Главная » Статьи » Наука » Наука и техника против человека (1985 г.)

Кошмары «фабрики будущего»

Кошмары «фабрики будущего»

«Революция в микроэлектронике и робототехнике — важнейшее научное и техническое достижение. Она вносит новое измерение во все экономическое развитие. Она дает еще одно доказательство того, что социально-экономическая система капитализма изжила себя, поскольку обращает научно-технические достижения в пугающий кошмар для рабочих. Кошмар усиливается тем, что новая технология создается в момент, когда общий кризис капитализма достигает нового уровня. Это значительно обостряет уже доведенные до предела противоречия»,— отмечал Генеральный секретарь Коммунистической партии США Гэс Холл в статье, опубликованной теоретическим органом компартии журналом «Политикал афферс»

 

Безработица — одно из наиболее острых противоречий капитализма в экономической сфере. Ее масштабы и охват различных слоев трудящихся в результате компьютеризации производства и управления достигли небывалых величин. Страх потерять работу никогда не был так силен, как в начале 80-х годов. Автоматизация всегда сопровождается при капитализме массовыми увольнениями рабочих. Так было при внедрении конвейерного производства в начале века, так было и на всех последующих этапах автоматизации произволства вплоть до последних лет. Острота процесса сглаживалась тем, что он в основном затрагивал ограниченный круг отраслей промышленности. Это давало возможность перелива рабочей силы в другие отрасли, хотя и влекло за собой потерю квалификации, завоеванных прав и привилегий, а в целом вело к ухудшению положения рабочего класса. Одновременно происходило вытеснение трудящихся в сферу услуг, которая непрерывно росла на протяжении всего послевоенного периода.

 

Компьютеризация производства на основе широкого использования роботов, микрокомпьютеров, автоматизированных систем управления затрагивает все сферы экономики — от сельского хозяйства и добывающих отраслей до сферы услуг, науки и образования. И всюду она приводит к резкому сокращению потребности в рабочей силе при одновременном росте общего объема производимых товаров и услуг. Например, транснациональная корпорация «Нэшнл кеш реджи-стер» сократила производственный персонал на своих заводах в ФРГ, Англии и США на, 22 тыс. рабочих при увеличении выпуска продукции. В Швеции фирма по телекоммуникациям на 73 сократила свой персонал. В Японии компания по производству телевизоров при уменьшении численности работающих на 50% увеличила производство на 25%. В Великобритании на машиностроительном заводе уволено 180 из 200 рабочих при сохранении объема производства. В США «Дженерал электрик» планирует в ближайшие годы наполовину сократить количество рабочих (всего их 37 тыс.) и в то же время на 10% увеличить производство. Пресса капиталистических стран изобилует сообщениями такого рода2. Причина подобных явлений — новая волна автоматизации с помощью ЭВМ и роботов.

 

В 1961 г. в США возникла небольшая фирма «Юнимейшн», приступившая к выпуску нового вида промышленного оборудования, которое позднее получило название «роботы». Годом позже на заводах «Дженерал моторз» был установлен первый робот. К 1978 г., по данным Американского института роботов, в стране насчитывалось лишь 10 фирм-производителей и 3 научно-исследовательские организации, действовавшие в данной области. Только 25 фирм отважились к тому времени установить у себя новое оборудование3. Ныне же интерес к роботам распространяется подобно эпидемии. Его связывают с возникновением в конце 70-х годов во многих капиталистических странах серьезных проблем в области производительности труда. Робот представляется управляющим замечательным работником, который не устает, не бастует, не требует прибавки жалованья и продвижения по службе и всегда точно выполняет то, что ему поручено.

 

Рассказывают, что владелец небольшого завода в Японии был очень удивлен, когда в ответ на вывешенное им объявление «Требуются опытные сварщики» первым откликнулся представитель известной фирмы по производству роботов. «Стоимость робота,— сказал он,— равна примерно трем годовым зарплатам сварщика. Если вы сумеете загрузить робота 24 часа в сутки, то уже через год он будет работать на вас бесплатно. Робота не ждет семья, ему не нужно общежитие, он не бастует, не требует ежегодной прибавки к зарплате и улучшения условий труда. Робота не остановят полная темнота и высокая температура. Своевременная профилактика и обеспечение фронта работ — вот все, что ему нужно. Не хотите покупать! Возьмите в аренду. В месяц это обойдется вам в 4—5 раз дешевле, чем живой сварщик». Сделка состоялась. Выиграл и владелец завода, сэкономивший на зарплате ненанятых рабочих, и компания по производству роботов. Проиграли те, кто рассчитывал получить работу на таком вот заводе. Автоматы и роботы, а вернее, их хозяева-капиталисты теснят не только тех, кто стоял у станка вчера, не отходит от него сегодня, но и тех, кто готовится встать к нему завтра.

