Успехи и трудности аграрного сектора в 80-е годы в СССР

В середине 1980 года в газете «Известия» был опубликован интересный очерк «Озабоченный победитель». Речь шла о трудовых буднях одного из лучших в стране животноводческих хозяйств. Совхоз-комбинат «Калитянский» расположен в Киевской области. Он возник в начале 70-х годов. К концу десятой пятилетки предприятие досрочно достигло проектного уровня производства и продажи мяса государству. В это время в стране было 25 аналогичных комплексов по выращиванию и промышленному откорму свиней со средним годовым поголовьем в 108 тысяч. Много это или мало? Ответим просто: ежеминутно здесь выращивают 27 килограммов мяса (в живом весе). Два года подряд совхоз-комбинат получал переходящее Красное знамя ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС, ЦК ВЛКСМ. Казалось бы, о чем мог всерьез тревожиться его директор Виталий Петрович Бородай? Но очерк в газете не случайно назывался «Озабоченный победитель».

 

Предприятие даже по внешнему виду мало напоминает обычные животноводческие хозяйства. Его главные объекты — это крупные цехи воспроизводства и откорма, карантинный лагерь, кормокухни, котельные, очистные сооружения и т. д. Одних электромоторов тут свыше 3 тысяч. Здесь все основано на строгой ритмичности, непрерывности, равномерности, обязательных для поточного производства. Зато и килограмм привеса требует фуража вдвое меньше обычного, да и труда затрачивается в 4 раза меньше. Не удивительно, что главной службой в «Калитянском» считают не зоотехническую и не ветеринарную, а инженерную.

 

Но вот незадача: совхоз систематически нуждается в ремонтных материалах и запасных частях, министерство же, которому он подчинен, ими не располагает. Для получения свинины высокого качества нужен соответствующий комбикорм. Между тем завод, его производящий, также входит в другое ведомство, для которого запросы совхоза вовсе не обязательны. Немало и других проблем. В итоге одно из лучших хозяйств в положенные сроки себя не окупило.

 

В сходном положении находились многие комплексы. Да и в целом колхозы и совхозы, с одной стороны, имели значительные достижения, увеличение выпуска продукции, подъем благосостояния тружеников деревни. С другой стороны, им сплошь и рядом мешали нехватка техники и квалифицированных кадров, убыточность ряда производств, все еще большое отличие сельских условий труда и быта от городских.

 

Мешали, разумеется, и ведомственные барьеры, и сложные климатические условия. Но главное заключалось не в этом. Впервые наше сельское хозяйство вышло на уровень решения задач, какие никогда раньше перед ним не стояли. Теперь, когда проблемы интенсификации и повышения эффективности производства вышли на первый план, стали возможными и обязательными те преобразования, которые партия провозгласила на мартовском (1965 года) Пленуме ЦК. При этом важно подчеркнуть, что ставка делается не просто на рост урожайности зерновых и технических культур, повышение продуктивности животноводства, рентабельное ведение хозяйства.

 

Аграрная политика партии и государства направлена на осуществление крупномасштабных долгосрочных программ преобразования больших природно-экономических регионов, превращение сельского хозяйства в высокоразвитый сектор социалистической экономики. А это, естественно, требует длительного времени и комплексного решения широкого круга экономических, социально-бытовых, демографических и других проблем.

 

В рамках десятой пятилетки это было связано прежде всего с подъемом Нечерноземья. Значительно усилилось внимание к развитию сельского хозяйства на Дальнем Востоке. Углубились социальные преобразования на селе в сочетании с фронтальным укреплением и переоснащением материально-технической базы колхозно-совхозного производства. Следует подчеркнуть, что все эти задачи приходилось решать одновременно, к тому же при уменьшающемся числе рабочих рук в деревне и сокращении площади пахотных земель.

