Создание нового государственного аппарата после Революции 1917 года

 

Дни и ночи гудел Смольный — штаб революции. Отсюда по всей стране разносились декреты и распоряжения Советской власти, звавшие к борьбе и строительству новой жизни. Сюда приходили рабочие, солдаты, крестьяне за советами и указаниями. Отсюда они возвращались в города, села, воинские части, воодушевленные ленинским напутствием.

Командиры революционных отрядов получали боевые приказы и отправлялись на позиции, где шла вооруженная борьба с контрреволюцией.

 

Но одновременно все больше и больше распоряжений, указаний, советов касалось вопросов мирного строительства, созидательного труда.

 

Иной бравый кронштадтец, обвешанный пулеметными лентами, прибыв из-под Пулкова, входил к Ленину в уверенности, что его снова пошлют куда-нибудь с оружием в руках громить «контру». И с немалым удивлением он узнавал, что направляется на мирную работу — в один из новых наркоматов. Но такие назначения не были случайными и удивительными — они составляли частицу огромной работы по созданию нового государственного аппарата.

 

Эта работа имела первостепенное значение для судеб революции. Старая государственная машина строилась веками. Она создавалась эксплуататорами для того, чтобы поддерживать свое господство и подавлять трудящихся. Ясно, что такую государственную машину нельзя было поставить на службу революции. Ее нужно было, как писал В. И. Ленин, «разбить», «сломать», а на ее месте построить новое государство — государство трудящихся для защиты интересов трудящихся.

 

Эту сложнейшую задачу можно было решить только вместе с народными массами, опираясь на их творческую активность и инициативу.

 

«...У нас есть «чудесное средство» сразу, одним ударом удесятерить наш государственный аппарат,— говорил В. И. Ленин,— средство, которым ни одно капиталистическое государство никогда не располагало и располагать не может. Это чудесное дело — привлечение трудящихся, привлечение бедноты к повседневной работе управления государством».

 

Революционное творчество народных масс создало Советы. В результате революции они превратились в органы государственной власти в центре и на местах. 6 января ВЦИК распустил Учредительное собрание. К весне 1918 года по стране в основном было осуществлено слияние Советов рабочих и солдатских депутатов с Советами крестьянских депутатов. Повсеместно ликвидировались буржуазные органы самоуправления — городские думы и земства. Советы стали единственными органами власти на местах.

 

Советы олицетворяли подлинный советский демократизм, были неразрывно связаны с народом. Написанный Лениным декрет ВЦИК от 21 ноября 1917 года «О праве отзыва делегатов» позволял трудящимся отзывать делегатов, не оправдавших их доверия, проводить перевыборы Советов по требованию более половины избирателей.

 

В стране регулярно проходили выборы в сельские и городские Советы, созывались съезды Советов областей, губерний, уездов и волостей. В течение 1918 года четыре раза собирался высший орган власти в государстве — Всероссийский съезд Советов.

 

С первых дней Октября в Петрограде начали действовать центральные органы власти — Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК), председателем которого был Я. М. Свердлов, и Совет Народных Комиссаров во главе с В. И. Лениным.

 

О том, как начал формироваться аппарат Совета Народных Комиссаров, первый секретарь Совнаркома Н. П. Горбунов рассказывал: «Где-то конфисковал пишущую машинку, на которой мне довольно долго самому приходилось двумя пальцами выстукивать бумаги, так как машинистку найти было невозможно, где-то отвоевал комнату и начал «формировать аппарат», который первые дни состоял из меня одного, а потом возрос до трех-четырех человек».

 

Народные комиссары, приходившие в старые министерства, наталкивались на враждебное отношение чиновников, и прежде всего бюрократической верхушки. Чиновники отказывались подчиняться распоряжениям наркомов, не приступали к работе или нарочно запутывали дела.

 

А. Г. Шлихтер, явившийся в министерство земледелия, нашел парадный ход запертым. С трудом разыскав швейцара, он узнал, что все чиновники разошлись.

 

А. В. Луначарский и Н. К. Крупская у здания министерства просвещения натолкнулись на пост саботажников. В самом министерстве никаких служащих, кроме курьеров да уборщиц, не оказалось.

