СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

 

 

С. В. Ястржембский, кандидат исторических наук. 1991 г.

 

В нашей стране существенно возрос интерес к социал-демократическому опыту, традициям, ценностям. И это не случайно. Дискуссия об исторических судьбах и идеалах социализма, о современном прочтении социалистической идеи захлестнула практически все слои нашего общества, стала органической частью нашей духовной жизни. Отсюда — очевидная потребность определить суть современного социал-демократизма, соотнести с ним самобытность КПСС, увидеть различия и сходство, обозначить те практические наработки социал-демократии, которые можно использовать в интересах перестройки.

 

Кредо, ценности, причины успеха. История социал-демократии насчитывает уже более 100 лет. Своими корнями она уходит в массовое рабочее движение конца XIX века, в деятельность Второго Интернационала (1889—1914), который, как известно, объединял представителей двух потоков социалистического движения —революционного и реформистского. Размежевание между ними, произошедшее в начале первой мировой войны, углубилось после Октябрьской революции в России, вылившись в организационные расколы социал-демократических партий во многих странах мира.

 

С тех пор социал-демократия претерпела глубокую идейную, политическую и организационную эволюцию, постоянно корректируя свои программные установки и практическую деятельность в соответствии с меняющимися требованиями времени. Сегодня социал-демократия— самое влиятельное политическое течение современного мира. В одних странах (их число колеблется от 20 до 30 в зависимости от политической конъюнктуры) социалисты и социал-демократы возглавляют правительства или входят в состав коалиционных кабинетов, в других — играют ведущую роль в парламентской оппозиции. За эти партии во всем мире голосуют, по разным подсчетам, от 120 до 140 млн. избирателей. В ведущую международную организацию социал-демократов — Социалистический Интернационал — входят (на правах консультативных или полноправных членов) более 80 партий со всех континентов, в рядах которых состоит свыше 17 млн. человек.

 

Неуклонно расширяются географические границы деятельности партий, ориентирующихся на социал-демократические ценности и идеалы. К традиционным бастионам социал-демократизма (Австрия, ФРГ, Скандинавские страны, Великобритания, Франция, Бельгия) в последние два десятилетия добавились новые очаги достаточно устойчивого социал-демократического влияния, причем, как в Европе (Испания, Португалия, Греция), так и далеко за ее пределами (Австралия, Венесуэла, Канада, Сенегал и др.) - Примечательно и то, что на рубеже 1989—1990 гг. в странах Восточной Европы, равно как и в Советском Союзе, также началось распространение социал-демократических идей, конституировались многочисленные партии и движения, которые ассоциируют себя с международной социал-демократией и берут на вооружение ее ценностные установки.

 

Чем же объясняется столь очевидный рост популярности, несмотря на неизбежные временные отступления и неудачи в отдельных странах, социал-демократического движения? В чем причины привлекательности его идей и практической деятельности? На эти вопросы вряд ли возможно ответить, не выявив сути социал-демократического кредо, особенности политической культуры социал-демократии.

 

В отличие от коммунистов социал-демократы избрали иной путь защиты коренных интересов трудящихся — путь постепенной трансформации капиталистического общества посредством реформ, а не крутой революционной ломки «старого». Такой выбор определялся иным пониманием социализма, его основных ценностей, его предназначения в истории человечества.

 

Для социал-демократии социализм не некая элитарная социальная модель, вычленяемая из контекста развития общечеловеческой цивилизации и чуть ли не противостоящая ей, а движение, процесс реализации основных социалистических ценностей, под которыми имеются в виду — свобода, социальная справедливость и солидарность. Причем социализм, по мнению социал-демократов (и в этом до недавнего времени заключалось одно из ключевых расхождений между ними и коммунистами, включая КПСС) может быть только один — демократический. Иными словами, реализация социалистических ценностей в социал-демократическом понимании есть мирный процесс, исключающий насилие, подавление личности, ограничение свободы народа под предлогом исторической необходимости ради достижения некой высшей цели.

 

Марксисты ли социал-демократы? В известной степени — да, поскольку относят марксизм (главным образом учение Маркса об истории и обществе) к одним из основных духовных источников своего движения. Но социал-демократия не только не канонизирует Маркса, но и прямо указывает на невозможность объясне ния многих процессов в современном мире с помощью его идей, которые соответствовали качественно иному уровню прогресса и развития цивилизации. Мировоззренческие основы современной социал-демократии значительно шире марксизма, они включают в себя и христианские моральные ценности, и гуманистические принципы, и разнообразные культурные традиции. Важно иметь в виду также то, что, признавая роль теории в познании действительности, социал-демократы отдают предпочтение политике здравого смысла, пересматривая теоретические постулаты всякий раз, когда они перестают соответствовать реальностям.

