Экономическое развитие СССР в 50-е годы

Борьба за новый мир продолжается. В 50-х годах это была битва за непрерывный технический прогресс и быстрый рост культурно-технического уровня трудящихся, за укрепление колхозного строя и освоение целины, за покорение атома и мирное освоение космических пространств, за восстановление и развитие ленинских норм жизни и новый взлет творческой активности масс. Поэт Лев Ошанин по праву писал:

...Какие годы!

Алмазы, уголь, нефть и целина,

Плотинами смиренная волна,

Рабочий атом, новая Луна,

Хлеба, дороги, фермы и заводы,

А главное — не атом, не река,

Не спутников полночное свеченье —

Народных душ великое сплоченье у Ленинского знамени ЦК...

 

Все эти замечательные победы ускорили поступь советской экономики, подъем народного благосостояния, внесли разительные перемены во все сферы нашей духовной и материальной жизни.

 

...Андрэ Вюрмсер — журналист, сотрудник «Юманите». В 1950 году ему довелось побывать в нашей стране. Прошло восемь лет. Много это или мало? В Париже существенных перемен не произошло. Разве что больше стало реклам и иностранцев, прибавилось автомобилей и замедлился их бег по улицам города. А как изменилась Москва?

 

И вот ТУ-104 опускается на Внуковский аэродром. Ого, сколько здесь реактивных лайнеров, самолетов ИЛ-18, АН-10, ТУ-114! Тогда таких машин вообще еще не было.

 

Стремительная дорога в город. Кругом жилые массивы, зелень, красивые и благоустроенные кварталы. Так вот он, знаменитый Юго-Запад! А в 1950 году здесь были пустыри, деревянные избы. На окраине одиноко возвышалось здание ВЦСПС, а теперь его трудно найти среди многоэтажных корпусов, от которых пригород отступил на много километров.

 

Вюрмсер и его спутники идут по Москве. Их интересует все: и высотные дома, фундаменты которых закладывались в 1949 году, и стадион в Лужниках (в 1950 году о нем и речи не было), и новые автомобили «москвич», «волга» (восемь лет назад лучшей маркой считалась «победа»), и внешний вид столичных жителей. В глаза бросается добротная отделка тканей, разнообразие их рисунков, модные костюмы и платья, различные изделия из синтетики.

 

До чего же все изменилось! Тысячи иностранцев, посетившие СССР на рубеже 1958—1959 годов, узнавали и не узнавали Москву. Такое же чувство охватывало их в Киеве и Минске, в Волгограде и Новосибирске, в Ташкенте и Ашхабаде. Всюду им с гордостью показывали свои Черемушки, местный Юго-Запад. Сотни башенных кранов встречались им по пути к новым, только недавно родившимся городам — Ангарску, Братску, Волжскому, Дубне, Жигулевску.

 

В Ленинграде уже действовал метрополитен, подземная трасса прокладывалась и в Киеве. Обычным явлением стали телевизионные антенны (в 1958 году в стране насчитывалось более 70 телецентров, а в 1950 году — только два). Яркие и красочные афиши приглашали на концерты иностранных артистов, на выступления зарубежных спортсменов. На страницах газет и в многочисленных клубах шли жаркие споры о человеке будущего, о современной литературе, о проблемах кибернетики.

 

Нередко гости спрашивали, у кого можно получить разрешение на посещение Кремля, и с удивлением узнавали, что в Кремль открыт свободный доступ. Французские социалисты хотели бы побывать в одной из женских школ, им отвечали, что с 1954 года у нас вновь существует совместное обучение. Их интересовало, какова плата за обучение в школе, а им объясняли, что и в средней, и в высшей школе плата за обучение уже отменена. А на вопрос о пенсиях следовал подробный рассказ о государственном Законе, который был принят в 1956 году и не только существенно увеличил размеры пенсий, но и дал на них право еще 18 миллионам рабочих и служащих. И так на каждом шагу.

 

Знамением времени был спутник. С того памятного дня, когда в канун 40-й годовщины Великого Октября это слово прочно вошло в лексикон народов планеты, где бы ни бывали туристы всех континентов и стран, чем бы ни интересовались, они непременно знакомились с моделью первого советского спутника, с рассказами о его устройстве и фантастическом полете. Тесно стало в Московском планетарии, еще более возрос поток гостей на Выставку достижений народного хозяйства. Здесь, еще и еще раз разглядывая серебристый шар, гости переходили к стендам с радиоэлектронной аппаратурой и автоматикой, к различного рода станкам и машинам. Каждому было ясно: полет в небе подготовлен на земле. Подобно тому как рекорд в толкании ядра свидетельствует о великолепной спортивной форме легкоатлета, так и запуск спутника олицетворял собой индустриальную мощь социализма.

