Материальное благосостояние и бытовые условия населения СССР в годы Великой Отечественной войны

В трудных условиях, когда на учете был каждый гвоздь и каждый мешок цемента, необходимый для промышленного строительства, страна выкраивала средства и материалы для хотя бы частичного решения проблемы жилья. В восточных районах, где и до войны жилищное строительство не поспевало за нуждами быстрорастущей промышленности, жилищный вопрос приобрел исключительную остроту. Массовое перемещение крупных промышленных предприятий вместе с работниками и их семьями вызвало значительное увеличение численности населения почти во всех крупных городах и промышленных центрах Поволжья, Урала, Западной Сибири и Средней Азии.

 

Так, к ноябрю 1941 г. население Горького выросло с 644 тыс. до 753 тыс., Казани — с 401 тыс. до 515 тыс., Куйбышева — с 390 тыс. до 529 тыс., Ульяновска — со 102 тыс. до 157 тыс., Свердловска — с 425 тыс. до 544 тыс., Нижнего Тагила — со 160 тыс. до 239 тыс., Уфы —с 246 тыс. до 300 тыс., Чкалова — со 173 тыс. до 227 тыс., Омска — с 280 тыс. до 400 тыс., Ташкента — с 585 тыс. до 660 тыс. Более чем удвоилось население такого сравнительно небольшого города на Урале, как Невьянск,— с 28 тыс. до 62 тыс. На 50 % увеличилось число жителей Орска — с 66 тыс. до 99 тыс.

 

Подавляющее большинство семей в этих городах жили в перенаселенных квартирах, часто лишенных самых элементарных удобств. Необходимость смягчения остроты жилищного кризиса составляла одну из самых важных задач. На первых порах многие эвакуированные размещались в приспособленных для жилья общественных зданиях. Одновременно в порядке самоуплотнения постоянные жители уступали прибывшим часть своей площади.

 

Принимались меры к упрощенному строительству жилых и коммунально-бытовых помещений для эвакуированного населения. По постановлению GHK СССР ог 13 сентября 1941 г., на эти цели местным Советам было отпущено дополнительно 200 млн. руб. до конца года, в том числе только по РСФСР 37,5 млн. руб. В 1942 г. на строительство в городах РСФСР жилищ, главным образом барачного типа, было дополнительно отпущено 61,4 млн. руб.

 

На площадках жилищного строительства ощущалась нехватка рабочих рук. Была большая нужда в строительных материалах. И все же, если в первой половине 1942 г. в восточных районах РСФСР было введено в эксплуатацию только 68 900 кв. м жилой площади, то во второй половине того же года строители сдали уже 80 тыс. кв. м. Примерно такими же темпами шло строительство в Казахстане и республиках Средней Азии.

 

На освобожденной территории, где в период оккупации фашистские захватчики уничтожили более 70 тыс. сел и деревень, еще до окончания войны были развернуты крупные строительные работы. В 1945 г. из 64,6 млрд, руб., выделенных на народное хозяйство, 2,9        млрд, было отпущено на жилищно-коммунальное строительство.

 

В освобожденные от врага районы направлялись отряды строителей. Фронт восстановительных работ быстро расширялся. Эшелоны со строительными механизмами и материалами двигались на северо-запад, запад и юг страны. В целом за время войны в городах, освобожденных Красной Армией от фашистских оккупантов, были построены и восстановлены жилые дома общей площадью 24,8 млн. кв. м, а в сельской местности — 1,4 млн. жилых домов.

 

Среди важнейших проблем военной экономики большое место занимали проблемы снабжения населения продовольствием и другими товарами первой необходимости. Вопросы материального обеспечения народа постоянно находились в поле зрения Центрального Комитета партии и Советского правительства. Ключом к их решению могло служить лишь быстрое восстановление легкой и пищевой промышленности, использование новых источников продовольственных ресурсов и правильное их распределение.

 

Урон, понесенный легкой и пищевой промышленностью, резкое сокращение их сырьевой базы, ограниченные ассигнования — все это сказывалось на материальном положении населения. Но уже с 1943 г. начинается постепенное увеличение выпуска продукции легкой промышленности, а в 1944 г. производство товаров потребления достигло 64% довоенного уровня вместо 48% в 1942 г. Повысился выпуск тканей, обуви и других изделий широкого потребления.

