Главная » Статьи » Наука » Научные труды КГУ

О ПРИНЦИПАХ И ОБЩИХ УСЛОВИЯХ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

О ПРИНЦИПАХ И ОБЩИХ УСЛОВИЯХ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Пикапов Игорь Алексеевич доц. КГУ

Для наиболее четкого понимания сущности уголовного процесса, т.е. того порядка судопроизводства, который существует сегодня в России, необходимо затронуть систему уголовно-процессуальных принципов. Учитывая, что принципы имеют определяющее значение для построения всего уголовного процесса, трудно переоценить их ценность как базисных правовых элементов, на которых основан весь порядок уголовного судопроизводства, от их содержания зависит не только тип уголовного процесса, но и его вид1. Иначе говоря, принципы уголовного процесса - это основополагающие, руководящие правовые нормы, определяющие характер уголовного процесса, содержание всех его институтов и выражающие взгляды о построении процессуального порядка, обеспечивающего справедливое правосудие по уголовным делам, эффективную защиту личности, её прав и свобод, интересов общества от преступных посягательств.

В действующем Уголовно-процессуальном кодексе принципы уголовного процесса занимают главенствующее положение. Являясь первоосновой построения всего порядка уголовного судопроизводства, принципы определяют его тип и содержание законности в соответствии с теми целями и задачами, которые по замыслу законодателя должны быть достигнуты в результате уголовно-процессуальной деятельности. Л.Т. Ульянова указывает, что принципы - это руководящие идеи, которые определяют построение уголовного процесса ”.

 

Подтверждая это высказывание, В.П. Божьев отмечает: «В общем виде конституционные принципы уголовного процесса можно рассматривать как закрепленные в Конституции Российской Федерации основополагающие правовые идеи, определяющие построение всего уголовного процесса, его сущность, характер и демократизм. Они составляют базу, фундамент всего уголовного процесса» 1 * * 4.

 

С.И. Ожегов приводит фактически аналогичную дефиницию, определяя принцип как основное, исходное положение какой-нибудь теории, учения, науки и т.п.5.

 

Первичность принципов отмечает также М.Н. Марченко, определяя принципы права как основные идеи, исходные положения или ведущие начала процесса его формирования, развития и функционирования. Принципы выступают в качестве своеобразной несущей конструкции, на которой покоятся и реализуются не только его нормы, институты или отрасли, но и вся его система. Принципы служат основным ориентиром всей правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности государственных органов6.

 

Таким образом, необходимо признать, что принципы права обладают рядом признаков:

 

1)            принципы не вытекают друг из друга либо иных правовых норм, а являются самостоятельными, основополагающими правовыми идеями;

 

2)            принцип является фундаментом для построения всего уголовно-процессуального права, т.е. всей его системы без какого-либо исключения;

 

3)            принцип определяет тип или форму уголовного судопроизводства;

 

4)            принцип обеспечивает реализацию назначения уголовного процесса.

 

Данный вывод полностью подтверждается определением принципов О.В. Химичевой, в соответствии с которым «принципы уголовного судопроизводства - исходные, основополагающие положения, определяющие построение всех стадий, форм и институтов уголовного процесса и обеспечивающие реализацию его назначения»7 *.

 

К.Ф. Гуценко, Л.В. Головко, Б.А. Филимонов, отмечая важность принципов уголовного судопроизводства, указывают, что они, как некие общие идеи, лежащие в основе производства по соответствующим судебным делам, -объект широкого признания в законодательстве и уголов но-процессуальной доктрине практически всех современных государств6. Из этого утверждения следует вывод о глобальной значимости принципов права, об их приоритетном значении перед остальными правовыми нормами.

 

На значимость принципов уголовного судопроизвод- ' ства и наличие в их системе определенной иерархии указывает также и А.В. Смирнов: «Принципы всякого судопроизводства, особенно такого, как состязательного, подчиняются строгой логике. Они взаимосвязаны и составляют единую иерархическую систему. Эта система является элементом еще более общей системы права, а также общесоциальной системы, испытывая на себе через них влияние общеправовых и социальных условий»9.

 

Здесь необходимо отметить, что, кроме принципов, уголовно-процессуальный закон содержит ряд общих условий, которые законодатель разделил на общие условия предварительного расследования (гл. 21 УПК) и общие условия судебного разбирательства (гл. 35 УПК).

