Главная » Статьи » Литература » Литературные статьи

Герхарт Гауптман. Биография и обзор творчества

Герхарт Гауптман. Биография и обзор творчества

Гауптман родился в местечке Оберзальцбруннен, в Силезии. Отец его был владельцем гостиницы, дед — ткачом. Гауптман с детства слышал рассказы о знаменитом восстании силезских ткачей. Окончив сельскую школу, он поступил в реальное училище в Бреславле, потом сделался вольнослушателем в Йенском университете. Гауптман колебался в выборе специальности: его интересовали и естествознание, и живопись, и литература; наконец он отдал предпочтение последней. Большое впечатление произвела на него русская литература, творчество Л. Н. Толстого.

Начало драматургии Гауптмана совпало с расцветом натурализма в Германии, и он отдал ему дань в своих драмах. Но позднее Гауптман перерос натурализм и создал ряд ярких реалистических пьес.

Пьесы раннего Гауптмана пользовались большим успехом не только в Германии, но и в других странах. Особенно его любили в России, где в начале XX в. вышло полное собрание сочинений писателя.

Гауптман известен главным образом как драматург, хотя, кроме драматических произведений, он писал романы, рассказы, стихи и занимался переводами.

 

Перед восходом солнца

Первым произведением Гауптмана, имевшим большой успех, была пьеса «Перед восходом солнца», поставленная 20 октября 1889 г. обществом «Свободная сцена» в Лессинг-театре в Берлине. Передовая немецкая критика одобрила эту пьесу, указывая на влияние Ибсена. Известный немецкий критик социал-демократ Меринг, одобряя в общем эту пьесу, говорил, что в ней хорошо показан быт семьи Краузе, но что этот быт нетипичен для немецких крестьян. Но Гауптман и не ставил своей целью показать жизнь рядовых крестьян. Он изобразил с большой правдивостью и силой быт кулацкой семьи. Прекрасно изображены кулак Краузе, его наглая и сварливая жена, беспринципный инженер Гофман, Стремясь к детализации в изображении быта, Гауптман прибегает к обширным ремаркам перед каждым отдельным актом. В них он очень подробно и обстоятельно описывает наружность, костюмы действующих лиц, окружающую обстановку. Для Гаупмана эти ремарки были прежде всего одним из способов показать в пьесе «кусок живой жизни», как того требовали натуралисты.

 

Изобразив реалистически среду, окружавшую разбогатевших выскочек, Гауптман противопоставил ей главного героя пьесы — Лота. По мысли автора, Лот должен быть положительным героем. Он член социал-демократической партии, за свои убеждения он сидел в тюрьме. Он мечтает о всеобщем счастье. Но, руководствуясь высокими идеалами, Лот в то же время погубил жизнь младшей дочери Краузе, Елены. Узнав об алкоголической наследственности в семье Краузе, он покинул полюбившую его девушку, толкнув ее тем самым на самоубийство. Для него женитьба связана с желанием иметь здоровое потомство; он как бы отметает со своего пути все, что может помешать ему в его деятельности и борьбе. Оправдывая эгоизм Лота и утверждая вместе с ним незыблемость закона наследственности, Гауптман идет по пути натурализма и разрушает созданный им образ положительного героя.

 

Одинокие

11 января 1891 г. в обществе «Свободная сцена» пошла драма Гауптмана «Одинокие», которая затем обошла все европейские театры. Ее высоко ценил Чехов, ставил Художественный театр.

 

Главная героиня пьесы Анна Мар, швейцарская студентка, обладает незаурядным умом и большой внутренней силой. Она приехала из России и связана с русским революционным движением. Анне служит примером ее родственница, последовавшая за своим мужем, революционером, в Сибирь.

 

Анна Мар полюбила Иоганнеса Фокерата, молодого немецкого ученого. Но у Фокерата жена и ребенок, старики-родители, которые не перенесли бы разрушения семьи. И Анна решает, что они с Иоганнесом должны расстаться навсегда. Оставшись «одинокими», они будут знать, что поступили правильно, и будут всегда помнить друг друга.

 

В образе Иоганнеса Фокерата Гауптман вскрывает слабость и эгоизм интеллигентов, у которых накоплейие знаний не соответствует накоплению внутренней силы. Полюбив Анну, он тщетно пытается построить какие-то новые отношения с двумя любящими его женщинами — с его женой и Анной. Это оказывается невозможным, да и сама Анна отвергает этот путь. Иоганнес Фокерат кончает с собой.

