Главная » Статьи » Литература » Литературные статьи

Герберт Уэллс. Творчество после 1917 года

Герберт Уэллс. Творчество после 1917 года

Ужас перед войной и отвращение к ней породили у Г. Уэллса, биолога и материалиста, чувство растерянности и религиозные, богоискательские настроения. В таком духе написаны некоторые его романы:      «Бог — невидимый Король» (1917), «Душа епископа» (1917) и др.

 

Г. Уэллс не был противником Октябрьской революции и Советской страны, но он не понял всего значения происходящих событий. Он считал нашу революцию грандиозным экспериментом, обреченным на неудачу. Однако ему хотелось взглянуть самому, что делается там, в таинственной России, где ему уже довелось побывать однажды, в 1914 г. В 1920 г. он отправился в Россию вторично. Его привлекала мысль об организации денежной и технической помощи молодой Советской стране со стороны некоторых «передовых» капиталистов. Уэллсу удалось беседовать с В. И. Лениным. Но грандиозный план электрификации, который кратко изложил ему В. И. Ленин, показался ему «электрической утопией», невозможной в стране «с громадными пространствами, бесконечными лесами, разрушенной промышленностью и неграмотным населением». Уэллс, знаменитый утопист и фантаст, не смог постичь величия ленинского плана, основанного на знании реальной жизни и созидательной силы народа. Для него этот план был только мечтой.

 

По возвращении в Англию Г. Уэллс написал книгу «Россия во мгле» — главным образом с целью привлечь внимание к Советской республике и создать фонд материальной и культурной помощи стране, переживающей разруху. На собственные силы советского народа Уэллс^ не надеялся. В книге очень много путаных и противоречивых (хотя скорее дружественных и сочувственных) рассуждений о положении в Советской России, о ее будущем.

 

Однако Уэллс подчеркивает моральное превосходство Советского правительства над теми правительствами и группами, которые пытались захватить власть в России, признает, что только Коммунистическая партия способна вывести Россию из тупика. Характерно, что причину разрухи, голода.

и страданий миллионов он видит не в революций, как большинство его соотечественников, а в чудовищной политике российского царизма и капитализма, заведшего Россию на край пропасти, в долгих годах мировой войны. Он пишет: .«Не коммунизм, а европейский империализм втянул эту огромную, расшатанную, обанкротившуюся империю в шестилетнюю изнурительную войну. И не коммунизм терзал эту страдающую Россию субсидированными извне непрерывными нападениями, вторжениями, мятежами, душил ее чудовищно жестокой блокадой». «Партия сумела взять и удержать власть^ в развалившейся империи, потому что в те страшные дни она была единственной организацией, которая давала людям единую установку, единый план действий, чувство взаимного доверия. Это было и есть единственно возможное в России, идейно сплоченное правительство».

 

«Приезжайте снова через десять лет и посмотрите, что будет сделано в России за это время»,— посоветовал В. И. Ленин Г. Уэллсу. Уэллс исполнил этот совет и побывал в Советском Союзе через 14 лет, в 1934 г. Ленинские планы мощно воплощались в жизнь; писатель был поражен переменами, происшедшими в Советской России.

Уэллс оставался до конца писателем-гуманистом, борцом против реакции, фашизма.

Последний период творчества

Последний период творчества Уэллса (30—40-е годы) можно назвать антифашистским,, хотя он создает в этот период романы и повести самых различных жанров — социально-сатирические, психологические, научно-фантастические. Ненависть к реакции, отвращение к войне остаются его определяющим настроением.

 

Фантастическая повесть «М-р Блэтсуорси на острове Рэмпол» (1928) как бы предваряет весь этот период. Герой этой повести попадает после кораблекрушения на остров Рэмпол, населенный дикарями-людоедами, и наблюдает там всевозможные ужасы и зверства. Туземцы прячутся от света в темных пещера» да беспрекословно повинуются свирепым жрецам. Всевозможные бессмысленные запреты отравляют их жизнь. Жрецы сумели воспитать в них не только жестокость, но и лицемерие. Питаясь человеческим мясом, они никогда не употребляют выражения «человеческое мясо». Смертоносные удары дубинкой носят мягкое название «ударов порицания». В описании острова Рэмпол вновь ощущается сатира на общественный строй и ханжескую мораль буржуазной Англии и проявляется характерная для Уэллса связь с творчеством Свифта И Вольтера. Эту повесть он даже посвятил «бессмертной памяти Кандида».

 

Бежав с любимой девушкой, которой угрожала смерть, из мрачных ущелий острова Рэмпол, мистер Блэтсуорси с изумлением видит себя в психиатрической больнице в Нью-1 Йорке. Оказывается, все, что он видел и пережил, было лишь бредом душевнобольного, последствием страшного ушиба головы, полученного при кораблекрушении. Верховный жрец острова Рэмпол Чит оказывается главным доктором сумасшедшего дома мистером Манчитом, а любимая девушка мистера Блэтсуорси — медицинской сестрой.

