Главная » Статьи » Литература » Литературные статьи

Французская литература 1917—1945 гг.

Французская литература 1917—1945 гг.

Мировая война обострила противоречия во Франции. Огромное влияние на французский народ оказали революционные события в России. В стране ширилась борьба против войны и империализма, росло забастовочное движение; в декабре 1920 г. возникла Французская: коммунистическая партия.

Двадцатые годы. Писатели-коммунисты

Революционный подъем во Франции вызвал к жизни литературные произведения, отражавшие кризис капитализма и революционизацию сознания народных масс. Роман Анри Барбюса «Огонь» (1916), в котором писатель рассказал правду о войне, стал этапным произведением в развитии французской литературы.

 

«Огню» Барбюса близки роман Поля Вайяна-Кутюрье (1892—1937) «В отпуску» (1919) и сборник рассказов «Солдатская война» (1919, составлен Вайяном-Кутюрье вместе с Р. Лефевром). В 1916 г. Вайян-Кутюрье вступил в социалистическую партию и вместе с другими левыми социалистами боролся за создание коммунистической партии. С 1926 г. и до смерти П. Вайян-Кутюрье был редактором газеты «Юма-ните».

 

В пьесе «Отец Июль» (1926), написанной Вайяном-Кутюрье совместно- с Леоном Муссинаком (род. в 1890 г., с 1924 г.— член КПФ), революционное миропонимание проявляется в сатирическом осмеяний капитализма, в гротескном и обобщенном образе уродливого Отца Июля — буржуазного строя (в июле 1789 г. началась французская буржуазная революция).

 

Свойственное революционеру непримиримое отношение к нравам капиталистического общества характерно и для рассказов сборника «Бал слепых» (1927). Здесь Вайян-Кутюрье вновь пользуется приемами гротеска, создает сатирически заостренные, необычные ситуации, благодаря чему с особенной резкостью проступают отвратительные черты буржуазного общества.

 

Наряду с обобщенным образом капиталистического общества писатели-коммунисты создали образ социалистического мира, приступили к художественному осмыслению всемирно исторического значения Октябрьской революции. Писатели-коммунисты уже тогда немало произведений посвятили Стране Советов — прежде всего публицистические работы, книги очерков. Образ Советского Союза — живое воплощение положительного идеала — в стихотворениях Вайяна-Кутюрье, рассказах Барбюса. В 1922 г. в цикле стихотворений Вайяна-Кутюрье появляется «Красный поезд», символ могучего революционного движения. На рельсы истории стал «Красный поезд после трехцветных» — после кровавых поездов империалистической бойни. «Иди на Восток», — воззвал поэт. Этот образ революционного Востока сообщил искусству писателей-коммунистов жизненную полноту, динамику, открыл перспективу движения.

Критический реализм

Борьба за революционное, народное искусство осложнялась тогда сильным влиянием крикливого левачества формалистических группировок. В среде левой французской интеллигенции царило привитое формалистами недоверие к реализму. Тем ценнее было то, что принципы реализма отстаивались в 20-е годы, наряду с первыми писателями-коммунистами, группой писателей-демократов, верных традиции критического реализма, в том числе Анатолем Франсом и Роменом Ролланом. Их произведения противостояли декадентским литературным течениям первых десятилетий XX в.

 

Свободолюбивый герой привлекает в 20-е годы и одного из крупнейших современных писателей — Роже Мартен дю Тара (1861—1958). После первых, довоенных опытов (роман «Жан Баруа», 1913, и др.) Мартен дю Гар в 1920 г. приступил к работе над главным своим произведением, многотомным романом «Семья Тибо». Сторонник реализма, Мартен дю Гар подчеркивал, что не может представить себе человека «вне его времени, вне общества, истории». Но, как и Аннета Ривьер в первых томах «Очарованной души» Роллана, Жак Тибо в первых частях книги несет на себе груз тех противоречий, тех иллюзий отвлеченного гуманизма и индивидуализма, которые (в разной, конечно, степени) были свойственны.этим писателям. Характерно, что ни один из этих свободолюбивых героев не связывает еще свою деятельность с реальными освободительными движениями, к воспроизведению которых приступили уже тогда Барбюс, Вайян-Кутюрье и другие писатели-революционеры.