 

Мировоззренческие истоки (гуманизм, христианская мораль) социал-демократии, на наш взгляд, во многом формируют своеобразную политическую культуру этого движения. К ее наиболее характерным чертам следует отнести: склонность к дискуссиям и компромиссам; неконфронтационность; умение довольствоваться малым, не отказываясь от цели; способность адаптировать свою политику к меняющимся реальностям. Но это вовсе не означает, что социал-демократы — беспринципны и ради политического результата готовы пойти на любой компромисс. Это не так — макиавеллизм в политике им в принципе чужд. И история знает немало примеров непримиримой борьбы социал-демократов с антидемократическими движениями; тоталитарными и авторитарными режимами вне зависимости от их идеологической окраски; со сторонниками апартеида и иных расистских воззрений.

 

Доступность, открытость и нравственные устои социал-демократии, несомненно,— одна из причин ее притягательной силы и устойчивой популярности в демократических обществах. Но, возможно, еще большее значение имеет то, что в пользу социал-демократии говорят ощутимые результаты ее пребывания у власти.

 

Как уже отмечалось, социал-демократы взяли на вооружение политику «мелких шажков», реформирования социальных и экономических отношений, осторожного изменения климата в обществе. Они не стали экспроприировать буржуазию (хотя в ряде стран и создали сильный государственный сектор), решив, что на пользу общества пойдет не тотальное огосударствление всей хозяйственной жизни, а создание оптимальных, с точки зрения здравого смысла, и регулируемых законом условий для конкурентного развития различных форм собственности в рамках смешанной экономики. Вот как выглядит логика мышления и действий шведской социал-демократии, которая находится у власти с 1917 года, проведя в оппозиции за это время всего шесть лет: «Капиталистам сказали: «Мы не хотим вас национализировать. Пусть предприятия останутся у вас, но вам придется платить высокие налоги и согласиться на существование крупного социального сектора». Большой бизнес согласился, и такая практика неплохо себя показала в течение нескольких десятилетий».

 

Действительно, если исходить из аксиомы, что практика является критерием истины, то социал-демократия немало преуспела на своем пути преобразования общества. Подтверждением тому — объективные показатели качества жизни, правовой и социальной защищенности граждан, демократической стабильности тех стран, в управлении которых принимали участие социал-демократические партии. В их исторический актив следует также отнести то, что социал-демократия сумела отработать такой механизм государственного вмешательства в рыночную экономику, который не только не душит, но и всячески поощряет инициативу и предприимчивость. Результатом подобной политики стало создание «социального государства», которое многие советские исследователи справедливо считают главным вкладом социал-демократии в прогресс цивилизации. Именно на эту сторону деятельности социал-демократов обратил внимание и М. С. Горбачев в своей статье «Социалистическая идея и революционная перестройка», где отмечал, что мы видим и по достоинству оцениваем вклад социал-демократии «в развитие ценностей социализма, в проведение социальных реформ, которые способствовали повышению благосостояния и социальной защищенности трудящихся во многих капиталистических странах Запада».

 

Сказанное, разумеется, не означает, что социал-демократии удалось изменить капиталистическую природу западного общества или что социал-демократическое движение развивается беспроблемно и бескризисно. Утверждать так — значило бы грешить против истины. Достаточно сказать, что в 80-е годы — и это достаточно широко освещалось в советской научной литературе—'Социал-демократия прошла через полосу кризисной адаптации к качественно новым условиям, которые возникли вследствие обострения глобальных проблем цивилизации и коренной технологической перестройки западной экономики.

 

Но что характерно — социал-демократия делает все, чтобы не отстать в своем развитии от требований времени. В этом проявляется присущее ей качество видеть мир в движении, а не таким, каким он «должен быть» согласно умозрительной схеме. Отсюда — умение, которое зачастую обнаруживают социал-демократы, вносить коррективы во вчера еще правильные, но сегодня уже безнадежно отставшие от времени программы. На этом и хотелось бы остановиться подробнее.