Переход к повсеместному использованию роботов не может быть осуществлен мгновенно, и в то же время внешняя конкуренция заставляет многие фирмы торопиться. Так с 1982 по 1984 г. количество роботов на заводах «Дженерал электрик» должно возрасти с 200 до 1000 ед., а на заводах «Дженерал мотор з» к 1990 г. планируется установить 14 тыс. роботов5. Во многих отраслях промышленности развитых капиталистических стран идет интенсивное внедрение новых видов технологических процессов с использованием роботов. К 1985 г. американские компании будут затрачивать на их приобретение более 400 млн. долл, ежегодно. «Дженерал моторз» объявила о программе полного технического перевооружения своих заводов до 1990 г. стоимостью 1 млрд. долл. По некоторым оценкам, это должно привести к сокращению более 1 млн. рабочих мест в американской экономике в целом6.

 

Роботы быстро вытесняют малоквалифицированных рабочих. Это создает серьезные проблемы, решение которых в рамках капиталистической системы отсутствует. Так, профсоюз автомобилестроителей, один из ведущих в США, предлагает сохранять рабочим зарплату при сокращении общей продолжительности рабочего дня. В ответ на это производители роботов заявляют, что дело не в их продукции. Роботы — это лишь часть новой информационной технологии, которая приведет к коренным переменам в организации промышленного производства. Нужно искать более радикальные методы решения проблемы, например путем создания дополнительных рабочих мест в сфере услуг.

 

Аналогичные процессы идут во всех основных отраслях экономики, а не только в автомобилестроении. Первенство здесь держит Япония. В 1980 г. закупки роботов в США достигли 90 млн. долл., в 1981 г.—130 млн. долл., а к 1990 г. ожидается, что они возрастут до 2 млрд. долл. В 1981 г. японские производители роботов продали своей продукции на 320 млн. долл., и к 1985 г., по оценкам японской ассоциации промышленного роботостроения, в стране будет производиться роботов на 1 млрд. долл. По различным оценкам, в зависимости от того, что считать роботами, в Японии уже установлено от 6 до 65 тыс. ед. данного вида оборудования. В США считают, что в Японии установлено 57% мирового парка роботов, в странах Западной Европы —19 и в США — 24%. И хотя американские роботы более совершенны, японские фирмы продолжают успешно конкурировать на внешних рынках. Концентрируя усилия на производстве относительно простых и недорогих моделей, японские производители, во-первых, обеспечивают себе рынки и способствуют накоплению у потребителей опыта; во-вторых, одновременно создается база для производства и использования более дорогих и сложных машин.

 

Ранее автоматизация приводила к замещению высококвалифицированных рабочих-универсалов низко оплачиваемыми и менее квалифицированными операторами машин. При компьютеризации малоквалифицированные и вспомогательные рабочие также вытесняются роботами и автоматизированными системами. Поэтому она в равной степени затрагивает интересы всех трудящихся капиталистического мира. Но сильнее всего она сказывается на положении молодежи, национальных меньшинств, рабочих отраслей тяжелой промышленности. Последнее связано с тем, что в этих отраслях идет наиболее интенсивное техническое перевооружение, обусловленное как обострением межимпериалистической конкуренции, так и энергетическими и сырьевыми кризисами 70-х годов. Например, в США вместо гигантских сталелитейных комбинатов создаются небольшие сталелитейные заводы, на которых используются экономичные технологические процессы. Такие заводы полностью автоматизированы и роботизированы, потребность в живом труде на них минимальна.

 

Но если раньше рабочие могли найти другое место, пусть даже не по специальности, то теперь положение значительно усложнилось. Компьютеризация как высшая форма автоматизации распространилась на все сферы экономики. Персональные компьютеры и создаваемые на их основе автоматизированные рабочие места административных работников, ученых, журналистов, лиц самых различных профессий позволяют повысить производительность труда и сократить потребности в рабочей силе. Положение усугубляется еще и тем, что компьютеризация идет небывало высокими темпами, причем ее влияние сильнее ощущается в сфере услуг, которая до внедрения ЭВМ практически не была автоматизирована и все проблемы в которой проявляются острее.