 

Следует к тому же помнить, что после 1920 г. революционная волна во Франции временно спадает. Французский капитализм вступил в период стабилизации, которая хотя и была кратковременной, но все же оказалась благоприятной для оживления буржуазной литературы. Тогда господствовали декадентские школы, сильно влиявшие даже на писателей-реалистов, порождая и усиливая противоречия в их творчестве.  

Ф. Мориак (1885—1970)

Путы консерватизма и религиозных, католических воззрений цепко держали, например, крупного французского писателя Франсуа Мориака. Начав печататься еще до первой мировой войны, Мориак стал известен в 20-е годы. Высоко ценя роман «бальзаковского типа», «французскую ясность» классического искусства, резко критикуя буржуазную действительность, он в то же время считал необходимым обратиться к опыту М. Пруста и А. Жида, проникнуть в «тайны чувств», в их хаотическое смешение. Правда, Мориак сознавал, что это искусство искажает образ человека, видя в нем лишь низменное. Как католический писатель, Мориак пытался воззвать к христианской догме, чтобы противопоставить ее аморализму декадентского искусства. Мориак защищал тогда весьма своеобразную идею служения богу — путем познания гфавды, путем раскрытия и преодоления «греховных» страстей. Даже в лучших его книгах резко сталкиваются жизненная правда и фальсифицирующая ее религиозная догма.

 

Характерна трагическая ситуация романа «Тереза Де-кейру» (1927). Героиня романа Тереза, выйдя замуж, попадает в пошлый, затхлый мирок эгоистов-собственников. Тереза, стараясь вырваться в мир, где каждый может «стать самим собой», решает убить мужа.

 

Отразив в судьбе героев существенные жизненные явления, Мориак, однако, переносит вину с общества на героиню, наделяя ее исконной порочностью. Вследствие этого конфликт теряет свой реальный, общественный смысл, свою внутреннюю психологическую закономерность. Став свободной, Тереза не перестает быть преступницей. В продолжающем «Терезу Де-кейру» романе «Конец ночи» (1935) Тереза убеждается, что свобода ей не нужна. Мориак неизменно стремится привести в лоно церкви своих измученных, озлобленных героев.

 

В романе «Клубок змей» (1932) Мориак с большой глубиной раскрыл общественный смысл семейного конфликта. Роман написан в форме рассказа главного героя — умирающий старик вспоминает прошлое. Его дети, словно коршуны, ждут его смерти, чтобы растащить накопленное им богатство. Рассказ от первого лица создает возможность в особенно резком, эмоциональном тоне осудить их; старик постоянно говорит о своей семье как о «клубке змей». Но клубок змей — и в его собственной душе. Мориак снова делает героя человеком греховным. И вновь, снимая в конце книги глубоко обоснованный конфликт, писатель подводит героя к религиозной догме, заставляет его покаяться в грехах и возлюбить всех, даже врагов своих. Весь жизненный опыт героя перечеркивается этим финалом, выявляющим противоречивость писателя.

 

Водном из самых известных романов Мориака—«Дорога в никуда» (1939) — с точностью и убедительностью большого искусства воссоздаются характеры людей, воспитанных в буржуазном мире, «где сущность всего — деньги». Эта сущность буржуазного общества выражается в искажении в людях всего человеческого. Так, любовь Леони Костадо к своим детям проявляется в жестоком грабеже, который она учиняет, заставляя мадам Револю подписать разоряющую ее бумагу — обязательство оплатить долги ее беспутного мужа. Любовь сына Леони, Робера, к Розе Револю не выдерживает такой проверки, как бедность Розы. В облике этого молодого человека проступают отвратительные черты жадности, жестокости, побуждающие его порвать с Розой, оскорбить ее, сделать несчастной.

