Главная » Статьи » Наука » Научные труды КГУ

ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ ЯПОНСКОЙ МОЛОДЕЖИ

ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛИЗАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ ЯПОНСКОЙ МОЛОДЕЖИ

Процесс усвоения социальных норм и культурных образцов поведения, одобряемых со стороны большинства членов социума, очень важен при анализе потенциальных возможностей развития той или иной страны. В Японии рубежа XX - XXI веков наметившаяся тенденция старения населения при одновременном падении уровня рождаемости, а так же снижении коэффициента фертильности женщин, ставит перед современной японской молодежью (в возрасте от 15 до 30 лет) задачи обеспечения благосостояния японского общества уже в ближайшей перспективе. Важность социально-ориентированного выбора и ответственность, связанная с решением этого вопроса, стремительно возрастают. При этом процессы начальной и продолженной социализации молодых японцев происходят с определенной спецификой, вызванной «кризисом ценностей» традиционного японского общества, вестернизацией, или интернационализацией страны, кризисными явлениями в экономической (крах экономики «мыльного пузыря») и политической (скандалы, связанные с практикой амакудари - приглашением на пост в частной или смешанной компании бывших правительственных чиновников) сферах. Япония в ходе формирования постиндустриального общества столкнулась с проблемами определения собственных ориентиров развития с одновременным сохранением наиболее важных традиционных ценностей.

 

Важным институтом социализации был и остается таковым не только в Японии институт семьи. Традиционная семейная система иэ представляла собой группу людей, объединенных родственными отношениями, причем не обязательно кровными, и состояла из основной семьи (хонкз) и подчиненных ей боковых семей (бункэ) в жесткой иерархической связи. В ходе процесса урбанизации, роста благосостояния японцев, повышения роли женщины в обществе семейная система из уходит в прошлое. В современной Японии возрастает число нукпеар-ных семей, неполных семей (актуальна проблема «безотцовщины»), увеличивается число разводов, всё больше молодых женщин и мужчин отказываются от брачных отношений до возраста 26 - 30 лет, растет доля одиноко проживающих стариков. Всё это происходит на фоне возросшей социальной мобильности. Вместе с тем высокая плотность населения в крупных городах-метрополиях и связанная с этим дороговизна жилья, необходимость платы за образовательные услуги, стремление к сохранению психологического комфорта (амаэ) и другие факторы сохраняют связи молодых людей с родительской семьей иногда на длительное время. Именно в семье дети, испытывающие зависимость от благожелательности других, могут рассчитывать на защищенность, на отношения любви, открытости и полного доверия в межличностном общении. Наличие этих переживаний формирует первый круг социализации - то, что можно охарактеризовать как внутреннее, близкое, своё (ути) в отличие от внешнего, чужого (сото). В ситуации высококонтекстной культуры общения японцев дети копируют модели поведения сююдан- своей группы, прежде всего родителей, посредством имитации их действий. Младшие члены семьи усваивают модели общения, связанные с хон-нэ - действительными, личными мотивами и татэмаэ -социально ориентированными намерениями, часто неискренними. Семья создает «образ хорошего ребенка», характеризующийся сдержанностью, послушанием, воспитанностью. Японцы избегают строгих санкций в отношении непослушных детей. Как правило, надзор за должным поведением предоставлен самим детям, что способствует формированию самоконтроля. В японской системе воспитания (икудзи) главную роль играет мать, несмотря на то, что в современном японском обществе доля работающих женщин, имеющих одного или двух детей, возрастает. Возможно, что именно активная роль матери (и свойственный ей метод мышления, основанный на чувствах - кимоти-сюги) в процессе воспитания и социализации формирует у японцев уважительное отношение к чувствам и реакции окружающих. Однако групповой менталитет японцев, поощряющий лояльность и конформизм, порождает отрицательное отношение к индивидуальности, приравниваемой к эгоизму. Уже с трёхлетнего возраста (в детском саду) начинается соревнование за престижные стартовые позиции, которые определят будущий карьерный рост. Ребенок должен усвоить две слоговые азбуки и около ста иероглифов ещё до поступления в начальную школу (до 6 лет). Таким образом, японец практически с детства вступает в конкурентную борьбу, требующую упорства и напряжения всех сил. С одной стороны, он должен демонстрировать благожелательность, терпимость при выходе за пределы круга своих (сююдан), а с другой - руководствоваться скрытыми от других, личными мотивами в достижении поставленной цели. Японская образовательная система прошла через целую цепь реформ и в настоящее время предусматривает обязательное получение девятилетнего среднего образования. При этом большинство японцев предпочитает продолжать обучение в средней школе второй ступени в течение еще трёх лет. Таким образом, в стенах различных государственных, частных, конфессиональных образовательных учреждений получение полного средне-

