Полный разгром фашистских войск. Окончание войны с Германией. Планы и возможности сторон

Наступил 1945 год. Великая Отечественная война была близка к победоносному завершению. Красная Армия очистила советскую землю от фашистских захватчиков и продолжала успешную героическую борьбу за освобождение стран Европы.

 

Советские войска вышли к Балтийскому морю (только в Курляндии еще держались блокированные 34 дивизии противника), пересекли границу Восточной Пруссии, стояли на плацдармах по западному берегу Вислы у Варшавы и Сандомира, вели борьбу в Карпатах, сражались на Дунае у Будапешта и оз. Балатон.

 

Советский народ видел, что окончательный разгром гитлеровской Германии уже близок. С надеждой ждали победы советских воинов народы Европы. Успехам Советского Союза радовалось все прогрессивное человечество.

 

Уверенность в победоносном завершении войны опиралась на опыт великих битв под Москвой, Сталинградом, на Курской дуге, исходила из результатов сражений 1944 г., одержанных на всем огромном советско-германском фронте от Норвегии до Югославии.

 

К 1945 г. военная экономика СССР превзошла экономику Германии и подвластных ей стран по масштабам и качеству военного производства, обеспечивала Красную Армию новейшей боевой техникой, раскрыв при этом небывалые в истории потенции социалистической промышленности.

 

Выпуск самолетов по сравнению с довоенным уровнем увеличился в 3,8 раза, орудий — в 8, танков и самоходных артиллерийских орудий — в 10 раз. Самолеты Як-3, Як-9, Ла-7, Пе-2, Ту-2, штурмовики Ил-10 были такого высокого качества и поступали на фронт в таком количестве, что это позволило советской авиации прочно удержать господство в воздухе и обеспечить надежное прикрытие наземных войск.

 

Новые орудия и реактивные установки производились в количестве, обеспечившем уже в 1944 г. возможности сосредоточивать по 250—300 единиц на 1 км фронта при прорыве обороны, разрушать и подавлять ее па большую глубину и успешно вести борьбу с танками и самолетами врага. Поступили на вооружение новые танки ИС-2 и самоходные установки с орудиями калибра 122 и 152 мм, а танки Т-34 были перевооружены 85-мм пушками, способными пробивать броню тяжелых немецких танков с дальних дистанций.

 

Резко возросла моторизация войск, тылов, повысившая их подвижность и темпы наступления. Войска были обеспечены инженерными средствами. Штабы получили новые радиостанции, которые надежно обеспечивали управление соединениями сверху донизу.

 

На этой технической базе в соответствии с требованиями боя усовершенствовались организационные формы частей и соединений. На этой же основе и с учетом богатейшего боевого опыта войны развивались тактика, оперативное искусство и стратегия.

 

К началу 1945 г. на фронте находилось 55 общевойсковых, 6 танковых и 13 воздушных советских армий. Фронты имели около 500 стрелковых, кавалерийских, мотострелковых дивизий, 35 танковых и механизированных корпусов, 94 артиллерийско-минометные дивизии, 149 артиллерийско-минометных бригад, 155 авиадивизий, в которых состояло на вооружении 15 540 самолетов (не считая легких По-2), 12 900 танков и самоходно-артиллерийских установок.

 

Несмотря на потери, понесенные за три с половиной года войны, в Вооруженных Силах Советского Союза находилось 11 556 тыс. воинов — на 400 тыс. больше, чем к началу 1944 г. Действующая армия насчитывала 6 532 тыс. человек.

 

Закаленная в боях, обогащенная боевым опытом, оснащенная новейшей техникой, стояла победоносная Красная Армия на исходном рубеже завершающего этапа войны. На ее стороне против гитлеровской армии выступали польские, чехословацкие, румынские, болгарские войска в составе 29 дивизий, насчитывавших 326 523 человека, 5221 орудие, 203 танка и самоходные установки, действовали отряды Народно-Освободительной Армии Югославии, авиационный полк французских летчиков «Нормандия — Неман».

 

За плечами советских воинов была их могучая Родина — объединенный лагерь ее народов, руководимых Коммунистической партией, преисполненных решимости разгромить гитлеровскую Германию. Сила и воля народов СССР, победы Красной Армии, ее мощь были главными факторами, определявшими военно-политическую обстановку в Европе и во всем мире.

 

Правительства Англии и США долго затягивали открытие второго фронта в Европе. Но и после его открытия наступление англо-американских войск проходило медленно. Убедившись, что Советский Союз побеждает гитлеровскую Германию в борьбе один на один, союзники направили все усилия на то, чтобы обеспечить свое влияние в Европе.