 

Мориак -говорит здесь о необходимости «изменить лик» земли, разбить зловещее царство золота. Революция или бог — вот что остается человеку, по словам поэта и бунтаря Пьера Костадо. Но Мориак делает выбор безусловно в пользу бога. «Зачем говорить о каких-то преобразованиях, о революциях? Сначала надо справиться с тем, что кроется в самом существе человеческом, с этой палящей гнойной язвой, думал Пьер». Вот почему Мориак отделяет «человеческое» от социального, вытесняет конкретно-общественные проблемы отвлеченно-метафизическими. Пессимистические взгляды писателя, подкрепленные религиозным догматизмом, сковывают его реализм, подменяют его наблюдения тенденциозными поучениями. Люди в романе Мориака оказываются во власти своих страстей и всесильной смерти. Все виновны — и никто не виновен, так как цепь страданий замыкается Мориаком с помощью религиозных идей «согрешить — покаяться». В «темнице одиночества», в которой оказывается, по Мориаку, каждый человек, перед лицом того «никуда», к которому влекутся все люди, — только религиозный порыв оказывается спасением.

 

Ценность и своеобразие реализма Мориака — в проникновенном повествовании о сложной душевной жизни людей, в раскрытии глубокого трагизма буржуазного мира. Но часто Мориак ослабляет общественную обусловленность психологии героев, и книги этого талантливого романиста тем самым сближаются с натуралистической психологической литературой.

Декаденты

Война, начавшийся кризис капитализма вызвали у многих писателей 20-х годов ощущение пустоты. Обвиняя буржуазию, они обвиняли и общество в целом; они призывали к бунту, но перенесли его в область искусства, в область мысли, оторвав от политики, классовой борьбы. Это было анархическое бунтарство.

 

Во Франции такой группировкой стал в 20-е годы сюрреализм.

 

Непосредственными предшественниками французских сюрреалистов были дадаисты. Группа дадаистов сложилась в Цюрихе в 1916 г., вокруг поэта Тристана Тцара (род. в 1896 г.). Не умея разобраться в движущих силах империалистической войны, они восприняли ее как свидетельство всевластия сти хийных сил. Они постарались внести свой вклад в дело всеобщего, как им казалось, разрушения, выступая с позиций анархического бунтарства и крайнего формализма. Дадаист» вызывающе заявили о своем пренебрежении не только к буржуазии, но к человеку вообще, к морали, разуму, искусству. Произведение искусства должно стать, по их уверениям, бессмысленным набором несвязных слов, эпатирующим читателя своей откровенной нелепостью. Название «дадаизм* они производили от слова «дада», также лишенного смысла.

 

Организатором группы сюрреалистов во Франции был Андре Бретон (род. в 1896 г.).

 

Сюрреализм, опираясь на философию Бергсона и Фрейда, выступил против материализма и реализма. Внимание сюрреалистов привлекла не реальная действительность, но «над-реальность»: мир подсознательного, мир темных инстинктов, смутных мечтаний, болезненных чувств. Сюрреализм агрессивно выступил против разума и рационального, логического познания действительности. Задачей искусства, по утверждению сюрреалистов, и является воплощение «надреальности* болезненных снов, галлюцинаций, горячечного бреда. В процессе творчества не должно участвовать сознание; творчество — это пассивная фотография непосредственного впечатления.

 

Вот пример бессвязного сюрреалистического текста — стихотворение Андре Бретона «Земной ключ»:

Можно следить на занавесе

Любовь уходит

Всегда ли

Рояль

Все гибнет

На помощь

Оружие точности

Цветы

 

В голове чтобы двести Происшествие Дверь поддается Дверь это музыка.

Внутренние противоречия, неустойчивость характерны были для группы Бретона с самого возникновения, а с конца 20-х .годов начинается ее распад.

 

В этих условиях метрами модернизма стали Марсель Пруст и Андре Жид. Марсель Пруст оказал особенно большое влияние на современный французский роман. В его творчестве почитатели подхватили и прославили именно то, что уводило от объективного познания реального мира.

Тридцатые годы

В 30-е годы, когда раскрывалось бессилие и нежелание буржуазии преградить путь фашизму, Коммунистическая партия Франции заявляет об ответственности пролетариата за сохранение и развитие культуры и искусства.  В 30-е годы складываются общественные и эстетические предпосылки, благодаря которым социалистический реализм во Франции превращается в осознанный принцип искусства, в знамя нового литературного Движения. Социалистический реализм в 30-е годы — метод искусства значительной группы французских писателей, обогативших литературу эпопеей национальной жизни и боевой публицистикой, песней и художественным очерком. Характерен для этого периода был распад группы сюрреалистов. Часть сюрреалистов (в их числе Арагон) в 1927 г. вступила в компартию.

