Главная » Статьи » Литература » Литературные статьи

Польская литература в конце XIX- начале XX века

Польская литература в конце XIX- начале XX века

На протяжении XIX в. (с 1795 г.) Польша оставалась искусственно разорванной на три части, разделенной между Пруссией, Австрией и царской Россией. Все эти десятилетия продолжалась национально-освободительная борьба польского народа.

Восстание 1863—1864 гг. было жестоко подавлено, но оставило неизгладимый след в общественной жизни и литературе. Периодизацию новейшей польской литературы мы начинаем поэтому с 1863 г.

Непосредственно после восстания царское правительство провело в Польше крестьянскую реформу (февраль 1864 г.), которая, однако, далеко не разрешила крестьянского вопроса. Реформа и связанная с нею капитализация деревни усилили процесс социального расслоения крестьянства и разложения шляхты. Вместе с тем крестьянская реформа 1864 . г. создала условия для промышленного переворота 60—70-х годов.

В 70—80-х годах приобретает широкий размах стачечная борьба польского рабочего класса. Создаются рабочие социалистические кружки, появляется агитационная литература. В 1882 г. возникает первая политическая организация польского рабочего класса «Пролетариат», связанная с идеями марксизма. Партия имела свой нелегальный печатный орган, издавала листовки. Вскоре она подверглась жестокому разгрому, многие ее деятели были казнены.

Летом 1889 г. возникает «Союз польских рабочих» — первая массовая организация польского пролетариата, сыгравшая, при всех ее недостатках, значительную роль в истории развития рабочего движения.

В обстановке обострения классовых противоречий и роста освободительного и социального движения 60—80-х годов и происходит становление и развитие критического реализма в польской литературе, выдвинувшей таких мастеров слова, как Элиза Ожешко, Болеслав Прус, Генрик Сенкевич, Мария Конопницкая. Опираясь на великие романтические традиции национальной литературы, традиции Мицкевича и Словацкого, польские писатели-реалисты обращаются вместе с тем и к богатому творческому опыту передовых русских писателен — Л. Толстого, И. Тургенева, Н. Салтыкова-Щедрина. Скорбь о страданиях крестьянства и городской бедноты, о судьбах порабощенной родины становится ведущим мотивом их творчества. Национальная тема органически переплетается у них с социальной.

 

Но в 60—80-е годы в Польше усиливается и пропаганда реакционной буржуазной идеологии. В это время получает распространение «варшавский позитивизм», основой которого были проповедь классовой гармонии, осуждение революционной борьбы, и в частности восстания 1863 г., прославление деятельности капиталистов-«созидателей»; реформизм соединялся с призывами к культурно-просветительной работе среди народа. При этом польские позитивисты (А. Свентоховский, Ю. Охорович) много говорили о народолюбии и прогрессе. Позитивизм оказал отрицательное влияние на творчество ряда польских писателей-реалистов, в том числе и таких, как Ожешко, Прус, Сенкевич и Конопницкая.

Генрик Сенкевич

(1846—1916)

Талантливый писатель Генрик Сенкевич в первый период своего творчества (в 70-е годы) создал ряд ярких реалистических произведений из народной жизни, пронизанных горячим сочувствием обездоленному народу. Таков рассказ «Ян-ко-музыкант» (1880), в котором дана печальная история деревенского мальчика, обладавшего редким музыкальным талантом и до смерти забитого плетьми. Безысходной печалью, горьким возмущением проникнут этот рассказ, но также и верой в творческие, силы народа. Польские дворяне пренебрегают своим народом, преклоняясь только перед чужеземными талантами, и много безвестных, непризнанных сил гибнет так же бессмысленно и жестоко, как погиб Янко.

 

В том же духе любви к народу и обиды за его горькую судьбу написаны и повести «Эскизы углем» (1877), «Бартек-победитель» (1882) и др. Под впечатлением поездки в Америку написана повесть Сенкевича «За хлебом» (1882) о польских крестьянах, которые едут в США на поиски работы и счастья, но погибают в чужой стране. В этот период творчества Сенкевич проявляет не только любовь к народу и редкое мастерство в изображении его страданий, но высказывает смелые республиканские суждения.