 

Реализация намеченных мер потребовала огромных капиталовложений. И они были изысканы. За девятую пятилетку общие ассигнования на сельское хозяйство составили 130,5 миллиарда рублей, а за десятую — 172 миллиарда. Неизменно увеличивался и удельный вес расходов на сельское хозяйство в общем объеме капиталовложений. По десятому пятилетнему плану он превысил 27 процентов. Те времена, когда основные расходы на развитие сельскохозяйственного производства шли за счет колхозов, давно миновали. Главная забота о сельском хозяйстве легла на плечи государства. Уже в первой половине 60-х годов государство выделило 57 процентов средств, потребовавшихся тогда сельскому хозяйству. В восьмой пятилетке этот показатель превысил 59 процентов, а в девятой — 63 процента.

 

Мы хорошо помним, как в годы индустриализации, особенно в начальный период, советское крестьянство вносило существенную лепту в становление промышленной мощи нашего государства. Тогда до 100 тысяч тракторов, направленных на колхозные поля, было еще далеко. В условиях НТР помощь города деревне неизмеримо возросла, что отражает и общий процесс усиления роли рабочего класса в индустриальном преобразовании сельского хозяйства.

 

Примечательно и другое. На заре коллективизации те немногие американские «фордзоны», которые попали в Белоруссию, казались местным крестьянам чудом техники. А в 70-е годы в республике трудно уже было найти колхозника, помнившего эти импортные машины. Тем временем на фермах США весьма популярными стали минские тракторы «Беларусь». По существующим в Америке традициям трактор может появиться на рынке лишь после того, как специальная испытательная станция выдаст ему сертификат и занесет в особую «Красную книгу». Минский трактор МТЗ-80 стал первым в истории Америки советским трактором, вышедшим на испытательный полигон. Его опутали проводами датчиков, подключили к разным приборам и, несмотря на сорокаградусную жару, подвергли испытаниям... Короче говоря, МТЗ-80 получил не просто сертификат, он получил высокую оценку, его стали охотно покупать. А во Франции на аналогичных испытаниях на кабину трактора сбросили двухтонную плиту. К всеобщему восторгу, даже стекла кабины остались целыми. По признанию минчан, в Белоруссии трактор проверяли и пожестче. Пожалуй, самой лучшей аттестацией минскому трактору служит тот факт, что к исходу 70-х годов его покупали во всем мире.

 

Мощные тракторы наряду с Минском выпускали в Ленинграде и Владимире, на Волге и в Казахстане, на Украине и Урале. В 1979 году страна получила 557 тысяч первоклассных машин. Насыщенность колхозов и совхозов передовой техникой неуклонно росла. Новое звучание приобрел вопрос о ее качестве, соответствии возросшим потребностям рабочих и колхозников.

 

Не секрет, что нехватка механизаторов осложняет жизнь деревни. Заработки трактористов порой выше, чем в городе. Не обойдены они на селе и авторитетом. А все же многие уходят, чаще всего ссылаясь на условия труда.

 

Волгоградцы в числе первых взялись за усовершенствование трактора. Не останавливая производство, они в 1979 году наладили выпуск новых кабин. Дело оказалось хлопотным и трудоемким. Решить задачу помогло соревнование. Как всегда, веское слово сказали комсомольцы. А получилось это так. В 1978 году на очередном съезде комсомола познакомились и подружились два рабочих, два передовика: сборщик Петр Федотов из Волгограда, лауреат премии Ленинского комсомола, и механизатор Рафиль Санжапов из совхоза «Ленинский* Волгоградской области, кавалер орденов Ленина и Трудового Красного Знамени.

 

Позднее в одном из писем своего друга сборщик с волнением прочитал о тракторе с новой кабиной: «Человеку в ней удобно. Вот, к примеру, зима, мороз, ребята — те, что на старых тракторах на снегозадержании работают,— в телогрейках, а Саньке Еро-шенко (который работает на ДТ-75 с новой кабиной) в футболке тепло. А самое важное, что ему здесь не тесно, и поле хорошо видно, не нужно для этого всякий раз из кабины высовываться... Побольше бы нам такой техники, и не уезжали бы парни из совхоза, в котором выросли, не искали бы дела на стороне. Глядишь, и девушки бы на трактор охотнее шли*.

