Договор о нераспространении ядерного оружия и внешняя политика СССР в 60-80-е годы


В 1980 году прогрессивная общественность отметила десятилетие вступления в силу договора о нераспространении ядерного оружия. Примечательно, что Советское правительство выступило с соответствующей инициативой еще в 1957 году. В 1965 году СССР представил на суд общественности конкретный проект договора. В 1968 году Генеральная Ассамблея ООН наконец одобрила его, и 5 марта 1970 года он вступил в силу. Подумать только, сколько усилий и терпения понадобилось для постепенного преодоления препятствий, искусственно создаваемых на пути к соглашению, благородная сущность которого совершенно очевидна! В 1980 году по числу участников этот договор стал наиболее универсальным из всех международных соглашений об ограничении вооружений (его участниками были уже 110 государств; кроме того, еще пять стран подписали договор, но не успели ратифицировать). Правда, среди участников не значились две ядерные державы — Китай и Франция, а также ряд стран, стоящих на пороге обладания ядерным оружием. И все же целое десятилетие прошло под знаком соблюдения обязательств, сам факт существования которых был важным плюсом в пользу мира и сотрудничества, в пользу дальнейших акций-напрйвленных на предотвращение глобальной катастрофы.


Немало стараний приложил СССР и для того, чтобы вступила в силу конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду. В том же 1978 году были согласованы основные элементы соглашения о запрещении радиологического оружия, начались переговоры о запрещении химического оружия и т. д. Казалось бы, ну как можно возражать против запрета на разработку и производство новых видов оружия массового уничтожения?


Однако трудности нарастали. Разговоры о «советской угрозе», о вымышленном стремлении СССР к военному превосходству приобрели поистине истеричный характер в конце 70-х годов. Революционный взрыв в Иране, приведший к изгнанию американцев из этой страны, военно-промышленный комплекс за океаном воспринял чрезвычайно болезненно. И немудрено. После переворота 1953 года, утвердившего шахское правление, Пентагон диктовал Ирану свои условия. По циничному признанию работников Белого дома, исключительные барыши приносил бизнес, связанный с продажей оружия. Военный бюджет Ирана только за период с 1970 года до 1977 года увеличился почти в 11 раз, американо-иранские военные контракты достигли почти 21 миллиарда долларов. В 1977 году Иран закупил оружия больше, чем остальные 74 страны, приобретавшие оружие у США!


Расчеты Вашингтона опрокинул не только иранский народ. Достаточно взглянуть на современную карту мира, чтобы увидеть, как увеличилось число социалистических стран, как возросла численность государств, избравших путь социалистической ориентации. Резко обострились межимпериалистические противоречия. Усилилась борьба за рынки, за источники сырья и энергии. В 70-е годы доля США в мировом экспорте сократилась почти на одну пятую часть. А вот природа империализма не изменилась, и было бы наивно думать, что наши классовые противники смирились и не учатся на своих поражениях. Наоборот, практика убеждает в том, что они действуют против стран социализма все более изощренно и коварно. При этом в политике наиболее агрессивных кругов империализма особенно обнажилась такая черта, как авантюризм.


Рассказывают, что, когда американский президент Г. Трумэн узнал о результатах применения первой атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму, он воскликнул: «Это величайшая штука в истории!» Сотрудник Белого дома, записав слова своего патрона, от себя добавил: «Капиталовложение в 2 миллиарда долларов окупилось. Баланс силы в мире был кардинально изменен». Через несколько лет, когда шла война в Корее, президент пришел к мысли о необходимости использования атомного оружия против СССР и КНР. «Это означает,— пояснял он в своем дневнике,— что Москва, Санкт-Петербург, Мукден, Владивосток, Пекин, Шанхай, Порт-Артур, Дайрен, Одесса и Сталинград и все промышленные предприятия в Китае и Советском Союзе будут стерты с лица земли. Это — последний шанс для Советского правительства решить, заслуживает ли оно того, чтобы существовать, или нет».


Неизвестно, какие чувства испытывал президент Г. Трумэн, отказываясь от своего безумного замысла в 1952 году. Но о чем думали, чего хотели те, кто предал гласности его записи именно в 1980 году, в условиях резкого обострения международной обстановки, невиданного роста военного бюджета США?