 

В дальнейшем Сенкевич изменил своим прогрессивным взглядам. Его привлекли рассуждения позитивистов о помощи народу со стороны образованной шляхты, он подпал под влияние польских националистов. В 1882 г. он возглавил консервативную газету «Слово».

 

В 80-е годы Сенкевич создает трилогию, состоящую из трех исторических романов: «Огнем и мечом» (1883), «Потоп» (1886) и «Пан Володыевский» (1887). Романы привлекали острым сюжетом, обилием исторических деталей, но они изобилуют мелодраматическими ситуациями. Налицо крайняя идеализация шляхты, польского феодализма. Реакционно-националистические круги с восторгом приняли романы Сенкевича с их привлекательной для юношества приключенческой тематикой. Наиболее далек от исторической истины роман «Огнем и мечом», изображающий борьбу шляхты против украинского народа. Фальсифицирован образ Богдана Хмельницкого, который представлен мстителем за свои личные обиды.

 

Известными достоинствами обладает второй роман («Потоп»), в котором сильны подлинно патриотические тенденции. В этом романе показана борьба Польши против шведских захватчиков, проведена дифференциация в образах польской шляхты. Так, крупный магнат Радзивилл изменяет родине и обманом вовлекает в эту измену мелких шляхтичей, своих вассалов. Идейная значительность романа вызвала к жизни и художественные достоинства, которых чужд поверхностный, стилизованный роман «Огнем и мечом». В «Потопе» образ главного героя, Андрея Кмицица, дан в развитии, в борьбе противоречий, с известной психологической глубиной.

 

В 90-е годы Сенкевич создает два социально-психологических романа из современной эпохи — «Без догмата» (1890) и «Семья Поланецких» (1895), В этих романах он отыскивает (с консервативных позиций) пути спасения для милой его сердцу шляхты. В первом романе он видит такой путь*в наличии «догмата», т. е. определенных принципов и традиций. Герой романа, Леон Плошовский, — образованный и блестящий дворянин, но человек «без догмата». Он презирает требования морали. Всеразъедающий скепсис становится его уделом. Он не решается жениться на любимой девушке Анеле, чтобы не утратить свою «свободу», а когда ее выдают замуж за другого, пытается получить ее путем денежной сделки с ее мужем. Беспринципности героя противопоставлены твердые «догматы» других людей — прежде всего Анели. Роман кончается трагически: умирает Анеля, кончает самоубийством и сам Плошовский, слишком поздно осознавший свои ошибки. Роман отличается психологической глубиной и рядом ярких социальных зарисовок.

 

В романе «Семья Поланецких» Сенкевич предлагает шляхте новый путь спасения — переход к буржуазным способам ведения хозяйства. Он мечтает теперь о соединении буржуазного практицизма с дворянской культурой.

 

В 1896 г. Сенкевич написал исторический роман «Камо грядеши» из эпохи раннего христианства. Роман опять был построен по принципу внешней увлекательности и погони за экзотикой. Он был переведен на многие европейские языки и стал настольной книгой в буржуазных семьях. Нельзя отрицать достоинств романа:' Сенкевич внимательно изучил изоСражаемую эпоху и создал яркую картину императорского Рима. С большим мастерством он рисует своих героев из рядов римского патрициата, прежде всего изящного и благородного, но душевно опустошенного Петрония. Главный недостаток книги — в чрезмерной идеализации христианства, которая повлекла за собой ряд бледных и неубедительных образов.

 

Среди исторических романов Сенкевича, написанных в романтической традиции, лучшим является роман «Крестоносцы» (1900), посвященный героической борьбе польского и литовского народа против немецких рыцарей-захватчиков. Патриотизм и изучение истории подсказали писателю жизненно важную тему, не утратившую своей актуальности и в XX в., когда снова вынашивались бредовые планы немецкого командования о захвате славянских земель. Сенкевич показывает чудовищную жестокость рыцарей-крестоносцев и создает колоритные, обаятельные, иногда героические, а иногда юмористические образы польских воинов, защитников родины. Роман завершается эпической картиной знаменитой Грюнвальдской битвы (1410). Многие черты раннего Сенкевича —его демократизм и патриотизм — воскресают в этом романе, а романтика приключений и подвигов сочетается с умелым реалистическим показом давней эпохи.

 

В своих теоретических статьях Сенкевич неизменно защищал и отстаивал принципы реализма. Сенкевич остается и для Нас большим писателем, оказавшим значительное влияние на дальнейшее развитие польской литературы.