 

Планетарное видение мира

Для того чтобы выявить суть международных установок современной социал-демократии, стоит обратиться к программным документам Социалистического Интернационала (СИ), которые, хотя и несут на себе отпечаток компромиссных договоренностей, примиряющих взгляды разнообразных течений социал-демократического движения, несомненно, отражают доминирующие в нем тенденции. С этой точки зрения особенно показательны решения последнего, XVIII конгресса Социнтерна (июнь 1989 г., Стокгольм), который принял целый «пакет» рассчитанных на долгосрочную перспективу документов СИ (Декларация принципов, Платформа по правам человека, «К экологической безопасности: стратегия долговременного выживания», резолю кая). В них наиболее рельефно обозначилось стремление социал-демократии стать подлинно международным движением как по широте видения современного мира, так и в практической деятельности, найти свой ответ на глобальные вызовы конца нынешнего столетия и предложить свой проект развития мира в XXI веке.

 

Из одобренных на конгрессе документов выделяется Деклара-аия принципов, для подготовки которой потребовалось свыше десяти лет дискуссий, сопоставлений мнений, поиска компромиссных формулировок. Речь идет, по сути дела, о новой программе Социнтерна, разработанной взамен предыдущей, которая была принята еще в 1951 г. во Франкфурте-на-Майке. Провозглашая приверженность партий — членов Социнтерна своим традиционным ценностям, принципам и обязательствам, декларация вместе с тем Отражает несомненную эволюцию взглядов социал-демократии по широкому спектру общественно-политических, в первую очередь международных, проблем.

 

Обновление концептуального арсенала Социнтерна и социал-демократии в целом особенно заметно при сравнении стокгольмского документа с франкфуртской программой, принятой в разгар «холодной войны» и впитавшей в себя дух конфронтации и нетерпимости того времени. Новому же документу свойственна совершенно иная тональность, созвучная тем настроениям, ожиданиям в надеждам, которые крепнут в мировом сообществе по мере оздоровления международных отношений.

 

Философское мироощущение современной социал-демократии, если судить по принятым конгрессом документам, во многом сходно с концепцией нового политического мышления. Особенность и суть нынешнего этапа мирового развития социал-демократы усматривают в глобализации политических, экономических, социальных, технологических процессов, в стремительной интернационализации международных отношений. Возрастает взаимозависимость мира, который, по мнению социал-демократов, из двухполюсного, тяготеющего к двум «сверхдержавам», постепенно превращается в многополюсный. Перед человечеством открываются невиданные возможности развития, появляются и беспрецедентные опасности. Отсюда делается вывод, формулируемый, естественно, в духе социал-демократической традиции, о приоритетности общечеловеческих интересов и ценностей: «В нашу эпоху беспрецедентной взаимозависимости между личностью и государством принцип солидарности приобретает особое значение, поскольку он необходим для выживания человечества». Наконец, как и коммунисты, социал-демократы связывают свои надежды на сохранение мира и развитие социального прогресса е демократизацией мирового порядка усилиями всех стран и народов.

 

Отличительная черта международной концепции современной социал-демократии — концентрированное внимание к планетарным процессам и проблемам, прежде всего — к вопросам обеспечения мира, глобальной и региональной безопасности, разоружения, поиска выхода из нарастающего экологического кризиса, развития диалога и партнерства между Востоком и Западом, Севером и Югом, Еще с конца 70-х годов ряд из этих вопросов прочно вошел в сферу приоритетных забот и интересов Социнтерна, его ведущих партии. Например, разоруженческой проблематике были посвящены три специальные конференции СИ, состоявшиеся в 1978 г. и 1990 г. в Хельсинки ив 1985 г. в Вене с участием делегаций КПСС. В «Венском призыве» социал-демократы призвали США и СССР выступить инициаторами сокращения вооружений, соблюдать обязательства по договорам OCB-I и OCB-II, подтвердить действенность договора по ПРО; воздержаться от испытаний и разработки противоспутникового оружия, а также переноса гонки вооружений в космос; объявить мораторий на ядерные испытания и подписать соответствующий договор; заключить соглашение о ликвидации ядерных ракет среднего радиуса действия. С высоты сегодняшнего дня очевидно, что на конференции в Вене социал-демократия не только верно определила наиболее «болевые точки» в отношениях двух крупнейших ядерных держав современности, но и в известной мере предугадала ряд направлений развития процесса политической и военной разрядки.

 

Характеризуя мир как основополагающую универсальную ценность и главную предпосылку социального прогресса, социал-демократия недвусмысленно высказывается в пользу разоружения, прежде всего ядерного, и принятия новых доктрин глобальной, региональной и национальной безопасности. При этом нельзя пройти мимо того факта, что Социнтерн считает невозможным гарантировать прочный мир с помощью ядерного сдерживания. Подобная позиция явно контрастирует с линией военного руководства блока НАТО, заявляющего об отсутствии какой-либо реальной альтернативы стратегии ядерного сдерживания.

