Культура СССР в начале 60-х годов. Штурм космоса

Мир привык к нашим позывным: «Внимание, внимание! Говорит Москва. Работают все радиостанции Советского Союза...» Уже не раз страна социализма сообщала об огромных достижениях свободного человеческого разума. Мир снова затаил дыхание. Что на этот раз скажет Москва? «Передаем сообщение ТАСС. О первом в мире полете человека в космическое пространство...» Таким навечно вошел в историю апрельский день 1961 года.

Утро космической эры началось. Свершился подвиг, подготовленный всем ходом развития советского общества. На пути к звездам мы преодолели разруху и войны, победили неграмотность, заставили отступить многие болезни. Штурм космоса был продолжением штурма Зимнего, Магнитки и Днепрогэса, мужества героев Великой Отечественной войны, подвига покорителей целины. Дорога в космос начиналась в школах, в университетских аудиториях, в библиотеках, в конструкторских бюро, лабораториях ученых.

 

Через пять лет после окончания самой разрушительной из всех войн партия уже смогла сказать народу: пришла пора, когда каждый ребенок не только в городе, но и в деревне должен заканчивать семь классов. Так в нашей стране начался массовый переход к всеобщему семилетнему образованию. Цель, намеченная еще в 1939 году XVIII съездом партии, осуществление которой прервала война, была достигнута во второй половине 50-х годов. В 1959 году уже около 55 миллионов советских граждан — в 4 раза больше, чем до войны,— имели среднее или неполное среднее образование.

 

Хорошее пополнение рабочего класса давали и училища профессионально-технического образования. Особенно много их было открыто в первые послевоенные годы. Тогда и переступил порог ремесленного училища в тихом украинском городке под Киевом веселый паренек Паша Попович. А через несколько лет в списках новых учеников подмосковного ремесленного училища в Люберцах появилась фамилия Юры Гагарина. В те годы они, как и тысячи их сверстников, жадно учились, читали книги, ходили в театры, кино, на стадионы. Хорошая выучка дает добрые плоды. Теплыми словами вспомнил время учебы в ремесленном училище старший горновой Днепродзержинского металлургического комбината Петр Петрович Лыгун, руководитель первой на Украине бригады коммунистического труда, удостоенный вскоре чести быть депутатом Верховного Совета СССР.

 

Небывалый размах получило в нашей стране высшее образование. 160 новых институтов и университетов открылось только за первые десять послевоенных лет. Стремительно растет число студентов: в 1940 году их было 812 тысяч, в 195Э году — 1247 тысяч, в 1960 году — 2396 тысяч! Вот она, армия, с помощью которой социализм выступает в мирном соревновании со странами капитала. Англия, Франция, ФРГ и Италия, вместе взятые, имели в несколько раз меньше студентов, чем Советский Союз. В 1960 году диплом инженера в нашей стране получили 120 тысяч человек, а в США было выпущено 43 тысячи инженеров.

 

Общий подъем культуры является одной из основных закономерностей развития нашего общества. С 1939 года по 1959 год процент людей, окончивших школу, среди рабочих промышленности поднялся с 8,2 до 38, среди колхозников с 1,8 до 22.

 

Вот рядовая школа — школа № 1 Московско-Рязанской железной дороги. В 1953 году ее окончили 30 выпускников. Кем они стали? Один из них — космонавт № 5 Валерий Быковский. 17 его одноклассников получили диплом инженера, пятеро — офицеры Советской Армии, двое стали учеными.

 

И такой путь был открыт перед каждым юношей и девушкой, перед каждым советским человеком.

 

В 1941 году в вечерних и заочных школах, техникумах, вузах страны училось 1200 тысяч рабочих, служащих и колхозников, а в 1960 году — уже почти 5 миллионов.

 

В одном Всесоюзном заочном политехническом институте было 32 тысячи студентов — намного больше, чем в крупнейшем университете страны — Московском.

