Главная » Статьи » Наука » Научные труды КГУ

Формации versus цивилизации versus современная мир-система?

Формации versus цивилизации versus современная мир-система?

Царев Роман Юрьевич канд. филос. наук, доц.

В конце 80-х - начале 90-х годов XX в. в отечественной социальной философии велась дискуссия о соотношении формационного и цивилизационного подходов к историческому процессу, ибо формационный подход утратил монополию на объяснение истории. Но еще в середине 70-х годов возникла концепция мир-системного анализа (MCA) И.Валлерстайна: в ней исторический процесс рассматривается не как сосуществование и взаимодействие формаций или цивилизаций, а как процесс становления и развития современной мир-системы.

 

MCA изначально направлен против и формационного, и цивилизационного подхода, и в этом контексте спор «формация или цивилизация» во многом лишается смысла: в MCA современная мир-система рассматривается как единица исторического процесса, а не формации или цивилизации. В этой связи необходимо выявить различия, с одной стороны, мир-системного и формационного, а с другой, мир-системного и цивилизационного подходов к истории.

 

В MCA происходит замена традиционного для социальной философии понятия «общество» понятием «историческая система». Как подчеркивает сам И.Валлер-стайн, эта замена - «чисто семантическая» [16, 315], но все-таки она влечет за собой значительные теоретические последствия.

 

Историческая система - это долговременный, целостный социальный комплекс с относительно автономной эволюцией, пространственно-временными границами, внутренней динамикой, высокой степенью сложности: изменение одного элемента приводит к изменению других элементов и системы в целом. Историческая система базируется на способе производства и обмена, развивающемся разделении труда [10, 203; 13, Vol.1,347; 15, 743-744].

 

Как видно из этого определения, историческая система обладает рядом формационных характеристик (способ производства, разделение труда) и характеристик локальной цивилизации (автономная эволюция, пространственно-временные границы). Значит, историческую систему нельзя отождествить ни с формацией, ни с цивилизацией, это особая реальность, своеобразно «снимающая» в себе формационные и цивилизационные характеристики.

 

По И.Валлерстайну, способ производства - одна из важнейших характеристик экономики. Она определяется существующим разделением труда. Чтобы определить способ производства, необходимо знать границы разделения труда и его базовый объект (единицу) [14,162-163]. В концепции И.Валлерстайна такой единицей является историческая система. На этой основе рождается отождествление способа производства и конкретной исторической системы: у него действует принцип «одна система - один способ производства». Этот принцип, как мы увидим в дальнейшем, имеет большое значение для раскрытия сущности современной мир-системы в MCA.

 

Исторические системы И.Валлерстайн разделил на мини-системы и мир-системы. Характеристиками минисистем являются локальность, кратковременность, высокая гомогенность культуры и управления [16,317]. Мир-системы существовали в двух вариантах - миры-империи и миры-экономики [13, Vol.1, 346]. Их отличие от минисистем состояло в том, что они являлись самодостаточными единицами истории [6, 1088-1089].

 

В мирах-империях рынки и обмен контролировались бюрократическими структурами: они перераспределяли доход путем сбора дани с непосредственных производителей. Миры-экономики базировались на «капиталистической логике», накоплении капитала, сетях производственных структур; не имели политического центра, не контролировались отдельными государствами, в них прибавочный продукт, созданный непосредственными производителями, отчуждался в форме прибыли и распределялся среди буржуазии через рынок, на который влияли нерыночные структуры [13, Vol.1, 347-348; 16, 317-318].

По И.Валлерстайну, в период 8000 г. до н.э. - 1500 г. н.э. сосуществовали исторические системы всех типов. Миры-империи были «сильной» формой в эту эпоху: расширяясь, они разрушали и/или поглощали мини-системы и миры-экономики. Миры-экономики были «слабой» формой: они распадались, поглощались мирами-империями или трансформировались в них [16, 317-318]. Однако в XV веке европейский капиталистический мир-экономика сумел выжить. Последующие столетия стали временем экспансии этой системы: она захватила весь земной шар, разрушая и поглощая мини-системы и миры-империи. К началу XX века и по настоящее время на планете впервые в истории оказалась только одна историческая система - современная мир-система, основанная на европейском капиталистическом мире-экономике [16, 318].