 

В 30-е годы во Франции проходит дискуссия о реализме, о путях и перспективах развития литературы и живописи, публикуется много работ, обосновывающих необходимость обращения искусства к социалистическому реализму (статьи и речи А. Барбюса, П. Вайяна-Кутюрье, Л. Муссинака, Л. Арагона, Ж. Фревиля и других писателей).

 

В 1932, г. создается Объединение революционных писателей и художников Франции, развернувшее борьбу за революционное искусство. Большую роль сыграл орган Объединения журнал «Коммюн* (выходил с 1933 по 1939 г.). Это была боевая организация, принимавшая непосредственное участие в бурной политической жизни страны.

 

Чрезвычайно плодотворным было влияние побед социализма в нашей стране, достижений советской литературы и эстетической мысли. Первый съезд советских писателей имел большое значение и для развития французской литературы. Самое определение метода социалистического реализма помогло французским писателям в их борьбе за реализм, позволило на более высокой теоретической основе обобщить те процессы, которые происходили во французской литературе. Конечно, метод социалистического реализма не был экспортирован из Москвы в Париж — он формировался в искусстве французских писателей; о необходимости и неизбежности возникновения этого метода писал Анри Барбюс еще в 20-е годы.

 

Для Анри Барбюса и Поля Вайяна-Кутюрье 30-е годы — это годы создания прежде всего публицистических книг, очерков, освещающих опыт революционной борьбы в Советском Союзе и других странах, а также время углубленной разработки принципов революционного искусства (книга Барбюса о Золя, речи и статьи). Общественное движение 30-х годов ускоряло эволюцию многих писателей, выступавших и ранее с демократических позиций.

Жан Ришар Блок

1884-1947

Такой качественный перелом произошел в 30-е годы в эстетических принципах Жана Ришара Блока. Уже накануне первой мировой войны он боролся против декадентского искусства. Тогда им был написан роман «...и Компания*. Ж.-Р. Блок говорил о кризисе буржуазного общества и искал путь возрождения искусства. Он стремился пробудить веру в высокие нравственные цели, в свободу и равенство. Однако возвышенный порыв писателя нес на себе отпечаток утопии^ расплывчатого, отвлеченного гуманизма. В 30-е годы Ж.-Р. Блок отдался активной антифашистской деятельности. В 1936 г. он посещает Испанию. Возникает замечательная книга «Испания! Испания!» (1936) — начало нового этапа его творческой деятельности. Книге испанских очерков Блока свойственна живописная яркость, наглядность деталей и глубина обобщений, публицистическая острота выводов. Автор книги — не созерцатель, но участник событий, кровно заинтересованный в победе демократических сил.

Р. М. дю Гар

(1881—1958)

Чрезвычайно поучительной является и эволюция Роже Мартена дю Тара в условиях 30-х годов. Мастер современного французского критического реализма, Мартен дю Гар всегда остерегался прямого участия в политической борьбе. Он не обладал боевым темпераментом Барбюса или Блока и в 30-е годы сохранял свои интеллигентско-индивидуалистические иллюзии. Однако Мартен дю Гар стремился к правдйвому, объективному отражению действительности, поэтому он не мог пройти мимо существенных явлений нашей, революционной эпохи, и его искусство, оставаясь в пределах критического реализма, чрезвычайно обогащается. Этот большой художник понял, что насущной потребностью для реалиста нашего времени стало отражение мира революционной борьбы, и с большой горечью писал о том, что плохо знает этот мир.

