Что такое прогностика?
Что такое прогностика? 
Эта статья из журнала «Наука и техника» от апреля 1970 года.

О будущем мало мечтать — его надо исследовать. Такова, образно говоря, суть социального прогнозирования, то есть систематического исследования перспектив развития социальных процессов. Еще недавно число научных учреждений, в которых разрабатывались научно-технические, социально-экономические, военно-политические и геокосмические прогнозы, измерялось единицами. Но на протяжении последних двух-трех лет в институтах Академии наук СССР и различных ведомств возникло несколько десятков секторов и отделов, разрабатывающих теоретические проблемы социального прогнозирования. Еще больше научных коллективов ведут прикладные исследования. Общественный Институт социального прогнозирования образован при Советской социологической ассоциации. По моему мнению, для создания прогностического научного центра имеются все возможности и в Риге. Разработка таких тем, как, например, «Рига — 2000-й год» или «Рыболовный флот — 1985-й год» и ряд других, на мой взгляд, дело весьма заманчивое. Аналогичные научные коллективы имеются в ГДР, Польше, Чехословакии, некоторых других социалистических странах.

 

На Западе за последние годы наблюдается подлинный «бум прогнозов». В США тысячи экспертов поставляют прогнозы торгово-промышленным фирмам и государственным учреждениям и сотни ученых обобщают их работу в общенациональном масштабе. Во Франции создана специальная группа, разрабатывающая комплексный прогноз «Франция и мир к 1985 году», в Англии — «Комитет следующих 30 лет», комитет «Человечество в 2000 году» и т. п.

 

Чем объясняется это, на первый взгляд, внезапное увлечение социальными прогнозами? Прежде всего тем, что обнаружилась огромная эффективность прогнозирования. В частности, установлено, что рентабельность предприятий значительно повышается в результате своевременного учета данных, содержащихся в прогнозах, и соответствующей оптимизации плановых и оперативных решений. Хорошо налаженная служба прогнозирования позволяет сокращать время на выработку планов, программ, проектов, решений и, главное, повышает их научный уровень.

 

История научного предвидения открылась трудами К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина. Но некоторые зарубежные публицисты поспешили связать «бум прогнозов» с рождением некоей «науки о будущем», так называемой футурологии, которую они недвусмысленно противопоставляют марксизму-ленинизму. Это надуманное противопоставление не выдерживает критики. В самом деле, каким может быть предмет науки о будущем? Будущее науки и техники? Но прогнозы в этой области — органическая составная часть науковедения и технических наук. Прогнозы экономических и социальных процессов? Этим занимаются конкретная экономика и социология. Прогнозы развития права или, скажем, дальнейшего освоения земли? Это дело юридических и географических наук. И так далее. Ведь прогноз — неотъемлемая функция каждой науки. Без нее она вообще теряет всякий смысл. В математике эта функция, естественно, проявляется иначе, чем в философии, а в истории иначе, чем в экономике и технике, но проявляется обязательно. Новая наука действительно рождается на наших глазах. Но ее предмет — не будущее вообще, а законы, методы и способы его прогнозирования. Имя новой науки — прогностика. Она позволяет как бы интегрировать данные прогнозов отдельных наук, всесторонне исследовать конкретные перспективы развития природы и общества.

 

Мы привыкли чересчур легко обращаться со словом «прогноз». Например, некто, не давая себе труда исследовать положение, дел, высказал предположение об ожидаемых результатах выборов в такой-то стране. Считается, что был дан «прогноз». Но ведь это, если говорить точно, просто попытка предугадания, предвосхищения. Собственно прогноз — это результат длительных исследований, цель которых есть не просто предугадывание тех или иных явлений будущего, а повышение эффективности воздействия на них. Насчет прогнозирования существует немало заблуждений. Одни полагают, что прогнозирование — это разработки, предшествующие планированию. Другие — что это этап, следующий за планированием и охватывающий область более далекого, «непланируемого» будущего. Третьи противопоставляют прогнозирование как подход к стихийным, неуправляемым процессам природы или общества при капитализме — планированию как способу управления социальными процессами при социализме. Так ли это?