 

Федотов, бригада которого выполнила пятилетнее задание уже в конце 1979 года, предложил напечатать письмо совхозного механизатора в многотиражной газете. Редакция так и сделала. Пошли отклики. Потом появился и ответ Федотова с размышлениями о соревновании, о борьбе за высокое качество. Вскоре выпуск модернизированной продукции увеличился. Готовясь к «золотому* юбилею своего завода (в июне 1980 года первенцу советского тракторостроения исполнилось 50 лет), коллектив собрал дополнительно к заданию 348 машин, оснащенных современной кабиной.

 

Значение высококачественной техники для сельского хозяйства переоценить невозможно. Насыщение колхозов и совхозов современной техникой, курс на химизацию и мелиорацию наибольший успех приносят там, где эта линия сочетается с широким комплексом мероприятий, связанных с социальным развитием деревни, изменением всего культурно-бытового уклада сельской жизни.

 

Есть на Украине Волновахский район. Старожилы уверяют, что еще в начале 60-х годов здесь чуть ли не каждая вторая хата стояла заколоченной. Возникла идея бесперспективные объекты просто-напросто снести, а жителей сселить в одно место. Но оказалось, что сселение требует десятков миллионов рублей даже для одного колхоза. Тогда наметили иной вариант: построили полтысячи километров дорог с твердым покрытием и тем связали между собой 38 крупных сел. В конце 70-х годов жилой фонд Волновах-ского района обновился... на 98 процентов. Можно сказать, что все построено заново. Во всех селах есть школы, больницы или медпункты, детские сады, ясли, торговые центры, комбинаты бытового обслуживания. Былая миграция вытеснена притоком переселенцев. В 1977 году, например, район принял около 600 семей. Так научная разработка перспективного плана, объединение усилий «Межколхозстроя», дорожников, потребкооперации и городских шефов принесли «волновахскому эксперименту» широкую известность, не говоря уже о том улучшении жизни и подъеме хозяйства, которыми он увенчался.

 

Размах современного переустройства деревни требует непрерывного движения вперед и тех, кто давно находится в авангарде. Помните колхоз «Рассвет» Могилевской области, который после войны поднимался буквально из руин под руководством легендарного К- П. Орловского? В 70-е годы (после его кончины) хозяйство возглавил опытный руководитель (в прошлом тоже белорусский партизан) Герой Социалистического Труда В. К- Старовойтов. Вскоре после избрания новый председатель собрал бригадиров, учетчиков, заведующих мастерских и сказал: «Хоть вы и заняты по горло, но надо думать о завтрашнем дне. Негоже с семью классами вести хозяйство». Понравилось это далеко не всем — дескать, зачем дипломы, и без них дело идет; обходились раньше без главного агронома и главного инженера, обойдемся и без диссертаций. Это был прямой намек на Старовойтова, который до этого, будучи директором совхоза, начал писать кандидатскую. Справедливость взяла свое. Сама жизнь выдвигала новые рубежи. В годы десятой пятилетки в колхозе «Рассвет» имени К- П. Орловского работало почти три десятка специалистов с высшим образованием, все остальные имели среднее. Что касается доходов, то они выросли более чем в 2 раза и измеряются многими миллионами. Урожаи зерна поднялись в среднем до 40 центнеров с гектара, то есть увеличились тоже вдвое.

 

По-прежнему не иссякал поток желающих вступить в колхоз. И дело не только в высокой оплате труда. Судите сами: свиноводческий комплекс, в котором свинарки в белых халатах; автоматизированная ферма, где на одну доярку приходится 200 коров, рядом свой молокозавод, пакеты с маркой «Рассвет» идут в Бобруйск. В центре поселка Дворец культуры с зрительным залом на 900 мест; классы для хореографических занятий и других художественных коллективов. Во Дворце выступали артисты 40 театров и ансамблей страны. А около дома отдыха, который сооружал еще сам Орловский, вымеряя шагами место для каждого столба, завершилось строительство санатория.