 

Мистеру Блэтсуорси остается только радоваться. Он выздоровел, он снова вернулся от страшных грез о каннибалах в удобный, светлый, цивилизованный мир. Но девушка, которую он полюбил, плачет: она огорчена его выздоровлением. Оказывается, идет мировая война. Только болезнь спасала мистера Блэтсуорси от мобилизации. Цивилизованный мир подчиняется законам более нелепым и ужасным, чем все законы острова Рэмпол. Мистер Блэтсуорси идет на войну, сражается, теряет ногу, наблюдает такие ужасы и преступления, которые и не снились ему в его прежних галлюцинациях. Действительность оказывается страшнее и нелогичнее любого бреда — эта мысль будет повторяться и в других антивоенных и антифашистских повестях Уэллса.

 

Уэллс любит прослеживать, как из недр косности, алчности и индивидуализма вырастает страшная идеология фашизма. В социально-психологическом романе «Бэлпингтон Блэпский» (1933) показано формирование тупого реакционера, по сути дела английского фашиста, из самого обычного, индивидуалистически настроенного интеллигента, пережившего первую мировую войну. В сатирическом и фантастическом романе «Самодержавие мистера Паргэма* (1930) Уэллс рассказывает о демагоге и маньяке Паргэме, совершившем в Англии фашистский переворот и ставшем диктатором под именем Парапщунта. Правда, все это оказывается сном самого Паргэма, — обычная концовка ряда романов Уэллса, но опасность фашистских путчей и'новой мировой войны сохраняет всю свою реальность.

 

Интересна повесть «Облик грядущего», впоследствии переделанная в киносценарий. Она была написана в 1933 г., после фашистского переворота в Германии. Уэллс отлично понимал, что этот переворот повлечет за собой в скором времени вторую мировую войну, и набросал картину этой грядущей войны. Он изображает мирный английский город Эври-таун (название подчеркивает) что это может быть любой город на земле), рождественский вечер 1940 г. В домах зажжены елки, Играют дети. В это время начинается первая бомбежка, первый налет германской авиации. Бойна длится 30 лет и приводит человечество к полному одичанию. Дома разрушены, люди гибнут на войне и от эпидемий, книги и газеты не выходят, одежда превратилась в лохмотья. В Англии воцарился демагог Рудольф, прозванный Боссом-патриотом (сатирический портрет Адольфа Гитлера). Он беснуется, произнося зажигательные речи и требуя продолжения войны. .

 

Наконец группа талантливых инженеров и ученых вступает в заговор с целью спасения человечества. Они тайно, на необитаемом острове, строят новые самолеты и, распространяют с них усыпляющий газ. Враждующие, истерзанные народы засыпают, чтобы проснуться братьями. Наступает эра мирного сотрудничества и добра. Затем действие переносится в 2054-й год. На всем земном шаре установлен социалистический строй, наука и техника достигли небывалого развития, готовится полет на Луну. Правда, новые общественные отношения не удовлетворяют группу индивидуалистов и эстетов, которые громко сетуют о добром старом времени с его кровавыми войнами и страданиями, — современный мир кажется им пресным и скучным. Но и в этом мире есть свои напряженные и мучительные конфликты: Председатель Совета Руководства подавляет ради служения общему делу отцовские чувства и разрешает своей единственной дочери отправиться в первый полет на Луну. Взлетом ракеты, уносящей с собой юных энтузиастов, и кончается повесть. Человечество не избегнет новых конфликтов и жертв на пути к прогрессу, но важно, чтобы эти жертвы не приносились бесполезно, — такова мысль Уэллеа.

 

Наиболее яркая антифашистская повесть Уэллса —«Игрок в крокет» (1936). Она была написана в годы войны в Испании и нового усиления фашизма. Герой этой повести, юноша из богатой семьи, смотрящий на мир глазами своей тетушки, любитель игры в крокет, встречается на курорте с доктором Финчеттоном, и тот рассказывает ему ряд ужасных историй. Доктору долго пришлось работать в дикой болотистой местности, называемой Каиновым болотом и представляющей собой кладбище пещерных людей. Их призраки возникали во мрак^) миазмы отравляли воздух, влияя на живых людей, сея в них жажду убийства и разрушений. Доктору пришлось наблюдать ряд кошмарных преступлений, пещерные, первобытные инстинкты пробуждались в самых обычных обывателях.

 

Игрок в крокеа* несколько напуган этими рассказами. Но тут же он узнает от психиатра Норберта, что доктор Финчет-тон — переутомившийся, нервнобольной человек, состоящий под врачебным надзором. Всю эту историю о Каиновом болоте он просто выдумал. Но доктор Норберт, заинтересовавшийся бредом своего пациента, попытался выяснить его причины и пришел к страшному выводу: газеты полны сообщений о чудовищных фактах и зверствах, о готовящемся поголовном истреблении людей. Не удивительно, что в мозгу переутомленного человека возникло представление о Каиновом болоте и его озверевших обитателях. На самом деле весь мир превращается в такое Каиново болото, весь мир отравлен дыханием пещерных обитателей. Доктор Норберт предлагает игроку в крокет вступить в объединение честных людей, готовых дать отпор фашистскому варварству.