 

Основная продукция легкой и пищевой промышленности производилась на предприятиях центральных районов Российской Федерации. Вместе с тем возросла в этом и роль районов Поволжья, Урала, Сибири, Казахстана, Средней Азии. На базе эвакуированных предприятий легкой и пищевой* промышленности на востоке страны возникло большое число швейных, трикотажных, кожевенно-обувных, текстильных предприятий, сахарных, маслодельных, консервных, спирто-водочных, хлебных заводов, кондитерских и табачных фабрик.

 

В крайне сложных условиях, когда не хватало сырья, электроэнергии, топлива, оборудования и квалифицированных кадров, они выполняли заказы фронта. По инициативе коллективов московских предприятий «Трехгорная мануфактура», «Красные текстильщики» применялись сменные задания, что позволило повысить производительность труда на 15—25%. Бригадно-сменные задания получили распространение и на других предприятиях.

 

Ивановские ткачи перешли на уплотненную работу. На Шуйской фабрике обслуживание полуавтоматических ткацких станков многими помощниками мастеров стало вдвое больше обычной нормы. Большое число работниц фабрики «Красный Профинтерн» (г. Вичуга) обслуживало по 1200 веретен вместо 700. Коллективы обувных фабрик «Буревестник», «Парижская Коммуна», «Уралобувь», Московской швейной фабрики № 16, Бакинской швейной фабрики имени Володарского, Казанского мехового комбината и многих других держали первенство во Всесоюзном социалистическом соревновании. В легкой и пищевой промышленности работало много женщин, успешно овладевших мужскими профессиями. Советские летчики получали унты, комбинезоны, перчатки, меховые чулки, сделанные руками работниц Казанского, Ростокинского и других меховых комбинатов. Работники пищевой промышленности немало сделали, чтобы наилучшим образом использовать запасы зерна, изыскать дополнительные резервы выпуска продуктов питания.

 

Предпринятые Центральным Комитетом партии меры, направленные на увеличение баланса продовольственных и промышленных товаров в стране, дали свои положительные результаты. Постановление СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) от 6 января 1942 г. о развитии рыбных промыслов в бассейнах рек Сибири и на Дальнем Востоке было воспринято партийными организациями Омской, Новосибирской и Иркутской областей, Красноярского, Хабаровского и Приморского краев, Якутской и Бурят-Монгольской автономных республик как важнейшая хозяйственная программа военного времени. Вскоре эшелоны с сибирской и дальневосточной рыбой пошли в промышленные районы. Это позволило увеличить централизованные фонды рыбных товаров. Намного выросло и производство мясных консервов — с 13 млн. банок в 1942 г. до 130 млн. в 1944 г.

 

Много сделали для фронта рыбаки Крайнего Севера, Сибири, Дальнего Востока. Дальневосточные предприятия Наркомата рыбной промышленности выловили за последние полтора года войны 689 тыс. т рыбы и морского зверя. В Каспийском бассейне было добыто 713 тыс. т. Рыбаки и рыбачки Ханты-Мансийского, Ямало-Ненецкого, Таймырского национальных округов за годы войны дали Родине свыше 2 млн. ц рыбы.

 

Наряду с ростом производства продовольственных и промышленных товаров постоянно улучшалось их распределение. Много в этом отношении сделали отделы рабочего снабжения (орсы), которые по решению правительства создавались на предприятиях различных отраслей промышленности. Благодаря орсам система снабжения максимально приблизилась к потребителям и стала органической частью хозяйственной деятельности промышленного предприятия.