 

В министерстве государственного призрения, куда наркомом была назначена А. М. Коллонтай, с большевиками согласилось сотрудничать лишь несколько человек.

 

Буржуазия была уверена, что пролетариат, не имеющий собственных кадров, не сможет наладить управление без старого аппарата, без опытных чиновников. Жизнь страны будет парализована, и трудящиеся окажутся вынужденными уступить власть.

 

Саботажники действовали уверенно: капиталисты постарались обеспечить их материально. Крупные суммы в фонд финансирования саботажников внесли видные банковские и промышленные тузы, вроде Рябушинского. Жалованье чиновникам выдавалось на несколько месяцев вперед. От них требовалось лишь одно — не работать.

Да, большие надежды связывала буржуазия с дезорганизацией государственного аппарата, но им не суждено было сбыться. С заводов и фабрик, с боевых кораблей, из воинских частей приходили к рулю государственного управления простые люди — хозяева страны.

 

В. И. Ленин, безгранично веря в творческие силы трудящихся, смело выдвигал рабочих, солдат, матросов, рядовых партийцев на работу в государственный аппарат.

 

В Наркомат по иностранным делам пришли балтийские матросы и рабочие петроградского завода «Сименс — Шуккерт>. В создании аппарата Наркомата внутренних дел приняли участие рабочие-путиловцы. Наркомат путей сообщения строился при активной помощи рабочих петроградского и московского железнодорожных узлов.

 

У рабочих и матросов, конечно, не хватало знаний, опыта, им приходилось преодолевать огромные трудности. Но революционный энтузиазм, воля, горячее стремление выполнить задание партии помогали им в этой трудной работе.

 

В то время как саботажники располагали большими денежными суммами, Советское правительство в первые дни не имело никаких финансовых средств.

 

В. И. Ленин вручил Н. П. Горбунову декрет с приказом Госбанку выдать в распоряжение правительства 10 миллионов рублей. С большим трудом удалось заставить кассира выдать деньги. Кто-то из курьеров одолжил два старых мешка. Набили их доверху деньгами, взвалили на спины и понесли. В одной из комнат Смольного деньги сложили в платяной шкаф, поставили полукругом столы, назначили часового. Особым декретом Совнаркома был установлен порядок хранения денег и пользования ими. Так появилась советская казна, так было положено начало первому советскому бюджету.

 

Постепенно стали возвращаться на работу и бывшие служащие министерств, убеждавшиеся в том, что политика саботажа не дает результатов.

 

Работа наркоматов становилась слаженней.

 

Советское государство, уничтожив старый полицейский аппарат — орудие угнетения трудящихся,— создало пролетарскую милицию, которая встала на защиту прав народа.

 

Был ликвидирован старый буржуазно-помещичий суд, стоявший на страже эксплуататоров. На смену ему пришел новый, народный суд, охранявший интересы народных масс.

 

В условиях ожесточенного сопротивления контрреволюции Советская власть нуждалась в бдительном и решительном органе защиты. В декабре 1917 года Совнарком принял постановление о создании Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК). Возглавляемая Ф. Э. Дзержинским, эта комиссия стала грозой буржуазии, обнаженным мечом революции. Опираясь на поддержку всего трудящегося населения, советские чекисты неусыпно следили за происками врагов, нанося контрреволюции разящие удары.

 

Окруженная сильными и злобными врагами, Советская республика не могла существовать без своих вооруженных сил.

 

«Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться...» — говорил В. И. Ленин. Старая армия, созданная эксплуататорами, не могла служить рабочим и крестьянам. Нужна была новая армия, построенная на принципиально новых основах.

 

15 января 1918 года был принят декрет об организации рабоче-крестьянской Красной Армии.

 

В ту пору Красная Армия строилась на добровольческих началах. Народ устал от войны. Далеко не все солдаты понимали коренную разницу между старой армией и новой, между империалистической войной и защитой социалистического Отечества. В армию вступали самые передовые и сознательные представители трудящихся. Советская власть не сулила никаких благ воинам молодых вооруженных сил. Она прямо и открыто говорила о лишениях и невзгодах, которые их ожидали. Но эта правда доходила до сердца простого человека, неизменно приводила его в ряды советских воинов.