Мария Конопницкая

(1842-1910)

Мария Конопницкая, поэтесса редкого своеобразия и таланта, писала в своих стихах о народных горестях, о нужде и бесправии народа. Еще в ранних своих сборниках («Картинки» —1876, «На свирели», «С лугов и полей») она создает целую галерею образов простых тружеников с их горькой долей. Она пишет о батраках, потерявших свой клочок земли и бредущих на поиски заработка среди чужих лугов и полей; о солдатах, которых насильно гонят на войну за чуждые им интересы; о маленьком сыне рабочего, умирающем в холодном подвале; о детских могилах, переполняющих кладбища. Ответственность за все эти страдания поэтесса возлагает на богатых и знатных; но поэзия ее в ранний период еще не носит революционного характера. Она в значительной мере выражает настроения так называемого «кающегося дворянства»; она просит у народа прощения за разделяющее их неравенство и возлагает надежды на раскаяние и помощь других дворян и интеллигентов.

 

Обаяние поэзии Марии Конопницкой, ее популярность заключались в значительной мере в умелом использовании ею народнопесенного жанра с его лиризмом и эмоциональностью. При этом Мария Конопницкая никогда не впадала в национализм или стилизаторство. Даже рисуя далекое прошлое, идеализируемое польскими националистами, она и там видит страдания народа, классовую рознь. Очень типично для нее и по форме и по содержанию стихотворение «Как король на бой сбирался», написанное в 80-е годы:

 

Как король на бой сбирался,

Громко трубы боевые

Зазвучали золотые,

Чтоб с победой

Возвращался.

 

А как Стах пошел в сраженье,

Зашумел ручей в селенье,

Зашумел и колос в поле

О печали, о неволе.

 

Трогательной картиной скорби природы о погибшем крестьянском воине кончается стихотворение:

 

А как Стаху яму рыли,

Ветерок шумел в дубровах,

И звоночки зазвонили

Колокольчиков лиловых.

 

В последний период (в 900-е годы) в творчестве Конопниц-кой звучат революционные ноты: сказалось влияние растущего рабочего движения и социалистических идей. Около 20 лет она работала над большой поэмой «Пан Бальцер в Бразилии». Во время путешествия по Франции писательница встретила группу измученных польских эмигрантов, возвращавшихся на родину из Бразилии, где они не нашли ни работы, ни пристанища. Поэтесса была поражена героической выносливостью польского народа и впервые задумалась над созданием эпопеи о польских эмигрантах. Но в процессе работы поэма звучала все более оптимистично, несмотря на все ужасы и горести, которые пришлось пережить героям.

 

Паи Бальцер, бедный труженик, и его спутники, польские крестьяне-эмигранты, убеждаются ценой_ лишений и гибели близких, что не нужно искать счастья вдали от родины. Тоска о покинутой Польше становится их главным чувством. Они приходят к решению вернуться на родину и добиваться счастья, справедливости, переустройства жизни. Этот объективно революционный смысл поэмы углубляется рядом реалистических и в то же время символических сцен. В пятой, предпоследней части поэмы писательница рисует мощное рабочее движение, демонстрацию рабочих в бразильском порту. Местные рабочие поддерживают польских эмигрантов. И следующая, шестая глава, под символическим заглавием «Идем!», как бы продолжает картину демонстрации: вместо разрозненных и несчастных эмигрантов, покинувших родину в поисках личного счастья, в Польшу возвращается сплоченный коллектив, прошедниш через горнило рабочего движения и готовый бороться за переустройство Польши.

 

Вместе с ростом революционных настроений в поэзии Конопницкой углубляется и патриотическая тема. Ее волнует идея всеславянского братства, она зовет к созданию свободной и счастливой Польши и к ее защите. В одном из последних своих стихотворений — «Присяга» (1910) — М. Конопницкая пишет:

О, если любишь этот край,

И отчий кров, и шелест ржи,

Порог родимый охраняй

И душу за него сложи!

Это стихотворение стало гимном в период освобождения Польши от гитлеровцев.