 

Компьютеризация производства — явление относительно новое; ему немногим более 20 лет. Поэтому трудно еще подводить итоги и давать достоверные прогнозы. Тем не менее уже теперь можно говорить об основных особенностях ее влияния на положение рабочего класса при капитализме. Прежде всего компьютеризация сильно изменяет сами продукты труда. Новые изделия, в которые встроены компактные, надёжные микрокомпьютеры производятся по другой технологии, требуют меньше затрат рабочего времени. Например, швейная машина на микропроцессоре имеет на 350 механических деталей меньше. Это означает, что для изготовления такой машины требуется гораздо меньше рабочих, и не металлистов и сборщиков, а специалистов по электронике. Другой пример. В телеграфном аппарате один микропроцессор заменяет почти тысячу механических деталей и узлов, что позволяет более чем в 4 раза сократить расходы рабочего времени на его производство.

 

Большое влияние процесс автоматизации оказал на часовую промышленность. Современные электронные часы — большая интегральная схема, снабженная цифровым индикатором. Переход от механических часов на электронные подорвал веками складывавшуюся швейцарскую часовую промышленность. В 70-х годах 17 ведущих часовых фирм разорились, выбросив на рынок труда этой маленькой европейской страны 46 тыс. рабочих. Компьютеризация, как показало обследование специального комитета Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), не сопровождается существенным изменением занятости в самом производстве микроэлектроники: при увеличении объема выпуска микропроцессоров численность производственного персонала на них почти не растет.

 

Микрокомпьютеры и роботы меняют организацию труда и управления в отраслях, бывших ранее основными потребителями рабочей силы, особенно в автомобилестроении, химической и электротехнической промышленности. Внедрение автоматизированных систем управления производством в 60-х годах инициировало процесс кибернетизации, а с появлением современных вычислительных средств он развернулся в полную силу. Применение управляемых сложными иерархическими компьютерными системами гибких автоматических линий, универсальных станков с программным управлением и роботов привело к резкому сокращению численности рабочих прежде всего в механосборочных производствах.

 

Традиционно рабочее место в промышленности проектировалось таким образом, чтобы высокая индивидуальная производительность не была сопряжена с необходимостью вкладывать в результаты труда «душу рабочего». Такое «недоиспользование» социальнопсихологических элементов трудового процесса не может больше удовлетворять корпорации. Конкуренция на мировых рынках растет. Японские фирмы начинают теснить американские и западноевропейские во многом благодаря тому, что им удалось привлечь рабочих к управлению качеством продукции, полнее использовать социально-психологические факторы для повышения производительности труда. Чтобы успешно конкурировать на мировых рынках, отмечают буржуазные социологи, компании США, ФРГ, Англии, Франции и других стран должны больше внимания уделять развитию и использованию «человеческих ресурсов».

 

«Классический менеджмент», методы которого с огромным успехом использовали многие фирмы западных стран с начала столетия, требовал при решении задачи повышения производительности труда идти по пути деления работы на ее элементы. Это снижало ответственность рабочего за конечные результаты труда, усиливало различие между тем, что мог рабочий сделать, максимально используя свои возможности, и теми минимальными усилиями, которые были необходимы ему, чтобы удержаться на рабочем месте. Новая информационная технология привела к созданию таких рабочих мест, которые требуют не только более полной отдачи, но и вовлеченности в сам процесс труда. Управленческий же персонал, воспитанный в старых традициях «классического менеджмента» делает основную ставку на устаревшие системы организации труда и мотивации. Фирмы считают, что они недоиспользуют имеющийся «человеческий» материал. Интенсификация труда достигает наивысшего уровня, причем она охватывает не только рабочих, но и инженерно-технический персонал.

 

В былые времена менеджер, использующий принципы научной организации управления, разделял производственные задания на отдельные, более мелкие задачи и решал их независимо друг от друга. Поэтому, например, управление конструкторскими подразделениями существенно отличалось от управления производством. Компьютеризованные системы проектирования и управления производством в своей наиболее развитой форме воссоединяют эти две важнейшие функции.

 

Идеи автоматизированного проектирования появились в начале 60-х годов. Две американские фирмы — «Дженерал моторз» и ИБМ — предприняли совместный проект по применению ЭВМ для разработки чертежей изделий. Ныне для этих целей созданы специальные ЭВМ и накоплено большое число программ, которые не только облегчают труд конструктора, но и выполняют многие функции вместо него. Программы автоматически выверяют проекции чертежа изделия. Это дает возможность не только ускорить примерно в 3—6 и более раз скорость разработки конструкций, но и получить изделие, которое не требует подгонки в процессе его изготовления. По оценкам Национального научного фонда США, автоматизированные системы производства обладают «таким потенциалом воздействия на производительность и эффективность, как ни одно другое изобретение со времени внедрения электричества» . Например, компания «Джи-Дабл-ю пластикс» (США), используя компьютерные системы проектирования, на 65% сократила время разработки литейных моделей.