 

Уверенно развивали традиции и на Одесщине, в том колхозе, где председательствовал знаменитый Макар Посмитный, и в том хозяйстве Владимирской области, во главе которого свыше полувека стоял дважды Герой Социалистического Труда А. В. Горшков. И мы хорошо знаем, что эти примеры отнюдь не единичны. Страна вплотную подошла к рубежам, когда к аналогичному уровню должны подняться наряду с отдельными хозяйствами обширные регионы. Целинная эпопея, 25-летие которой празднично отмечалось в 1979 году, вполне реально отражает жизненность такой стратегической линии. Созданная на востоке страны надежная житница — это треть всего хлеба, который выращивался в СССР в конце 70-х годов. Июльский (1978 года) Пленум ЦК КПСС наметил пути дальнейшего увеличения производства продукции здешних полей и ферм, где второй целиной стали называть животноводство. Нелишне заметить, что в 1979 году страна получила отсюда почти четверть всего мяса, примерно такое же количество молока, яиц и 44 процента шерсти.

Коренным образом изменился облик некогда безлюдных районов. Целина — это не только богатые нивы. Здесь выросли многочисленные предприятия тракторного и сельскохозяйственного машиностроения, переработки продукции полей и ферм, химической и иной промышленности. Образовался мощный агропромышленный комплекс.

 

Все затраты на целину окупились. Страна получила многомиллиардную прибыль. Освоение новых земель дало мощный импульс для всего развития производительных сил, в том числе для крупномасштабного осуществления курса на интенсификацию сельского хозяйства в Нечерноземной зоне Российской Федерации.

 

Если мысленно обратиться к географической карте, то названная зона — это громадные пространства от Прибалтики до Урала. В середине 70-х годов здесь проживало 58 миллионов человек, из которых почти три четверти были горожанами. Процесс урбанизации затронул эти места намного больше, чем другие районы РСФСР, где доля сельского населения достигала примерно 36 процентов (против 26—27 процентов в Нечерноземье). Сложилась своеобразная ситуация, выразившаяся в том, что крупные индустриальные центры (достаточно назвать Москву, Горький, Ярославль, Тулу, Рязань), словно гигантские магниты, притягивали к себе трудовые ресурсы зоны, чаще всего молодых, наиболее образованных работников деревни, и в то же время испытывали возрастающую нужду в сельскохозяйственной продукции (в мясе, молоке, картофеле, овощах, то есть в тех продуктах, производством которых занимались колхозы и совхозы, группировавшиеся вокруг этих городов).

 

Миграция жителей в индустриальные центры сопровождалась уменьшением численности сельского населения, особенно в небольших населенных пунктах. И хотя урожаи в Нечерноземье были ниже, а условия труда, как правило, хуже, чем в других районах страны, труженики зоны выращивали почти весь лен, более половины картофеля и треть овощей, производили треть мяса, 40 процентов молока и яиц в Российской Федерации.

 

В 1974 году, учитывая насущные потребности Нечерноземья, общую роль этого района в жизни страны, а также возросшие возможности государства, ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление «О мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР». В рамках комплексной программы, рассчитанной на 15 лет, важное место заняло пятилетие с 1976 по 1980 год. Общие вложения за этот период определялись в 35 миллиардов рублей, две трети этой суммы составили ассигнования из государственного бюджета, то есть с самого начала все основные заботы, связанные с ускоренным подъемом производительных сил Нечерноземья, государство взяло на себя.

 

Одновременно партия приняла меры для того, чтобы намеченная программа стала делом всей страны. Комсомольцы откликнуись первыми. И подобно тому, как их «десанты» отправлялись на БАМ, добычу нефти и газа в Западной Сибири, появились они и на сельских стройках РСФСР, на прокладке дорог, сооружении агропромышленных комплексов. В 1978 году уже свыше 150 тысяч юношей и девушек трудились здесь по комсомольским путевкам.

 

На помощь мелиораторам Нечерноземья пришли посланцы многих республик и областей. На Смоленщине зазвучала литовская речь, в Архангельской области — азербайджанская, в Калужской — украинская и т. д. Опытные белорусские мелиораторы приехали в Брянскую и Псковскую области, специалисты из Грузии сформировали строительный поезд для Вологодской области. Широкую известность в Новгородской области получили механизированные колонны мелиораторов Узбекистана.

