Сельское хозяйство в годы десятой пятилетки в СССР

Каковы же были общие результаты десятой пятилетки в сельском хозяйстве? Среднегодовые сборы зерна составили в 1976-— 1979 годах 209 миллионов тонн, производство мяса — 14,8 миллиона, молока — 93,2 миллиона тонн, яиц — почти 62 миллиарда штук. Это были высшие достижения за всю нашу историю.

Не меньший интерес представляют сведения о товарной продукции сельского хозяйства, то есть о той, которая была продана потребителю. Естественно, основная ее часть была произведена колхозами, совхозами и другими предприятиями общественного сектора. На их долю приходились весь хлопок-сырец, сахарная свекла, 99 процентов семян подсолнечника, основная часть яиц, молока, мяса, картофеля. Вместе с тем, как и прежде, заметную роль в обеспечении населения продуктами питания играли личные подсобные хозяйства рабочих, служащих и главным образом колхозников. К концу 70-х годов они давали 59 процентов валового производства картофеля в стране, почти треть мяса, яиц и овощей, 29 процентов молока, примерно пятую часть шерсти. Часть этой продукции потреблялась непосредственно ее изготовителями, членами их семей. Одновременно большое количество картофеля, мяса, молока, шерсти, полученное в подсобных хозяйствах, было продано населению. Достаточно сказать, что на долю подсобных хозяйств приходилась половина товарного картофеля в стране, 14 процентов мяса.

 

В 70-е годы личное подсобное хозяйство населения стали называть «малой экономикой» в деревне.

 

Мнения, высказываемые о подсобном хозяйстве в научной и популярной литературе, порой диаметрально противоположны. Одни склонны рассматривать его чуть ли не как помеху для общественного производства в деревне, как остаточный пережиток мелкособственнических настроений крестьянства. Другие, напротив, считают, что личное хозяйство на современном этапе играет положительную роль, выполняя важные экономические и социальные функции, являясь дополнительным источником получения сельскохозяйственной продукции в стране.

 

В конце 50 — начале 60-х годов в отношении к личному подсобному хозяйству наметилась отрицательная тенденция, были допущены необоснованные ограничения его размеров. Широкое распространение получило мнение, что достигнутый уровень развития сельскохозяйственного производства является достаточным для отмирания личного подсобного хозяйства, надобность в котором якобы отпала, так как потребности сельского населения в продуктах питания будут удовлетворяться за счет общественного хозяйства. Выдвигался и другой аргумент. Некоторые руководящие работники стали опасаться, что значительное увеличение оплаты труда колхозников, достигнутое за 50-е годы, при сохранении прежних размеров подсобного хозяйства неоправданно увеличит доходы колхозной семьи по сравнению с доходами рабочих и служащих. Это мнение не опиралось на реальное положение вещей, так как не учитывало огромной дифференциации, существовавшей в оплате труда колхозников по отдельным республикам, областям и хозяйствам. Основная масса колхозного крестьянства в эти годы не имела еще гарантированной оплаты труда, а следовательно, и стабильных доходов от общественного хозяйства. Только передовые колхозы к этому времени ввели у себя гарантированную денежную оплату труда, пенсионное обеспечение и другие социальные льготы.

 

Последующее развитие показало, что необоснованные ограничительные меры в отношении личного подсобного хозяйства нанесли ущерб не только крестьянству, но и общественному производству. В ряде случаев ухудшилось материальное положение колхозников, особенно в экономически отстававших колхозах, возросли масштабы миграции сельского населения, уменьшились объемы продукции, поступавшей из личного подсобного хозяйства на общегосударственные нужды.

 

Учитывая объективные условия, прежде всего достигнутый уровень и объем производства сельскохозяйственной продукции в общественном секторе, партия строго осудила допущенные в отношении личного подсобного хозяйства просчеты, волевые методы руководства и субъективистский подход к решению экономических вопросов. В октябре 1964 года было принято постановление ЦК КПСС «Об устранении необоснованных ограничений личного подсобного хозяйства колхозников, рабочих и служащих». XXV съезд КПСС обязал колхозы и совхозы «оказывать сельским жителям необходимое содействие в ведении личного подсобного хозяйства». В 1977 году было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О личных подсобных хозяйствах колхозников, рабочих, служащих и других граждан и коллективном садоводстве и огородничестве», которое указало на необходимость более полного использования возможностей приусадебного хозяйства для увеличения производства сельскохозяйственной продукции в стране.