 

Стремительные темпы строительства нового общества и влияние этого фактора на человечество — вот что снова обрадовало наших друзей и придало им больше сил, вот что еще раз напугало врагов и поколебало их ряды. Недаром видный государственный деятель США Честер Боулс заявил: «...до первого советского спутника почти никто не сомневался в промышленном, военном и научном превосходстве Америки. И вот неожиданно появился спутник, летящий вокруг Земли, и миллионы людей стали спрашивать себя: не суждено ли в конце концов коммунизму одержать победу?»

 

На заре Советской власти В. И. Ленин, говоря об огромных задачах, которые предстояло осуществить Коммунистической партии и народу, напомнил знаменитые строки Некрасова, пронизанные душевной болью за родину и страстной верой в ее силы:

 

Ты и убогая,

 

Ты и обильная,

 

Ты и могучая,

 

Ты и бессильная,

 

Матушка-Русь!

 

Выражая железную решимость большевиков, Ленин провозгласил тогда: «Добиться во что бы то ни стало того, чтобы Русь перестала быть убогой и бессильной, чтобы она стала в полном смысле слова могучей и обильной».

 

И это было достигнуто в огромной мере уже в течение четырех десятилетий Советской власти.

 

В 1957 году, когда вместе с Советским Союзом, вместе со всем социалистическим лагерем трудовое человечество праздновало 40-летие Великого Октября, никто уже не мог сказать, что наша страна отсталая, бедная, бессильная. Каждый честный и беспристрастный человек по достоинству оценивал невиданный прогресс нашей Родины на пути к материальному и духовному обилию и могуществу.

 

Вот что писал известный американский историк, писатель и общественный деятель Уильям Дюбуа, приветствуя советский народ в те памятные дни: «За 40 лет — немногим больше срока жизни одного поколения — ваша страна сделала невиданный скачок; если народ страдал от нищеты, болезней и суеверий, то теперь он стал здоровым, он обладает высокоразвитой промышленностью, он навсегда освободился от религиозных пут и поповского засилья. Если раньше почти 80 процентов населения было неграмотным, то теперь советские граждане — мыслящие и образованные люди, а советскую систему образования, пожалуй, можно назвать лучшей в мире; если экономическую основу страны представляло отсталое крестьянское хозяйство, то теперь на смену ему пришли крупные коллективные хозяйства и крупные промышленные предприятия, которые становятся самыми производительными в мире».

 

Величие того скачка, который совершил советский народ за годы социалистического строительства, вынуждена была признать даже буржуазная пресса.

 

Английская газета «Таймс» в октябре 1957 года писала: «Когда штурмовался Зимний дворец, а Всероссийский съезд Советов собрался для того, чтобы провозгласить победу, на русском календаре значилось 25 октября. Россия, бывшая тогда на 13 дней сзади по сравнению.с западным календарем, была на 100 лет позади Запада по промышленному развитию и по крайней мере на 150 лет—по своей политической и социальной структуре.

 

Сейчас Советский Союз и его союзники, готовясь отметить 7 ноября 40-го годовщину Великой Октябрьской революции, оглядываются на свои великие достижения.. Им, несомненно, есть чем гордиться. Взлет России, ставшей второй в мире промышленной державой и, возможно, сильнейшей в военном отношении, распространение коммунистических форм правления на Китай и Восточную Европу, укрепление позиций Советского Союза как государства на Среднем Востоке н в Азии, рост и усиление коммунистических партий — все это неузнаваемо изменило мир, и никто не может сказать, что это уже вершина».

 

Так писала «Таймс» в те дни, когда первый в мире советский искусственный спутник Земли был выведен на орбиту. Вспомнили ли ее редакторы о том, что они писали раньше, сколько раз они пророчили большевизму неминуемую гибель? Поистине, другие времена — другие песни...

 

Первые 40 лет Советской власти вошли в историю человечества как героический путь от штурма Зимнего до штурма космоса.

 

6 ноября 1957 года юбилейная сессия Верховного Совета СССР торжественно отметила сорокалетие Великой Октябрьской социалистической революции. На празднование в Москву приехали партийно-правительственные делегации всех социалистических стран, представители 64 братских коммунистических и рабочих партий, крупнейшие деятели профсоюзных, молодежных и женских международных организаций. В их выступлениях звучали слова признательности и любви к первой в мире стране победившего социализма. Вступая в свое пятое десятилетие, Советский Союз намечал новые рубежи. Страна поднималась на более высокую ступень коммунистического строительства.

 

В сентябре 1957 года ЦК КПСС и Совет Министров приняли решение о разработке перспективного плана развития народного хозяйства СССР на 1959—1965 годы. Объяснялось это тем, что проект шестого пятилетнего плана имел существенные недостатки. Требовала также изменения порядка планирования проведенная в 1957 году перестройка управления промышленностью и строительством.

 

Разработка перспективного плана велась одновременно Госпланом СССР совместно с правительствами союзных республик, совнархозами, министерствами, различными ведомствами, научными учреждениями. Большой вклад в это дело внесли рабочие, служащие, колхозники, принимавшие непосредственное участие в определении возможностей своих предприятий и отраслей, в выявлении дополнительных резервов.

