Конец гитлеровской оккупации. Начало освобождения народов Центральной и Юго-Восточной Европы. Перед летним наступление 1944 года

К лету 1944 г. народы всего мира уже ясно видели, что Красная Армия способна окончательно разгромить фашистские вооруженные силы. Внутреннее и внешнеполитическое положение третьего рейха резко ухудшилось. По производству боевой техники и вооружения противник все больше отставал от Советского Союза. Однако количественный рост выпуска вооружения в Германии продолжался вплоть до середины 1944 г., достигнув к тому времени высшего уровня за все годы войны.

 

Ход событий на советско-германском фронте подрывал моральный дух гитлеровских солдат и офицеров, а также всего населения Германии. Падала их вера в успешное завершение войны. Настроения бесперспективности усиливались в войсках и внутри рейха.

 

Поражения вермахта оказывали непосредственное влияние и на сателлитов Германии. В Финляндии, Румынии и Венгрии росли массовые антивоенные настроения, усиливалась борьба за выход из войны. Весной 1944 г. обанкротившиеся правители Румынии и Финляндии вступили с Советским правительством в переговоры о перемирии. Однако под давлением фашистской Германии они не приняли условий СССР. В марте 1944 г. гитлеровцы, опасаясь выхода из войны Венгрии, оккупировали эту страну. Таким образом, блок фашистских государств находился накануне полного развала.

 

Под влиянием побед Советского Союза более широкий размах приобрело национально-освободительное движение народов порабощенных стран Европы. Это подрывало тыл фашистской Германии и ослабляло ее позиции в оккупированных государствах.

 

Успехи Красной Армии и усиление антифашистского движения серьезно беспокоили правящие круги США и Англии, которые понимали, что продвижение советских войск на западе будет способствовать победе демократических сил в странах Европы. Они должны были также учитывать требования своих народов, недовольных оттягиванием решительных действий в Западной Европе. 6 июня 1944 г. США и Англия начали высадку своих войск в Северной Франции. Это произошло в условиях, когда стратегическая инициатива полностью находилась в руках Красной Армии. Второй фронт уже не смог отвлечь значительные силы гитлеровцев с советско-германского фронта.

 

В начале июня 1944 г. против Красной Армии действовало 228 дивизий и 23 бригады противника. В то же время на территории Франции, Бельгии и Голландии находилась всего 61 дивизия. Следовательно, и после высадки союзных войск во Франции советско-гермаискнй фронт оставался решающим во второй мировой войне. «Нельзя, конечно,— писал в своих воспоминаниях маршал А. М. Василевский, - отрицать того военно-политического значения, которое имело для ускорения хода второй мировой войны хотя и столь запоздалое, открытие второго фронта в Европе. Высадка союзных войск во Франции прежде всего свидетельствовала об укреплении антигитлеровской коалиции, о решимости довести борьбу против фашистской Германии до полного ее разгрома и разбивала в прах надежды немецко-фашистской клики на раскол антигитлеровской коалиции...» 1

 

К лету 1944 г. Германия обладала еще значительными вооруженными силами. На советско-германском фронте войска фашистского блока имели более 4 млн. солдат и офицеров, около 49 тыс. орудий и минометов, свыше 5200 танков и штурмовых орудий, около 2800 самолетов. Руководство нацистской партии принимало все меры идеологической обработки личного состава вермахта. В основе ее лежал антикоммунизм. Запугивая солдат приходом большевиков, Гитлер требовал стоять насмерть.

 

В этих условиях перед Красной Армией стояли новые стратегические задачи. Решение их в значительной мере облегчалось дальнейшим ростом экономической мощи страны, укреплением морально-политического единства советского народа, его решимости до конца разгромить силы фашизма.

 

В первой половине 1944 г. было произведено 16 тыс. самолетов, около 14 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок, 26 тыс. орудий калибра 76 мм и выше (без зенитных), свыше 90 млн. снарядов, авиабомб, мин. Все это позволило обеспечивать Красную Армию первоклассной боевой техникой, боеприпасами, снаряжением и продовольствием во все возрастающих масштабах. Исключительно важное значение имело то обстоятельство, что Вооруженные Силы СССР приобрели богатый боевой опыт.

 

К началу летне-осенней кампании 1944 г. действующая Красная Армия имела в своих рядах около 6500 тыс. человек, 83 200 орудий и минометов, около 8 тыс. танков и самоходно-артиллерийских установок и 11 800 боевых самолетов. Кроме того, в составе польских, чехословацких, румынских, югославских и французских соединений и частей, сформированных и оснащенных боевой техникой в Советском Союзе, насчитывалось 104 тыс. человек.