 

Поощрительная политика в отношении личного подсобного хозяйства населения вытекает из объективно сложившейся тесной экономической взаимосвязи последнего с сельскохозяйственным

общественным производством, продиктована той ролью, которую оно играет в социально-экономическом развитии советской деревни на современном этапе, в обеспечении страны сельскохозяйственной продукцией. Однако это вовсе не означает линии на бесконтрольное ведение приусадебного хозяйства, чрезмерное увеличение его размеров. Количество земли и нормы содержания скота в личном животноводстве колхозников определены Примерным Уставом колхоза, а для рабочих и служащих — соответствующими государственными актами.

 

Основным источником удовлетворения постоянно растущих потребностей страны в продовольствии и сельскохозяйственном сырье является крупное общественное производство колхозов, совхозов и других государственных предприятий и организаций.

 

Личное хозяйство колхозников, рабочих и служащих носит преимущественно потребительский характер, не имеет выраженного товарного направления. На рынке, по сути дела, реализуются лишь излишки продукции, оставшиеся от внутрисемейного потребления.

 

Удельный вес подсобного хозяйства населения в сельскохозяйственном производстве неуклонно снижается, так как более высокими темпами развивается общественное хозяйство колхозов и совхозов. Вместе с тем абсолютные размеры производства в приусадебных хозяйствах по сравнению с 60-ми годами в целом возросли (за исключением отдельных видов продуктов, в том числе молока).

 

Важнейшей отраслью личного подсобного хозяйства стало животноводство. В стоимости всей валовой продукции, получаемой в личных хозяйствах, в настоящее время примерно две трети приходятся на продукцию животноводства. Благодаря поощрительной политике, а также все возрастающему спросу на животноводческую продукцию ее производство в личных подсобных хозяйствах населения за 1965—1975 годы в целом возросло. Однако при этом нельзя не указать на отрицательную тенденцию, наметившуюся в личном животноводстве еще в конце 50-х годов. Это — неуклонное уменьшение поголовья крупного рогатого скота, в особенности коров, что противоречит экономическим потребностям страны и отрицательно сказывается на снабжении населения. Поголовье коров в личной собственности сократилось с 1959 по 1978 год на 5 миллионов.

 

В земледелии приусадебное хозяйство ориентировано на производство картофеля и овоще-бахчевых культур. За 1965—1978 годы посевная площадь в приусадебном земледелии сократилась (больше всего уменьшились посевы зерновых и картофеля), но площади под плодово-ягодными и декоративными насаждениями возросли.

 

Приведенные данные свидетельствуют о серьезной перестройке экономико-отраслевой структуры приусадебного хозяйства в 70-х годах, перенесении центра тяжести с трудоемких отраслей на более легкие, не требующие больших затрат труда и материальных средств, рассчитанные нередко лишь на внутрисемейное потребление. В передовых колхозах и совхозах, где налажено хорошее снабжение сельскохозяйственными продуктами из фондов общественного хозяйства, колхозники, рабочие и служащие не только заметно сокращают объемы своего подсобного производства, но и качественно меняют его структуру, превращая последнее лишь в источник получения свежей зелени, плодов и ягод.

 

Сдвиги в отраслевой структуре приусадебного хозяйства тесным образом связаны с изменениями в его социальной структуре. Суть последних состояла в том, что сократилась доля колхозников и возросла доля рабочих и служащих.

 

Наряду с экономическими личное подсобное хозяйство выполняет на современном этапе определенные социальные функции. Оно продолжает играть важную роль в материальном благосостоянии колхозников. Значительный рост доходов от общественного хозяйства, а также из общественных фондов потребления привел на протяжении второй половины 60-х и в 70-х годах к заметному снижению доли личного подсобного хозяйства в совокупном доходе колхозника. В 1965 году эта доля равнялась 36,5 процента, а в 1975 году — 25,4. Вместе с тем абсолютные размеры доходов от личного хозяйства не уменьшились, а возросли. Кроме того, приусадебное хозяйство поглощает остаточные трудовые резервы, вовлекает в производство те категории лиц, проживающих на селе, которые по объективным причинам не принимают или принимают слабое участие в общественном хозяйстве колхозов,— это пенсионеры, многодетные женщины, подростки, инвалиды. В зимний период, когда снижается уровень занятости основной рабочей силы, личное подсобное хозяйство в известной степени поглощает и эти резервы, снимая тем самым отрицательные последствия временной избыточности трудовых ресурсов.