 

Одновременная автоматизация на базе ЭВМ различных по своей природе функций современного предприятия привела к новому явлению в экономике развитых капиталистических стран, получившему название «фабрики будущего». Этот термин становится одним из самых широко используемых. В то же время он продолжает сохранять в себе много неясностей. Так, например, он несет различную нагрузку для рабочего и для инженера. Для первого «фабрика будущего» представляется в виде автоматизированного производства, в котором машины вытеснили полуквалифицированных рабочих. В ней господствуют различные роботы, компьютеризованные сборочные линии и тому подобные нововведения, и всем этим управляют из специальных командных пунктов избранные специалисты. Руководители и конструкторы считают, что «фабрика будущего» будет управляться машинами, и видят в новой волне автоматизации скорее опасность для «белых воротничков», чем для рабочих.

 

Анализ общественного мнения, проведенного в 1983 г. корпорацией «Опинион рисерч», показал, что среди американцев довольно сильно как положительное, так и отрицательное отношение к автоматизации. По крайней мере 7 из 10 опрошенных во всех подгруппах ожидают ускорения экономического роста и повышения эффективности производства. Но эти надежды сосуществуют с возрастающим страхом потерять работу и невозможности переквалифицироваться для новых сфер применения своих сил. По данным Бюро трудовой статистики, доля промышленных рабочих уменьшится в составе трудоспособного населения США с 30% в 1960 г. до 25% в 1985 г. Это снижение продолжится в ближайшей перспективе. Многие отрасли существенно изменятся в своих размерах. Армия вытесненных автоматизацией рабочих должна быть переучена или перемещена в другие отрасли. Тем же, кому повезет и кто сохранит свое место, нужно будет также существенно переучиваться. Новая техника приведет к изменению традиционных методов организации производства и, следовательно, к изменению организационных отношений по всей иерархии управления производством.

 

По данным, полученным «Опинион рисерч», в США доминирует мнение, что еще до конца текущего столетия автоматизация окажет радикальное влияние как на «синие», так и на «белые воротнички». Почти всем работающим в настоящее время американцам придется переучиваться, а количество рабочих мест по экономике в целом должно сократиться. Об этом говорили 9 из 10 опрошенных. Кроме того, 8 из 10 американцев считают, что автоматизация будет сопровождаться снижением социального статуса профессий как рабочих, так и служащих и усилением интенсивности труда, снижением свободы работника в выборе методов выполнения им своих обязанностей. Две трети американцев указали на то, что будут активно сопротивляться автоматизации. Причем стремление к активным действиям сильнее у трудящихся женщин и представителей национальных меньшинств*.

 

Выступления трудящихся против новой волны автоматизации усиливаются тем, что по мере вовлечения в этот процесс новых отраслей и профессий резко падает ценность квалификации—одного из главных качеств рабочей силы, которое интересует капиталиста. Выброшенный за ворота рабочий не может найти применения своим старым знаниям и умениям. А для получения новых у него нет ни сил, ни возможностей. Государство же в большинстве развитых капиталистических стран сворачивает программы переквалификации. Это произошло, например, в США в период администрации Р. Рейгана. Более того, новые профессии, которые пользуются спросом на рынке труда, неразрывно связаны с ЭВМ. По данным специальных обследований, современный рабочий старше 35 лет с трудом воспринимает идеи программирования, если у него не было раньше соответствующего опыта. В то же время, как считают специалисты, прогресс в компьютеризации производства приведет к тому, что уже к началу 90-х годов рабочие должны будут менять свою специальность каждые 4—5 лет. В условиях капиталистического общества это дает в руки монополий возможность оказывать сильное давление на рабочий класс, ухудшать условия найма, постепенно ликвидировать завоеванные им права. Так, например, американский бизнес в 80-е годы, пользуясь сложившейся ситуацией, переходит на более жесткие формы и методы управления, возвращается на новой основе к поточным системам 30-х годов, к возрождению тейлоризма.

Категория: Наука и техника против человека (1985 г.) | Добавил: fantast (23.07.2017)
Просмотров: 97 | Теги: История, США, СССР, Компьютеры, наука, Кибернетика, компьютеризация | Рейтинг: 0.0/0