 

Англо-американские и французские войска, изгоняя немцев из Франции и Бельгии, вышли к линии Зигфрида, вели бои в Италии.

 

То, чего всегда опасались немецкие стратеги — войны на два фронта, они получили: Германия оказалась зажатой с востока и запада армиями СССР и его союзников. Гитлеровская армия была обречена на разгром. Но оставалось неясным, как скоро это произойдет и каких еще жертв потребует. И если не было сомнений в том, что победа союзников неизбежна, то вместе с этим оставались нерешенными вопросы, каким будет окончательный военнополитический итог войны — какой станет послевоенная Европа, как сложится обстановка на Дальнем Востоке.

 

Красной Армии еще предстояли тяжелые бои за победу в войне и за послевоенный мир. От воинов требовалось снова проявить массовый героизм, готовность к самопожертвованию, военное мастерство, ее командование должно было проявить высшее полководческое искусство. От советского народа требовались новые гигантские усилия, большие жертвы. Враг был еще силен.

 

Вооруженные силы Германии даже после понесенных поражений и потерь все еще насчитывали к 1945 г. 7,5 млн. солдат, они имели 299 дивизий, в том числе 33 танковых и 10 моторизованных, и 31 бригаду. На советско-германском фронте действовало 10 полевых, 4 танковые армии, в которых было 169 дивизий, из них 22 танковые, 9 моторизованных, и 20 бригад, 3 воздушных флота. В подчинении Гитлера еще оставалось 16 дивизий 1-й и 3-й венгерских армий.

 

Таким образом, гитлеровское командование держало против советских фронтов 185 дивизий, 21 бригаду, насчитывавших 3,1 млн. человек, 28,5 тыс. орудий и минометов калибром 75 мм и выше, 3950 танков и штурмовых орудий, 1960 самолетов.

 

На Западном фронте и в Италии действовало 107 дивизий противника. В его резерве и в тыловых формированиях оставалось 133 тыс. человек, 2700 орудий, 5390 танков и штурмовых орудий, 3200 самолетов. Большая часть этих войск резерва и значительная часть дивизий Западного фронта были вскоре переброшены на советско-германский фронт.

 

К 1945 г. гитлеровская армия также вооружилась новой боевой техникой: были модернизированы самолеты, введены в строй новейшие тяжелые танки, улучшена артиллерия, стало применяться ракетное оружие дальнего действия — ФАУ, пехота получила в массовом количестве фаустпатроны — новое средство противотанковой обороны, особенно эффективное в ближнем бою.

 

Военная промышленность лихорадочно готовила новые самолеты и орудия, подводные лодки и другие смертоносные средства. Гитлеровская пропаганда рекламировала «чудо-оружие», которое вот-вот поступит на вооружение, и тогда Германия одержит сокрушительную победу на Востоке и на Западе. Армия и население Германии все еще верили этой пропаганде. Военно-политические условия борьбы для Германии резко ухудшились, но Гитлер и его приверженцы считали, что у них остаются возможности продолжать войну.

 

Протяженность советско-германского фронта сократилась с 4400 до 2200 км. Это позволило советскому командованию достигать на решающих направлениях подавляющего перевеса сил, но это же позволяло и немецкому командованию уплотнять свою оборону, придавать ей большую глубину, иметь некоторые резервы. В Германии проводились тотальные и сверхтотальные мобилизации для пополнения войсковых частей, формировались батальоны фольксштурма, строились укрепления.

 

На кратчайших познаньском и бреслауском направлениях между Вислой и Одером было сооружено семь оборонительных рубежей. Особенно мощные, развитые укрепления были на Висле и в Восточной Пруссии. Труднопреодолимые естественные и искусственные препятствия ждали Красную Армию на Балканах.

 

Гитлер рассчитывал остановить или по крайней мере задержать и обескровить советские войска на оборонительных рубежах, сохранить за собой территорию Польши, удержать в подчинении Венгрию, не потерять имеющиеся в этих странах нефть, уголь, промышленность, без которых невозможно воевать; выиграть время, чтобы подготовить новое оружие, добиться за это время раскола антигитлеровской коалиции союзников. Он считал Польшу, Венгрию, Австрию, Чехословакию гигантским стратегическим предпольем Германии, на котором должна решиться ее судьба.