 

Пролетариат совершил великое историческое дело — взял в свои руки политическую власть. Но в упрочении революции, в строительстве нового это был лишь первый шаг. Капиталисты еще сохраняли командные высоты в экономике — они владели фабриками и заводами, частными банками. Надо было лишить буржуазию экономического могущества, выбить ее с занимаемых позиций, овладеть командными высотами народного хозяйства.

 

В ноябре 1917 года ВЦИК принял «Положение о рабочем контроле». На всех предприятиях вводился контроль рабочих за ходом производства и распределением продукции. Контроль осуществляли сами рабочие через свои выборные организации — фабзавкомы и другие. Это развязывало инициативу масс, поднимало их самодеятельность и активность. В больших и малых городах, фабричных поселках рабочие приветствовали декрет Советского правительства и брались за контроль над производством. Они пресекали саботаж фабрикантов, налаживали нормальный производственный процесс, контролировали финансовое хозяйство на предприятиях, следили за тем, как осуществляется сбыт продукции.

 

Партия и правительство верили в творческие силы рабочего класса, в его инициативу и самодеятельность.

 

Рабочие Металлического завода в Петрограде обратились к В. И. Ленину с просьбой выдать мандат на решительные действия по отношению к имевшимся на заводе приспешникам капиталистов.

 

«Действуйте по-революционному,— ответил Владимир Ильич.— Для того, чтобы делать революцию, мандатов не требуется».

 

Государство создало свои органы для регулирования народного хозяйства. В декабре 1917 года при Совнаркоме был учрежден Высший совет народного хозяйства (ВСНХ). Вслед за этим стали создаваться районные (областные), губернские и уездные совнархозы.

 

Жизненным нервом народного хозяйства является финансовая система. Денежное обращение и кредит в стране в значительной мере зависели от деятельности банков. Банковская система была одной из командных позиций буржуазии.

 

Парижские коммунары не решились конфисковать деньги и драгоценности, хранившиеся во Французском банке. Коммуна задыхалась от нехватки средств, а колоссальные суммы, находившиеся в банке, так и не были использованы для нужд революции. Это была одна из крупнейших ошибок восставших парижан.

 

Советская власть не повторила этой ошибки. Она смело и решительно овладела банками.

 

В ноябре 1917 года наркомфин В. Р. Менжинский доложил на заседании ВЦИКо саботаже чиновников Государственного банка. Сурово и категорически звучали слова постановления ВЦП К-Советская власть квалифицировала действия старших чиновников министерства финансов, в частности Государственного банка и казначейства, как «преступный саботаж, последствия которого могут самым гибельным образом отразиться на существовании миллионов солдат, крестьян и рабочих». Совнаркому предлагалось «принять самые энергичные меры для немедленной ликвидации саботажа контрреволюционеров Государственного банка».

 

«Самые энергичные меры» были приняты незамедлительно. В. Р. Менжинский вместе с Н. И. Подвойским и другими товарищами прибыл в Государственный банк. «Для порядка» к зданию был подтянут отряд красногвардейцев.

 

Старый большевик С. Пестковский вспоминает, как чиновники чуть ли не в штыки встретили представителей Советской власти. «Служащие толпились массами по коридорам; из их толпы падали по нашему адресу разные «словечки». Мы направились прямо в кабинет управляющего. Там мы застали совет банка в полном сборе, за исключением самого управляющего г-на Шипова. Совет представлял из себя кучу почтенных стариков... Менжинский твердым голосом прочел декларацию наркомфина, где служащим предлагалось стать на работу... Наша декларация была принята враждебными возгласами».

 

Обнаглевшие чиновники убедились в том, что у Советской власти твердая рука. Саботажники были уволены, а самые злостные из них — арестованы. В Госбанк на их место пришли с заводов и фабрик, из воинских частей финансовые работники, преданные революции.