 

С.И. Ожегов определяет условие как правило, установленное в какой-нибудь области жизни, деятельности’0. Сравнение определений С И. Ожегова показывает, что разница между принципом и условием в том, что принцип - это основное, исходное положение какой-нибудь теории, учения, науки и т.п., а условие, как правило (хоть и общее - И.А.), в том числе и в области деятельности (например, уголовно-процессуальной).

 

Данный вывод подтверждается высказыванием А.П. Рыжакова о том, что «многие ученые под общими условиями производства предварительного расследования понимают также положения, по своей сути являющиеся проявлениями в соответствующих формах деятельности самих принципов»’’.

 

Из этого следует, что общие условия - не исходные (первоначальные), базовые (фундаментальные) правовые идеи, т.е. принципы, а вторичные, вытекающие из принципов, предназначенные для обеспечения их реализации, а также дающие разъяснение тех или иных положений принципов.

 

Как указывает А,И. Трусов: «УПК содержит ряд важных положений и правил общего характера, которые относятся в целом к судебному разбирательству, как стадии процесса. Они действуют в ходе всего судебного разбирательства, существенно влияют на совершение всех процессуальных действий, определяют наиболее характерные черты и особенности данной стадии среди всех других стадий»’2. Это утверждение относится к общим правилам судебного разбирательства, однако можно сделать вывод о том, что оно относится также и к общим условиям предварительного расследования, т.к. «общие условия предварительного следствия включают положения, которые раскрывают назначение и содержание отдельных уголовно-процессуальных институтов предварительного следствия, обеспечивающих производство следственных действий в целях установления истины по уголовному делу»’3.

 

Таким образом, можно определить признаки общих условий: 1)    общие условия являются нормами вторичными, вытекающими из принципов;

 

2)            общие условия - нормы обеспечительные и служат гарантиями реализации принципов уголовного судопроизводства;

 

3)            являясь правилами, общие условия конкретизируют, уточняют и разъясняют отдельные положения принципов, обеспечивают их правильное и единообразное понимание и исполнение.

 

Подтверждение мысли о вторичности общих условий по отношению к принципам можно найти в высказывании О.В. Химичевой о необходимости процессуального контроля и надзора за законностью при производстве по уголовному делу: «Аналогичным образом реализуются в уголовном судопроизводстве принципы неприкосновенности личности, неприкосновенности жилища, тайны переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Каждый из них представляет различные стороны правового статуса личности, однако закрепленные в них права не могут быть реализованы самими гражданами, а требуют определенных предусмотренных законом действий следователя. Более того, исходя из возможности ограничения указанных прав в целях реализации назначения уголовного судопроизводства, особое значение имеют процессуальные гарантии, т.е. урегулированные в ст. 9 -13 УПК РФ конкретные средства, направленные на четкую регламентацию соответствующих процессуальных действий»14. Несмотря на то, что О.В. Химичева называет положения ст. 9 - 13 УПК принципами, вместе с тем, она тут же указывает, что положения указанных норм являются обеспечительными, направленными на гарантирование соблюдения «правового статуса личности» в соответствии с режимом законности и положениями, из него вытекающими.

 

Из всего вышесказанного следует, что наряду с исходными, самостоятельными, фундаментальными правовыми нормами-принципами в уголовно-процессуальном законе закреплены нормы вторичные, вытекающие из норм-принципов, являющиеся общими условиями (правилами) и обеспечивающие реализацию и правильное понимание принципов уголовного судопроизводства.

 

О неопределенности различия принципов и общих условий свидетельствует и высказывание К.Ф. Гуценко о том, что «гласность (открытость) разбирательства уголовного дела в суде тоже признается одним из принципов уголовного судопроизводства во всех странах»15. Вопреки данному утверждению, в Уголовно-процессуальном кодексе РФ данное правило принципом не именуется, а является общим условием судебного разбирательства (ст. 241 УПК). Об этом свидетельствует тот факт, что принципы уголовного процесса размещены в гл. 2 УПК, а общие условия судебного разбирательства в гл. 35 УПК.

 

Вместе с тем, с учетом дискуссионное™ вопроса о системе принципов, можно предположить, что, кроме общих условий предварительного расследования (гл. 21 УПК) и общих условий судебного разбирательства (гл. 35 УПК), существуют более общие условия уголовного судопроизводства, которые, не являясь принципами, обес печивают и гарантируют реализацию принципов уголовного судопроизводства, конкретизируют, уточняют и разъясняют их отдельные положения, обеспечивают правильное и единообразное понимание и исполнение.