 

Таким образом, существование личного подсобного хозяйства на современном этапе развития производительных сил деревни вызывается экономической необходимостью. Оно является не только жизненно необходимым источником доходов колхозной семьи, но и важным каналом обеспечения страны сельскохозяйственной продукцией. В то же время было бы неверным не видеть другой стороны существования личного подсобного хозяйства, а именно его влияния на развитие социальной и культурной сферы современного села. Занятие приусадебным хозяйством удлиняет трудовой рабочий день сельского жителя, сокращает его свободное время, а следовательно, и реальные возможности для удовлетворения духовных потребностей, повышения уровня образования, воспитания детей, всестороннего развития личности. Это диалектическое противоречие подмечено исследователями социальной жизни села. С одной стороны, подсобное хозяйство еще отвечает экономическим потребностям общества, с другой — уже тормозит социальный прогресс деревни, особенно колхозного крестьянства, частично вступая в противоречие с его интересами.

 

«В последнее время в развитии личного подсобного хозяйства тружеников нашего района,— писал в 1980 году в «Правду» А. Лабяк, секретарь Каменско-Днепровского райкома Компартии Украины,— проявляются некоторые нежелательные тенденции. Многие селяне стали быстро сокращать поголовье скота, снизили трудовую активность в общественном производстве. Причина тому — увлечение огородничеством. Казалось бы, дело нужное, но вот к чему оно ведет... Многие с головой окунулись в товарное овощеводство. На нивах колхозов и совхозов страда, каждый человек на учете, а сотни наших земляков торгуют помидорами, огурцами, разной зеленью в дальних краях... Еще недавно сотка овощей приносила огороднику 500—600 рублей дохода, а ныне — сыше 1000 рублей. А ведь большинство семей имеют участки по пятнадцать, а то и по 30 соток... Как можно видеть, огородничество стало весьма доходным делом. В результате в районе около 5 тысяч трудоспособных без всяких оснований не участвуют в общественном производстве. С мая по июль многие бросают работу на государственных предприятиях и уезжают торговать редисом, луком, помидорами... Велик моральный урон, который наносит стяжательское использование личного подсобного хозяйства».

 

Подобные факты имели место и в других областях и республиках страны. И это еще раз показало противоречивость такого явления, как личное подсобное хозяйство, необходимость строжайшего соблюдения законов государства, сочетающих общественные и личные интересы трудящихся.

 

Практика 80-х годов в полной мере подтвердила, что идти надо именно по этому пути. В конце одиннадцатой пятилетки товарная продукция, созданная в подсобных хозяйствах, по своему удельному весу, как правило, оставалась на уровне 1981 года. Общественный сектор давал 87 процентов товарной продукции мяса, 86 процентов овощей, 62 процента картофеля. Городское население активно покупало продукцию, которую владельцы подсобных хозяйств вывозили на колхозные рынки. В целях пресечения спекулятивной торговли общественность настойчиво требовала осуществления действенного контроля за ценами. Одним словом, «малая экономика» деревни продолжала приносить пользу. Но, коцечно, главным каналом удовлетворения спроса населения оставалась государственная и кооперативная торговля.

 

При подведении итогов за одиннадцатую пятилетку отмечался факт развития подсобных сельских хозяйств как предприятий и организаций, так и городских и сельских жителей. Среднегодовой объем валовой продукции сельского хозяйства в 1981 —1985 годах возрос по сравнению с десятой пятилеткой на 6 процентов, производство мяса — на 9 процентов.