 

Придавая большое значение семилетнему плану, партия решила созвать для его рассмотрения и утверждения внеочередной XXI съезд. Предварительно контрольные цифры были опубликованы в печати. По своей грандиозности даже для нашей страны они были необычны. Были намечены высокие темпы развития во всех отраслях народного хозяйства на базе преимущественного роста тяжелой индустрии. В 1959—1965 годах выпуск промышленной продукции должен был увеличиться примерно на 80 процентов. Иначе говоря, за эти годы предстояло выработать столько товаров, сколько дали советские заводы и фабрики за предыдущие 40 лет. Предполагалось, что валовая продукция сельского хозяйства возрастет в 1,7 раза, и это позволит более полно удовлетворить потребность населения в продовольствии, а промышленности в сырье.

 

Десятки подобных цифр вошли в те дни в нашу жизнь. На улицах и площадях, в заводских пролетах и клубах, в витринах больших магазинов и учреждений появились красочные диаграммы и лозунги. Они как бы говорили: смотри, это было вчера, это уже есть сегодня, а вот что надо сделать завтра.

 

Особое внимание в семилетием плане обращалось на развитие технического прогресса, внедрение новейшей автоматики, ускоренное развитие машиностроения, металлургии, химии, топливно-энергетической базы. Продолжая курс на создание и объединение энергетических систем, партия признала необходимым в первую очередь строить крупные тепловые электростанции на дешевых углях, мазуте, природном газе. Опыт показал, что такие станции сооружаются быстрее, стоят дешевле и дают важный для нас выигрыш во времени. Одновременно планировались мощнейшие ГЭС на Днепре и Волге, в Братске, Красноярске и т. д.

 

Коренные изменения намечались в топливном балансе страны. Заметно уменьшался удельный вес угля, хотя общая добыча его возрастала. На первый план выходили нефть и газ, доля которых поднималась с 31 до 51 процента.

 

Контрольные цифры намечали: электровозы и тепловозы вытеснят паровую тягу; в самых отдаленных районах страны появятся самолеты и вертолеты; в строительстве центральное место займет сборный железобетон; автоматика придет в торговлю и коммунальное обслуживание; в сельском хозяйстве в основном завершится электрификация всех колхозов и совхозов; на поля выйдут тысячи новых машин и агрегатов... Важное значение придавалось развитию химии.

 

При таком колоссальном размахе работ (за семь лет в народное хозяйство вкладывалось примерно столько средств, сколько было израсходовано за все годы Советской власти) особо важным становился вопрос о наиболее рациональном размещении производительных сил.

 

XXI съезд КПСС открылся 27 января 1959 года и работал до 5 февраля. Один за другим поднимались на трибуну партийные работники и хозяйственники, шахтер Н. Я. Мамай, слесарь А. М. Рыбакова, сталевар Н. И. Анищенко, механизатор А. В. Гита-лов, полевод Т. С. Мальцев, звеньевая Е. А. Долинюк, академик И. В. Курчатов — всего 86 человек. Шел деловой, конкретный обмен мнениями, вносились поправки, рассматривались уточнения.

 

XXI съезд, наметив конкретную программу важного этапа создания материально-технической базы коммунизма, теоретически осмыслил сущность нового периода в развитии советского общества. Главное заключалось в том, что социализм победил не только полностью, но и окончательно. В середине XX столетия рухнуло капиталистическое окружение нашей страны. И хотя никто не может дать гарантии от возможной агрессии со стороны империалистов, но наступил такой час истории, когда Советский Союз может отразить любое нападение любого врага. В мире нет сейчас таких сил, которые смогли бы восстановить капитализм в нашей стране, сокрушить социалистическое содружество. Опасность реставрации капитализма в Советском Союзе исключена.

 

Еще В. И. Ленин указывал: «Научное различие между социализмом и коммунизмом только то, что первое слово означает первую ступень вырастающего из капитализма нового общества, второе слово — более высокую, дальнейшую ступень его». Опыт СССР показал, что переход от одной ступени к другой — это закономерный исторический процесс, который нельзя произвольно нарушить или обойти. Общество не может перескочить к коммунизму, не пройдя стадии социализма. Переход к высшей фазе осуществляется непрерывно. Наконец, постепенный переход к коммунизму не означает замедления нашего строительства. Наоборот, это период быстрого роста производительных сил общества.

 

Освещая эти теоретические проблемы, съезд наметил дальнейший путь совершенствования двух форм собственности — общенародной и кооперативно-колхозной. Было подчеркнуто, что колхозный строй отнюдь не исчерпал своих возможностей, что полное использование его преимуществ позволит ему еще долгое время служить делу подъема сельскохозяйственного производства. Важное значение имело обсуждение также вопросов о роли социалистического государства в строительстве коммунизма, о всемерном развитии демократии, о постепенном переходе к общественному самоуправлению и ряда других. Научная разработка этих проблем сыграла существенную роль в подготовке новой Программы КПСС.

Категория: История | Добавил: fantast (16.11.2022)
Просмотров: 17 | Рейтинг: 0.0/0