 

В дни Московского фестиваля молодежи и студентов, проходившего в 1957 году, к листопрокатчику «Серпа и молота» Виталию Соколову подошел высокий голубоглазый юноша-норвежец и спросил:

 

—           Ты кто?

 

—           Рабочий.

 

—           А мне сказали, что студент,— недоверчиво посмотрел на него норвежец.

 

—           Да, студент.

 

—           Нет, скажи, ты рабочий или студент?

 

Виталий объяснил, что он действительно и рабочий и студент, работает вальцовщиком и учится в институте. У норвежца было удивленное лицо; трудно сказать, поверил ли он. То, что казалось ему невероятным, закономерно для граждан страны, где примерно каждый второй специалист получал образование в заочной или вечерней системе обучения.

 

Росла промышленность. Техника уходила вперед. Большой Ферганский канал в Средней Азии вырыли в 1939 году лопатами и кетменями 180 тысяч колхозников. В 1960 году при расширении этого же канала вручную не было вынуто ни одного кубометра земли. Все сделали машины, вернее, люди, овладевшие техникой.

 

Механизация и автоматизация проникали во все области деятельности человека. Успех дела решали высокообразованный рабочий и колхозник. В 1959 году число занятых физическим трудом выросло у нас по сравнению с 1939 годом на 21 процент. В то же время число станочников-металлистов увеличилось в 2,1 раза, трактористов, комбайнеров и других работающих на сельскохозяйственных машинах — в 2,4, а экскаваторщиков — в 14 раз!

 

Сделавшись общедоступной, культура становится, с другой стороны, мерилом положения в обществе. Выдвигаются самые знающие, самые трудолюбивые, самые достойные, для которых труд — это творчество. А чтобы творить новое, надо прежде всего познать все то, что уже создано. Вот почему образование стало насущной необходимостью советских людей.

 

Особенно грандиозны достижения культурной революции в национальных республиках. В буржуазной Латвии, считавшейся среди других капиталистических государств страной высокой культуры, ежегодно поступало в первый класс 3—4 тысячи детей. В 1954 году 16 тысяч ребят Советской Латвии надели впервые школьную форму, а число преподавателей в школах увеличилось почти вдвое.

 

В таких районах, как Средняя Азия и Казахстан, быстро ликвидировались последние следы многовековой отсталости. В Туркмении в 1960 году насчитывался 81 студент на каждые 10 тысяч жителей, а в соседнем Иране — только четыре. Было время, французские журналисты писали о жителях Средней Азии, с охапкой соломы приходивших кормить... автомобиль. Ныне в области образования Таджикистан давно опередил не только пограничные с ним страны, обогнал он и Англию и Францию.

 

Статистика часто бывает скучной и маловыразительной. Но вряд ли надо что-нибудь добавлять к двум цифрам: в горном Таджикистане в 1939 году всего 737 женщин имели высшее образование. Прошло 20 лет, и в республике стало более 8 тысяч врачей, педагогов, инженеров — женщин.

 

Нелегко давались эти успехи, особенно в первые послевоенные годы. «Время было тяжелейшее, в семье оставалось восемь детей, а я ехал в столицу республики поступать в медицинский институт. Босиком, с маленькой котомкой за плечами, но зато со свидетельством об окончании десяти классов! Невиданное в нашем ауле образование,— вспоминает Мамбет Мамакеев.— Преподавателя русского языка в школе не было, поэтому на подготовительном — годовом — курсе мне пришлось нелегко. 500 граммов хлеба по карточкам в сутки и — как величайшее отличие за старание в учебе — ботинки, брюки или трофейный китель по талонам от профсоюза... Вечерами в общежитие приходили директор института, профессора и не уставали повторять: «Держитесь, ребята, вам надо выстоять — нам нужны врачи!»»