 

ственной работе на всех уровнях руководства экономикой зарождалась уже в первые годы Советской власти. Отсутствие на местах согласованности В. И. Ленин характеризовал как одно из больших зол, препятствующих хозяйственному строительству. В 1921 году он писал: «Продовольствие — мелкая местная промышленность — топливо — крупная общегосударственная промышленность и т. д., все эти области связаны тесно, и «ведомственное» разделение их, необходимое для управления государством, приносит вред, если не вести постоянной работы согласования, устранения трений, волокиты, ведомственной узости, казенщины. На местах, ближе к массам рабочих и крестьян, эти недостатки виднее, и места же должны выработать — путем обмена опыта — приемы успешной борьбы с этими недостатками».

 

Коммунисты Вильянди смело пошли, как и требовал вождь революции, на устранение «трений, волокиты, ведомственной узости, казенщины». Сама обстановка развития производительных сил на селе, упрочение межхозяйственных связей благоприятствовали этому. Опыт, накопленный передовым районом, выдвигал на повестку дня новые задачи, открывал более широкие горизонты хозяйственной инициативы.

 

Что нужно для того, чтобы почин тружеников Вильянди нашел своих последователей? С таким вопросом секретарь райкома партии В. Удам поехал в Таллин в ЦК КП Эстонии. Ему предложили продолжить эксперимент в Пярну. Он согласился и поехал. Предварительно побывал в Москве, где надо было получить 12 виз от разных ведомств. Добился, уговорил. И никого не подвел. Через шесть лет, в 1984 году Пярнуское РАПО подняло урожаи зерновых до 28—30 центнеров с гектара, каждая корова давала уже более 4 тысяч литров молока, удвоился средний уровень рентабельности...

 

Отдельно нужно сказать еще об одном достижении. Драматический театр в Пярну поставил пьесу «Ответственность» — сценический рассказ о жизни района, местного агропрома, его людях. Когда шли репетиции, кое-кто выступал против спектакля. И не удивительно, ведь те же люди не верили поначалу и в РАПО. Пьеса пошла. Зрители дружно поддержали ее, ибо она созвучна их настроениям и делам. Остается добавить, что автор и секретарь райкома партии — один и тот же человек, тот самый В. Удам, который возглавлял РК Компартии Эстонии сначала в Вильянди, потом в Пярну.

 

В начале 80-х годов районные агропромы получили распространение по всей Эстонии. Административный аппарат РАПО оплачивают сами хозяйства. Госбюджет, как говорится, в чистом выигрыше. Но не менее важен и психологический эффект. Зарплата работников РАПО зависит от положения дел в колхозах и совхозах, отсюда и особая четкость, оперативность в решении управленческих вопросов.

 

В 1984 году строительство здания агропрома в Эстонии в основном было завершено. Теперь, по выражению А. Ф. Рюйтеля, возглавившего Президиум Верховного Совета Эстонской ССР, все перешло в одни руки. К исходу одиннадцатой пятилетки в масштабах всей республики успешно действовало единое агропромышленное объединение. Улучшилось планирование; более квалифицированно шло распределение материально-технических и финансовых ресурсов. В 1984—1985 годах Эстония добивалась самого высокого в стране уровня производства и заготовок продукции полей и ферм в расчете на одного работника.

 

Свой вклад в создание общесоюзного агропрома внесла и Грузия. По времени налаживания «эксперимент» здесь длился примерно столько же, как и в Эстонии, а коллизии, которые пришлось преодолеть, были намного богаче, правильнее сказать, драматичнее. Формально все началось с того, что в мае 1973 года первым секретарем Абашского райкома партии был избран молодой работник Г. Д. Мгеладзе. По существу же главным, определяющим началом явилось постановление ЦК КПСС об организаторской и политической работе Тбилисского горкома Компартии Грузии принятое в 1972 году. Республика быстро почувствовала очистительные, благотворные перемены. Вот тогда и стало возможным начинание, о котором пойдет речь.

 

Абаша находится в центре плодородной Колхиды. Однако вопреки природным условиям и тем традициям, которыми здесь так гордились, урожаи кукурузы опустились до 5—6 центнеров с гектара. Между тем кукуруза по праву считалась основой местной экономики. Упали и надои молока в хозяйствах. Они составили в начале 70-х годов менее 1200 килограммов от коровы. Не лучше было и с другими видами продукции.