 

Пьеса написана очень целеустремленно и сжато. Хотя действие драмы происходит в узком семейном кругу, она захватывает вопросы, несомненно, имеющие общественное значение. В ней налицо элементы подлинного реализма.

Ткачи

На еще большую высоту поднялся Гауптман в драме «Ткачи», которая упрочила его мировую славу. В январе 1892 г. одновременно вышли два ее издания: одно — на силезском диалекте, другое — на литературном немецком языке. Постановка пьесы была запрещена полицией. Только в 1894 г. Гауптману удалось поставить пьесу, имевшую громадный успех, переведенную на ряд иностранных языков, ставившуюся в театрах различных стран. Прогрессивный французский деятель Жорес говорил!, что такой спектакль поможет рабочему движению больше, чем все кампании и политические дискуссии1 2.

 

В России постановку «Ткачей» в театрах не разрешала цензура, ее ставили в рабочих клубах. В воспоминаниях В. Бонч-Бруевича о В. И. Ленине говорится, как в 1896 г. ставили на одном заводе «Ткачей» в переводе,.сделанном сестрой Владимира Ильича и отредактированном им самим.

 

На этот раз Гауптман стремился создать социально-историческую пьесу, действие которой происходит на его родине, в Силезии, в 40-х годах XIX в. Дед писателя видел восстание собственными глазами. Кроме устных рассказов, Гауптман использовал различные документы и источники. Много дала ему статья «Нужда и бунт в Силезии» В. Вольфа, близкого друга Маркса.

 

Весь этот добросовестно собранный материал помог автору нарисовать страшную трагедию человеческой- нищеты. Она и в ремарках, описывающих наружность ткачей, их испитые лица и жалкие лохмотья. Она и в первом действии, где показана толпа ткачей, получающих ничтожную зарплату. Запоминается образ мальчика, потерявшего сознание от голода. Показав массовую бедность ткачей, Гауптман останавливается особо на судьбе двух семей — Баумерт и Гильзе, для которых праздничной едой стало собачье мясо. Ткачам противопоставлен капиталист Дрейсигер. Перед нами типичный эксплуататор, грубый и жестокий, думающий только о своей выгоде. Он груб с рабочими, не выносит ни малейшего противодействия, выгоняет гувернера своих детей Вейнгольда за сочувствие ткачам. Но наглый, самоуверенный капиталист превращается в жалкого труса, который бежит с заднего крыльца собственного^ома при приближении толпы восставших ткачей.

 

Блестяще показал Гауптман нарастание народного гнева, превращение забитых и робких людей в народных мстителей. Он показал это на примере отдельных героев (старого Баумер-та, Анзорге, Луизы) и на примере всего коллектива рабочих. Превращение это вполне закономерно и глубоко оправды вается автором. Берлинский начальник полиции, запрещая пьесу к постановке, писал, что участие в восстании объявляется в ней долгом порядочного человека. Недаром именно старый Гильзе, возмущавшийся действиями своих товарищей и проповедовавший смирение, гибнет от случайной пули.

 

Художественные особенности пьесы очень своеобразны. Это настоящая политическая драма, в которой все развитие действия подчинено определенной социальной проблеме. Мы видим причины, истоки, развитие восстания. В пьесе нет центрального героя; его место занимает целый коллектив, состоящий, однако, из отдельных живых индивидуальностей.

 

Своеобразен язык драмЬг. Первоначально Гауптман заставил героев говорить на силезском диалекте, который настолько отличается от общенемецкого литературного языка, что пьеса была не совсем понятна широким читательским массам. Автор был вынужден тут же издать другой вариант, где диалект чувствуется только частично. Первоначальное намерение автора было навеяно натуралистическими стремлениями к фотографическому отражению действительности.

 

Гауптман трактует восстание силезских ткачей только как бунт людей, доведенных лишениями до отчаяния. Он не видит в этом восстании того, что видел Маркс, говоривший, что «силезское восстание начинается как раз там, где французские и английские рабочие восстания кончают, — тем именно, что осознается сущность пролетариата. Самый ход восстания носит черты этого превосходства». Гауптман не видел этого превосходства, не видел того, что силезское восстание было первой пробой сил немецкого пролетариата. Лучше его это понял Гейне. В его одноименном стихотворении ткачи борются против всего режима, всей монархической Германии, а не только против своих хозяев. Гауптман не сумел дойти до такого обобщения.