Не секрет, что в это время четверть всех вооруженных сил Пентагона находилась далеко за пределами Америки. Только в Европе разместилось более 352 тысяч солдат и офицеров США, еще 132 тысячи — на Дальнем Востоке и т. д. Не будем продолжать этот перечень, иначе придется назвать свыше 100 стран, на территории которых имелись американские военные базы и объекты, оснащенные самой современной сверхразрушительной техникой.


Известно и другое. Поначалу стоимость подлодки-ракетоносца «Трайдент» оценивалась в 800 миллионов долларов. Поначалу. А в конце 70-х годов оружейные магнаты получали за нее уже 1,2 миллиарда долларов (заметим, что сюда не вошли расходы на ракеты). Атомный авианосец «Нимиц» намеревались построить за 685 миллионов долларов, а в конечном счете он обошелся в 1,5 миллиарда. Американская печать не скрывает, что военный бизнес приносит гораздо большие прибыли, нежели гражданский. «Мы должны верить в долгосрочную угрозу» — так заявил газетчикам один из заправил военных монополий. По признанию других фабрикантов оружия, в перспективе дальнейшего развития международной обстановки они видели «прибыльные напряженность и конфликты».


Ненависть к социализму и алчность сливались воедино, толкали на борьбу против разрядки, на оживление политики «холодной войны». Советская помощь Афганистану еще более разъярила силы реакции. Вашингтон, вопреки прежним заверениям, стал открыто переходить к прямым угрозам. Некоторые районы мира были объявлены зонами «жизненных интересов» США. Сюда попали Ближний и Средний Восток, Персидский залив, Индийский океан и другие не менее отдаленные от берегов Америки регионы земного шара. Неистовой травле подверглась Олимпиада-80. Был даже принят закон, запрещавший продажу СССР зерна, а не только многих видов оборудования для мирных предприятий. Тяжелому давлению подверглись союзники по НАТО, специальные эмиссары отправились в Японию, различные государства Африки, Латинской Америки. Бряцание оружием и всевозможные угрозы действительно напоминали разгар «холодной войны».


Но ни шантаж, ни методы блокадных авантюр не могли напугать СССР. Советский народ хорошо понимал истинную подоплеку событий, знал цену пропагандистской кампании о «кознях Москвы». Разве не такие приемы пускались в ход в 30-е, в 40-е годы? На рубеже 50—60-х годов стенания о военном превосходстве Кремля были редкостью, но это не помешало Пентагону в те годы под видом борьбы с «вызовом русских» строить стратегические бомбардировщики, а затем межконтинентальные ракеты. Еще в мае 1978 года, то есть задолго до ввода в Афганистан советского ограниченного воинского контингента, страны НАТО решили ежегодно автоматически увеличивать свои военные расходы почти до конца нынешнего века. Впрочем, все это знали не только советские люди.


В 1980 году новая администрация США, возглавляемая Р. Рейганом, во всеуслышание объявила о своем намерении вооружить НАТО нейтронным оружием. При этом заокеанские политики вновь заговорили о доктрине «ограниченной» ядерной войны. Но кому из здравомыслящих людей нужно доказывать, что в Европе, например, такая война («ограниченная» по понятиям некоторых американцев) уже в самом начале была бы гибелью для цивилйзации? Не остались бы в стороне и сами Соединенные Штаты.


Тем не менее противники разрядки, подстегиваемые вашингтонской администрацией, предприняли новые шаги, чтобы заполучить военное превосходство, втянуть человечество в новый, невиданный в прошлом по масштабам и темпам виток гонки вооружений. Положение резко осложнилось на рубеже 1984 года, когда на территории Великобритании, Италии, ФРГ началось размещение американских ядерных ракет первого удара.


В первой половине 80-х годов общий ядерный арсенал стран НАТО превысил 40 тысяч единиц ядерных боеприпасов. Свыше четверти из них можно применить при первом ударе, используя межконтинентальные баллистические ракеты, а также баллистические ракеты подводных лодок и стратегических бомбардировщиков. С поразительной циничностью лидеры Белого дома провозгласили свое нынешнее кредо: «Есть вещи поважнее мира». О том, что это не просто слова, свидетельствуют открытые провокации империалистов против Никарагуа, Ливии, преднамеренные нарушения воздушных границ Советского Союза, активная поддержка контрреволюционных сил в Афганистане, вторжение американской военщины на Гренаду...