 

Однако, как бы ни были важны заявления и призывы, в наши дни ответственность за дело мира, искренность и серьезность намерений политических партий и общественных организаций оценивается прежде всего по конкретным действиям. С этой точки зрения можно также констатировать, что практический вклад социал-демократии в борьбу с военной опасностью в 80-е годы заметно возрос.

 

В это десятилетие широкую известность в мире снискали: активная деятельность созданного Социнтерном Консультативного совета по разоружению во главе с известным финским политиком К- Сорса; предложение социал-демократического правительства Швеции о создании в Европе зоны, свободной от ядерного оружия; инициатива греческого социалиста А. Папандреу (в его бытность премьер-министром) объявить безъядерным Балканский полуостров; совместные предложения западногерманских социал-демократов и ряда правящих (до событий 1989 г.) коммунистических партий стран Восточной Европы, направленные на образование в Европе зон, свободных от ядерного и химического оружия. Громкий резонанс вызвало решение новозеландских лейбористов, которые, придя к власти после победы на выборах, запретили, несмотря на массированный нажим Вашингтона, заход в порты страны американских кораблей с ядерным оружием на борту.

 

Миротворческие усилия международной социал-демократии в деле возрождения разрядки, нормализации отношений Восток-Запад, урегулирования региональных конфликтов снискали признание со стороны мироврй общественности. Высоко оценивает подобную деятельность Социнтерна и КПСС. «Мы придаем большое значение,—говорилось в этой связи в развернутом приветствии, адресованном ЦК КПСС XVIII конгрессу СИ,—действенному вкладу Социалистического Интернационала, его партий в преодоление трудностей... на пути к сокращению вооружений и укреплению международной стабильности».

 

Реалистическая позиция социал-демократов по многим международным вопросам, конечно, укрепляет их репутацию миролюбивой силы. И это особенно важно с учетом наметившихся сдвигов в расстановке фигур на западноевропейском политическом «шахматном поле». Если укоренится тенденция (обозначившаяся на выборах 1989 г. в Европарламент) спада влияния консерваторов и повышения акций социал-демократов, то последние, не исключено, смогут превратиться в ведущую силу интегрированного европейского сообщества.

 

В то же время было бы, разумеется, упрощением и даже искажением истины считать, что позитивные установки Социнтерна по вопросам политической и военной разрядки разделяются всеми его членами и, более того, последовательно ими реализуются. Дело обстоит иначе. Ведь Социнтерн — многочисленное и весьма сложное объединение партий, которые действуют в разных регионах и условиях, проводят зачастую неадекватную позициям СИ политику. Это свойственно, например, израильской Партии труда и французским социалистам, чей курс соответственно на Ближнем Востоке и в области ядерного разоружения не отличался —по сравнению с подходами Социнтерна— особой конструктивностью. Надо, наконец, учитывать и то, что решения СИ не носят обязывающего характера. Отсюда — нередко встречающийся у социал-демократов разрыв между словом и делом; отсюда — и различия по ряду вопросов между партиями — членами Социнтерна.

 

В 80-е годы немало новых акцентов появилось и в концептуальном видении социал-демократией проблем развития «третьего мира», экологии и даже прав человека, которым она традиционно уделяет приоритетное внимание. Современный подход социал-демократического движения к этим имеющим общечеловеческую значимость вопросам характеризует прежде всего понимание их органичной «встроенности» в глобальные мировые процессы и необходимости поиска интернациональных средств их решения.

 

В отношении охраны окружающей среды Социнтерн ставит вопрос об экологическом обновлении мира, призывает принять широкие скоординированные меры по защите и восстановлению среды обитания человека, справедливо указывая на то, что процесс неуклонной деградации биосферы не знает национальных границ. По мнению социал-демократов, и в этом с ними нельзя не согласиться, человечество нуждается в экологически сбалансированном развитии, так как экономический рост, который не направлен на решение экологических и социальных задач, противоречит Прогрессу.         VWTIT  глл

 

Без преувеличения можно сказать, что на XVIII конгрессе СИ

 

окончательно оформился наметившийся в последние годы поворот социал-демократии в сторону экологической проблематики, которую она рассматривает теперь как «новую миссию» рабочего движения и Социнтерна. В Стокгольме СИ не только расставил вехи своего экологического курса, но и поставил его на солидную, тщательно разработанную платформу, содержащую глубокий анализ всемирной экологической ситуации и рекомендации по ее оздоровлению. В этом контексте обратило на себя внимание предложение лидера датских социал-демократов С. Аукена о создании Международного совета безопасности по экологии наподобие Совета Безопасности ООН.