 

Энергичная помощь со стороны государства, партии, всех общественных организаций обеспечила начало ускоренного обновления Нечерноземья России. За годы десятой пятилетки увеличился прирост капиталовложений, поток тракторов, грузовиков, зерноуборочных комбайнов, мелиоративной и другой техники. В строй вступали птицефабрики, животноводческие комплексы и фермы, механизированные склады для минеральных удобрений, тепличные комбинаты. Как всегда, в подобных ситуациях эффект выше там, где лучше работают партийные организации, умело используются капитальные вложения, комплексно решаются экономические и социальные вопросы. Сложных проблем, разумеется, много во всех хозяйствах. Возьмем для примера Тульскую область, типичную для Нечерноземья России в целом. Здесь во второй половине 70-х годов числилось свыше 4300 сельских поселений (в среднем по 30 дворов в каждом). Как преодолеть эту разбросанность и дробность? Жители одних без лишних разговоров уходили в город. Другие предлагали взять за эталон опыт Волновахского района (по насыщенности дорогами с твердым покрытием Нечерноземье РСФСР уступало, например, Литве в 6 раз, а Эстонии — в 11 раз). Третьи ратовали за быстрое сселение жителей и т. д. Споров велось много. В колхозе имени Ленина, где председательствовал с 60-х годов Герой Социалистического Труда, кандидат наук В. А, Стародубцев, начали с животноводческого комплекса. Сюда направили основные средства, но сделали это продуманно, оперативно. Рывок, совершенный на этом участке, стал ориентиром для остальных. И немудрено: в 1978 году четыре оператора обслуживали 600 коров; на комплексе 7-часовой рабочий день; раз в неделю все имеют выходной. Машины резко облегчили и видоизменили труд животноводов, но потребовали повышения общего уровня образования, квалификации. Колхоз взял за правило направлять своих стипендиатов в вузы.

 

Вслед за комплексом перестроили и другие участки производства (у всех теперь 7-часовой рабочий день, свой выходной и т. п.).

Десятая пятилетка пробудила большой интерес к строительству жилья. «Предпочитаем башенки в три-четыре этажа, на 16—27 квартир каждая,— рассказывает председатель колхоза имени Ленина.— Вместе с тем не отказываемся и от коттеджей с квартирами в двух уровнях, от одноэтажных домиков усадебного типа».

 

В других селениях подобные вопросы решались иначе. Так, в одном сначала соорудили клуб, в другом — колхозный ресторан. Одним словом, подходы были различные. Итоги тоже. На фермах Подмосковья и Ленинградской области надой на каждую корову достиг в среднем 3300 килограммов в год. Повсеместно изменился быт селян. Ежегодно строилось 3—4 миллиона квадратных метров жилья, много школ, клубов, дошкольных учреждений. Нечерноземье — на марше. Именно это определение наиболее точно отражало происходившие здесь перемены. И все же, как отмечалось в июле 1978 года на Пленуме ЦК КПСС, подъем работ в зоне еще не получил должной деловитости и размаха, необходимых для достижения намеченных целей. Пока росли урожаи лишь зерновых культур, а сборы картофеля, овощей, сахарной свеклы даже уменьшились. В ряде областей (Новгородской, Псковской, Калининской, Костромской) общий среднегодовой объем валовой продукции сельского хозяйства по сравнению с девятой пятилеткой сократился.

 

Причин тому немало. Насыщенность колхозов и совхозов зоны машинами по-прежнему была далека от оптимального уровня. По числу тракторов, зерноуборочных и картофелеуборочных комбайнов на тысячу гектаров пашни и посевов Нечерноземье РСФСР в полтора-два раза уступало Белоруссии и Прибалтике; не хватает удобрений, известковых материалов. Сплошь и рядом хромала организаторская работа, явно отстававшая от общего темпа и масштабов начавшихся сдвигов.

 

В каком соотношении подобные трудности находились с общим развитием сельского хозяйства? Усилия партии, направленные на выполнение решений XXV съезда КПСС, вовлечение в социалистическое соревнование всей основной массы колхозников и совхозных рабочих позволили продвинуться вперед. Патриотизм и самоотверженность трудящихся особенно ярко раскрывались в самые трудные времена борьбы за урожай, когда не раз природа своими капризами как бы экзаменовала волю, организованность и трудолюбие миллионов людей.