 

Мировоззренчески между MCA и марксизмом налицо преемственность (материалистическое понимание истории, всемирность как состояние и процесс, принцип историзма, признание объективных законов развития и его неравномерности, мировой капитализм и его роль в истории). Современная мир-система в его трактовке выстраивается на основе развивающегося разделения труда, капиталистического способа производства, функционирует на основе накопления капитала, в ней происходят процессы классообразования. В этом отношении И.Валлерстайн продолжает марксистский анализ социального развития, соединяя теорию накопления капитала с современной проблематикой государства, мирового рынка, социальных конфликтов в мировом масштабе. Марксизм сыграл немалую роль в становлении MCA, но эта концепция выходит за рамки формационного подхода к истории в марксизме.

 

1)            Структура формации «базис - надстройка» уступает место структуре современной мир-системы «ядро -полупериферия - периферия». К.Маркс считал государство внешним фактором по отношению к экономическому строю, И.Валлерстайн считает внутренним принципом организации капиталистического мира-экономики [15]. Внешняя торговля и колониализм были у К.Маркса внешними факторами для европейского капитализма, в MCA становятся внутренними для мирового капитализма; классы помещаются внутри не отдельного общества, как у К.Маркса, а внутри капиталистического мира-экономики.

 

2)            И.Валлерстайн своеобразно «примирил» концепции капитализма К.Маркса и М.Вебера. Он, как и К.Маркс, признает развитый капитализм явлением только ново-европейским, но, как и М.Вебер, - существование элементов капитализма во всех исторических системах. Капитализм в MCA рассматривается как универсальная форма экономических отношений: все исторические системы после неандертальской можно считать капиталистическими, так как они накапливали запасы богатств, воплощения прошлого труда [11, 13-14].

 

Следовательно, капитализм «вечен», а различия капиталистического и докапиталистических обществ непринципиальны [13, Vol.1, 60-65; 11, 13-14]. У К.Маркса азиатский способ производства рассматривался как особый вариант развития в сравнении с европейским. MCA обходит стороной эту проблему: если нет критерия разграничения капиталистического и докапиталистических обществ, то их различия минимизируются.

 

3)            По вопросу возникновения капитализма существуют два подхода - генетический в вариантах формационной и цивилизационной преемственности, и конъюнктурный [4]. И.Валлерстайн является сторонником последнего, отрицая наличие в Европе долгосрочных предпосылок капитализма. Если капиталистические элементы сушествовали во всех исторических системах, то возникновение капитализма в Европе - реализация одной из возможностей исторического развития, в которой большую роль сыграли случайные факторы [3, 16-17]. Тем самым подчеркивается дискретность, а не преемственность в историческом процессе, как в генетическом подходе, снимается интересовавшая К.Маркса проблема возникновения капитализма из товарного производства.

 

4)            Как и М.Вебер, И.Валлерстайн перенес центр тяжести капитализма из сферы производства в сферу обмена. Его подход отличен от марксистского принципа примата производства над обменом: природа капитализма - не в производстве товаров, а в капиталистическом контроле над их обращением. В MCA акцент перенесен с исследования способов производства, собственности на средства производства, на анализ накопления капитала, обмена. Способы производства не выделяются как таковые, в их самостоятельном значении.

 

5)            К.Маркс дал логико-исторический анализ «идеального» капитализма, И.Валлерстайн - историко-логическое исследование «реального» капитализма. В MCA он представлен не как саморазвивающаяся система (либерализм), а как исторически противоречивая многообразная реальность, как мироисторический процесс (концепция «исторического капитализма»). Признаками капитализма, по И.Валлерстайну, является сочетание наемного и ненаемного, оплачиваемого и неоплачиваемого труда, единство торгового, промышленного и финансового капитала, конкуренции и монополии при ведущей роли монополии [11,119; 5, 144, 147]. Эти признаки расходятся с марксистскими признаками.

 

6)            У К.Маркса задача анализа мирового рынка во многом не реализована. Он пытался обосновать историческое происхождение рынка (концепция «первоначального накопления»). Но это понятие не объясняет экспансию капитала, не раскрывает накопление как исторически развивающийся процесс. MCA восполняет этот пробел в понятиях «осевое разделение труда», «ядро» и «периферия», вскрывает системные отношения накопления, а не внешнюю (политический контроль) взаимосвязь стран; понятия «ядро» и «периферия» можно рассматривать как замену традиционных понятий «метрополия» и «колония».

 

Современная мир-система понимается в MCA как сложный комплекс производства, обмена и накопления, базирующаяся на «товарных сетях». Они абстрагированы от обмена между отдельными странами и раскрывают реальное разделение труда как целостный процесс в мировом масштабе. В ядре накопление происходит при наличии наемного труда, на периферии развит ненаемный труд. Накопление в этих условиях поддерживают «домашние хозяйства», главная функция которых состоит в производстве товаров и рабочей силы. Их не следует рассматривать как некое отклонение от процесса «всеобщей товаризации», наоборот, они - своеобразная форма протекания этого процесса, но без непосредственного найма и организации процесса производства в форме единицы экономической деятельности (фабрики) [11,21-28:15,745].