 

Характерные особенности буржуазного общественного уклада концентрирует в себе семья Тибо в его эпопее. Буржуазная семья — «клеточка общества» — стала подлинной клеткой для героя романа Жака Тибо. С детства непокорный, дерзкий Жак сталкивается с лицемерной буржуазной моралью, с бесчеловечностью и догматизмом религии. Отношение к этой «клетке» определяет судьбы основных образов романа — хранителя устоев старого Тибо, его старшего сына Антуана, Жака, внутренне близкой ему Женни. Первые реплики и сцены романа дают такую именно расстановку основных героев. Мартен дю Гар особенно ценил обдуманное и точное построение романа и добивался удивительной пропорциональности, слаженности композиции. Ощущение логичности, внутренней симметрии сразу же возникает у читателя, который следит за тем, как естественно развертывается интрига.

 

Особая привлекательность книги Мартена дю Тара — в постепенном познании созданных им героев, к судьбе которых нельзя остаться безразличным, в постепенном проникновении в сущность их поступков, в их сложный душевный мир. Герои Мартена дю Тара — это значительные люди, думающие, наделенные сильными чувствами. От самых одухотворенных поры bob, от поэзии тончайших чувств и мыслей до мощных инстинктов — все привлекает художника, во всем он видит проявления богатой, неисчерпаемой реальности. Основные вопросы жизни ставят перед собой наиболее смелые из героев, такие, как Жак, Антуан, Женни.

 

Примечательной особенностью «Семьи Тибо» является то, что эти поиски для главных героев идут безусловно вне религии. Утешение в религии может найти лишь старый Тибо; и Жак, и Антуан умрут мучительно, умрут одинокими, но они одиноки в последний час и потому, что решительно отвергли иллюзии церковных утешений, «комедию христианской кончины». В этом смысле их мучительная, одинокая смерть — победа, освобождение, подвиг разума, науки (Антуан) или социального действия (Жак). Уже первые, опубликованные в 20-е годы, части «Семьи Тибо» подготавливали это освобождение от «клетки* религии и буржуазного эгоизма. Эти части завершались смертью старого Тибо и спором Антуана с аббатом о религии и разуме, словами Антуана о своей вере в разум, позволяющей «прекрасно обходиться без религии». Однако лишь в написанных позже, в 30-е годы, заключительных частях «Семьи Тибо* борьба Жака перестала быть загадочной, нашла себе ясную политическую оценку, а Антуан познал веру в «новый мир», освобождаясь от эгоизма.

 

В романе «Лето 1914 года» (1936) Мартен дю Гар, по-прежнему сосредоточивая внимание на судьбе главных героев, в то же время стремится показать жизнь всего общества. Своих героев писатель вводит в центры напряженной политической жизни лета 1914 г., сталкивает их с историческими событиями. Здесь снимается разобщенность свободолюбивого героя и освободительной борьбы нашего времени, которая характерна для первых частей «Семьи Тибо». Мартен дю Гар исходит теперь из той мысли, что исторические события, потрясавшие весь мир, «потрясли и частную жизнь людей». Все концентрируется в романе «Лето 1914 года» вокруг приближающейся войны, и именно в свете политической борьбы дается характеристика героев.

 

Теперь Жак — социалист, революционный эмигрант, поселившийся в Швейцарии. Понимая, что буржуазия готовит войну, Жак пытается организовать силы антимилитаристов. Отчетливый политический характер принимают теперь и расхождения между Жаком и Антуаном: перед лицом надвигающейся катастрофы эгоизм Антуана приобретает общественно опасный характер. Созданный писателем образ Жака, борца-социалйста, участника революционного движения, а также образ Антуана, талантливого ученого, которого ослепил эгоизм, — основные творческие достижения дю Тара.

 

Но именно в романе «Лето 1914 года» в особенно острой форме сказывается противоречие между большими возможно стями талантливого художника-реалиста и его ограниченными общественно-политическими взглядами. Народ оказывается, в романе лишь покорной массой, обманутой демагогами. Мартену дю Тару казалось, что все партии изменяют идеалу интернационализма и гуманизма и лишь одинокий интеллигент может сохранить верность гуманистическим принципам. Таким героем и оказывается в романе Жак. Само его одиночество служит для него (и для писателя) гарантией внутренней чистоты, свободы, верности гуманизму. Однако одинокий Жак может лишь сжечь себя в самоотверженном, но практически бесполезном поступке. И Жак идет навстречу смерти. Он поднимается на самолете над расположением воюющих частей, чтобы сбросить антивоенные листовки. Но самолет разбивается до того, как была сброшена хотя бы одна листовка, а Жак гибнет от руки жандарма.