 

Гитлер и его штабные генералы не верили в возможности Красной Армии наступать на всем советско-германском фронте после грандиозных сражений 1944 г., вызвавших неизбежные потери. К тому же ее коммуникации протянулись от Вислы и Дуная во Урала и Сибири, откуда на фронты шли пополнения, боевая техника, снаряжение. То, что Красная Армия наступала в конце 1944 г. только в Венгрии и Чехословакии, а на всех остальных стратегических направлениях не вела активных действий, подкрепляло эти соображения.

 

Исходя из таких предпосылок, гитлеровское командование рассчитывало перебрасывать свои войска поочередно с одного направления советско-германского фронта на другое и контрударами останавливать советские войска. Будучи вынужденными вести борьбу на Востоке и на Западе, фашистские стратеги надеялись использовать срединное положение Германии в Европе и по примеру немецких стратегов времен первой мировой войны перебрасывать свои войска с Запада на Восток и обратно.

 

Действуя по такому методу, гитлеровские генштабисты перебрасывали танковые войска из Франции в Венгрию, потом наносили удары па Западном фронте, чтобы отбросить войска Англии и США, вынудить их правительства к сепаратному миру, а затем намеревались всеми силами обрушиться на Красную Армию, нанести ей поражение и, в крайнем случае, выиграть время, «пока не будет заключен мир, обеспечивающий будущее Германии» — будущее фашизма.

 

Гитлер рассчитывал на раскол в лагере союзников, на развал коалиции, полагаясь не только на свои силы, но и на те силы мировой реакции, чьи планы совпадали с его планами.

 

Он помнил, как англо-американские политики затягивали открытие второго фронта, ему было известно, что они ведут тайные переговоры в Испании и Швеции о сепаратном мире Германии с западными странами.

 

В этой обстановке Советские Вооруженные Силы смогли перейти от последовательного ведения наступательных операций к одновременному наступлению на решающих стратегических направлениях, чтобы сорвать расчеты гитлеровского генерального штаба на переброску резервов вдоль фронта, не оставить ему времени на переброску войск с Запада на Восток, лишить его свободы стратегического маневра, не дать возможности занять оборону на тыловых рубежах и быстро разгромить гитлеровские войска.

 

При всем этом Красная Армия должна была оставаться сильной к концу войны и после нее, когда будет решаться судьба войны на Дальнем Востоке, будет устанавливаться послевоенный мир.

 

Политические требования времени определяли стратегию и характер действий Советских Вооруженных Сил. От результатов этих действий во многом зависело послевоенное устройство мира.

 

Продолжая наступление в Венгрии и Чехословакии, проводя частные операции в Восточной Пруссии, командование Красной Армии вынудило командование вермахта бросить танковые дивизии в Венгрию и Восточную Пруссию, «растащило» резервы противника, ослабив силы его обороны на берлинском направлении.

 

Достаточно сказать, что здесь остались 4 танковые дивизии, а в Венгрии их было 12, в Восточной Пруссии — 4, в Курляндии — 3.

 

И в то же время Ставка Верховного Главнокомандования Красной Армии сосредоточила на берлинском направлении в 1-м Украинском и 1-м Белорусском фронтах свои главные силы.

 

Огромен был театр военных действий — от Кёнигсберга до Будапешта , от Варшавы до Берлина и далее до Эльбы, на котором предстояло развернуть величайшее в истории наступление. Небывало трудна и ответственна была задача организовать и осуществить в динамике борьбы взаимодействие миллионных войсковых масс, успешно использовать невиданное в минувших войнах количество боевой техники советских фронтов.

 

Планировались и проводились сложные по форме и характеру операции: фронтальные удары, рассекающие оборону противника на всю ее глубину, фланговые удары, бои на тылах врага, окружение и уничтожение его частей, соединений и целых группировок.

 

На этом этапе войны Ставка Верховного Главнокомандования отказалась от направления своих представителей для координации действий фронтов и все управление ими взяла непосредственно на себя.

 

Гитлеровское командование располагало свои войска на советско-германском фронте, исходя, как уже было сказано, из ошибочных предположений, будто Красная Армия не сможет наступать в 1945 г. одновременно на всех стратегических направлениях и будет действовать вначале на флангах, а затем нанесет удар в центре — на Берлин. Поэтому курляндская группировка в составе 16-й и 18-й армий группы «Север» была оставлена на месте, и хотя блокированные 34 дивизии не могли активно участвовать в борьбе, Гитлер считал, что он прикроет ими северный фланг Германии и скует крупные силы советских войск, ослабляя их натиск на берлинском направлении.

 

Группа армий «Центр» в составе 40 дивизий обороняла Восточную Пруссию и северную часть Польши, прикрывала приморское операционное направление, выводившее на Берлин с северо-востока, и одновременно была в готовности нанести контрудар на юг, во фланг войскам, наступавшим на Берлин от Варшавы.