 

Новый секретарь райкома, рекомендованный на эту работу ЦК Компартии Грузии, быстро и умело сплотил вокруг райкома энергичных и инициативных людей. Им было ясно, что ситуация требует самых решительных мер, коренного перелома в настроении и делах всех жителей Абаши. На первый план вышли замыслы, направленные на внедрение хозрасчета, усиление общего духа коллективизма в работе всех местных учреждений, организаций, хозяйств, налаживание согласованных действий. Так в 1974 году возникло Абашское районное объединение по управлению сельским хозяйством. Через четыре года оно получило статус районного сельскохозяйственного объединения. Все местные колхозы и совхозы оказались под одним началом; в качестве их прямых партнеров выступали промышленные предприятия и организации, обслуживающие сельское хозяйство. За счет отчислений от общих прибылей район создал централизованные фонды. По единому плану они шли на развитие производства, на социально-культурные мероприятия и жилищное строительство, а также на материальное поощрение.

 

Не будем рассказывать о том, как внедрялась в районе новая система оплаты труда, нацеленная на конечный результат, как в рамках района в единое подчинение перешла вся техника, как повеселели люди. Желающие могут прочитать взволнованную книгу К- Лордкипанидзе «Что произошло в Абаше» или посмотреть кинофильм грузинских документалистов «Эксперимент». Реальная жизнь дала хороший материал и для художественных произведений про «абашское чудо». Если же мы послушаем самих инициаторов, то убедимся: при всем своем горячем темпераменте и чувстве юмора основу успеха они объясняют вполне рационально и прозаически. Уравниловка и низкие заработки, мелочная опека, общее ослабление внимания к человеческому фактору шли вразрез с представлениями о колхозном хозяйстве как главном источнике существования, и многие абашцы с болью покидали родные места. Противоречила давним традициям и отмена натуроплаты. Абашцы привыкли получать от общественного хозяйства на трудодни многие продукты, прежде всего кукурузу. Им вовсе не нравилось на полученные деньги искать кукурузу где-то на стороне. Так невнимание к местной специфике отворачивало тружеников от колхозного поля, порождало искусственные противоречия. И наоборот, устранение именно этих препятствий открывало простор социалистической предприимчивости.

 

В 1980 году механизированные звенья получали уже по 55 центнеров зерна с гектара. Поставки государству увеличились по сравнению с 1971 годом в 5 раз. Не меньше радовали и другие цифры. В районе только за 1976—1980 годы были построены 7 общеобразовательных школ, 3 детских сада, магазины, медицинские учреждения, спортивные комплексы и т. д. Особая гордость — это долгожданный мост через Риони и водопровод, новые жилые дома, в значительной части заселенные вернувшимися абашцами.

 

Прорыв в Абаше, где в 1974 году родилось первое в Грузии РАПО, имел далеко идущий экономический и нравственный резонанс. Перестройка охватила всю республику. Весной 1982 года районные аграрно-промышленные объединения действовали уже повсеместно, а Г. Д. Мгеладзе, удостоенный Золотой Звезды Героя, получил новое назначение. Он возглавил Министерство сельского хозяйства Грузии.

 

Как и в Эстонии, ломка ведомственных барьеров, упрочение самостоятельности и ответственности прививали вкус к новому. Обмен опытом вышел далеко за республиканские рамки. Общались между собой и первопроходцы — Г. Д. Мгеладзе, М. Бронштейн, А. Ф. Рюйтель и их последователи. В практику вошли поездки в Молдавию, на Ставрополье, в Болгарию, Венгрию. Шло взаимодействие, взаимообогащение, интернационализация опыта.

 

ЦК КПСС внимательно изучал практику республиканских и областных партийных организаций, вставших на путь активной интеграции сельскохозяйственного и промышленного производства. Сдвиги в развитии аграрного сектора за 60—70-е годы были значительными, но предполагались гораздо более высокие результаты. Отставание сельского хозяйства преодолеть не удалось.

Было немало городов, ощущавших перебои в снабжении населения мясными и молочными продуктами. По калорийности питания наша страна вышла на уровень физиологических норм, однако структура питания нуждалась в качественном совершенствовании. Последнее, в свою очередь, требовало весомого увеличения производства мяса, овощей и фруктов.