 

Все больший вес в заботах Социнтерна приобретает и комплекс проблем, связанных с жизнеобеспечением и развитием стран «третьего мира», отношениями Север — Юг. Включение этой проблематики в круг приоритетных интересов СИ — одно из основных направлений глобализации его роли в международных делах. Сказывается, разумеется, и то, что в 80-е годы ряды ведущей организации социал-демократов пополнились и продолжают расти преимущественно за счет партий и движений из этого массива стран. В результате деятельность СИ, постепенно утрачивая присущий ей в прошлом ярко выраженный «европоцентристский» характер, приобретает качественно новые геополитические измерения.

 

В своем анализе отношений Север — Юг социал-демократия исходит из того, что углубляющееся и обостряющееся между ними неравенство затрагивает все человечество, представляет источник грозной опасности для сообщества наций. Отсюда — намерение руководства СИ (особенно активен в этом плане его председатель Вилли Брандт) содействовать объединению усилий и ресурсов Востока и Запада в целях ликвидации задолженности, голода, эпидемий, неграмотности в «третьем мире». В тесной увязке с решением этих глобальных проблем Социнтерн подходит и к перспективам установления справедливого международного экономического порядка.

 

Что касается прав человека, которые социал-демократы рассматривают как универсальную вселенскую ценность, то здесь налицо обновление их программных установок. Это проявляется в первую очередь в признании взаимосвязанности и взаимообусловленности всех ипостасей прав человека — политических, социально-экономических, индивидуальных и коллективных. В принятых в Стокгольме документах впервые для Социнтерна столь отчетливо подчеркивается значение социальных прав, таких, например, как права на труд, забастовку, профсоюзную деятельность, надежную социальную защищенность. Новое в представлениях о социализме. «Идея социализма захватила воображение людей всего мира...» — этими словами начинается Декларация принципов Социнтерна. И, думается, мажорная тональность такого утверждения не случайна. С одной стороны, составители'декларации, очевидно, исходили из победных для социал-демократии результатов выборов 1989 г. в Европарламент (где социал-демократы впервые завоевали относительное большинство мест), из неуклонного распространения влияния Социнтерна в неевропейских странах. А с другой, как показывают заявления прессы и лидеров ряда социал-демократических партий, в Социн-терне не скрывают своих надежд на то, что с новыми формами общественного развития, возникающими в странах Восточной Европы и Советском Союзе, откроются благоприятные перспективы для распространения идей демократического социализма и в этом регионе.

 

На первый взгляд концептуальные представления партий Социнтерна о социализме не претерпели больших изменений. В духе традиции социал-демократы трактуют демократический социализм как постоянный процесс гармонизации человеческих отношений, социальной и экономической демократизации общества, видят в нем глобальную альтернативу капитализму и коммунизму, делают акцент на идеях свободы, справедливости и солидарности, подчеркивают свою приверженность принципам политической демократии и смешанной экономики.

 

Сохранив традиционные для социал-демократического движения воззрения, стокгольмский конгресс вместе с тем способствовал развитию и обновлению концептуальных взглядов социал-демократии на социализм, придал им большую эластичность и взвешенность. Так, ныне Социнтерн признает многовариантность форм политической и экономической демократии, не считает многопартийность главным критерием социализма, допускает многообразие путей борьбы за демократический социализм в разных странах. Оставаясь твердым поборником рынка, СИ признает необходимость компенсации неизбежных недостатков этого экономического механизма с помощью мер государственного регулирования.

 

Примечательно и то, что социал-демократы, как, впрочем, и КПСС, фактически отказались от многолетних попыток монополизировать социалистическую мысль и представления о путях ее воплощения на практике. «Социалисты не претендуют на то,— говорится в этой связи в декларации,— что обладают рецептом создания общества, которое не может быть изменено, не поддается реформам или дальнейшему развитию. В движении, ставящем своей целью демократическое самоопределение, всегда найдется место для творческих решений, поскольку каждый народ и каждое поколение должны определять собственные цели». Из этих рассуждений делается вывод о том, что «каждое общество должно быть готово учиться у других».