 

В действительности прогноз не только предшествует плану. Прогнозируются и ход выполнения плана, и вероятные последствия его выполнения или невыполнения. При этом прогнозы могут составляться в принципе на любой отрезок будущего: социальные прогнозы измеряются обычно годами и десятилетиями, но речь может идти и о часах или днях, или же о столетиях; прогнозы же природных процессов имеют диапазон от долей секунды (например, прогноз поведения элементарных частиц в эксперименте) до миллионов и миллиардов лет (солнечные затмения, галактические процессы). Что же касается стихийных социальных процессов капитализма, то известно, что на Западе предпринимаются попытки планировать их — разумеется, в интересах монополий. Социалистическое планирование коренным образом отличается от такого рода попыток. Но на этом основании было бы неправильно противопоставлять прогнозирование как явление якобы сугубо капиталистическое — планированию как явлению социалистическому. Смотря какое прогнозирование и смотря какое планирование...

 

Прогнозирование — не предсказание, а содействие планированию. Задача прогноза в отличие от плана, программы, проекта — не решать проблемы будущего, а содействовать научному обоснованию планов и решений. План, как известно, часто содержит несколько вариантов. Но их диапазон ограничен. В план нельзя включать взаимоисключающие варианты. Нельзя, скажем, планировать развитие металлургии и одновременно в тех же масштабах и за счет тех же средств развивать химическую промышленность. Это будут два разных плана. Нельзя проектировать строительство города и сооружение на том же самом месте гидроэлектростанции с затоплением всей площади застройки. Это будут два разных проекта. А смысл прогноза как раз и заключается в том, чтобы предусмотреть все мыслимые варианты и положить на стол планирующих органов тщательно взвешенные данные о вероятных последствиях того или иного варианта решения и тем самым помочь выбрать оптимальный вариант. Это и дает тот экономический эффект, из-за которого, собственно, и разгорелся сыр-бор с прогнозированием.

 

Таким образом, социальное прогнозирование суть непрерывно ведущиеся специальные разработки параллельно планированию, программированию, проектированию, управлению в целом. Попытки прорицания конкретных явлений будущего, разумеется, тщетны, но зато весьма плодотворны систематические исследования, так сказать, шкалы вероятности или предпочтительности тех или иных явлений. Правда, исследовать всегда труднее, чем прорицать. Но этим и отличается научный прогноз от составления гороскопов и других форм бесполезного разгадывания.

 

ИСТОРИЯ... БУДУЩЕГО

 

На чем, как правило, основывались конкретные прогнозы всего несколько лет назад? Большей частью на интуиции ученого. Мы имеем в виду просто здравый смысл, жизненный опыт специалиста, который позволяет ему без каких-нибудь сложных расчетов судить в общих чертах о перспективах хорошо известного ему явления. Так, если специалист видит, что не проявляется, скажем, заботы об очистке сточных вод, то здравый смысл подсказывает ему, что это может привести к нежелательным последствиям. Пользуются иногда и аналогией. В нашем примере специалист может принять во внимание опыт очистки сточных вод на других реках. Прогноз станет более развернутым и точным, в него будут включены четкие положения, при каких именно условиях вода в реке снова будет чистой. Наконец, в большинстве прогнозов применялась экстраполяция — мысленное продолжение в будущее линии развития того или иного явления. Простейший пример: в 1900 году на Земле жило 1608 млн. человек, в 1950 г. — 2517, в 1960 г. — 3000, сейчас — более 3500 млн. При таких темпах роста число людей на Земле будет удваиваться примерно каждые 35 лет. Продолжайте мысленно эту линию развития, и вы получите к 2000 году 6—7 млрд. человек.

Но в современных условиях все эти добрые старые методы оказались явно недостаточными. Интуиция часто подводит. Всякая аналогия относительна и требует корректив. Что касается экстраполяции, то она достоверна только в очень узком диапазоне сравнительно короткого отрезка времени. Современные методы социального прогнозирования представляют собой сложные комбинации приемов анкетирования, сложного экстраполирования и прогностического моделирования.

 

Анкетирование специалистов или определенных социальных групп населения по определенной программе и в несколько туров должно принести ощутимые результаты. Участники опросов уточняют свои мотивированные прогнозы после ознакомления с мотивировками коллег. Тем самым эксперты как бы вырабатывают коллективный, «усредненный» прогноз. Необходимость математического и иного моделирования вытекает из самого существа прогноза. Ведь его конечный логический результат и есть не что иное как модель явления или процесса. Все дело в том, насколько она обоснована. В настоящее время уже ведется работа по прогностическому моделированию топливно-энергетического и материально-сырьевого, продовольственного и транспортного балансов нашей планеты. Моделируются процессы развития промышленности и сельского хозяйства, градостроительства и освоения космоса. Такие модели способны сыграть роль своеобразных «очерков истории будущего» — разумеется, с вероятностным подходом к оценке грядущих явлений. Для прогностического моделирования много может дать анализ массивов патентной информации. Вы хотите знать, что нового будет через десять—двадцать лет в той или иной отрасли естествознания и техники? Потрудитесь изучить патенты. Все то конструктивное, что сегодня со-