И хотя каждому здравомыслящему человеку должна быть теперь уже ясна опасность таких действий, ибо под угрозу ставится вся цивилизация, сама жизнь на Земле, правительство США едва ли не демонстративно отвергло предложения Советского Союза, направленные на обуздание гонки вооружений, на предотвращение катастрофы.


В августе 1985 года, когда отмечалось сорокалетие трагических событий, связанных с применением атомного оружия против жителей Хиросимы и Нагасаки, Советский Союз выступил с новой мирной инициативой. За три года до этого наше правительство торжественно заявило, что СССР никогда не применит первым ядерное оружие. Теперь, в 1985 году, СССР добровольно взял на себя обязательство не проводить ядерных взрывов как в военных, так и в мирных целях. Одновременно наше правительство обратилось к администрации США с призывом присоединиться к этой инициативе. Цель была предельно ясна: в условиях небывалого накопления в мире запасов взрывчатки запрет на дальнейшие испытания открывает простой путь к тому, чтобы прекратить дальнейшее совершенствование ядерного вооружения и вообще приостановить ядерную гонку.


Даже после того, как это предложение не получило поддержки, СССР продлил срок своего одностороннего моратория до 31 марта 1986 года. Восемь месяцев подряд Рейган и его окружение испытывали терпение людей доброй воли. Хуже того, в США на специальном полигоне продолжались ядерные взрывы. Обратите внимание, это происходило после встречи на высшем уровне, которая состоялась в ноябре 1985 года в Женеве, где американский президент заверял Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева, что США не стремятся к превосходству и не хотят ядерной войны. Комментируя этот момент в переговорах, М. С. Горбачев на пресс-конференции в Женеве сказал: «Мы искренне желаем, чтобы эти заявления были подтверждены делом. Хотелось бы рассматривать встречу как начало диалога с целью добиться перемен к лучшему и в советско-американских отношениях, да и в мире вообще».


К сожалению, все последующие месяцы не подтвердили готовность руководителей США к изменению политики, к упрочению контактов, к изживанию конфронтации, к прекращению гонки вооружений.


Не принял Запад и советскую программу, рассчитанную на поэтапную ликвидацию атомного оружия с завершением ее к исходу нынешнего столетия. Заправилы Североатлантического блока хотят видеть XXI век иным. Они открыто мечтают о переводе гонки вооружений в космическое пространство. Под видом стратегической оборонной инициативы на земные орбиты с помощью ракет выводится смертоносное оружие.


Так шаг за шагом опыт, накопленный человечеством, убеждает: у капитализма нет исторической перспективы. Отсюда не только идейно-теоретическое бессилие наших противников. Их практические действия становятся опасными для судеб всей цивилизации. «Система, не имеющая будущего,— отмечал М. С. Горбачев,— не ценит ни прошлое, ни настоящее. Именно здесь — источник авантюристической политики империализма».


Прогресс нашего времени справедливо отождествляется с социализмом. К середине 80-х годов он превратился- в могучую моральную и материальную силу, создающую необходимые предпосылки и прообраз налаживания конструктивного, созидательного взаимодействия государств и народов в масштабах всей планеты. Важнейшей реальностью нашей эпохи стал Совет Экономической Взаимопомощи. В 1984 году его участники отметили 35-ю годовщину создания этого уникального сообщества. Состоявшееся тогда в Москве Экономическое совещание стран — членов СЭВ на высшем уровне единодушно констатировало успехи плановой системы экономики в мирном соревновании с капитализмом.


Анализируя процесс развития производства отдельных стран и всего социалистического содружества, учитывая перспективы развертывания НТР, участники совещания приняли решение о совместной разработке Комплексной программы научно-технического прогресса на 15—20 лет.


Реализация намеченной программы будет иметь исключительно важное стратегическое значение с точки зрения не только экономики, но и политики. По своему содержанию и социальной направленности она показывает, какими путями страны СЭВ выходят на передовые позиции НТР, какие задачи они решают в преддверии XXI века. Только плановая экономика может обеспечить бескризисное развитие производительных сил, не знающее безработицы и всех остальных неизбежных противоречий капитализма.


Едва ли нужно доказывать, что такие цели можно осуществить лишь в мирных условиях. И поэтому борьба за мир была и остается неотъемлемым свойством внешнеполитической деятельности КПСС, Советского государства, социалистического содружества в целом. Это все лучше и полнее понимают люди труда во всех странах мира.