го образования происходит в течение 12 лет. Напряженная учеба и факультативные занятия, а также выполнение домашних заданий не оставляет свободного времени до позднего вечера. Но уже со времени начала занятий в начальной школе формируется второй круг социализации, в котором японские дети начинают постигать чувство долга (гири), вины (цуми), стыда (хадзи), благодарности за оказанную услугу (о-сэва) и т.п. не столько в их межличностном, сколько в социальном содержании. Здесь требуется больший контроль, большая сдержанность, чтобы не допустить неловкости (сумэнай) перед окружающими. При этом принятый в ту или иную группу школьник стремится надолго закреплять с членами этой группы отношения понимания (ниндзё) в интересах «групповой гармонии». Это согласуется с внешним требованием гамбару - прилагать максимум усилий и энергии, оправдывая чаяния родных и не подводя товарищей, а также занимать какое-либо место и не покидать его. Психологическое напряжение возрастает в усложнившихся обстоятельствах необходимости вхождения в новые социальные группы. В условиях давления родителей, учителей и старших учащихся (сэмпай) на младших (кохаи) у школьников нередко возникают девиантные и делинквентные формы поведения (озлобленность на родителей, преступления в отношении родителей, насилие по отношению к сверстникам, пропуски школьных занятий, эндзё косей - «свидания для помощи», т.е. сексуальные свидания школьниц с мужчинами 40-60 лет, суицид и т.п.). Самоубийства молодых людей как индивидуальные, так и групповые часто происходят в период «экзаменационного ада» - время усиленной подготовки к выпускным экзаменам и к поступлению в высшие учебные заведения Не случайно молодые люди, не сдавшие с первого раза вступительные экзамены в вузы, называются ронин - термином, обозначавшим в традиционной Японии самурая, потерявшего по тем или иным причинам своего господина, а значит, в какой-то мере и смысл существования. Время учебы в университетах и колледжах - время относительной свободы для японской молодежи. Это период увлечения рок-музыкой, посещения дискотек, караоке-баров и прочих мест молодежных «тусовок». Это время вычурно яркого и пренебрежительного уличного стиля одежды. Молодые люди эгоистичны, раскованы, безответственны, сексуально раскрепощены и при этом не самостоятельны, что является предметом критики старших поколений. Отчисления по причине академической неуспеваемости редки. Занятия часто проходят формально, а необходимости досконально изучать выбранную специальность нет, так как при поступлении на работу всё равно необходимо будет переучиваться. Эта же причина ведет к отказу многих выпускников продолжать специализацию в магистратуре и докторантуре после четырёхлетнего обучения в вузе. Более того, это время будет потеряно для накопления опыта работы, а значит, и карьерного роста. При поступлении на работу важен не столько накопленный багаж знаний, сколько престиж диплома определенного учебного заведения. Любопытно отметить большее количество получающих высшее образование женщин по сравнению с мужчинами, при преобладании выбора гуманитарных специальностей. Современная японская молодежь больше ориентирована на получение гуманитарных знаний и работу в сфере услуг, чем на технические, математические, инженерные специальности, которые были востребованы в период «японского экономического чуда». Престиж высшего образования сохраняется и по причинам практического характера - размер заработной платы зависит от уровня образования, как для мужчин, так и для женщин, с дискриминацией в оплате труда последних. Японская молодежь воспринимает разрыв между востребованными знаниями, умениями и навыками и уровнем собственной профессиональной подготовки как неизбежное зло.

 

Время поступления на работу - формирование третьего круга социализации. Известный всему миру трудоголизм японцев - уже утраченная ценность старшего поколения (справедливости ради надо сказать то, что в современной Японии ещё случается кароси - смерть от переутомления на работе). И хотя молодые рабочие и служащие не стремятся домой после долгого трудового дня, а продолжают общение с сослуживцами в барах и пивных, встречи эти не способствуют возрождению былого единого корпоративного духа «самураев с портфелями». И те люди, которые оказываются рядом по производственной или служебной необходимости - это не всегда сослуживцы, к которым применимы чувства и понимание (ниндзё). Скорее их можно отнести к танин - чужим, безразличным. И на этом этапе важным становится стремление к преодолению психологической и физической дистанции между индивидами в меняющихся отношениях, отношениях порою сугубо формализованных. Преодоление этого отчуждения, охлаждения чувств (хэ-датару) требует времени, способности понимать действительные, хотя и не высказанные открыто намерения. Японцам требуется время, чтобы привыкнуть, сблизиться, привязаться (надзиму) к новому окружению. Этому и способствует стремление быть вместе, пренебрегая своим досугом. Может быть из-за подобного рода трудностей выпускники японских университетов так дорожат своими студенческими связями, сохраняя их на длительный период времени, создавая целые братства с узами, подобными клановым. Молодые девушки к двадцати пяти годам, а мужчины - к тридцати, пытаются создать тот необходимый запас материальных средств, престижных позиций, который необходим для семейной жизни и воспитания детей. Следует отметить тот факт, что японская молодежь не пренебрегает традиционной системой договорных браков через посредников (о-миаи). Такой вариант считается, как ни цинично это звучит, более дешевым, нежели чем выбирать кандидата в брачном агентстве. Кандидаты в супруги стремятся узнать друг о друге подробную информацию о профессиональном статусе, размере доходов, жилищных условиях, увлечениях, истории и репутации семьи. При этом испытывать чувство любви по отношению друг к другу вовсе необязательно. В дальнейшем, в случае развода - это одна из мотиваций той и другой стороны. Порой прочность семьи связана с сохраняющим свое значение в современной Японии «культом детей». Тем не менее большая мобильность, открытость, независимость мышления японской молодежи по сравнению с поколением «отцов» делает возможным в будущем выработку новой модели отношений «женщина - мужчина».

 

Старшему поколению японцев, рассуждавшему о долге молодежи перед обществом, создавшем для молодых японцев целый веер возможностей, которые они с точки зрения «отцов» реализуют не в полной мере, и показавшему в политических действиях разрыв между словами и делами, будет довольно трудно вернуть только путем внедрения всевозможных правительственных программ доверие молодых людей к традиционным ценностям в измененной Японии. Требуется воссоздать объединяющий три поколения символ новой Японии.

Категория: Научные труды КГУ | Добавил: fantast (23.06.2017)
Просмотров: 81 | Рейтинг: 0.0/0