 

Последняя книга романа — «Эпилог* (1940) — рассказывает о событиях 1918 г. Это эпилог не только истории Жака и Антуана, но и целой исторической эпохи.

 

Речь идет теперь об Антуане, отравленном ипритом на войне; роман строится в форме его дневника. Война потрясает Антуана, разрушает самые основы его мировоззрения. Он приходит к выводу, что жил, подчинив себя самодовольной и иллюзорной философии тщеславия и эгоизма, что он банкрот, что его жизнь была бессмысленной. Только теперь Антуан сознает, как прав и благороден был бескорыстный бунтарь Жак.

 

Умирая, он думает не только о себе. Новой чертой Антуана, приобретенной им в «Эпилоге» в результате духовного сближения с Жаком, является способность думать о людях, об их будущем, обращение к сыну Жака Жану-Полю, в котором Антуан видит начало «нового мира». И он призывает, его быть сильным, чтобы построить новый мир.

 

Однако остается неясным, что это за новый мир и как его следует строить. Обратив взоры своего героя к будущему, сам Мартен дю Гар не смог увидеть его конкретных очертаний ни в том великом подвиге, который совершил русский народ в 1917 г., ни в борьбе народов других стран, развернувшейся в 20-е и 30-е годы. Писатель, стремясь к объективности, становился, однако, на ошибочную позицию недоверия к политической борьбе.

А. де Сент-Экзюпери

1900-1944

О красоте подвига, о мужестве и дружбе писал в 30-е годы и Антуан де Сент-Экзюпери. Летчик по профессии, он издал несколько небольших книг («Ночной полет», «Земля людей» и др.), в которых рассказал о своей трудной профессии, о повседневной жизни летчиков, полной опасностей, требующей от человека напряжения всех сил.

 

Значимость этих книг выходит далеко за рамки одной профессии; это книги о человеке, его стремлениях и задачах. Про изведения Сент-Экзюпери необычны своей романтикой, подкупают лиризмом.

 

К фашизму и войнам писатель относился отрицательно, но герои его произведений не имеют ясных общественных идеалов и часто ограничиваются тем, что «делают дело».

 

В то же время в 30-е годы был создан подлинный «культ дела» некоторыми писателями, которые в кривом зеркале отражали развитие революционного движения.

А. Мальро

1901-1976

За пределы Франции вышла известность Андре Мальро. Уже первыми своими романами («Завоеватели», 1928, и др.) Мальро ввел в литературу фальсифицированный образ «коммуниста* — авантюриста, искавшего в революции спасения от чудовищного и абсурдного мира, искавшего — и не находившего, так как герой Мальро безразличен к целям революции, к судьбе людей, к народу. Он абсолютно чужд коммунистической идеологии, разделяя характерную для Мальро декадентскую концепцию мира, в котором якобы торжествует всесильная смерть. Сама же революция в трактовке Мальро оказывалась лишь сферой деятельности этого «сверхчеловека», мечтавшего об утверждении своей воли к власти. Благодаря этой деятельности у героев Мальро возникла иллюзия — только иллюзия — преодоления роковой обреченности человека.

 

В 30-е годы Мальро командовал эскадрильей республиканской авиации в Испании, неоднократно бывал в СССР. В книгах его в то время наметились иные, не декадентские интонации, но уйти из-под власти пессимистических настроений писатель не смог.

 

Наибольшую остроту противоречия писатели приобрели в романе «Надежда» (1937). Рассказывая о героической борьбе испанского народа, о полной драматизма судьбе Испании, Мальро теперь опровергает буржуазные «нелепые басни» о коммунистах, видит в них смелых бойцов, организаторов масс. Вера и надежда, чуждые ранним книгам Мальро, пробиваются в романе. Герои Мальро из одиноких, жалких «насекомых» впервые стали частью коллектива и в борьбе духовно выросли, обогатились. Но по-прежнему Мальро навязывает ге-роям-республиканцам размышления о всемогуществе смерти.