 

В 1945 г. удельный вес орсов в общем товарообороте составлял 26,2% против 7,7% в 1940 г. Важнейшая особенность этих организаций состояла в том, что они не только реализовывали имеющиеся фонды товаров, но и изыскивали источники их производства. Отделы рабочего снабжения располагали подсобными хозяйствами, что позволяло создавать подчас довольно крупные децентрализованные фонды продовольственных товаров. В постановлении GHK Союза ССР и ЦК ВКП(б) от 18 октября 1942 г. отмечалось, что промышленные наркоматы провели значительную работу по созданию собственной продовольственной базы. Весной 1942 г. подсобные хозяйства 28 промышленных наркоматов засеяли различными культурами 818 тыс. га, в том числе картофелем — 150 тыс. и овощными культурами — 88 тыс. га. Им удалось создать также прочную кормовую базу для содержания значительного поголовья свиней, овец и крупного рогатого скота. Поддерживая дальнейшее развитие подсобных хозяйств, партия и правительство установили для них на 1943 г. план ярового сева на площади в 1016,3 тыс. га, в том числе картофеля — 243,8 тыс., овощей —

 

144,9     тыс., зерновых культур — 491,5 тыс., корнеплодов — 30 тыс. га.

 

Как ни велики были трудности с продовольствием, к концу войны было достигнуто повышение государственных норм снабжения. Однако по сравнению с довоенным временем уровень личного потребления продовольствия и промышленных товаров на душу населения снизился на 35—40%. Такие продукты, как хлеб и мука, составляли в 1944 г. в бюджете питания лишь 83,5% по сравнению с сентябрем 1940 г., сахар и кондитерские изделия — 22,4, мясо и мясопродукты — 59,5 %. Однако уже в 1944 г. в расчете на душу населения в городах повысилось по сравнению с 1940 г. потребление животных и растительных жиров (106,5%), рыбы и сельди (111,6), картофеля (234,1%).

 

Личное потребление колхозниками снизилось в 1943 г. по сравнению с 1939 г. по хлебопродуктам на 35%, по мясу и салу —на 66%. По картофелю оно повысилось на 109%, по овощам — на 24%. Лишь потребление молочных продуктов в деревне осталось на том же уровне.

 

В 1944 г. наряду с нормированной торговлей началась государственная продажа продовольственных товаров по коммерческим среднерыночным ценам. Это явилось началом подготовки перехода к нормальным формам товарооборота по единым ценам.

 

Розничный товарооборот государственной и кооперативной торговли, упавший со 175,1 млрд. руб. в 1940 г. до 77,8 млрд, в 1942 г., заметно стал возрастать и достиг в 1943 г. 84 млрд., в 1944 г.—119,3 млрд., в 1945 г.— 160,1 млрд., что было лишь на 15 млрд. руб. меньше, чем в 1940 г. Увеличение произошло главным образом за счет реализации продовольственных товаров. Их удельный вес в розничной государственной торговле рос из года в год в течение всей войны и достиг 75,6% в 1945 г. против 63,1% в 1940 г. А оборот системы общественного питания возрос с 18,2 млрд. руб. в 1942 г. до 28,5 млрд, в 1944 г., перекрыв довоенный почти на 6 млрд. руб. В 1944 г. было отпущено 15,8 млрд, блюд — почти в 2 раза больше, чем в 1940 г. На освобожденной территории сеть предприятий общественного питания восстанавливалась в первую очередь, За годы войны индекс розничных цен на продовольствие, не считая алкогольных напитков и табака, повысился всего лишь на 11%. Но в бюджете рабочих и служащих все же немалую роль играли и цены на колхозном рынке, повысившиеся на ряд продуктов питания в 15—18 раз. Этого нельзя было не учитывать при определении государственной политики в области заработной платы. Она была за время войны значительно повышена во всех ведущих отраслях тяжелой и военной промышленности, а также в текстильной, стекольной, бумажной, деревообрабатывающей, консервной, рыбной, на железнодорожном и водном транспорте, в учреждениях просвещения и здравоохранения.

 

Реальная заработная плата подкреплялась также бюджетными ассигнованиями государства в общественные фонды потребления: на просвещение, здравоохранение и некоторые другие социальнокультурные нужды. Хотя эти расходы и снизились в 1942 и 1943      гг. абсолютно, но в расчете на душу населения это сокращение было незначительным. А в 1944 г. такие затраты на душу населения возросли против довоенных лет и в абсолютном размере.

 

В завершающем периоде войны уровень материального благосостояния советского народа заметно повысился по сравнению с первыми военными годами. Это явилось результатом неустанных забот партии и государства о нуждах народа, а также общего изменения положения страны.

Категория: История | Добавил: fantast (19.12.2018)
Просмотров: 35 | Рейтинг: 0.0/0