держится в патентных описаниях, примерно через 7—8 лет пройдет стадию лабораторных испытаний и выйдет в свет в виде опытных образцов, а еще через 7—8 лет пойдет в серийное производство. Правда, для того чтобы правильно оценить это «конструктивное», требуются усилия специального научного коллектива и помощь электронных машин: в мире 13 миллионов патентов, и к ним каждый год добавляется еще полмиллиона. Однако это тот случай, когда овчинка стоит выделки. Большой эффект обещают в недалеком будущем и методы сложного экстраполирования. Оказывается, в экстраполяцию наблюдаемых процессов можно внести поправки, которые позволили бы учитывать неизбежные в будущем качественные изменения. Для этого необходимо призвать на помощь теорию вероятностей, теорию игр, теорию множеств, теорию исследования операций, теорию принятия решений — весь арсенал современной математики и кибернетики, включая электронную технику, без которой обработка колоссального количества данных, необходимых для социального прогноза, просто невозможна.

 

Всего сейчас разработано несколько конкретных методик, применяющихся в области социального прогнозирования. Они созданы «на глазок», чисто эмпирическим путем. Но даже такие методы работают с поразительной отдачей. Нетрудно представить себе, насколько возрастет эта отдача, когда будет создана развернутая теория социального прогнозирования. Над нею бьются сейчас тысячи ученых во всем мире.

 

НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ЕЕ НЕИЗБЕЖНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

 

Фраза о том, что мы живем в эпоху научно-технической революции, стала общим местом многих статей.

Первыми по значению последствиями упомянутой революции, порождающими, кстати, на Западе массу спекуляций, являются изменения социальной структуры общества, в частности, процессы перераспределения людских ресурсов, а также изменения соотношения и содержания категорий рабочего и свободного времени, процессы сайентификации и интеллектуализации общественного производства. Под сайентификацией в данном случае понимается взаимопроникновение науки и производства, а под интеллектуализацией — повышение в производстве доли и значения умственного труда.

 

Действительно, взглянем, что происходит с людскими ресурсами в промышленности, сельском хозяйстве, в строительстве и на транспорте. Их удельный вес в экономически развитых странах стал сокращаться. Соответственно растет доля «непроизводственной» сферы — обслуживания, народного образования, здравоохранения, науки и культуры и т. д. Через 25—30 лет, согласно прогнозам западных специалистов, в промышленности наиболее развитых стран останется не более 8—10% всех работников общественного производства, в сельском хозяйстве — не более 1,5—2%. А когда произойдет автоматизация сферы обслуживания, это вызовет новую волну перераспределения людских ресурсов: подавляющее большинство работников сосредоточится в сфере научно-исследовательских работ и опытно-конструкторских разработок (до 20—50%, по оценкам некоторых ученых), а также в сфере народного образования и культуры, здравоохранения и социального управления.

 

Столь же далеко, видимо, зайдут изменения в соотношении и содержании категорий рабочего и свободного времени. Общественное производство механизируется и автоматизируется, рабочая неделя имеет тенденцию к сокращению (при капитализме это проявляется в форме неполной рабочей недели). Сейчас в экономически развитых странах рабочий год составляет в среднем 2000—2250 часов.

 

Процесс соединения науки с производством и интеллектуализации общества приводит к тому, что доля и роль работников умственного труда в общественном производстве резко возрастает. Ожидается, что в нашей стране в ближайшие десятилетия этот процесс примет еще больший размах и будет характеризоваться качественно новыми чертами. Этому способствуют переход ко всеобщему среднему образованию и сдвиги, происходящие в экономике и культуре.

Реальные черты будущего

На основании данных социального прогнозирования можно обрисовать отдельные контуры не особенно далекого будущего. Читатели, привыкшие к научно-фантастической литературе, подчас и прогнозы специалистов воспринимают в плане фантастики, забывая, что они основаны на строгих научных исследованиях. Вот некоторые из этих прогнозов.