 

Популярность Конопницкой в народе была чрезвычайно велика. Польский народ собрал в 1902 г. средства на покупку небольшого имения, где старая писательница, всегда очень нуждавшаяся, смогла безбедно прожить последние годы. Празднование ее юбилея, несмотря на противодействие властей, превратилось в общенациональный праздник. В Польской Народной Республике свято чтут память о Марии Конопницкой.

 

В 90—900-х годах в связи с переходом капитализма в империалистическую стадию в Польше усиливается классовая и идеологическая борьба, на которую оказывает значительное воздействие революционная борьба в России.

События 90—900-х годов

В 1892 г. возникла Польская социалистическая партия (ППС), которая, однако, скоро раскололась на два крыла — революционное, пролетарское, и буржуазно-националистическое. Левое крыло совершенно отмежевалось от ППС и образовало в 1893 г. Социал-демократию королевства Польского (СДКП), возглавленную Розой Люксембург, Юлианом Мархлевским и, несколько позднее, Феликсом Дзержинским. Это была марксистская социал-демократическая партия, защищавшая интересы польского рабочего класса, боровшаяся за связь польского и русского рабочего движения. В 1906 г. она влилась в РСДРП.

Наиболее серьезной ошибкой СДКП была недооценка национального вопроса. Пользуясь этим, ППС выдвигала в первую очередь патриотические лозунги и этим привлекала на свою сторону интеллигенцию и некоторых рабочих. Однако эти лозунги лишь прикрывали крайний национализм и проповедь классовой солидарности всех поляков. Революционные элементы ППС отошли от нее в период революции 1905 г. Правое крыло возглавил Пилсудский.

90—900-е годы были, естественно, и годами резкого обострения борьбы в польской литературе.

Продолжает развиваться литература критического реализма. Она в это время выдвигает ряд новых имен — это Стефан Жеромский, Владислав Реймонт, Владислав Оркан и др. Зарождается пролетарская литература (массовые рабочие песни, публицистика Ф. Дзержинского, Р. Люксембург, Ю. Мархлевского).

Польские декаденты

В то же время в 90-е годы в Польше создалась декадентская группа «Молодая Польша». Деятельность декадентов особенно усилилась в годы реакции, последовавшие за революцией 1905 г. Среди модернистских писателей, к которым можно отнести 3. Пшесмыцкого, К. Тетмайера, С. Выспянского и др., пользовался сенсационным успехом у буржуазии Станислав Пшибышевский (1868—1927). Все его творчество пронизано ненавистью к революции. Уроженец прусской части Польши, он начал писать в Берлине на немецком языке. Так были написаны (и лишь позднее переведены на польский) его нашумевшие романы «Дети сатаны» (1897) и «Homo Sapiens» (1898)

 

Пшибышевский находился под сильнейшим влиянием Ницше. Не случайно он озаглавил свой программный роман — «Homo sapiens», как бы перекликаясь с Ницше и его сверхчеловеком.

 

В романе «Дети сатаны», насыщенном всевозможными ужасами, убийствами, самоубийствами, Пшибышевский клеветнически изобразил революционеров в виде кучки анархистов-террористов. Пшибышевский претендует на глубокий психологизм, но рисует — и притом довольно примитивно — только больную, извращенную психику.

В романе «Homo Sapiens» похождения новоявленного донжуана Фалька преподнесены как нечто философски значительное и также обильно сдобрены всякими ужасами, прежде всего самоубийствами. Герой считает себя вправе растаптывать чужие жизни, хотя порой и мучается припадками раскаяния.

Герои Пшибышевского, ницшеанцы, неизменно оказываются преступниками, и это создает иногда впечатление разоблачения ницшеанства. Но в этом проявляется лишь беспомощность декадентства, которое вынуждено метаться между несостоятельным и порочным ницшеанским идеалом и узкой обывательской моралью. Не случайно и Пшибышевский кончил свой жизненный путь в качестве верующего католика и националиста.

Не декадентство, а критический реализм был определяющим литературным направлением в Польше начала XX в.