 

Парнишка из аула стал профессором Киргизского медицинского института, заслуженным врачом республики, депутатом ее Верховного Совета. А в Киргизии к 1960 году стало 3,5 тысячи врачей. В 1940 году их было всего 600.

История создания лучших в послевоенной литературе и кинематографии произведений наглядно раскрывает важнейшую черту нашего искусства — тесную связь его с жизнью народа. Правдиво отображать действительность и активно влиять на жизнь, воспитывать в человеке прекрасные качества борца, строителя нового общества — в этом всегда видели свою главную цель передовые писатели и деятели искусства.

 

Величайший подвиг народа, спасшего мир от фашистского мрака, невиданная стойкость духа народного стали темой многих значительных произведений советского искусства в первые послевоенные годы. Читателям полюбились герои «Повести о настоящем человеке» Б. Н. Полевого, «Звезды» и «Весны на Одере» Э. Г. Казакевича, «Знаменосцев» О. Гончара. Подвиг молодогвардейцев, с поэтической силой воспетый А. А. Фадеевым, получил яркое воплощение на сценах драматического и оперного театра, на экране кино.

 

В произведениях многих жанров отображалась послевоенная жизнь народа. Наиболее удачные из них — романы «Журбины» В. А. Кочетова, «Битва в пути» Г. Е. Николаевой — в художественных образах убедительно раскрывали идею неразрывной связи успехов рабочего класса и колхозного крестьянства с руководством Коммунистической партии.

 

Однако не все было благополучно в развитии литературы и искусства в первые послевоенные годы. Народ приступил к возрождению разрушенной страны. Нелегким был этот труд, но люди знали: сделать жизнь лучше и краше могут только они сами. «Нам песня строить и жить помогает»,— задорно пели строители первых пятилеток. И сейчас люди ждали таких же песен, пьес, романов, кинофильмов, чтобы легче работалось, прибавлялись новые силы. А некоторые авторы предлагали им произведения, в которых звучали тоска, неверие в будущее.

 

Партия со всей решительностью выступила против этих явлений. Центральный Комитет принял в 1946 и 1948 годах ряд постановлений по вопросам литературы и искусства. В них были сурово осуждены попытки отрыва искусства от политики, раскрыты ленинские принципы партийности в художественном творчестве.

 

К сожалению, тогда допускались и неоправданно резкие оценки творчества ряда талантливых работников искусства. Обсуждение художественных проблем иногда подменялось администрированием, одни произведения необоснованно критиковались, другие — захваливались.

 

Наше искусство продолжало служить народу, создавало достойные советского народа произведения. Некоторые из них уже упоминались. В то время композитор С. С. Прокофьев написал оперу «Война и мир», а Ю. А. Шапорин — оперу «Декабристы». Момент знаменитого выступления В. И. Ленина на III съезде комсомола был талантливо воссоздан в большом полотне, написанном одним из старейших русских художников — Б. В. Иогансоном с группой учеников.

 

Исполнен большого гражданского звучания памятник-ансамбль воинам Советской Армии в Трептов-парке в Берлине, сооруженный в 1949 году по проекту скульптора Е. В. Вучетича. Фигура воина с мечом, рассекающим свастику, со спасенным ребенком на руках олицетворяет гуманизм, неизбежность победы правого дела, торжества нового общества, его устремленность в будущее.

 

