Стихийные бедствия и национальные меры по снижению риска не связаны между собой

 

Страны, где часто происходят массовые стихийные бедствия, не более других склонны вносить изменения для снижения рисков будущих бедствий. Это показано в междисциплинарном исследовании Уппсальского университета, опубликованном в журнале Nature Communications.

 

Стихийные бедствия, такие как штормы, наводнения и лесные пожары, влекут за собой огромные и растущие издержки во всем мире, но они также могут стать поводом для стран осуществить изменения, снижающие риск. В исследованиях нет единого мнения о том, приводят ли стихийные бедствия к изменению политики или, наоборот, способствуют стабильности и сохранению существующих решений. Знания в этой области до настоящего времени основывались на отдельных тематических исследованиях, а глобальные тенденции не изучались.

 

Чтобы изучить этот вопрос в более широком масштабе, исследователи из Центра изучения стихийных бедствий и стихийных бедствий (CNDS) в Упсале использовали обширный информационный материал, включая международную базу данных о чрезвычайных ситуациях (EM-DAT) и показатели прогресса Управления Организации Объединенных Наций по уменьшению опасности бедствий (UNDRR). Этот материал позволил им изучить 10 976 опасных природных явлений в период с 1970 по 2011 год и меры по снижению риска бедствий (СРБ) в 85 странах за восемь лет. Примерами рассмотренных действий были законодательные изменения, готовность к чрезвычайным ситуациям и планы, системы раннего предупреждения, а также учебные и информационные кампании. Исследователи также изучили, учитывались ли риски бедствий с точки зрения землепользования, управления природными ресурсами, адаптации к изменению климата и других областей.

 

В ходе исследования были изучены взаимосвязи между принятыми мерами и количеством бедствий, от которых пострадала страна, и/или их масштабом с точки зрения числа пострадавших, смертности и финансовых затрат. Чтобы обеспечить возможность международных сравнений, исследователи учитывали для каждой страны, были ли количество и масштабы опасных событий выше или ниже среднего исторического показателя по стране.

 

Результаты показывают, что никакой связи между подверженностью стран стихийным бедствиям и их склонностью к принятию мер СРБ, по—видимому, не существует-независимо от уровня национального развития, того, насколько продвинулись эти меры или какие виды стихийных бедствий имели место.

 

Хотя полученные результаты свидетельствуют о том, что стихийные бедствия в целом не влияли на меры СРБ в исследуемых странах, были обнаружены национальные различия. Например, исследование показывает, что страны, подвергшиеся столь же многочисленным или обширным бедствиям, реагировали по-разному, причем некоторые из них вообще не предпринимали никаких действий, в то время как другие вносили значительные изменения.

 

Япония и Чили, например, пострадали от сильных землетрясений в течение исследуемого периода. Несмотря на аналогичный опыт, Чили сообщила о далеко идущих изменениях в своих оценках рисков и системе мобилизации финансовой поддержки для повышения готовности к стихийным бедствиям, в то время как Япония сообщила об отсутствии каких-либо изменений.

 

"Однако здесь важно отметить, что наше исследование сосредоточено исключительно на мерах по снижению риска бедствий. Поэтому нельзя исключать, что стихийные бедствия вызвали изменения в других областях. Хорошим примером является Япония: ядерная авария на Фукусиме, вызванная землетрясением и цунами 2011 года, привела к изменениям в энергетической политике страны, направленным на снижение зависимости от ядерной энергетики", - говорит Даниэль Нохрстедт, профессор политологии Уппсальского университета и первый автор исследования.

 

Вопрос о том, почему действия стран расходятся, остается без ответа. Анализ показывает, что некоторые страны особенно интересны для более тщательного изучения с целью углубления понимания того, почему некоторые опасные события, но не другие, приводят к далеко идущим изменениям.

 

По мнению Ноэрстедта, результаты исследования бросают вызов восприятию бедствий как ключевого фактора перемен. Как в публичных дебатах, так и в исследованиях многие люди ожидают, что разрушительные катастрофы станут тревожным сигналом для лиц, принимающих решения, чтобы принять меры, что особенно важно, поскольку ожидается, что несколько типов этих экстремальных опасных событий увеличатся с изменением климата. Тем не менее, предыдущие исследования показали, что бедствия часто имеют последствия, в которых вопросы ответственности, ответственности и вины препятствуют обучению и изменениям. В других случаях—обычно в менее развитых странах—повторяющиеся опасные события могут потребовать больших затрат ресурсов для управления острыми кризисами, в то время как вопросам, связанным с долгосрочными изменениями СРБ, уделяется меньше внимания.

 

"Одним из факторов, объясняющих, почему одни бедствия приводят к изменениям, а другие-нет, является то, что происходит в кризисах, которые возникают после острой стадии, когда лица, принимающие решения, и готовность ставятся под сомнение. Здесь важно понять политические последствия серьезных опасных событий и то, как они могут повлиять на перспективы обучения и перемен. Наше исследование также показывает, что тенденции стран к осуществлению изменений не зависят от уровня развития или типа бедствия, которое на них обрушивается", - говорит Ноэрстедт.

ИСТОЧНИК

Категория: Наука и Техника | Добавил: fantast (20.01.2021)
Просмотров: 20 | Рейтинг: 0.0/0