. М. С. Горбачев назвал его «уроком правды». Этот образ стал очень популярен в послесъездовской публицистике. Суть урока изложена выше: лишь ответственный анализ прошлого «расчищает путь в будущее, а полуправда, стыдливо обходящая острые углы, тормозит выработку реальной политики». Именно этим руководствовалась партия, включив и в новую редакцию Программы КПСС указание на негативные тенденции 70 — начала 80-х годов как иллюстрацию общего положения о том, что «нельзя допускать медлительности в проведении назревших преобразований».

Второй урок можно было бы назвать уроком реализма, целеустремленности действий и готовности к вытекающим из них переменам. Он определяет решительность в проведении политики партии. Дело в том, что перевод хозяйства гигантской страны на путь интенсификации — дело очень трудное. Он требует огромных усилий, времени, высочайшей ответственности. И здесь нельзя поддаваться слабости, чувству самоуспокоенности, желанию не замечать противоречий, что имело место в прошлом. Начав преобразования, «нельзя ограничиваться половинчатыми мерами. Надо действовать последовательно и энергично, не останавливаясь перед самыми смелыми шагами».

 

Третий урок — урок мобилизации масс. В Политическом докладе ЦК КПСС он был назван главным. И это естественно, ибо успех любого общественного преобразования в решающей мере определяется тем, насколько активно и сознательно участвуют в нем массы. «Убедить широкие слои трудящихся в правильности избранного пути, заинтересовать их морально и материально, перестроить психологию кадров — важнейшие условия ускорения нашего роста. Продвижение вперед станет тем быстрее, чем выше будут дисциплина и организованность, ответственность каждого за порученную работу, за ее результаты».

 

Большое теоретическое значение имело дальнейшее развитие в Политическом докладе ЦК КПСС стратегии ускорения общественного развития. Ее сердцевину составляло повышение темпов экономического роста. Понималось это широко, не сводилось к количественному убыстрению. Суть состояла «в новом качестве роста», то есть в обеспечении всемерной интенсификации производства на основе научно-технического прогресса, структурной перестройки экономики, эффективных форм управления, а также организации и стимулирования труда.

 

Рассматриваемая концепция не ограничивается преобразованиями в экономике. Не меньшее значение имеет активная социальная политика, последовательное утверждение принципа социалистической справедливости. Но и это не все. Стратегия ускорения — это сложный комплекс мероприятий по планомерному и всестороннему совершенствованию всех основных сфер жизнедеятельности социалистического общества. Она предусматривает прогресс общественных отношений, обновление форм и методов работы политических и идеологических институтов, углубление социалистической демократии. Иными словами, она должна повсеместно обеспечить «решительное преодоление инерции, застойности и консерватизма — всего, что сдерживает общественный прогресс». Указано было и главное средство решения всех этих задач —«живое творчество масс, максимальное использование огромных возможностей и преимуществ социалистического строя».

 

Такова общая характеристика концепции ускорения, обоснованной XXVII съездом КПСС. Естественно, что партия трактовала ее как «ключ ко всем нашим проблемам: ближайшим и перспективным, экономическим и социальным, политическим и идеологическим, внутренним и внешним. Только таким путем может и должно быть достигнуто новое качественное состояние советского общества».

 

Сформулированная на апрельском (1985 года) Пленуме ЦК КПСС и развитая XXVII съездом партии концепция ускорения общественного развития страны является, таким образом, одним из крупнейших достижений современной марксистско-ленинской мысли.

Категория: История | Добавил: fantast (18.11.2022)
Просмотров: 13 | Рейтинг: 0.0/0