 

7)            К.Маркс признавал многоукладность как сосуществование формаций различного уровня развития, при смене формаций, наличие в ставшей формации экономических укладов при определяющем способе производства.

 

В 50-60-е годы И.Валлерстайн признавал в Африке многоукладность в форме сосуществования и взаимодействия «африканского способа производства» и капитализма [7]. В 70-е годы он признает многоукладность в

мировом масштабе в виде сосуществования и взаимодействия исторических систем как способов производства, но указывает, что сложившаяся к XX веку глобальная система основана только на капиталистическом способе производства. «Домашние хозяйства» - это уклад, но не докапиталистический, а созданный капитализмом, который задает свою природу всем социальным формам, заставляет их функционировать в его ритме. Поэтому плантационное рабство в Вест-Индии XVIII века, рабство юга США XIX века, крепостное право в Восточной Европе XVII-XVIII веков И.Валлерстайн рассматривает как формы мирового капиталистического способа производства [13, Vol.3].

 

Многоукладность в современной мир-системе И.Валлерстайн потенциально признает, но реально не исследует. Теоретически в MCA признается, что если элементы системы являются капиталистическими по функции, то по содержанию они могут оставаться некапиталистическими. Поэтому ставится вопрос если и не о сосуществовании и взаимодействии способов производства, то о различии содержания и функций капитализма ядра и периферии. Сведя современную мир-систему к капитализму, И.Валлерстайн, вместе с тем, раскрыл капитализм как исторически многообразную реальность с рядом конкретных проявлений (ненаёмный труд, «домашние хозяйства», расизм, слаборазвитость, социализм) [11], и в этом смысле идея многообразия им реализована.

 

В советской научной традиции формационный подход часто затемнял общие для всех стран «третьего мира» тенденции развития, он часто не «работал» при их анализе, так как их нельзя подвести ни под одну из формаций по причине многоукладности экономик. И.Валлерстайн делает шаг вперед: несмотря на капиталистическую или социалистическую ориентацию слаборазвитых стран, перед ними стоят одинаковые проблемы. С этим связана плодотворность его концепции периферии, слаборазвитости, «домашних хозяйств».

 

8)            В MCA пересмотрено понимание классов как исторических субъектов, движущая роль классовой борьбы в социальном развитии. И.Валлерстайн, в отличие от марксистов, классовое деление не абсолютизирует, хотя и признает его наличие и известную роль. Марксизм недооценивает этнический фактор и сводит большинство социальных противоречий к классовым; но существуют и другие противоречия - межэтнические, межгосударственные, которые переплетаются между собой. И.Валлерстайн на этом и акцентирует внимание: этнический фактор не будет отступать на задний план, современную мир-систему могут изменить, прежде всего, расово-этнические группы, значение которых растет [2, 40-41]. В то же время он неоправданно свел межэтнические противоречия к противоречиям и конфликтам экономических интересов.

 

9)            Вместо линейно-стадиальной, спиралевидной модели социального времени в марксизме, в MCA принята циклически-волновая, во многом астадиальная модель множественного социального времени с вероятностной логикой.

 

В современной мир-системе имеют место формы времени различной длительности - столетние «тренды», циклы Кондратьева, конъюнктурные изменения, по-разному воздействующие на ядро и периферию [14, 40; 9, 2018]. В системе доминирует астадиальная синхронность, стадиальность в истории фактически не признается [13, Vol.1, 2-7]. В концепции MCA И.Валлерстайна обращается внимание на переход от феодализма к капитализму, но этот процесс рассматривается на неформационной основе и лишь с целью показать специфику европейского капиталистического мира-экономики. 10)  По проблеме общественного прогресса, возможности предсказания социального развития в MCA полностью отвергается телеологизм, в том числе и в марксизме, По К.Марксу, слаборазвитые страны пойдут по пути развития высокоразвитых стран, по И.Валлерстайну, разрыв между ними и различие путей развития сохранится. Слаборазвитость периферии есть своего рода ее естественное состояние, а не аномалия и не пережиток прошлого, как может показаться с позиций марксизма [12, 39-40].

 

И.Валлерстайн не признает неизбежности краха капиталистической системы и допускает возможность ее структурной реорганизации. В отличие от К.Маркса, который раскрыл процесс формационного перехода, им подчеркивается невозможность предсказания того, какая историческая система и с какими характеристиками возникнет в будущем [3, 20]. Тем самым в MCA развитие понимается как необратимое изменение, но не обязательно прогрессивное.