Ганнеле

Вскоре Гауптман написал драму-сказку «Ганнеле», которая вызвала большие споры. Прогрессивные читатели Гауптмана считали создание «Ганнеле» изменой писателя своим идеалам. Реакционно настроенные зрители были возмущены кощунством — появлением на сцене Христа и ангелов (в сне Ганнеле).

Пьеса действительно была полна противоречий. Гауптман опять, как в «Ткачах», сумел показать трагедию темноты и нищеты. Драматизм судьбы нищей девочки, бросающейся в воду, чтобы избежать вечных побоев отца, не мог не захватить всякого, кто знакомился с пьесой.

Ганнеле, вытащенную из воды, приносят в деревенский ноч* лежный дом, что дает возможность Гауптману нарисовать яркие образы его обитателей: проститутки Гедвиги, нищенки Тульпе и др.

 

Особенно хорош образ старика Плешке. Плешке — жалкий, косноязычный и заикающийся старик, но благодаря своей доброте, любви к людям он пользуется среди бедняков всеобщим авторитетом. Плешке заставляет уйти из помещения ночлежников, чтобы они не мешали умирающей Ганнеле. Этот старик напоминает Акима из «Власти тьмы» Толстого. Гауптман говорил, что творчество Толстого, и особенно драма «Власть тьмы», имело для него большое значение. Но своеобразная и поэтичная пьеса имеет и связь с символизмом. Умирающая девочка видит сны, которые отражают ее мечты, видит ангелов, Христа, носящего черты местного учителя Готвальда. Для Ганнеле, а следовательно и для зрителя, убогая реальность ночлежного дома неуловимо переплетается с потусторонним сверхчувственным миром. Прав был Меринг, когда упрекал Гауптмана в том, что он заставил нищую девочку видеть, умирая., Христа и ангелов. Этим самым подчеркивалась утешительная сила религии для всех несчастных, идеализировалась религия.

Флориан Гейер

В 1896 г. была окончена историческая драма «Флориан Гейер». Гауптман, как и при создании «Ткачей», тщательно изучал документы, рисующие эпоху XVI в. В драме около 50 действующих лиц, множество отдельных сцен и эпизодов, великолепно рисующих быт. Для историка, интересующегося нравами XVI в., это произведение, несомненно, очень ценно, тем более что и в нем налицо одно из существеннейших качеств Гауптмана-драмату^га — мастерство лепки второстепенных фигур. Но, увлекшись изображением быта, Гауптман упустил главное — картину расстановки классовых сил и ведущие проблемы той эпохи, которую он изобразил. Показывая сложную и противоречивую обстановку крестьянских войн в Германии, Гауптман взял малоизвестную в истории фигуру Флориана Гейера, рыцаря, который сделался предводителем крестьянских отрядов. Самый ход великой*революционной борьбы Немецких крестьян и ее причины мало отражены у Гауптмана.

 

Потонувший колокол

В новой драме, «Потонувший колокол» (1896), Гауптман отдал значительную дань символизму, но, скорее, это романтическая пьеса: в ней много фантастики и символики, но нет полного отрицания реальной действительности. Ощущается влияние философских драм Ибсена, его «Бранда» и «Пера Гюнта». Фантастика «Потонувшего колокола» взята из народной поэзии. Действующими лицами являются феи, эльфы, лукавый леший, ворчливый водяной. Наряду с ними в пьесе много вполне реалистических образов живых людей. Это жители горной деревни, где живет талантливый литейщик колоколов Генрих. Он покидает родные места, семью и уходит в горы, чтобы отлить там особый, волшебный колокол. Он говорит:

 

Я должен в сердце силу ощутить.

 

И мощь в руках моих, железо в жилах,

 

К неслыханному творчеству порыв И жажду исступленную победы!

 

На первый взгляд может показаться, что Гауптман в «Потонувшем колоколе» попадает под влияние Ницше и считает, что художнику, сильной личности, все позволено. Однако он именно опровергает эту теорию, показав крах титанических, но эгоистических замыслов Генриха.

 

Написанная великолепными стихами, полная образов немецкой народной поэзии, пьеса имела большой успех. Пьесу переводили на иностранные языки и ставили во многих европейских театрах, в том числе и в России (в Художественном театре).

 

С конца XIX в. до первой мировой войны Гауптман, всемирно известный писатель, написал целый ряд пьес, пользовавшихся большой известностью, но более слабых, чем его ранние произведения. Часть из этих пьес — инсценировки эпизодов далекого прошлого («Эльга», «Бедный Генрих»), другие — фантастические, полные неясных аллегорий и туманных образов, например «А Пиппа все пляшет»; наконец, есть и такие, которые рисуют реальную жизнь, но не с прежним мастерством раннего Гауптмана. В некоторых из них воскресают натуралистические черты.