 

Из вышесказанного следует, что для понимания системы уголовного судопроизводства, определения аспектов воздействия на эту систему, с целью ее совершенствования в соответствии с принятой 24 октября 1991 года Концепцией судебной реформы, развития демократических начал уголовного судопроизводства, в том числе расширения состязательности и равноправия сторон, необходимо рассмотреть систему принципов уголовного судопроизводства (глава 2 УПК), т.к. «необдуманное и неоправданное расширение состава принципов может привести к «обесцениванию» и размыванию этой весьма значимой в социальном и правовом плане категории...»16.

 

Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что глава 2 Уголовно-процессуального кодекса «Принципы уголовного судопроизводства» названа не совсем корректно. Необходимо отметить, что действительно принципов, т.е. основополагающих начал, на которых строится система уголовного судопроизводства и ее деятельность17, в системе уголовно-процессуального права всего два:

 

1.            Законность при производстве по уголовному делу (ст. 7 УПК РФ).

 

2.            Состязательность сторон (ст. 15 УПК РФ). Указанные принципы действующего уголовно-процессуального права выступают как отправные положения, которые входят непосредственно в его содержание, представлены там в качестве важнейших норм, реально выражены и закреплены в этих нормах. Они объективированы, главным образом, в Конституции РФ, а развиты и конкретизированы в многочисленных нормативно-правовых актах, функционирующих в тех или иных сферах общественных отношений. Поэтому принципы, включаемые в данную группу, обладают всеми свойствами правовых норм, безусловно, обязательны для участников регулируемых отношений. Какое-либо их игнорирование расценивается как нарушение законности в государстве18.

 

Необходимо отметить, что назначение уголовного судопроизводства можно определить как его цель18, т.е. то,к чему необходимо стремиться, чего необходимо достичь20 .

 

Выполнение данной цели должно обеспечить неуклонное соблюдение условий, содержащихся в уголовнопроцессуальных принципах и в первую очередь основополагающих - состязательности сторон и законности при производстве по уголовному делу. Данные два принципа неразрывно взаимосвязаны между собой и предназначены служить средством достижения поставленной законодателем цели, вернее, двух целей:

 

1)            защитить права и законные интересы лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

 

2)            защитить личность от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. И.Я. Фойницкий указывал, что «задача уголовного правосудия состоит не в наказании во чтобы то ни стало, а только в наказании виновного. Осуждение невиновного противоречит ему столько же, и даже более, чем оправдание виновного. D’Aguesseau в осуждении каждого гражданина видел общественное бедствие; тем паче следует видеть его в осуждении гражданина невинного. Чем надежнее, поэтому, ограждена невинность, тем более обеспечены интересы правосудия»21.

 

Несмотря на то, что законодатель указал в ч. 2 ст. 6 УПК на то, что обе эти цели абсолютно равнозначны между собой, с этим утверждением, вероятно, согласиться нельзя. Если первая цель является естественной и полностью отвечающей самой природе уголовного процесса (иначе его бы просто не существовало), то достижение второй цели является проблематичной и не безусловной, т.к. деятельность субъектов расследования обстоятельств уголовного дела, а зачастую и субъектов рассмотрения дела по существу имеет своим направлением не установление истины, а выполнение плана по количеству расследованных и рассмотренных дел, что неизбежно приводит к обвинительному уклону в их деятельности.

 

Исходя из того, что принцип - это основное, исходное положение какой-нибудь теории, учения, науки и т.д.22, необходимо признать ошибочность отнесения цели уголовного судопроизводства к принципам и помещения ее в главу 2 УПК.

 

Отнесение цели уголовного судопроизводства к его принципам вносит путаницу в само понятие принципа, размывает его границы, влечет смешение этих понятий, в связи с чем вызывает необходимость внесения изменений в Уголовно-процессуальный кодекс.

 

Как мы уже говорили ранее, правильнее было бы отнести цель уголовного судопроизводства в главу 1 Уголовно-процессуального кодекса и закрепить в статье 2, как это закреплено в Уголовном кодексе РФ, а также существовало ранее, в УПК РСФСР.

 

В своем Постановлении Конституционный суд Российской Федерации по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы от 29 июня 2004 г. № 13-П указал:

 

Признать часть вторую статьи 15 УПК Российской Федерации не противоречащей Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм уголовно-процессуального законодательства содержащиеся в ней положения как не предполагающие ограничение действия конституционного принципа состязательности не освобождают должностных лиц государственных органов - участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения от выполнения при расследовании преступлений и судебном разбирательстве уголовных дел конституционной обязанности по защите прав и свобод человека и гражданина, в том числе от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, иного ограничения прав и свобод23.