 

Летом 1977 года это тяжкое испытание выпало, в частности, на долю Белоруссии. В конце июля пошли тяжелые дожди, не прекращающиеся ни днем, ни ночью. ЦК Компартии Белоруссии и Совет Министров республики обратились с письмом к труженикам сельского хозяйства, где каждому району были предложены конкретные меры борьбы за спасение хлеба.

 

На помощь буксовавшей технике пришли люди. Косили вручную, а затем скошенное подносили к комбайнам. Солому отвозили конными повозками. Рядом с селянами бок о бок трудились горожане. В середине августа комбайнер А. А. Архиповский придумал приспособление: он оборудовал комбайн резинометаллическим полугусеничным ходом, предназначенным для минских тракторов. Новинка сразу же оправдала себя, и ЦК Компартии Белоруссии поручил тракторостроителям немедленно оснастить ею тысячи комбайнов. На заводе состоялось краткое собрание. Время не ждало... Было решено, что в цехах останутся только добровольцы и работать они будут круглосуточно. Никто не ушел! К воскресенью задание рабочий коллектив выполнил. Одновременно за дело взялись работники колхозов и совхозов, организаций «Сельхозтехники». Заново «обутые» с их помощью комбайны уверенно шли по раскисшим полям. Вот так были спасены зерновые в Белоруссии.

 

Подобные трудности приходилось преодолевать не только в БССР и не только в 1977 году. Они многому научили и работников сельского хозяйства, и машиностроителей, призванных снабжать деревню первоклассной техникой. Главное заключалось в укреплении экономики колхозов и совхозов. Среднегодовой сбор зерна по сравнению с девятой пятилеткой возрос примерно на 27 миллионов тонн, овощей — почти на 3 миллиона, производство мяса — на 0,8 миллиона, молока — на 6 миллионов тонн, яиц — на 10,5 миллиарда штук. Это увеличение происходило при одновременном сокращении числа работающих в деревне. Но если наращивание производственного потенциала было очевидным, то менее значительным оказалось достижение высоких конечных результатов.

 

Стала ясной необходимость повысить спрос за рациональное использование имеющихся в деревне мощностей и выделяемых капитальных вложений. Во многих районах увлеклись большими дорогостоящими сооружениями, особенно фермами. На возведение животноводческих помещений за период восьмой, девятой и десятой пятилеток ушло более трети всех капитальных вложений производственного назначения в колхозах и совхозах. Поэтому в ряде республик часть ферм пустовала. В те же годы было преждевременно списано (то есть ликвидировано) немало вполне пригодных для содержания скотопостроек. В итоге были и такие районы, где коровы, овцы, свиньи содержались в плохих условиях. Анализ развития сельского хозяйства, который сделал ноябрьский (1979 года) Пленум ЦК КПСС, свидетельствует о важности усиления интенсивных факторов, каким в животноводстве является продуктивность скота. В 1980 году на каждого жителя СССР приходилось 0,53 условной головы скота. По этому показателю наша страна и США сравнялись (СССР уже превзошел соответствующий уровень стран «Общего рынка»), чего нельзя сказать о продуктивности животных.

 

Печать обращала внимание и на удорожание техники, поступавшей в сельское хозяйство, из-за чего заметно повысилась себестоимость колхозно-совхозной продукции. После мартовского (1965 года) Пленума ЦК КПСС темпы роста оплаты труда занятых в сельском хозяйстве опережали рост его производительности. Это был шаг экономически оправданный, ибо надо было сблизить уровни оплаты трудящихся города и деревни. Постепенно былой разрыв удалось изжить, и экономисты вполне правомерно указали на целесообразность поставить дальнейшее повышение оплаты труда работников села в более строгую зависимость от роста его производительности. Одним словом, проблем много, и это не удивительно, ибо впервые страна одновременно решает столь широкий круг задач в таких, можно сказать, глобальных масштабах.

Категория: История | Добавил: fantast (18.11.2022)
Просмотров: 18 | Рейтинг: 0.0/0