 

В мае 1982 года Пленум ЦК КПСС рассмотрел вопрос о состоянии и путях дальнейшего развития агропромышленного комплекса. И принял Продовольственную программу, призванную в течение 80-х годов обеспечить рост производства сельскохозяйственной продукции, добиться позитивных сдвигов в социальном развитии села и тем самым преодолеть отставание аграрного сектора экономики от нужд народного хозяйства страны.

 

Практикой дня стала обширная система мероприятий, разработанных партией и нацеленных на совершенствование отношений между сельским хозяйством и другими сферами агропромышленного комплекса. Центральное место заняли задачи концентрации материальных, финансовых, людских ресурсов на главных направлениях интенсификации производства. Именно тогда было принято решение о повсеместном создании РАПО как органов управления сельскохозяйственным производством. Начинания грузинских и эстонских новаторов, получившие поддержку и развитие в других республиках и областях, отныне становились повседневной нормой.

 

Процесс налаживания нового механизма управления аграрнопромышленным комплексом в масштабах всей страны, естественно, был делом более сложным, чем его совершенствование в отдельных районах и даже республиках. Грузия, например, в марте 1983 года объединила три аграрных ведомства — Минсельхоз, Минводхоз, Грузсельхозтехнику в единый организационно-экономический орган управления сельским хозяйством. Четвертым членом интеграции, которую возглавил все тот же Г. Д. Мгеладзе, стала наука (Закавказское отделение ВАСХНИЛ). Так объединение управления по горизонтали, то есть на уровне районных организаций, дополнилось объединением управления сельским хозяйством по вертикали — снизу доверху по всей республике. ЦК КПСС в 1984 году одобрил работу коммунистов Грузии в этом направлении.

 

Определяющим фактором стала экономическая целесообразность. Былое дублирование, вызывавшее к жизни множество планово-экономических, финансовых, транспортных и прочих служб, устранялось. Приоритет получили методы оперативной и инициативной работы на всех уровнях. Кто бы раньше мог подумать, что транспортники утратят прежний интерес к «тонно-километрам», а мелиораторы откажутся от «кубометровой отчетности»...

 

Не нужно впадать в крайность и не видеть тех сложностей, которые в том или ином виде давали себя знать и в Грузии, и в Эстонии, и непосредственно во многих РАПО. Сказывались давние стереотипы, привычки, инерция мышлений и поступков, общие трудности перевода страны на рельсы интенсификации.

Несмотря на значительное увеличение капитальных вложений, поставок техники и минеральных удобрений, многие области Нечерноземья России, Западной Сибири, Украины и Казахстана в одиннадцатой пятилетке даже сократили производство продукции земледелия, не дали существенного прироста на фермах.

 

Анализ общего процесса развития экономики, совершенствования хозяйственного механизма настойчиво выдвигал на повестку дня задачу завершения организационного формирования агропромышленного комплекса как единого целого. Сплошь и рядом РАПО не смогли взять на себя всю полноту ответственности за порученное дело. Параллелизм в работе различных органов, несовершенство организационных структур тормозили комплексное решение вопросов развития сельского хозяйства и связанных с ним отраслей. Апрельский (1985 года) Пленум ЦК КПСС указал: «Если мы твердо убеждены в том, что на земле должен быть единый хозяин и агропромышленные объединения несут всю полноту ответственности за выполнение Продовольственной программы... то следует осуществить меры, которые позволят управлять, планировать и финансировать агропромышленный комплекс как единое целое на всех уровнях».

 

Организационно эта большая и исключительно важная задача и была решена созданием Госагропрома СССР. Сформированный в канун двенадцатой пятилетки Комитет и его органы на местах призваны сконцентрировать усилия, как уже отмечалось, большой группы прежних министерств и ведомств на стабильном наращивании производства зерна, мяса и других видов сельскохозяйственной продукции для полного удовлетворения в ней потребностей страны.

 

Само собой разумеется, что деятельность Госагропрома в центре и на местах — это не просто наращивание производства в интересах потребления и подъема благосостояния. Впервые в столь широких масштабах намечается соединение крупной промышленности с сельским хозяйством «на почве сознательного приложения науки и комбинации коллективного труда».

Категория: История | Добавил: fantast (18.11.2022)
Просмотров: 16 | Рейтинг: 0.0/0