 

В 2000 году вдвое возросшее человечество будет потреблять минимум впятеро больше энергии, чем сейчас, и примерно втрое возрастет средний валовой продукт в расчете на душу населения. Основой энергетики, видимо, по-прежнему останутся уголь, нефть, газ. Однако постепенно все большая доля электроэнергии будет вырабатываться на атомных электростанциях. Шире будут использоваться в качестве источников энергии реки, Солнце, ветер, морские приливы, глубинное тепло Земли и т. п. Открытие способа управления термоядерной реакцией

может предоставить в наше распоряжение неограниченное количество дешевой энергии.

 

Такая энергетическая база позволит разрабатывать залежи полезных ископаемых на дне Мирового океана и в глубинных породах земной коры, а также производить синтетические материалы с заранее заданными свойствами — по образному выражению Д. И. Менделеева, «непосредственно из земли, воды, воздуха», т. е. из неорганического сырья.

 

На протяжении ближайших десятилетий можно ожидать появления все большего числа автоматических линий станков, цехов-автоматов, заводов-автоматов, которые будут выпускать с тех же производственных площадей в несколько раз больше продукции при сокращении числа работников также в несколько раз. Получат распространение полностью автоматизированные сельскохозяйственные фермы. Следует ожидать появления системы машин и приборов для комплексной автоматизации строительства зданий, дорог, плотин. Есть основания полагать, что появятся и автоматизированные системы железнодорожного, воздушного, а, возможно, также автодорожного и водного транспорта, где движение будет полностью регулироваться с помощью электронных диспетчеров, автомашинистов и автопилотов. Войдут в быт автоматические системы радиотелевизионной связи, автоматической международной видеотелефонной связи «квартира-квартира», автоматический абонентский фототелеграф и т. п. Сельское хозяйство способно в принципе дать людям в десятки раз больше продуктов питания, чем сейчас. Даже на обрабатываемых ныне площадях, если современный уровень техники земледелия распространится по всему земному шару, можно в достатке обеспечить продовольствием около 9,5 млрд. человек. Значительные ресурсы продовольствия таятся в недрах морей и океанов. Наконец, надо полагать, что еще до двухтысячного года на Луне, Марсе и Венере появятся научно-исследовательские станции.

 

Вот какие данные принес опрос экспертов, проведенный несколько лет назад в США (приводится ориентировочный год наибольшего ожидания прогнозируемых явлений, определенный мнением большинства экспертов):

1970 — экономически целесообразное опреснение морской воды.

1970      — эффективный контроль над рождаемостью с помощью простых и дешевых противозачаточных средств.

1971      — новые синтетические материалы для сверхлегких конструкций.

1972      — автоматический машинный перевод с языка на язык.

1972 — пересадка и протезирование органов человеческого тела.

1975 — надежный прогноз погоды.

1980 — создание единого центра информации.

1982      — вживление в человеческое тело искусственных органов из пластмассы и электронных устройств.

1983      — ненаркотические лекарства, влияющие на психику людей.

1987 — управляемая термоядерная реакция.

1989      — добыча рудных полезных ископаемых с морского дна.

1990 — частичное управление погодой.

1990      — промышленное производство синтетического белка для пищевых продуктов.

1994 — всеобщая иммунизация против инфекционных заболеваний.

2000 — получение минимум 20% продовольствия за счет эксплуатации ресурсов Мирового океана.

2020 — лекарства, стимулирующие умственное развитие.

2023 — продление средней продолжительности жизни минимум на 50 лет.

2023 — управление тяготением путем целенаправленного изменения гравитационного поля.

2028 — обучение путем прямого воспроизводства информации в мозге человека.

Мы верим, что человечество избавится от капитализма, связанной с ним гонки вооружений и прочих пороков уходящего в прошлое общественного строя. Тогда оно будет в состоянии ежегодно закладывать новые города, озеленять пустыни, прорезать каналами материки и перегораживать плотинами морские проливы. Нет ни одного проекта преобразования земной поверхности, стоимость которого не укладывалась бы в рамки современных общемировых военных расходов. Светлые перспективы, которые открываются перед человечеством, могут и должны быть претворены в жизнь на путях коммунистического строительства.

Тэги: предсказание будущего в СССР, ссср предсказания ученых, будущее, ссср, футурология, что было бы если ссср не распался




Категория: Наука и Техника | Добавил: fantast (13.04.2013)
Просмотров: 3323 | Теги: 1970, СССР, Наука и техника | Рейтинг: 0.0/0