Владислав Реймонт

(1867-1925)

Значительным явлением польской реалистической литературы начала XX в. явился роман Владислава Реймонта «Мужики». Роман писался в 1905—1909 гг. Революционная ситуация повлияла на роман, способствуя его критической, разоблачительной силе, и даже нашла отражение в романе в эпизодах крестьянских волнений. Посвященный жизни польской деревни, роман насыщен картинами природы, оттеняющими переживания героев. Богат он и фольклорными традициями, сценами крестьянских обычаев и обрядов. Сам выросший в деревне, В. Реймонт прекрасно знает жизнь крестьянства и его язык. Пословицы, поговорки, предания, народные песни — все это органически вплетается в ткань повествования, обогащает язык романа. С особенным вниманием Реймонт рисует трудовые процессы, показывая своих героев-крестьян, всегда занятых повседневным тяжелым трудом.

 

В романе прослежена в основном история одной семьи — семьи кулака Мацея Борыны. Но прослежена она на широком социальном фоне. В семье Борыны кипит вражда между ним и сыном его Антеком. Это борьба прежде всего за землю, но также и за женщину — вторую жену старика, Ягусю, в которую влюбился Антек.

 

Однако когда крестьянская община сталкивается с помещиком, это временно сглаживает внутренние противоречия среди крестьянства. Старик Борына ранен объездчиком, за него заступается сын Антек, который в этот момент забывает вражду с отцом. Он убивает объездчика и попадает в тюрьму.

 

Миру кулаков с их волчьей хваткой Реймонт противопб-ставляет бедняцко-батрацкую часть деревни. С особенной любовью рисует он кроткого и человечного батрака Кубу, который, в отличие от своих хозяев, способен думать и заботиться о других. У этого человека золотые руки и золотое сердце. Но он ходит в лохмотьях, так как за целую жизнь не скопил себе денег на новый зипун, подвергается насмешкам и даже в церкви должен становиться где-нибудь за дверью, чтобы не оскорблять своим видов богатых и сытых. Чтобы подработать немного, он соглашается настрелять в помещичьем лесу дичи для сельского корчмаря. Раненный лесником, он умирает от заражения крови в грязном хлеву, всеми оставленный, без всякой помощи. Сцены его смерти, данные с беспощадным подчеркиванием ужасных деталей, перемежаются (по методу контраста) со сценами шумной, богатой свадьбы в доме Борыны. Но и эта свадьба таит в себе трагический, бесчеловечный смысл: молоденькую красавицу выдают замуж за богатого старика.

 

Реймонта нельзя назвать революционером; его роману свойственны известные противоречия. В последних частях романа, написанных в период спада революционной волны, уменьшается социально-критическая острота, идеализируется образ интеллигента Роха, проповедующего классовый мир во имя общепольских интересов. В тех же частях писатель подчеркивает какие-то новые черты в образе Борыны: это не только жестокость и жадность кулака, но и страстное трудолюбие крестьянина. Конечно, Реймонт показывает здесь характерное для психологии крестьянина раздвоение, сочетание черт собственника и труженика в одном человеке. Но в первых частях в образе Борыны резко преобладали кулацкие черты, а теперь он начинает вызывать некоторое сочувствие автора.

 

Однако глубоко не правы те польские критики, которые относили В. Реймонта к натуралистам, идеологам кулачества и даже националистам. Реймонту чужд холодный объективизм, его роман пронизан страстным отношением к действительности. Кулачество ему ненавистно, ненавистна власть денег, собственности. Писатель нисколько не идеализирует (в конце книги) Антека, когда он после смерти отца становится хозяином, кулаком. Писатель показывает растлевающее влияние собственности и на прежнего бунтаря Антека, и на когда-то кроткую и пришибленную жену его Ганку. Они становятся такими же мироедами, как и их предшественник Борына.

 

Сочувствие обездоленным, мечта о справедливости, большое художественное мастерство и прекрасное знание деревни отличают роман Реймонта.

Стефан Жеромский

(1864-1925)

Крупным и своеобразным писателем был Стефан Жеромский. Он выступил в литературе в 80-е годы. Трудная юность, исполненная лишений, горькие наблюдения (над жизнью польского народа, плодотворный интерес к творчеству русских писателей, особенно Тургенева и Толстого,— все зто способствовало воспитанию правдивого таланта, серьезного отношения к жизни. В своих первых рассказах С. Жеромский рисует пореформенную польскую деревню с ее' нищетой и бесправием. Шляхту он изображает резко отрицательно, кре-стьян-бедняков — с глубоким сочувствием. Потрясающее впечатление производит рассказ «Забвенье», в котором богатый пан и его управляющий избивают крестьянина Обалю, «укравшего» несколько досок на гроб своему сыйу-подростку, умершему от голода.