 

Закономерен вопрос: что побудило социал-демократов внести отнюдь не косметические поправки в свою концепцию социализма?

Причин тому несколько. Прежде всего сказалось, что за последние годы произошла заметная эволюция теоретической мысли и практики, особенно международной, социал-демократического движения, которое стремится найти глобальное и в то же время достаточно гибкое обоснование социального проекта будущего. Но, думается, ключевую роль все же сыграли позитивные перемены, происходящие в мире, а также те обновленческие процессы, которые развиваются в СССР и странах Восточной Европы.

 

Однако социал-демократы не были бы самими собой, если бы не отмежевались — цитирую Декларацию принципов — как от «неконтролируемого, безответственного капитализма», так и от «консервативного коммунизма», подтверждая тем самым неизменность своих притязаний на роль некоей «третьей силы», имеющей собственный альтернативный социальный проект. Возлагая ответственность на либералов и консерваторов за абсолютизацию принципа личной свободы в ущерб справедливости и солидарности, стокгольмская декларация одновременно попрекает коммунистов в пренебрежении принципом свободы.

 

Вместе с тем — и это проявилось в Стокгольме с особой силой— социал-демократия проявляет неподдельный интерес к опыту перестройки, связывая с ним немалые надежды.

 

Начиная с апреля 1985 г. перемены в СССР и их воздействие на международную жизнь неизменно находятся в сфере повышенного внимания социал-демократии. При этом, отмечая неоспоримое позитивное влияние перестройки и гласности на международный климат, на все стороны взаимоотношений между Востоком и Западом, социал-демократия не просто желает успеха советским реформам, но и стремится в силу своих возможностей оказать им поддержку. Самый надежный способ для этого, считают многие лидеры социал-демократического движения,— содействовать разоружению, что позволит СССР высвободить финансовые, интеллектуальные, трудовые, технологические ресурсы для гражданских целей.

 

Мотив поддержки социал-демократическим движением реформ, происходящих в СССР, звучит и в Декларации принципов. «Социалистический Интернационал,— говорится в ней,— поддерживает все усилия, направленные на преобразование общества в социалистических странах путем его либерализации и демократизации. Такая же поддержка должна оказываться созданию децентрализованных рыночных механизмов, борьбе против бюрократизма и коррупции, и в первую очередь за утверждение прав человека и политической открытости как важных элементов динамичного и прогрессивного общества».

 

Чем мотивирован столь пристальный интерес социал-демократии к перестройке?

 

Судя по всему, социал-демократы принимают во внимание целый ряд факторов. Прежде всего они учитывают коренные перемены в международной обстановке, прогресс в разоруженческом процессе, наполнение отношений Восток — Запад конструктивным содержанием, не без оснований увязывая все эти сдвиги с новым политическим мышлением советского руководства и его динамичными действиями. Социал-демократия не скрывает своих надежд на то, что последовательная демократизация советского общества превратит СССР в надежного, открытого и прогнозируемого партнера для Запада, что позволит сообществу наций подвести черту под периодом «холодной войны» и перейти к новой мирной эре в истории человечества.

 

По мнению социал-демократов, такой ход событий создает предпосылки для дальнейшего ослабления позиций неоконсервативных сил в странах западной демократии. Кроме того, как уже отмечалось, в Социнтерне появились и определенные расчеты на продвижение идей демократического социализма в Восточную Европу и Советский Союз, где все активнее проявляют себя родственные СИ силы. Наконец, опыт самой перестройки, генерирующей перспективные, привлекательные идеи и созидающей новые формы общественного развития, содержит в себе немало ценного для динамичных кругов социал-демократии, которые внимательно относятся ко всему богатству современной социалистической мысли и практики.

 

Проявляемая социал-демократическим движением готовность содействовать (хотя отнюдь не из миссионерских побуждений) обновлению советского общества и успеху перестройки, естественно, предпрлагает прогресс в отношениях между социал-демократией и КПСС. И основания для такого прогресса есть.

КПСС и международная социал-демократия: сходство и различия.

В последние годы в отношениях между КПСС и партиями Социнтерна обозначились новые точки сближения. Это закономерно. И КПСС, и социал-демократия, переживающие — по-своему — период адаптации к новым условиям, находятся в идейно-политическом поиске в рамках обновления и преемственности. При всех различиях в обстановке, где они действуют, обозначившийся разрыв между идеалами и действительностью, тревожный феномен «разочарованного социалистического сознания», другие сложные вопросы, которые жизнь поставила и перед КПСС, и перед социал-демократией, все это заставило их по-новому взглянуть на прошлое, реально оценить настоящее и предпринять попытки заглянуть в будущее.