Большие перемены, происходившие в нашем искусстве во второй половине 50-х годов, после решений XX съезда партии, особенно видны на примере кинематографии — этого самого массового, наиболее близкого народу искусства. Выросло целое поколение молодых кинорежиссеров, сценаристов, актеров. С. Ф. Бондарчук, В. И. Ежов, А. В. Баталов, Ю. К. Борисова, Н. В. Мордюкова и другие в тесном единении с мастерами старшего поколения — М. К- Калатозовым, Ю. И. Солнцевой, Ю. Я. Райзманом, С. А. Герасимовым, М. И. Роммом, И. А. Пырьевым создали немало значительных фильмов. На мировом экране развернулось соревнование духовной жизни двух миров, отраженных кинематографией. В середине 20-х годов фильм «Броненосец «Потемкин» первым прорвался сквозь «железный занавес» на Запад. «Призрак коммунизма», заключенный в нескольких туго смотанных катушках пленки, с легкостью перешагнул границы. Фильмы «Баллада о солдате», «Судьба человека», «Коммунист», «Летят журавли», «Девять дней одного года», «Сорок первый», «Чистое небо» покорили сердца миллионов, с подкупающей искренностью раскрыв перед ними удивительный мир людей, воспитанных страной разума и прогресса. Партия, страна по достоинству отмечали успехи деятелей искусства.

 

То новое, что принесло в искусство время, можно было видеть повсеместно. Архитекторы отказались от дорогостоящих излишеств, от ненужной вычурности. Новые материалы вызвали к жизни и новые формы. Главным стал принцип разумности, экономичности и удобства. Прогрессивность этого направления проявилась не только в небывалом развороте массового строительства жилых кварталов и целых городов. По-иному стали возводиться здания общественного назначения. Здесь не стало лишнего, все отвечало своему назначению, а красота создавалась строгостью и целесообразностью форм.

 

Серьезными удачами были отмечены работы советских скульпторов. Среди них памятники Марксу и Маяковскому в Москве, созданные скульпторами Л. Е. Кербелем и А. П. Кибальниковым, исполненный поэзии памятник Пушкину в Ленинграде работы М. К. Аникушина.

 

...Длинные очереди людей у касс, коротающих ночь тут же на мостовой. Овации, сотрясающие стены лучших концертных залов мира. Бесчисленные хвалебные рецензии на страницах газет... Так встречали советских артистов Нью-Йорк и Лондон, Париж и Рим, десятки других крупных городов мира. Замечательные народные танцы ансамбля под руководством Игоря Моисеева увидели миллионы зарубежных зрителей. Выдающееся мастерство скрипачей Д. Ф. Ойстраха, Л. Б. Когана, пианистов Э. Г. Гилельса, С. Т. Рихтера, певиц И. К. Архиповой, 3. А. Долухановой, Г. М. Гаспарян, балерин Г. С. Улановой и М. М. Плисецкой, спектакли театров, советский цирк покорили весь мир.

 

Искусство входило непосредственно в жизнь все более широких слоев народа. Мог ли остаться незамеченным даже небольшой талант в таком, например, городе, как Каунас, где каждый десятый горожанин посвящал свободное время искусству! А в 1940 году, в год установления Советской власти в Литве, в самодеятельных кружках Каунаса насчитывалось всего 400 человек.

 

Жители далекого заполярного города Норильска в своем народном театре могли слушать оперу «Запорожец за Дунаем», оперетты «Вольный ветер» и «Белая акация». Всесоюзную известность получили Пензенский народный хор и Воронежский хор строителей. А многим довелось посмотреть на сцене Кремлевского театра Народный ансамбль песни и танца колхоза «Кзыл Узбекистан». Глядя на замечательных танцоров и певцов, трудно поверить, с чего начиналось их мастерство. В июле 1959 года в колхоз приехал X. К- Нишанов, композитор, окончивший местную консерваторию. Он решил помочь колхозникам создать свой ансамбль. На первое занятие явилось всего три человека. Вскоре ансамбль насчитывал 50 человек. Не только в родном колхозе, но и во многих областях и городах Узбекистана видели и полюбили этот превосходный коллектив.

 

Все большую популярность завоевывали новые творческие объединения: народные театры, заводские студии художников, самодеятельные киностудии. В начале 60-х годов в более чем 500 тысячах различных коллективов художественной самодеятельности страны участвовало около 10 миллионов человек.

Категория: История | Добавил: fantast (16.11.2022)
Просмотров: 21 | Рейтинг: 0.0/0