Основополагающие документы, опубликованные в конце 1985 года в связи с приближавшимся XXVII съездом Коммунистической партии Советского Союза, дали итоговую оценку тех перемен, которые произошли в мире за период после принятия третьей Программы КПСС, то есть в 60—80-е годы. Главное не вызывало сомнений: стратегия КПСС обеспечила советскому народу возможность трудиться в условиях мира и свободы, претворяя в жизнь курс на построение коммунистического об «...Россия — страна, где сбывается невозможное. Это невозможное большевики совершают теперь и завершат» — так говорил великий французский писатель Анатоль Франс, возражая тем, кто не верил в жизнеутверждающую силу Октябрьской революции.


«Русское чудо» — назвали свой документально-художественный фильм об историческом пути советского народа всемирно известные мастера кино Аннели и Андрэ Торндайк. «Русское чудо» — эти два слова как нельзя лучше выражают чувства и мысли, которые возникают у каждого беспристрастного человека, когда он обозревает путь, пройденный нашей страной, сравнивает ее настоящее с ее прошлым — страну космических кораблей со страной кувалды и деревянной сохи.


Как же совершилось это «чудо», какие силы помогли России осуществить его?


История уже дала ответы на эти вопросы: партия и народ, народ и партия! Единство партии и народа, единство их воли и действия — вот великая тайна «русского чуда».


Само появление у русского рабочего класса Коммунистической партии — это чудесная сказка, ставшая былью. Веками народ мечтал о добрых защитниках и мужественных вожаках в борьбе против своих угнетателей. Сколько он создал сказочных героев, которые неизменно помогали слабым и обиженным побеждать жестоких и алчных врагов, утверждать справедливость и счастье!


Созданная великим Лениным большевистская партия — это и есть тот богатырь, который повел народ по дороге счастья. У колыбели Коммунистической партии Советского Союза В. И. Ленин сказал вещие слова: «Дайте нам организацию революционеров — и мы перевернем Россию!»


Но перевернуть Россию — это значило не только свергнуть господство эксплуататоров, уничтожить реакционный старый мир, но и создать новый, социалистический мир. Напрасно враги клеветали на большевиков, будто они призваны только разрушать. В историю человечества коммунисты вошли как самая великая созидательная сила, преобразующая и обновляющая мир.


Именно поэтому партия непрерывно пополняется передовой, наиболее сознательной частью советского народа. Только за время от XX до XXII съезда КПСС в ее ряды вступило 2,5 миллиона человек.


Мужественный гидростроитель, бригадир комплексной бригады на строительстве Красноярской ГЭС Николай Смелко перед перекрытием Енисея подал заявление о приеме его в ряды Коммунистической партии. «Во время Великой Отечественной войны солдаты перед боем подавали заявления о приеме их в партию,— сказал Николай Смелко.— Вот и сейчас, в боевые дни стройки, я хочу встретить штурм Енисея коммунистом».


Сила Коммунистической партии — в ее неразрывной связи с народом, в единстве ее идей и действий с думами и интересами масс. Именно поэтому в обсуждении проекта новой Программы партии вместе с коммунистами принял участие весь советский народ.


Работа, которая предстояла на новом историческом этапе, требовала новых перспективных планов, определения решающих направлений народнохозяйственного развития страны. Народ, самоотверженно строящий коммунизм, должен представлять, как осуществится его заветная цель, каковы обозримые ближайшие рубежи в движении к ней. Такую перспективу открыла новая, третья Программа Коммунистической партии Советского Союза...


Июль — август 1903 года. II съезд РСДРП. 43 делегата от 26 организаций обсуждают проект первой Программы рабочей партии России. Эта Программа была не похожа на программы тогдашних западноевропейских социал-демократических партий. Она являлась оружием в борьбе за победу буржуазно-демократической и социалистической революций и была единственной в то время программой, где формулировалась идея диктатуры пролетариата.


В ожесточенной борьбе с оппортунистами на съезде родилось слово «большевик». Первоначальный смысл его был весьма скромен: так называли тех, кто составил большинство, пошедшее за Лениным.


Мир еще не знал этого слова. Он не слышал еще лозунга «Вся власть Советам!». Он не подозревал, что маленькая группа рево-люционеров-марксистов превратится вскоре в могучую организацию, которая поведет за собой миллионные массы народа и зажжет в некогда нищей стране свет, озаряющий исторический путь всему человечеству.