Гауптман тщательно описывает быт и нравы своей родной Силезии в пьесах «Возчик Геншель» и «Роза Берндт»; он дает в них яркие образы. Это — сам Геншель, честный, правдивый человек, который кончает самоубийством, узнав о -преступлениях своей второй жены. Это служанка Роза Берндт, соблазненная помещиком, у которого она жила, оскорбленная местным сердцеедом Штрекманом и убившая собственного ребенка. Сильным моментом этих пьес является психологический анализ, раскрытие душевной трагедии сурового, справедливого возчика Геншеля или затравленной Розы Берндт.

 

Известного интереса заслуживает пьеса «Михаэль Крамер» (1900). Полагают, что основой ее было истинное происшествие — история профессора Бадера и его сына, которую Гауптман узнал еще в 80-х годах. В пьесе он назвал Бадера Крамером и создал образ художника, человека большого таланта и горячей любви к искусству. Но эта любовь сурова и аскетична, и так же сурово Крамер относится к своему сыну, молодому художнику Арнольду, талантливому, но слабому и нервному человеку. Арнольд недостаточно работает над собой, протестуя против вечных требований отца. Он кончает самоубийством из-за суровости отца и, главным образом, из-за насмешек своих собутыльников. Это группа бездушных молодых людей, которым доставляет удовольствие дразнить и преследовать некрасивого юношу, обыгрывая его несчастную любовь к Лизе Бениг, кельнерше ресторана. Смерть Арнольда заставляет его отца жестоко страдать, обвинять себя и тех, кого он считает убийцами своего сына; в его обращении к ним—«дубины в человеческом образе, как могли они понять его, меня, наши страдания!» — звучит тяжелая драма художника, чуждого окружающей среде.

 

В начале первой мировой войны Гауптман на короткое время поддается шовинистическим настроениям, как, впрочем, многие немецкие писатели, но уже в конце 1915 г. наступает отрезвление.

 

Гауптман заканчивает свою большую драму «Магнус Гарбе», которая была издана только в 1942 г. Это историческая пьеса из эпохи XVI в. Магнус Гарбе — бургомистр одного из немецких вольных городов, честный и смелый человек. Его жену, прелестную Фелицию, которая ожидала ребенка, обвинили в колдовстве и бросили в тюрьму, где она родила, подвергли жестоким пыткам и приговорили к сожжению на костре. Оба супруга погибли в тюрьме.

 

Пьеса написана с обычным для Гауптмана соблюдением исторической обстановки и с натуралистически подробным описанием пыток. Любопытно, что именно в эпоху первой мировой войны Гауптман пишет пьесу, где описываются ужасы фанатизма невежественных людей, которых дельцы и честолюбцы натравливают на невинных. В 1942 г., когда эта пьеса была впервые издана, она приобрела еще большую актуальность.

 

В эпоху Веймарской республики позиции Гауптмана были противоречивы. Хотя он и испытал радость по поводу падения империи Гогенцоллернов, он не понял значения Октябрьской революции в России. Но Гауптман горячо восстает против продолжения войны и с большой охотой откликается на призыв Горького помочь голодающему населению Поволжья, разоренному неурожаем и интервенцией. «Мир нужен не только Европе, но всему миру, — говорил он в 1921 г., выступая в Берлинской филармонии. — Нужно залечить раны, нанесенные войной, а не добавлять их в мирное время тем народам, которые заняты созидательным трудом».

 

В речи 15 ноября 1922 г., на праздновании своего шестидесятилетия, Гауптман противопоставил войнам изобретения, открытия, произведения искусства — все истинно ценное, что дала человеку культура.

Пьесы 20-х годов

Антивоенные тенденции отразились и в творчестве Гауптмана этого периода. В 1922 г. он задумывает драму «Герберт Эберман», изданную уже после смерти, в 1952 г. В ней он красноречиво показал пагубное влияние войны на человека, разложение нравов, порожденное войной.

В драме «Доротея Ангерман» (1926) писатель обращается к жизни немецких эмигрантов в Америке, критикуя пресловутое американское «процветание».