 

Так Советская власть овладела Государственным банком. В декабре 1917 года был принят декрет о национализации частных банков. Одновременно ВЦИК предписал осуществить ревизию стальных ящиков в банках, причем золото в монете и слитках конфисковалось государством. Изворотливые банкиры и владельцы сейфов могли бы, узнав о декрете, изъять свои суммы из банков. В этом случае все мероприятие теряло бы свой смысл. Поэтому в глубокой тайне был разработан план захвата банков. На рассвете того дня, когда принимался декрет, красногвардейские отряды оцепили здания частных банков. Комиссары Советской власти вместе с вооруженными рабочими и матросами опечатали кассы и кладовые, овладели документацией. Отныне вся финансовая система сосредоточилась в руках пролетарского государства.

 

С установлением рабочего контроля над производством, национализацией банков позиции Советского государства в экономике становились все более прочными. Тем не менее капиталисты, хотя и под контролем рабочих, оставались владельцами фабрик и заводов. Но это продолжалось недолго. Сами капиталисты, отчаянно сопротивляясь введению рабочего контроля, приближали час своей гибели.

 

Рабочим, боровшимся за налаживание производства, приходилось тратить свою энергию и силы на то, чтобы разоблачать козни заводчиков и их приспешников.

 

...Уже несколько недель стояли без движения станки большой фабрики в поселке Ликино Владимирской губернии. Хозяин фабрики А. Смирнов в сентябре 1917 года объявил о прекращении производства. 4000 рабочих оказались безработными.

 

17 ноября В. И. Ленин подписал постановление о том, что фабрика объявляется собственностью Российской республики. Это было первое предприятие, национализированное Советской властью.

 

Вслед за этим в собственность государства перешли многие заводы Урала, Путиловский и Невский заводы в Петрограде и другие. К 1 июня 1918 года уже свыше 500 крупных предприятий было национализировано. В июне 1918 года Совнарком издал декрет о национализации крупных предприятий всех основных отраслей промышленности.

 

Так эксплуататоры-капиталисты лишились не только политической власти, но и экономического господства. Но экспроприировать экспроприаторов, прогнать господ, отобрать у них банки, фабрики, заводы — это еще половина дела. Надо было научиться управлять хозяйством, наладить производство и распределение в интересах и силами самого народа. «Социализм может сложиться и упрочиться только тогда, когда рабочий класс научится управлять, когда упрочится авторитет рабочих масс»,— указывал В. И. Ленин.

В. И. Ленин всесторонне разработал пути и методы организации управления. Он призвал вести аккуратно и добросовестно счет деньгам, хозяйничать экономно, не лодырничать, соблюдать строжайшую трудовую дисциплину. В организации учета и контроля за производством и распределением продуктов Ленин видел главное условие правильного руководства народным хозяйством и слаженности всех его отраслей. Эти задачи выдвигались Лениным как очередные, главные лозунги в преодолении разрухи, восстановлении хозяйства и переходе к социалистическому строительству.

 

Налаживание управления являлось делом сложным и трудным — ведь трудящиеся при капитализме не могли получить необходимого опыта, у них не хватало знаний.

 

Буржуазные специалисты посмеивались над коммунистами, говорили, что им не удастся овладеть сложной наукой экономического управления, этой «слишком хрупкой» для коммунистов вещью. Но коммунисты научились обращаться и с хрупкими вещами.

 

Шаг за шагом налаживалось производство, зарождалась и крепла новая, сознательная, товарищеская дисциплина.

 

Когда рабочие приняли дела на ставшей народной Ликинской мануфактуре, они столкнулись с полным развалом. В кассе правления насчитывалось всего 42 рубля 60 копеек. Не было топлива. Прежний хозяин порвал связи с фирмами, поставлявшими хлопок. Но ликинские рабочие в самый короткий срок пустили фабрику. Прошло несколько месяцев, и фабрика сумела погасить унаследованную от фабриканта задолженность по заработной плате и дала значительную прибыль.

 

Категория: История | Добавил: fantast (14.11.2022)
Просмотров: 21 | Рейтинг: 0.0/0