Март 1919 года. VIII съезд РКП (б) принимает вторую Программу. Слово «большевик» стало международным. Его повторяют во всех концах земного шара — одни со страхом и ненавистью, другие — с любовью и надеждой. Большевизм стал символом освобождения и братства народов, символом новой жизни.


Партия — у власти. Она руководит защитой революции. Она ведет народ к строительству социализма. 403 делегата съезда, представляющие более 313 тысяч коммунистов, обсуждают новую Программу, определявшую задачи партии на весь переходный период от капитализма к социализму. Среди делегатов: 108 рабочих, 29 служащих, 47 литераторов, юристов, педагогов, врачей, земских работников, 8 солдат.


Зажатая в кольце шести фронтов общей протяженностью восемь тысяч километров, Советская республика напоминала осажденную крепость. Вся работа съезда была подчинена главному — укреплению Советского государства и защите его от иностранной интервенции и внутренней контрреволюции. Покидая съезд, делегаты разъезжались в разные концы страны — в части Красной Армии, в партизанские отряды, на заводы, фабрики, в деревню, неся с собой свет ленинских идей — конкретную программу строительства социалистического общества, нового мира, за который «от тайги до британских морей» шел «последний и решительный бой»...


XXII съезд партии открылся 17 октября 1961 года в Москве, в только что построенном Кремлевском Дворце съездов. 4813 участников съезда КПСС представляют почти 10 миллионов коммунистов. Среди делегатов люди самых различных профессий. С решающим голосом на съезд прибыли 1391 работник промышленности, транспорта, строительства, связи, 748 работников сельского хозяйства. Делегатами избраны 379 педагогов, врачей, юристов, журналистов, 45 писателей, художников, артистов, композиторов, 226 ученых. И два человека, о профессии которых совсем недавно можно было лишь писать фантастические романы,—два космонавта (тогда их было только два!).


На съезде присутствовали делегации 80 зарубежных братских партий, а также представители национально-демократических партий ряда стран Африки.


Советский народ и вся мировая прогрессивная общественность с волнением следили за работой XXII съезда КПСС — на нем решались великие проблемы настоящего и будущего первой страны социализма.


Третья Программа Коммунистической партии Советского Союза обобщила богатый исторический опыт строительства социализма в СССР и других социалистических странах. В ней была дана политическая характеристика общества в период строительства социализма, научно обоснованы положения о перерастании диктатуры пролетариата, выполнившей свою историческую миссию, в общенародное государство.


В Программе выдвинуто и обосновано также положение о том, что Коммунистическая партия Советского Союза, возникшая как партия рабочего класса, стала партией всего народа. В период строительства коммунизма растет ее роль и усиливается ее направляющее влияние на все стороны жизни, укрепляются ее связи с массами.


Наряду с конкретными задачами коммунистического строительства в СССР Программа КПСС содержала важные положения о последующем развитии всего человечества.


В этом документе был дан ответ и на самый животрепещущий вопрос — о войне и мире. Над планетой нависла угроза мировой термоядерной войны, которая может стереть с лица земли целые страны и народы, истребить сотни миллионов людей на всех континентах.


В чем должно заключаться самое святое дело трудящегося человечества в этой обстановке? «Усилия народов,— говорится в Программе КПСС, принятой в 1961 году,— должны быть сосредоточены на том, чтобы своевременно обуздать империалистов, лишить их возможности пустить в ход смертоносное оружие. Главное — предотвратить термоядерную войну, не дать ей вспыхнуть». Коммунизм — высшая форма организации общества. Партия хорошо знала, что путь к нему нелегок. Но в условиях, когда социализм победил полностью и окончательно, вопрос о развертывании коммунистического строительства становился реальностью.


В отличие от социализма, который вырастал из капитализма, коммунизм развивается на собственной основе. Переход к коммунизму осуществляется постепенно, путем совершенствования социализма. Социалистическое преобразование общества происходило при отчаянном противодействии враждебных сил внутри страны, в обстановке острой классовой борьбы, длившейся вплоть до конца переходного периода. Ныне в советском обществе нет социальных сил, которые бы действовали против воли народа и его интересов. Все общественные классы и силы нашей страны сплочены морально-политическим единством.


В корне изменилась и международная обстановка. Теперь прогресс советского общества осуществляется не в капиталистическом окружении, а в обстановке существования мировой социалистической системы, растущего перевеса сил социализма над силами капитализма, сил мира над силами войны.