 

Отвергая фатальность прогресса, И.Валлерстайн не признает и неизбежности гибели человечества. Пути развития рассматриваются не как необходимость, а как возможность, реализация которой зависит от факторов, среди которых случайные могут играть определяющую роль. Этот подход основан на признании вероятностной логики развития в рамках социальной синергетики.

 

Таковы важнейшие теоретические расхождения между концепцией MCA и формационным подходом к историческому процессу в марксизме, свидетельствующие о нетождественности этих подходов. В концепции И Валлерстайна зачастую отражены идеи не аутентичного «.Маркса, а в прочтении интерпретаторов (К.Пола-ньи, Ф.Бродель). Их идеи - это попытка интерпретировать марксизм применительно к реалиям современности. И.Валлерстайн тоже стремится идти «дальше» « Маркса, и снять в концепции «исторического капитализма» важнейшее противоречие марксизма, которое, по его мнению, существует между конкретно-историческим, и логико-теоретическим [11, 12; 12, 28].

 

Что касается MCA и цивилизиционного подхода, то между ними тоже есть определенная генетическая взаимосвязь (А.Тойнби и «.Ясперс рассматривали вопрос о становлении мировой цивилизации), но различия позволяют говорить о фактическом противостоянии этих подходов к истории.

 

1)            Цивилизационный подход ориентирован на локальное измерение исторической реальности, и лишь затем - на глобальное, тогда как MCA изначально ориентирован на глобальное измерение. Исторические системы в MCA напоминают принцип локальности цивилизационного подхода, но локальность затем переводится в глобальность (возникновение современной мир-системы).

 

2)            Сторонники цивилизационного подхода рассматривают цивилизации как реальные объекты познания. В MCA цивилизации - это нынешние представления о прошлом, символы исторических систем, которые претендовали на «цивилизационное» наследие (язык, религия). Цивилизация - это моральное понятие, современное «творение», способ подчеркнуть самобытность в современной мир-системе. «Возрождение» цивилизаций есть способ сопротивления капитализму и способ участия в системе [14, 159-162, 169-172].

 

Вместе с тем, И.Валлерстайн признает наличие «капиталистической цивилизации» с рядом специфических ценностей; рационализм,универсализм,индивидуализм, примат активности личности, демократия, вера в моральный и технический прогресс общества, образование [14. 160, 170]. Однако «капиталистическая цивилизация» -

это всего лишь ценностный, идеологический символ капиталистического мира-экономики, лежащего в основе современной мир-системы. Она обладает признаками цивилизации, но не является ею.

 

3)            Цивилизационный подход подчеркивает роль

 

культуры, духовных факторов в социальном развитии, в MCA культура понимается лишь как механизм защиты неравенства, поддержания принципов функционирования системы, маскировки неравноправия [8, 39, 43, 51], на первый план выдвигаются материальные (экономические) факторы. Сторонники цивилизационного подхода, в частности, признают модель «ядро-периферия», но раскрывают ее иначе, чем И.Валлерстайн. Он делает акцент на экономическом аспекте этой оси, Ш.Айзенш-тадт, не отрицая этот аспект, показывает воздействие культуры на социальные изменения и развитие экономики [1,    135].

 

В MCA налицо недооценка культурного фактора социального развития, экономический редукционизм. То, что цивилизационное измерение исторического процесса не фиксируется в должной мере, показывает, что, несмотря на провозглашённое дистанцирование от марксизма, концепция И.Валлерстайна тесно с ним связана. В марксизме цивилизационная проблематика как самостоятельная теоретическая сфера исследования недостаточно разработана.

 

4)            Цивилизационный подход подчеркивает многообразие культурных систем, в MCA указывается на универсализм как один из базовых принципов современной мир-системы, отражение ее экономического единства. Система стирает исходное, культурное разнообразие, поглощая локальные культуры, и производит в своих интересах новое культурное многообразие [8, 51-54], и оно является уже вторичным, порожденным функционированием системы. Этот подход продиктован стремлением обнаружить единую, системную логику бытия всех исторических реальностей в современной мир-системе.

 

5)            Цивилизационный подход указывает на относительную автономность локальных цивилизаций, в MCA автономность фактически не признается, поскольку исторический процесс рассматривается как наделенный единой системной логикой. Вопрос в том, как эта логика соотносится с локальной спецификой: либо системная логика порождена взаимодействием исторических систем, либо их специфика производна от системной логики. И.Валлерстайн избрал второй вариант. В частности, рассматривая причины слаборазвитости периферии, он усматривает их, главным образом, в механизмах функционирования системы в целом, а не, в том числе, на самой периферии [12, 39-40].