 

Перед Советскими Вооруженными Силами на лето 1944 г. стояли важные политические цели дальнейшего ведения войны. Требовалось очистить от фашистских захватчиков всю советскую землю и вызволить из немецкой неволи народы Польши, Чехословакии и других оккупированных врагом стран Европы. Ставка Верховного Главнокомандования в основу замысла на летне-осепнюю кампанию вновь положила полностью оправдавшую себя идею последовательного нанесения мощных ударов на различных направлениях. В дальнейшем они должны были вылиться в общее наступление Красной Армии по всему советско-германскому фронту. Наступление намечалось начать в Карелии, затем планировалось нанести главный удар в Белоруссии и западных областях Украины. Успех главного удара должны были развить 2-й и 3-й Прибалтийские фронты в Прибалтике и 2-й и 3-й Украинские фронты — на юго-западном направлении. Осуществление такого плана вынуждало противника перебрасывать свои войска с одного участка на другой, распылять резервы, что обеспечивало советским войскам возможность громить врага по частям. В то же время это требовало от советских войск высокого мастерства и искусства.

 

Припятие такого плана свидетельствовало о возросшем уровне стратегического руководства советскими войсками Ставкой Верховного Главнокомандования. «Принимаемые Ставкой коллективно отработанные стратегические решепия на проведение опера-пий,— писал Маршал Советского Союза А. М. Василевский,— как правило, всегда отвечали конкретной, складывающейся на фронтах обстановке и потому быстро, легко и правильно воспринимались командованием и войсками. Требования, предъявляемые ею к исполнителям, были всегда реальными» Г

 

Образовавшийся на фронте в ходе предшествующих боевых действий «Белорусский балкон» приобретал особо важное оперативно-стратегическое значение для обеих сторон. Разгром немецко-фашистских войск в этом районе позволял советским войскам наиболее коротким путем выйти на жизненно важные для немецко-фашистского государства направления и рубежи. Одновременно создавались выгодные условия для нанесения последующих фланговых ударов с целью разгрома групп армий «Север» и «Северная Украина», а также для развития наступления на южном направлении. Развертыванию стратегического наступления в Белоруссии способствовало выгодное охватывающее положение советских войск п наличие крупных партизанских сил в тылу врага.

 

Гитлеровское руководство в своем замысле на лето 1944 г. исходило из необходимости упорной обороной не допустить дальнейшего продвижения Красной Армии, а частью сил отразить втор-жепие союзных войск на Западе. Такой план обнаруживал недооценку сил и возможностей Красной Армии и союзных войск и строился в расчете на раскол антигитлеровской коалиции.

 

Фашистское командование неправильно оценивало и планы советских войск на лето 1944 г. Начальник штаба верховного командования вооруженных сил Германии генерал Кейтель па инструктивном совещании командующих армий Восточного фронта в мае 1944 г. докладывал: «На Восточном фронте положение стабилизировалось. Можно быггь спокойным, так как русские не скоро могут начать наступление. Исходя из данных о перегруппировке сил противника и общего военного и политического положения, надо считать, что русские, вероятно, свои главные силы сконцентрируют на южном участке фронта. Они теперь не в состоянии одновременно вести бои на нескольких главных направлениях».

 

Эта ошибочная оценка оставалась неизменной даже в то время, когда уже завершалось сосредоточение советских войск на белорусском направлении. Так, в «Бюллетене оценок противника на Восточном фронте» от 13 июня 1944 г. указывалось, что готовящиеся наступательные действия «против группы... армий «Центр» имеют цель ввести в заблуждение германское командование относительно направления главного удара и оттянуть резервы из района между Карпатами и Ковелем». Поэтому на «просьбу группы армий «Центр» выделить ей по крайней мере более крупные резервы было заявлено, что общая обстановка на Восточном фронте не допускает иной группировки сил».

 

Советское командование рядом искусно осуществленных мероприятий способствовало дезинформации противника в отношении направления главного удара Красной Армии летом 1944 г. Поэтому начавшееся наступление в Карелии и мощный удар Красной Армии в центре советско-германского фронта оказались для гитлеровского командования в значительной мере неожиданными.

Категория: История | Добавил: fantast (18.12.2018)
Просмотров: 32 | Рейтинг: 0.0/0