Перед заходом солнца

В 1932 г. Гауптман, уже 70-летний старик, сумел создать драму, которая соединила постановку большой социальной проблемы с замечательным раскрытием характеров и ясным, логически развивающимся сюжетом. Это была драма «Перед заходом солнца». Гауптман стремился показать в ней закат старой немецкой культуры и торжество «новых людей», наглых и самонадеянных буржуазных дельцов. В его пьесе ощущается приближение фашизма.

Старый Клаузен принадлежит к людям прежней германской культуры. Глава издательской фирмы, он образован, начитан, честен и порядочен по натуре. Занятый делами, он как-то не замечал, насколько его четверо детей не похожи на него. Все они носят звучные имена, связанные с памятью Гете, но чрезвычайно далеки от гетевской культуры. Сухой делец, старший сын Вольфганг думает больше всего о своей карьере. Глупенькая, ничтожная Оттилия замужем за грубым и эгоистичным Кламротом. Это настоящий фашист недалекого будущего. Ханжески настроенная, слезливая и неискренняя Беттина, помешанный на спорте, добродушный, но глуповатый Эгерт — все они, каждый по-своему, представляют собой различные типы новой немецкой интеллигенции и очерчены с мастерством, напоминающим прежнего Гауптмана.

Клаузен, овдовевший и чувствующий внутреннее одиночество не только в своей семье, но и в своей среде, влюбился в молоденькую Инкен — девушку из простой трудовой семьи. Вся семья Клаузена резко протестует против нового брака, видя в нем ущемление своих прав и интересов. Пользуясь раздражительностью старика, дети хотят объявить его душевнобольным. Клаузен поступает, как его любимый герой Марк Аврелий,— принимает яд.

Пьеса была бы чрезвычайно пессимистичной, если бы не образы простых честных немецких людей, которые сочувствуют Клаузену и по мере сил стремятся помогать ему. Это садовник Эбиш, слуга Клаузена Винтер и больше всего— Инкен. Гауптман сумел создать поистине пленительный образ девушки из народа, честной, искренней, непосредственной, сумевшей высоко оценить Клаузена и от всего сердца полюбить его, несмотря на его возраст. Все сцены, рисующие* развитие этой любви, полны настоящей поэзии. Инкен ничего не боится и готова энергично защищать свою любовь. Этот образ отражает веру Гауптмана в лучшие свойства немецкого народа, веру, которая не иссякла и в период утверждения власти фашизма.

 

В эпоху фашизма Гауптман остался в Германии, но жил как бы «во внутренней эмиграции». Фашистское правительство не решалось его трогать: слишком велика была его популярность в Германии. В этот период он пишет пьесы, как будто далекие от современности, но по отдельным намекам можно судить, что он все время о ней думает. Казалось бы, очень далеки от современной Германии такие произведения, как «Ифигения в Авлиде» (1934), «Ифигения в Дельфах» (1941), «Смерть Агамемнона» (1944), «Электра» (1945), тематически связанные с творчеством Эврипида. К этим древнегреческим сюжетам обращались многие из европейских писателей, Гауптман беспощадно срывает покров идеализации с изображаемых им лиц, он далек от показа гармонического царства античности. Его герои жестоки, беспощадны и грубы.

 

Ифигения Гауптмана не похожа на Ифигению Гете, наделенную самыми светлыми чертами. У Гауптмана Ифигения очень озлоблена, она мстит своим соплеменникам, попадающим в храм Артемиды, где она скрывается. Колеблю-, щегося отца Ифигении, Агамемнона, толкает на убийство дочери жрец Калхас, фанатик, сумевший возбудить часть воинов. Зато другие воины кричат:

 

Мы не хотим войны,

 

Хотим мы хлеба.

 

Кирка и плуг пусть царствуют у нас!

 

На родину, ребята, — что нам море? —

 

Нам нужны тучные поля.

 

Смерть, смерть князьям-изменникам!

 

(«Ифигения в Авлиде», IV акт, 1-е явление ')

 

Глубокой печалью было проникнуто творчество последних лет драматурга. Не имея возможности открыто выступать против фашизма, он включает в свои драмы из античной жизни намеки на современную германскую действительность.

 

Германия, великая страна,

Зловонной уподоблена трясине,

Где все, чем в мире славится она,

Бесславно гибнет в липкой смрадной тине —

так характеризовал он эпоху фашизма в опубликованном позднее стихотворении. После разгрома фашизма в Германии к 83-летнему Гауптману было проявлено много внимания и участия.

 

 

 

Категория: Литературные статьи | Добавил: fantast (08.10.2016)
Просмотров: 105 | Теги: Литература | Рейтинг: 0.0/0