 

Группа армий «А» в составе 30 дивизий занимала сильнейший вислинский оборонительный рубеж от Варшавы до Ясло, прикрывая главное, кратчайшее направление на Берлин. На этом направлении было сосредоточено 400 тыс. немецких солдат, 4 тыс. орудий, 1136 танков, штурмовых орудий. Против плацдармов советских войск на западном берегу Вислы, у Варшавы и Сандоми-ра были расположены 40-й и 24-й танковые корпуса. Тыловые рубежи были заняты 50 отдельными батальонами.

 

Этого было недостаточно по сравнению с силами Красной Армии, но гитлеровский генштаб рассчитывал остановить советские войска на вислинском рубеже, имевшем 90—120 км в глубину, в крайнем случае задержать их и обескровить на других рубежах между Вислой и Одером до подхода резервов из Германии и с других фронтов.

 

Планируя операции 1945 г., Ставка Верховного Главнокомандования Красной Армии решила одновременно нанести сокрушительные удары на всем советско-германском фронте, разгромить группировки врага в Восточной Пруссии, Польше, Чехословакии, Венгрии и Австрии. Для решения этого грандиозного наступления привлекались силы семи фронтов — трех Белорусских и четырех Украинских. На правом фланге Ставка решила сковать Курляндскую группировку противника силами 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов, на левом — продолжать наступление на будапештско-венском направлении 2-м и 3-м Украинскими фронтами.

 

Основные усилия сосредоточивались на варшавско-берлинском направлении на фронте 300 км от Остроленок до Кракова. С этого рубежа должны были наступать три фронта (2-й и 1-й Белорусские и 1-й Украинский).

 

2-й Белорусский фронт — на Пшасныш - - Млаву — Мариен-бург и далее на Эльбинг к Балтийскому морю с задачей прикрыть наступление 1-го Белорусского фронта от ударов из Восточной Пруссии и отрезать группу армий «Центр», разгромив ее во взаимодействии с 3-м Белорусским фронтом, наступавшим на Кёнигсберг.

 

1-й Белорусский фронт наносил удар в направлении от Варшавы на Познань с последующим выходом на Одер;

 

1-й Украинский фронт наносил удар от Сандомира на Бреслау с выходом также на Одер.

 

Для этого наступления Ставка сосредоточила только на 1-м Белорусском и 1-м Украинском фронтах 163 стрелковые дивизии, 6400 танков и самоходных орудий, 34 500 орудий и минометов, 4772 самолета.

 

В этом сказался итог усилий народа, обеспечившего к концу войны развертывание сил Красной Армии, подавляющих врага; сказалось искусство руководства со стороны Ставки Верховного Главнокомандования, непрестанно мобилизовывавшей резервы и твердо державшей в своих руках стратегическую инициативу.

 

Наступление советских войск между Балтийским морем и Карпатами предполагалось начать в двадцатых числах января.

 

Но к концу декабря 1944 г. на Западном фронте оказались в критическом положении англо-американские войска. Рассчитывая разгромить союзные войска, вынудить Англию и Америку к сепаратному миру и перебросить все силы против Красной Армии, Гитлер нанес сильный контрудар в Арденнах. 16 декабря 22 немецко-фашистские дивизия (в том числе семь танковых) прорвали фронт американских войск, продвинулись за семь дней на 110 км, достигли Льежа.

 

Несмотря на то что англо-американские силы превосходили силы немцев в 3—4 раза, успех последних грозил союзникам опасными последствиями. По словам американского генерала Брэдли, у офицеров штаба Эйзенхауэра «появились признаки заболевания, которые мы в группе армий определили как сильное нервное потрясение».

Это свидетельствовало о том, что Гитлер бросает в бой все силы и удары врага еще опасны. Это показало также, что англо-американские политики, надеявшиеся прийти на Балканы и в Польшу раньше русских, чтобы утвердить там свои порядки, готовившие для этого в Лондоне польское и чехословацкое правительства, просчитались.

 

У. Черчилль вынужден был просить И. В. Сталина ускорить наступление на советско-германском фронте, учитывая, что на Западном фронте «идут очень тяжелые бои».

 

Советское правительство пришло на помощь своим союзникам, и войска Красной Армии раньше намеченного срока перешли в наступление по всему фронту от Балтики до Дуная.

Категория: История | Добавил: fantast (20.12.2018)
Просмотров: 35 | Рейтинг: 0.0/0