 

Уже в ранних рассказах С. Жеромский выдвигает свой положительный идеал, которому в основном останется верен до конца. Это идеал бескорыстного и самоотверженного служения народу. Его положительными героями становятся интеллигенты, отдающие народу свои знания и силы. Такова сельская учительница Станислава, одиноко погибающая от тифа в нищей деревне (рассказ «Непреклонная»).

 

Позднее, к концу 90-х годов, в творчестве С. Жеромского усиливаются пессимистические ноты. Об этом говорят и заглавия рассказов — «Могила», «Расклюет нас воронье» и т. д. Жеромский обращается к теме восстания 1863 г. и решает вопрос, не было ли оно напрасным. В это время служение народу, характерное для его героев, принимает все более трагический, жертвенный характер. Сказалась тесная связь Жеромского с Польской социалистической партией (ППС), в которую он верил, которая привлекла его своими патриотическими лозунгами, но ослабила его революционные порывы.

 

В романе «Бездомные» (1900) Жеромский обращается к изображению жизни пролетариата, отмечая не только его страдания, но и готовность к борьбе. Но главным и любимым .героем писателя остается интеллигент, доктор Томаш Юдым, который самоотверженно борется за здоровье трудящихся, за улучшение условий труда на заводах и шахтах. Юдым уверен, что подлинному борцу не следует думать о личном счастье, создавать семейный уют. Он отказывается от брака с любимой девушкой, хотя она вполне разделяет его убеждения. Трагическое одиночество героя символизировано в конце романа в образе расщепленной обвалом сосны, хотя в то же время этот образ служит олицетворением расколотой натрое Польши. Самоотверженность перерастает у Юдыма, как и у многих других героев Жеромского, в бесполезную жертвенность; выдвигается ошибочное положение о несовместимости любви и общественного долга.

 

С. Жеромский переоценивает силы отдельной личности, мечтает о героях-интеллигентах, о вождях, о талантливых ученых, которые совершат необходимый переворот в одиночку, силой своей науки (драма «Роза», роман «Краса жизни»). Но революцию 1905 г. Жеромский восторженно приветствовал.

 

С. Жеромский обращается, как большинство польских писателей, к исторической теме. На рубеже XIX и XX вв. он пишет исторический роман-эпопею «Пепел»—о наполеоновских войнах и участии в них польских легионов. Он замыслил написать целую трилогию о борьбе Польши за национальную независимость в XIX в. Второй роман — «Искры», посвященный восстанию 1830 г., был тоже вчерне написан, но рукопись была конфискована у писателя жандармами.

 

Вскоре С. Жеромскому пришлось воочию увидеть войну. События 1914—1918 гг. принесли Польше величайшие страдания. Разорванная на части между враждующими государствами, Польша оказалась втянутой в братоубийственную войну, а затем стала ареной боев. Массы беженцев хлынули с территории так называемого Царства Польского в Россию.

 

С. Жеромский в 1913—1918 гг. пишет трилогию «Борьба с сатаной», в которой изображает жизнь нескольких стран, и прежде всего Польши, в период империалистической войны. «Сатанинская» роль отведена в трилогии капитализму. В романах трилогии («Исправление Иуды», «Метель» и «Откровение любви») показаны ужасы империалистической войны, зверства австрийско-немецких оккупантов, братская солидарность простых людей России и Польши, а также заклеймены те, кто наживается на войне или использует ее в своих целях.

 

Октябрьской революции С. Жеромский не понял. Он остался верен ППС и своим реформистско-националистическим заблуждениям. Он восторженно приветствовал в 1918 г. образование независимой Польши, не думая о типично буржуазном характере ее общественного строя. Однако Жеромский был честным писателем, и ему скоро пришлось разочароваться. Он увидел погоню за наживой, процветание всевозможных — политических и коммерческих — авантюристов, ужасающую народную нищету. Это была не та Польша, о которой он мечтал. В 1924 г. он написал роман «Предвесеннее», в котором правдиво рассказал о своих впечатлениях и сомнениях. Роман этот очень противоречив, но свидетельствует о значительном переломе в мировоззрении маститого писателя. Видимо, наглядный пример буржуазной Польши оттолкнул его от ППС гораздо сильнее, чем это могли сделать в свое время преследования царского правительства.