 

С одной стороны, такой подход ведет к недооценке ряда явлений и процессов, принципиально не выводимых из системной логики, с другой, позволяет избежать абсолютизации локальной специфики. В частности, в концепции О.Шпенглера отрицается существование человечества как некой целостности, И.Валлерстайн, напротив, признает бытие человечества как рода и целостной системы, что соответствует действительности в гораздо большей степени.

 

Таким образом, современная мир-система, обладая рядом формационных характеристик, не является формацией, обладая рядом цивилизационных характеристик - цивилизацией, а представляет собой особую, глобальную историческую социальную систему. В концепции MCA И.Валлерстайна предпринята интересная попытка выхода за рамки дилеммы «формация или цивилизация» путем обнаружения новой единицы исторического процесса - современной мир-системы, а формационное и цивилизационное измерения исторического процесса в самостоятельном значении не признаются.

 

Однако на самом деле в развитии многих крупных стран обнаруживаются и формационные, и цивилизационные, и мир-системные потоки, которые могут быть по-разному акцентированы на различных этапах развития, сложно сосуществовать и взаимодействовать между собой. Нельзя сказать, что, например, Китай и Индия совершенно не развивались стадиально, что в их развитии отсутствовали формационные характеристики, однако цивилизационная специфика всегда оказывала и оказывает и сейчас сильное воздействие на характер развития этих стран; к этому следует добавить и мир-системный фактор, действие которого активно проявилось в XIX и XX веках.

 

Поэтому анализ мир-системного фактора не должен абсолютизироваться и осуществляться в ущерб исследованию других исторических факторов. Вместе с тем, в современную эпоху существовавшая ранее определенная автономия стран и регионов мира сильно подорвана, что является онтологическим основанием для модели современной мир-системы в MCA. В нем предложен по ряду позиций более адекватный планетарному видению категориальный аппарат, чем в формационном и цивилизационном подходах, которые, в известной степени, ограничены в исследовании процессов глобального уровня.

 

Список литературы

 

I.             Айзенштадт Ш. Революция и преобразование обществ. Сравнитель-

 

ное изучение цивилизаций. - М., 7999 2 Валлерстайн И. Россия и капиталистическая мир-экономика. 1500-2010 //Свободная мысль - 1996. - №5.

 

3. Валлерстайн И. Социальное изменение вечно? Ничто никогда не изменяется?/1Социологические исследования. - 1997. - Ate7.

 

4 Фурсов А. И Возникновение капитализма и европейская цивилизация: социогенети-ческие интерпретации //Социологические исследования. - 1990 .- №10.

 

5.            Balibar Е., Wallerstein I. Race, nation, classe: Les identites ambigues. -

 

P. 1988.

 

6.            Skocpol T Wallerstein I. World capitalist system: A theoretical and

 

historical critiques // American Journal of Sociology - Chicago. 1978. -Vo1.82. - №5.

 

7.            Social change: The colonial situation / Ed. by I. Wallerstein. - N.Y. - L. -

 

Sydney. 1966.

 

8             Wallerstein I. Culture as the ideological battleground of the modern world-

 

system // The-ory. Culture and Society - L, 1990. - Voi 7. - №2/3.

 

9             Wallerstein I. Development: Lodestar or illusion? // Economic and Political

 

Weekly -Bombay. 1988. - Vol.23. - №39.

 

10.          Wallerstein I. Historical systems as complex systems // European Journal of Operational Research. - Amsterdam. 1987 - Vol.30. - №2.

 

II.            Wallerstein I. Le capitalisme historique. - P.. 1985.

 

12.          Wallerstein I. Marx et le sous-developpement // Cahiers marxistes. -

 

Bruxelles, 1987. - №155.

 

13.          Wallerstein I. The Modem World-System. Vol.1. - N.Y.. 1974: Vol.3. - San

 

Diego - W Y, 1989

 

14.          Wallerstein I. The politics of the world-economy: The states, the

 

movements and the civi-lizations. Essays - Cambridge - P, 1984.

 

15.          Wallerstein I. The states in the institutional vortex of the capitalist world-

 

economy // International Social Science Journal. - P„ 1980 - Vol.32. -№4.

 

16.          Wallerstein I. World-systems analysis // Social theory today. - Stanford,

 

1987.

Категория: Научные труды КГУ | Добавил: fantast (25.01.2017)
Просмотров: 148 | Теги: СТАТЬЯ, философия | Рейтинг: 0.0/0