Творцом новой жизни является народ. Когда мы говорим о коммунизме, о его будущей победе, мы обращаем свой взор прежде всего на советский народ, на его новые черты и богатырские силы.


В 1937 году выдающийся советский летчик Валерий Чкалов, совершив вместе со своими товарищами Георгием Байдуковым и Александром Беляковым беспримерный для того времени беспосадочный трансполярный перелет из СССР в США, очутился на американской земле. Изумленные американцы засыпали его вопросами. Один из американцев обратился к Чкалову с вопросом: какое у него богатство? Советский летчик, не задумываясь, ответил: 170 миллионов. Удивленный таким несметным «состоянием» летчика, американец поспешил уточнить: «Рублей? Долларов?!» Валерий Чкалов с гордостью возразил: «Не рублей и не долларов, а 170 миллионов советских людей, тех, которые работают на меня и на которых работаю я».


Со времени чкаловского легендарного перелета прошло много лет. Большие перемены произошли в советском народе. Он вырос численно. Население СССР к концу 1961 года превысило 219 миллионов. Каждые сутки в стране рождалось 10 тысяч будущих строителей коммунизма.


Но дело, разумеется, не только и не столько в количественном росте запаса человеческих сил. Советский народ стал более социально однородным, гигантски вырос политически, морально, культурно.


Советское общество, освободившееся от паразитических социальных групп, составляет единую семью тружеников города и деревни. Уже в 1959 году, как показала проведенная тогда перепись, 83 процента населения трудоспособного возраста работало в народном хозяйстве, участвовало в создании материальных и духовных ценностей.


Из общего же числа занятого в народном хозяйстве населения более 80 процентов работало в решающей сфере жизни — в сфере материального производства. Намного увеличилась численность рабочего класса — ведущей силы коммунистического строительства. На рубеже 50—60-х годов рабочий класс впервые составил половину населения страны.


Никогда и нигде еще образовательный уровень трудящихся не был так высок, как в СССР.


Вспомним, как остро переживала наша страна «голод кадров», как мешала нам развивать промышленность культурно-техническая отсталость рабочих.


При сооружении Волховстроя мы консультировались со шведскими инженерами, Свирьстроя — со шведскими, американскими, Днепростроя — с американскими и немецкими.


Многие иностранные знатоки техники, глядя на бурный размах индустриализации в СССР, полагали, что это не кончится добром для Советской страны. Когда построили Сталинградский тракторный завод, один американский специалист, посетивший его, сказал: «Завод-то вы построили, такого завода и в Америке нет. Но очень сильно сомневаюсь, что вы его пустите. Не хватит сил. Лучше вам найти у американцев людей, которые помогут вам этот завод пустить».


Но сил у нас хватило. Вместе с промышленностью росли и кадры рабочих и специалистов, способных оседлать технику.


«Я мордовка из племени эрзя. Приехала сюда — бревна таскала, кирпичи на подноску таскала, гравий, песок. Работала и училась в ФЗУ на слесаря-сборщика. Там все было: и геометрия, и технология, и машиностроение. Я тракторов в жизни не видела. Нам сказали: «Кто не сдаст экзамены — поедет домой». Ночей не спала, все идут гулять на Волгу, а я сижу. Ну и сдала». Так рассказывала свою простую и героическую биографию Мотя Кириллова — работница тракторного завода.


И биография эта типична для советского рабочего класса периода первых пятилеток: учились — работая, овладевали техникой — испытывая новые, незнакомые машины.


«Нужно снять последний пиджак и построить Волховстрой» — эти пламенные слова суровой правды говорил М. И. Калинин в декабре 1923 года, когда ВЦИК утверждал ассигнования на сооружение Волховской ГЭС — первой большой электростанции, которую страна строила по ленинскому плану ГОЭЛРО. Да, Советская страна тогда еще была невероятно бедна. Экономя во всем, она собирала средства на индустриализацию.


В годы первой пятилетки московский завод «Красный пролетарий» выпускал станки необычной марки — ДИП. Эти три буквы — печать времени. Они обозначали: «Догнать и перегнать».

Советский рабочий класс боролся, чтобы догнать и перегнать технику передовых капиталистических стран.


Нелегко было за короткие сроки выковать многомиллионный отряд специалистов для всех областей народного хозяйства и культуры. Но все это — позади.

Категория: История | Добавил: fantast (16.11.2022)
Просмотров: 18 | Рейтинг: 0.0/0