 

Герой романа польский юноша Цезарий Барыка, выросший в России и сочувствующий большевикам, попадает в Польшу. Его увлек на свою родину отец, рассказавший ему о новой, прекрасной жизни, которая якобы создается в Польше, о каких-то стеклянных домах необычайной красоты, которые строят там талантливые инженеры. Все рассказы отца оказываются лишь красивой выдумкой. Вместо стеклянных домов и справедливой жизни Цезарий видит в Польше чудовищную нищету и ажиотаж буржуазных дельцов. Он узнает о полицейском терроре, царящем в Польше, о зверских избиениях и пытках, каким полиция подвергает заподозренных в политической деятельности рабочих. В конце романа Цезарий Барыка, примкнув к коммунистам, идет вместе с ними во главе рабочей демонстрации на серую стену солдат.

 

Такая концовка бросает яркий свет на смысл заглавия. «Предвесеннее», канун весны — это канун революции, мечта народа и писателя о настоящей свободной Польше.

 

С. Жеромский вводит в роман своеобразную идиллию, напоминающую о старой Польше; Цезарий участвует в ней, когда гостит в поместье своего друга. Но идиллия не случайно обрывается страшной трагедией, бессмысленным преступлением одной юной девушки и гибелью другой. Здесь сказалось не только идущее от модернизма тяготение к патологическому, но и стремление показать, что все неблагополучно и обречено в этом умирающем шляхетском мире.

 

Роман «Предвесеннее» вызвал против Жеромского ряд репрессий: его незадолго до смерти вызывали в охранку, заставили написать объяснение. нами. Эта странная и эффектная смерть лишний раз подчеркивает исключительность Вокульского.

 

Аристократицески-дворянские круги изображены Прусом с предельным осуждением и сарказмом. Наглая надменность и презрение к народу, полная моральная опустошенность — вот что характерно для их представителей. Таков развратный и корыстолюбивый авантюрист Старений, такова, в сущности, и сама Изабелла. Она не способна ни к какому глубокому чувству и только стремится получше устроиться и подороже себя продать. После разрыва с Вокульским она собирается замуж за дряхлого предводителя дворянства'. В ее отношении к народу пренебрежение сочетается с любопытством к странному, чужому миру.

 

Один раз панна Изабелла почувствовала при встрече с народом смертельный испуг. Это произошло на металлургическом заводе во Франции. Она смутно почувствовала в организованной работе машин, в мощных фигурах пролетариев угрозу себе и всему миру сытых, праздных, никчемных людей.

Фараон

Среди поздних произведений Пруса выделяется исторический роман «Фараон» (1895). В нем Прус проявил глубокое знание истории, мастерство исторического романиста. Он показал древний Египет с его ложными противоречиями, с жестокой участью рабов и дворцовыми интригами. И в то же время, оставаясь историческим, роман перекликается с современностью,— когда Прус пишет о назревшем во всей стране великом восстании или когда он показывает гибельное влияние духовенства на жизнь страны. Жреческая каста не только поддерживает самые дикие предрассудки, но в своей борьбе за власть не останавливается и перед преступлениями. Здесь трудно не увидеть намек на деятельность католического духовенства и Ватикана, столь характерную для Польши.

 

Главный герой романа, молодой фараон Рамзее XIII, смелый и прогрессивный деятель, погибает в борьбе с аристократами и жрецами, пытаясь провести в жизнь полезные и разумные реформы. Но и в его образе, как и в образе Вокульского, проявляется справедливое неверие Б. Пруса в отдельную сильную личность. Одному человеку, хотя бы и выдающемуся, не под силу изменить ход вещей.

 

При известной своей ограниченности, при увлечении реформистскими идеями, Б. Прус остается крупнейшей фигурой в польской реалистической литературе. Он достиг исключительного мастерства во всех трех ведущих жанрах польской литературы — новелле, современном социальном романе и романе историческом; он по-новому поставил традиционную для польских писателей тему крестьянства, показав его классовое расслоение; он впервые показал во всей сложности жизнь капиталистического города и растущую роль пролетариата.

 

Категория: Литературные статьи | Добавил: fantast (05.01.2017)
Просмотров: 142 | Теги: Польша, Литература | Рейтинг: 0.0/0