 

Преодоление обвинительного уклона возможно лишь (как это сказано выше) при соблюдении вышеперечисленных двух ключевых принципов. Все остальные так называемые принципы являются по своей природе общими правилами (условиями) и служат гарантиями ис полнения двух изначальных. Их можно классифицировать следующим образом:

 

1.            Состязательность сторон обеспечивают следующие правила:

 

-              Осуществление правосудия только судом (ст. 8 УПК).

 

-              Презумпция невиновности (ст. 14 УПК).

 

-              Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК).

 

-              Свобода оценки доказательств (ст. 17 УПК).

 

-              Язык уголовного судопроизводства (ст. 18 УПК).

 

-              Право на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 19 УПК).

 

2.            Законность:

 

-              Уважение чести и достоинства личности (ст. 9 УПК).

 

-              Неприкосновенность личности (ст. 10 УПК).

 

-              Охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК).

 

-              Неприкосновенность жилища (ст. 12 УПК).

 

-              Тайна переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 13 УПК).

 

Приведенная выше классификация в большей или меньшей степени является условной, но, вместе с этим, она позволяет выявить ключевые места вероятного воздействия, которое позволит достичь выполнения двух основных целей уголовного судопроизводства. Под воздействием здесь необходимо понимать как законодательную, так и правоприменительную деятельность.

 

И.Ю. Панькина указывает на необходимость наличия единой структуры принципов уголовного процесса24. С этим положением, вероятно, спорить нельзя, но, вместе с тем, нельзя и согласиться с мнением автора о том, что принципы не делятся на группы. Как уже говорилось:

 

1.            В главе 2 Уголовно-процессуального кодекса закреплены не только принципы, но и общие условия (положения) уголовного судопроизводства.

 

2.            Существует два принципа уголовного процесса: состязательность сторон и законность.

 

3.            Все остальные принципы именуются так неверно и,являясь общими условиями (правилами), обеспечивают действие этих двух принципов.

 

Необходимо обратить внимание на то, что из указанных двух принципов уголовного судопроизводства, т.е. законности и состязательности сторон, первичным является состязательность сторон как определяющий тип уголовного процесса. Совершенно верно отмечает А.С. Барабаш: «Можно к состязательности относиться как к модели уголовного процесса, но более правильно'было бы видеть в ней основополагающее начало, то, в чем отражается основная идея, сущность уголовного процесса»25. Как известно, общепринятое различение типов уголовного судопроизводства производится исходя из степени уважения прав и свобод личности, т.е. наличия у этой личности возможности полноправного участия в уголовном судопроизводстве либо, напротив, полное отсутствие каких-либо личностных прав, а порой и самого понятия об этом.

 

Признано, что основными типами уголовного процесса являются: обвинительный (частноисковой); розыскной (инквизиционный); состязательный26 и смешанный. Все перечисленные типы уголовного судопроизводства, как уже говорилось, различаются в зависимости от того, какие задачи стоят перед уголовным процессом, как определены полномочия и функции государственных органов, ведущих процесс, насколько в процессе представлены и защищены права человека, потерпевшего от преступления или обвиняемого в преступлении, какова система доказательств, на ком лежит обязанность доказывания вины, какие решения может принять суд по делу27. Исходя из этого приходим к выводу о том, что принцип состязательности обуславливает внутреннее содержание уголовного судопроизводства, его сущность. Нормативное закрепление идеи состязательности сторон в уголовном судопроизводстве России вызвано необходимостью уяснения нового содержания формального права как законодателем, так и правоприменителем, перестройки и приведения в соответствие с ним всех институтов уголовного судопроизводства, переосознания понятия законности, а также приведение его в соответствие с состязательным характером уголовного судопроизводства.

 

Принцип законности уголовного судопроизводства призван обеспечить ту формализованную среду существования уголовного процесса, который бы обеспечил существование именно состязательной сущности, охраны ее содержания.

 

Иными словами, состязательность сторон является внутренним содержанием отрасли уголовно-процессуального права, тогда как законность обеспечивает форму уголовного процесса, соответствующую состязательному типу уголовного судопроизводства.

Категория: Научные труды КГУ | Добавил: fantast (16.06.2017)
Просмотров: 114 | Рейтинг: 0.0/0