 

Эволюция позиций и КПСС, и социал-демократии происходит на фоне беспрецедентных изменений в мире, которые накладывают глубокий отпечаток на их оценки и концепции, размывая в ряде случаев былую четкость водораздела. Отсюда — парадокс: всего несколько лет назад особого труда не составляло показать различия в наших и социал-демократических позициях. Теперь же, наоборот, легче выявить точки соприкосновения и весьма непросто сущностные отличия, нередко скрывающиеся за внешним совпадением оценок и формулировок.

Выдвинутая самой жизнью фундаментальная идея приоритета общечеловеческих ценностей и единства цивилизации разрывает— причем с обеих сторон — тесные рамки идеологических установок предшествующего периода. Это тем более важно, что в течение десятилетий отношения между коммунистами и социал-демократами строились на основе взаимоотрицания, нетерпимости и некоего фатального противостояния. Новое мышление создало предпосылки для перехода от культуры отрицания к культуре политического диалога.

 

Платформа ЦК КПСС «К гуманному, демократическому социализму», разработанная к XXVIII съезду партии, отклоняет негативные стереотипы в отношении социал-демократических партий, считая, что они вносят свой вклад в прогрессивное развитие стран и народов. Значение этого вывода определяется тем, что в прежних программах КПСС оценки социал-демократии формировались под прессингом устаревших идеологических догматов, упрощенно трактуемых классовых понятий, завышенных представлений о потенциале и перспективах революционно-насильственного перехода к социализму. Проект Платформы стал по сути дела первым в истории КПСС официальным документом, в котором сделана попытка положить конец догматическим представлениям о социал-демократии.

 

Концептуальному сближению КПСС и социал-демократии благоприятствуют и другие факторы:                усиливающаяся взаимосвязь

 

функций, объективно выполняемых обоими течениями, среди которых особое значение приобретает защита человеческой цивилизации; процессы конструктивного взаимодействия и сотрудничества различных общественно-политических систем, перекрестное взаимовлияние которых становится все более ощутимым; меняющиеся в ходе перестройки представления КПСС о соотношении революционных и эволюционных форм и критериев социального прогресса; теоретическое и политическое обновление Социнтерна и входящих в него партий; осознание коммунистами пагубных последствий в современных условиях тезиса о том, что насилие есть повивальная бабка истории.

 

Выход КПСС за рамки узко понимаемых классовых характеристик и ориентиров свидетельствует, что советское общество нуждается более всего именно в постоянном движении вперед: в создании эффективной социально и экологически ориентированной экономики, повышении качества жизни людей, совершенствовании механизмов социальной защищенности населения, расширении прав и свобод личности. Прогресс во всех этих областях и есть продвижение к гуманному демократическому социализму.

 

Нельзя не заметить, сколь глубокое воздействие на развитие внешнеполитической программы и политики КПСС и Социнтерна оказывает глобализация военно-технических факторов, связанных с военно-технологической революцией, разработкой новых поколений вооружений. Именно здесь истоки концепции взаимной безопасности Социнтерна, которая созвучна представлениям КПСС о путях предотвращения гибели человечества. Совпадающий в главном конструктивный подход КПСС и Социнтерна к решению многих ключевых вопросов войны и мира расширяет миротворческий потенциал прогрессивных сил, способных предотвратить ядерную катастрофу, благоприятствует созданию предпосылок для практического перехода международного сообщества от «равновесия страха» к «равновесию разума», к реализации концепции глобальной безопасности мира.

 

КПСС и Социнтерн все больше сближает учет «качественной», в частности —экологической, духовно-личностной, нравственной стороны исторического прогресса наряду с «количественной», собственно экономическим и научно-техническим ростом. Совершенно очевидно, что КПСС могла бы почерпнуть немало ценного из того практического опыта, который накопила социал-демократия в этой области в предшествующие десятилетия. Безусловный интерес представляют и сегодняшние установки СИ в этой сфере, прежде всего идеи «экосоциализма» — экологически сбалансированное развитие, гармонизация экономики и экологии, рост, ориентированный на комплексное решение экологических и социальных задач, обеспечение качества жизни, производства и труда.