 

Творчество Мальро во многом предваряет декадентские школы 40—50-х годов. Его концепция опустошенного, «бессодержательного» мира, в котором нет смысла, в котором человек одинок, — эта крайне пессимистическая концепция складывалась еще в философско-этических системах XIX в. (Шопенгауэр, Ницше и т. п.). Мальро придал ей политически тенденциозный смысл.

 

Выступление Мальро против фашизма в 30-е годы не было случайностью: фашистские зверства, угроза новой войны по будили к таким выступлениям многих буржуазных писателей. Сопротивление гитлеризму всколыхнуло Францию.

 

1939—1945 годы были временем серьезного испытания французской литературы. Оккупация страны, освободительное движение заставили писателей определить свое отношение к политической борьбе. Годы войны показали истинное лицо многих писателей правого крыла, помогли разобраться в их демагогической проповеди. Среди них был и патриарх французской реакции Шарль Моррас, приветствовавший кровавую деятельность фашистских палачей. Среди них были Моран, сотрудничавший с оккупантами, Дрие ля Рошель и др. Покинувший страну Андре Жид цинично отзывался о борьбе патриотов, о национальном чувстве, о литературе Сопротивления.

Литература сопротивления

Многие писатели примкнули к патриотическому фронту Сопротивления. Со-!       противление углубило связь француз-

 

ской литературы с народом, пробудило гражданские чувства. Зверства фашизма вызывали возмущение, побуждали к защите человека и созданной им культуры. Участие в борьбе вместе с народом имело огромное значение для многих писателей,

 

Уже в 1941 г. среди других подпольных организаций интеллигенции зарождается по инициативе компартии Национальный комитет французских писателей. Органом комитета был еженедельник «Леттр Франсез». Подготовку этого подпольного издания взял на себя Жак Декур (Жак Декурде-манш, 1910—1942), писатель-коммунист, расстрелянный в 1942 г. гитлеровцами, В сентябре 1942 г. вышел первый номер подпольной газеты. Благодаря мужественной деятельности антифашистов во Франции в годы оккупации выходили десятки газет и журналов, было напечатано немало художественных произведений патриотического содержания.

 

Объединяясь вокруг патриотических лозунгов, многие из писателей оставались весьма различными по своим политическим и эстетическим убеждениям: это не позволяет говорить о литературе Сопротивления как о чем-то художественно едином. Необходимо учитывать, в какой мере писатель связывал свое творчество с освободительной борьбой, насколько последовательно проводил он в своем искусстве эти принципы. Некоторые из примкнувших к Сопротивлению писателей оставались даже приверженцами «чистого искусства». Среди писа-телей-патриотов находилась группа католиков. Творчество Ж.-П. Сартра, А. Камю тоже было откликом на потрясения, пережитые человечеством в годы фашистской опасности и войны, — но откликом глубоко пессимистическим. Деятельность этих писателей ясно указывает на противоречия, существовавшие в лагере Сопротивления.

Стихи поэтов-патриотов печатались как в специальных сборниках (коллективные сборники «Поэты-пленники», «Честь поэтов» и др.), так и в других подпольных изданиях.

 

Особую роль сыграл сборник «Честь поэтов» (1943), который может расцениваться как декларация принципов подпольной поэзии, как утверждение поэзии политической, патриотической; в него вошли стихи двадцати поэтов-патриотов. Предисловие к сборнику написано Элюаром.

Поль Элюар

1895-1952

Поль Элюар в годы первой мировой войны публиковал стихи, насыщенные теплым чувством к человеку, отвращением к войне (сборник «Долг и беспокойство», 1917, и др.). В 20— 30-е годы он был одним из ведущих поэтов группы сюрреалистов, автором большого числа сборников стихотворений («Средоточие боли», 1926, «Непосредственная жизнь», 1932, и др.). Характерной особенностью поэзии Элюара стал тогда — при внешней сдержанности, простоте — крайне усложненный абстрактный образ, что делает многие стихотворения 20—30-х годов почти не поддающимися расшифровке.