 

Игрок в крокет отказывается принять участие в борьбе с одичанием, с фашизмом. Типичный обыватель, он занят только своими личными делами и развлечениями. «Мне наплевать! — говорит он. — Пусть мир идет ко всем чертям! Пусть возвращается каменный век! И пусть это будет закат цивилизации! Очень жаль, но я ничем не могу помочь! Что бы там ни было, но в половине первого я играю с тетушкой в крокет!»

 

Игрок в крокет становится для Уэллса воплощением позорной политики невмешательства, облегчившей путь фашизму и приведшей к мюнхенскому соглашению.

 

Проблеск надежды блеснул перед старым писателем лишь в 40-е годы, в конце второй мировой войны, когда он увидел крушение фашизма и великую победу народов, возглавленных Советским Союзом. Все эти годы Уэллс оставался неизменным другом Советского Союза. В 1941 г. он требовал открытия второго фронта. Он писал в газете «Нью-Йорк тайме»: «Английские генералы ничего не предпринимают в то время, как Россия истекает кровыр за нас».

 

Много сил Уэллс положил на борьбу с опасностью фашизма в Англии, в частности с фашистским лидером Освальдом Мосли.-

 

В последние годы жизни, во время второй мировой войны, Уэллс написал еще один роман об английском мещанине с его обывательской моралью — «Необходима осторожность» (1942). Герой этого романа мистер Тьюлер — трусливый обыватель, руководствующийся в жизни двумя «золотыми» правилами: «Безопасность прежде всего!» и «Необходима осторожность!» Это мелкий служащий в конторе, получивший затем небольшое наследство и превратившийся в домовладельца. На каждом шагу Уэллс подчеркивает незначительность, моральное ничтожество Тьюлера. Он бесталанен, не способен к труду, больше всего боится «идей». Единственное страстное чувство, которое он испытывает, — ненависть к большевикам (впрочем, и это чувство внушено ему другими). Он восхищается Гитлером и Муссолини, видя в них надежный оплот капитализма.

 

Вторая мировая война показала Тьюлеру подлинных врагов Англии. Этими врагами оказались не коммунисты, а фа-шисты. Немецкие бомбы падают на зеленое поле для гольфа рядом с его домом, немецкие парашютисты приземляются в его саду, во время бомбежек разрушен его дом и убита его жена. Привычные представления Тьюлера меняются: он теперь с надеждой смотрит на Советскую Россию, которая одна способна сокрушить гитлеровские полчища. Но он не понимает, что Россия побеждает именно потому, что ее гражданам чужды мещанские идеалы и страхи, что свою волю к победе над фашизмом они поставили выше осторожности и безопасности.

 

Сатирический характер романа особенно ярко проявляется в его концовке. По иронии судьбы трусливый, осторожный Тыолер становится национальным героем. У себя в саду Тьюлер наткнулся на фашистских парашютистов и в состоянии полной невменяемости, подчиняясь инстинкту самосохранения, их уничтожил. Его прославляют как героя, его награждают крестом Виктории. В это же время умирает его жена, искалеченная фашистскими бомбами, но он, опьяненный собственной славой, почти не реагирует на ее смерть. Она говорит ему о сыне, находящемся на фронте,; он рассказывает ей в ответ об аудиенции у короля, вручившего ему награду. Смерть женщины, прожившей с ним всю жизнь, не находит должного отклика в его эгоистической душе. В значительной мере роман о Тыолере представляет собой полемику с нашумевшим в военные годы романом Гринвуда «Мистер Бантинг в дни мира и войны», идеализирующим английского обывателя.

 

В книге Уэллса много туманных философских рассуждений, проявляется обычный для Уэллса биологизм. Так, он объявляет своего героя особой биологической разновидностью и даже дает соответствующие схемы развития животного мира, в которых Тьюлер оказывается переходной стадией от обезьяны к человеку. Переоцениваются общечеловеческие черты Тьюлера: мир, по мнению Уэллса, населен в основном тьюлерами, разумных людей в нем немного, путь к разумному человеку только начат.

 

Однако при всех недостатках романа и при его характерных для Уэллса достоинствах (тонкое сатирическое остроумие, глубокий психологизм) есть в романе нечто новое — социальный оптимизм, уже не связанный с деятельностью кучки гуманных «сверхчеловеков». Сын Тьюлера Генри отвергает мещанскую мораль отца и не имеет с ним ничего общего. Воспитанный доброй, отзывчивой женщиной и хорошими кнйга-ми, он рано начинает мечтать о добре и справедливости, становится революционером, попадает в тюрьму. Он видит спасение человечества в муаровой революции. Для Уэллса это совершенно новый выход. ..

 

В своем последнем заявлении в газете «Дейли уоркер» (24 мая 1945 г.) Уэллс цисал о своем сочувствии Советскому Союзу и английской компартии, о том, что он будет голосовать за нее на выборах.

 

Категория: Литературные статьи | Добавил: fantast (18.01.2017)
Просмотров: 80 | Теги: Литература | Рейтинг: 0.0/0