 

Немало общего в трактовке КПСС и международной социал-демократией концепции экономической демократии. Обе стороны высказываются за осуществление (разумеется, с учетом реальностей и специфики различных стран) таких мер, как общественный контроль над экономикой; соучастие трудящихся в управлении; общественный надзор за инвестициями; участие профсоюзов в определении экономической политики в масштабах страны; перевод на самоуправление промышленных и сельскохозяйственных кооперативов трудящихся.

 

В нынешней ситуации, как никогда раньше, нашей стране нужна сильная социальная политика. Отсюда — повышенный интерес КПСС к социальному, экономическому и управленческому опыту социал-демократии, тем ее достижениям, которые связаны в первую очередь с защитой материального положения трудящихся, повышением их благосостояния и разработкой мер, смягчающих последствия кризисных явлений в экономике, коренной модернизации производства, инфляционных процессов.

 

Немалая степень сходства прослеживается также во взглядах КПСС и Социнтерна на место и значение рынка, соотношение общественной, личной и государственной собственности в рамках смешанной экономики. Это стало возможным в результате эволюции, которую претерпела позиция КПСС в этой области. В ходе перестройки мы вышли на понимание того, что решение текущих и перспективных социально-экономических проблем неразрывно связано с радикальной экономической реформой, основанной на введении рынка, на многообразии форм собственности, соревновании самостоятельных товаропроизводителей, развитой кредитно-финансовой системы, с мощными стимулами личной и коллективной заинтересованности. КПСС и социал-демократию сегодня сближает гуманистическое понимание социализма, представление о человеке как самоцели развития и мериле общественного прогресса, стремление устранить его отчуждение от собственности, от власти, от богатства культуры.

 

Вместе с тем, видимо, нелишне подчеркнуть, что к нынешнему пониманию социалистической идеи мы пришли своим путем, на основе собственного опыта, в том числе горького и трагичного,^ и в результате собственного поиска, который продолжается и сейчас. Ведя такой поиск, КПСС наконец-то сбросила с себя тогу чванливого всезнайства и мессианской непогрешимости. И это позволило передовым силам партии увидеть мир таким, какой он есть на самом деле. Тем самым перестройка не только раскрыла советское общество миру, но и фактически заново открыла мир для нас, вернула нам некогда утраченное понимание социализма как органической части цивилизации.

 

Вновь, как в далеком прошлом, когда марксизм был открытым учением, творчески впитывавшим в себя высшие достижения человеческого гения, мы обратились к богатству всей общественной мысли и исторического опыта XX столетия. И в данном контексте с вниманием отнеслись к вековому реформаторскому опыту международной социал-демократии.

 

Значит ли это, что КПСС, готовя перестроечные чертежи, обречена копировать уже реализованные проекты и замыслы социал-демократов? Разумеется, нет. Социал-демократия, как известно, действует в совершенно иной системе социально-экономических координат, опираясь на принципиально иной исторический опыт, на иные политические реальности и традиции. Поэтому решение слепо подражать ей было бы непростительной ошибкой.

 

Тот факт, что и КПСС, и партии Социнтерна отходят от старых концепций, не означает, что преодолены все разногласия, «размыта» самобытность каждой из сторон. Процесс переосмысления прошлого и настоящего идет не просто. Дают еще о себе знать инерция прежних расхождений, догматизация представлений, унаследованных из прошлого, теоретическая неразработанность новых проблем.

 

Несмотря на существенное сближение, происходящее между КПСС и социал-демократией в международных и некоторых мировоззренческих вопросах, они продолжают сохранять организационную и идейно-политическую самостоятельность.

 

Сохраняются различия — и это естественно — в понимании самого социализма, который социал-демократия склонна рассматривать прежде всего как некую постоянно эволюционирующую совокупность этических ценностей, а не определенное фиксированное состояние общества. В отличие от социал-демократии КПСС исходит из «коммунистической перспективы»; основывает свою деятельность на творческом развитии идей Маркса, Энгельса, Ленина (социал-демократы же отвергают ленинизм) и др. Весьма существенными остаются, хотя и в меньшем объеме, различия в политических культурах, обусловленные в значительной мере историческими традициями, особенностями социально-экономического и политического развития стран Запада и Востока.

 

Различия, словом, есть, и было бы иллюзией считать, что они исчезнут в мгновение ока. Важно, однако, другое: различия не должны расцениваться как негативный фактор. Более того, в современных условиях они вполне могут стать, и уже становятся, стимулом для взаимообогащения.

 

 

Категория: История | Добавил: fantast (06.05.2020)
Просмотров: 92 | Рейтинг: 0.0/0