 

В 1936 г. Элюар посетил Испанию. В его поэзию проникают общественные темы (например, стихотворение «Победа Герники» в сборнике «Естественное течение», 1938), точнее становится язык. Но подлинная революция в представлениях Элюара произошла в годы войны.

 

Весной 1942 г. он вступил в Коммунистическую партию Франции. Резко меняется характер поэзии Элюара в Сборниках «Поэзия и правда» (1942), «Лицом к лицу с немцами» (1942—1945) и др. Поэт начинает писать о том, что волнует весь народ, всю страну. Если ранее невозможно было представить по стихам Элюара конкретно-исторические условия его времени, то теперь в его стихах звучит современность. Элюар пишет об оккупированной Франции, о нищете и страданиях народа, о борьбе патриотов («Свобода», «Мужество», «Габриель Пери» и др.). Расширяется диапазон чувств лирического героя, возникает образ гражданина, борца. Развивается столь характерное для нового восприятия мира ощущение кол-

лектива, чувство ответственности за судьбу людей, вера в их силу, в будущее. Сдержанный стих, простое слово естественно, органически связываются теперь с конкретным и суровым содержанием патриотической поэзии Элюара.

 

Замечательным созданием Сопротивления во Франции является патриотическая публицистика. Публицистика Сопротивления —это произведения порой очень разных писателей, от очерков Арагона до выступлений Мориака или Камю. Художественное отражение потрясших Францию событий начиналось с рассказа о подлинных происшествиях, с точного воспроизведения документов, фактов.

Ж.-Р. Блок (1884—1947)

Одним из лучших образцов патриотической публицистики остается книга Жана Ришара Блока «От Франции преданной к Франции вооруженной». Эмигрировавший в Советский Союз Блок сохранял живую связь с родиной. Он постоянно выступал по Московскому радио в передачах для Франции, и его радиокомментарии составили эту книгу. Она близка пьесе Блока «Тулон» (1943) своей политической остротой, патриотическим пафосом, глубиной раскрытия событий. Пьеса Блока один из немногих памятников патриотической драматургии. «Тулон» —отклик на подлинное событие: потопление французского флота моряками-патриотами в Тулонском порту в ноябре 1942 г., когда гитлеровцы пытались захватить корабли. Следуя традиции народного театра Ромена Роллана, применяя различные средства эмоционального воздействия на зрителя, музыку, песни, Блок славил борющуюся Францию, ее народ.

Публицистичны, близки очеркам многие рассказы, повести писателей подполья. Следует упомянуть сборники «Рабство и величие французов» Арагона, «С глубоким прискорбием» и «За порчу сукна штраф 200 франков» Триоле, рассказы Веркора и др.

Эльза Триоле

1897-1970

В прозе Эльзы Триоле речь идет о различных судьбах французов в годы великого испытания — о тех, кто струсил, кто был растоптан, кто предал родину («Анри Кастелла», «С глубоким прискорбием», «Ивета» и др.), и о людях, которые нашли в себе мужество для борьбы («Авиньонские любовники», «Тетради, зарытые под персиковым деревом» и т. и.). В формах очень непосредственного лирического повествования — дневниковых записей, воспоминаний, рассказа от первого лица — Триоле добивается тонкого и проникновенного раскрытия внутреннего мира своих героев. Эльза Триоле рисует и тех, кто устоял, кто «жизнь, полную лжи, меняет на опасное убежище в маки».

Веркор

1902-1991

Возможности обычного человека перед лицом необычных испытаний проверял еще и еще раз Веркор (псевдоним Хане Брюллера) в рассказах, очерках, сделавших его имя известным с начала Сопротивления. В известной новелле «Молчание моря» (1941) внешняя сдержанность, скованность действия оттеняет и усиливает внутренний драматизм, сильную психологическую насыщенность этого рассказа. Веркор в произведениях времен войны как бы ставил человека перед фактами позорного падения людей, их превращения в зверей, в палачей — с горечью писал о равнодушных, бессильных, отдавшихся отчаянию. И о тех, для.которых «отчаяние умерло», возникла надежда.

Категория: Литературные статьи | Добавил: fantast (05.01.2017)
Просмотров: 88 | Теги: франция, Литература | Рейтинг: 0.0/0