Сельское хозяйство СССР в 1943 году

1943 год был самым тяжелым для сельского хозяйства. Часть оккупированной врагом территории была уже освобождена, но сельское хозяйство там оказалось настолько разрушенным, что ни о каком облегчении продовольственного баланса страны за счет этих районов не могло быть и речи. Вся ответственность за снабжение армии и населения продовольствием по-прежнему лежала на тыловых районах. Положение их было также очень нелегким. Те трудности, которые накапливались здесь в течение первых лет войны, теперь, в самый разгар ее, давали себя знать с особенной силой.

 

Партия и правительство много сил и внимания уделяли мерам по укреплению и улучшению положения дел во всех отраслях сельского хозяйства, в том числе и в подготовке необходимых для него кадров. 9 января 1943 г. СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О подготовке трактористов, комбайнеров, механиков и бригадиров тракторных бригад для МТС и совхозов». Учитывая большую нехватку рабочей силы, было решено изменить методы набора учащихся в школы механизации. Облисполкомы, крайисполкомы и совнаркомы республик получили право комплектовать эти школы, курсы при МТС и совхозах путем мобилизации сельской молодежи. Руководить этим делом наряду с исполкомами должны были секретари по кадрам обкомов, крайкомов и ЦК компартий союзных республик. Для персонального отбора учащихся в районных центрах создавались специальные комиссии во главе с секретарями райкомов партии. В то же время СНК СССР и ЦК ВКП(б) предусмотрели меры по улучшению подготовки механизаторов и потребовали уделять больше внимания их бытовым условиям и качеству учебы.

 

В 1943—1944 гг. на курсах МТС и в школах механизации было обучено свыше 700 тыс. трактористов, комбайнеров и комбайне-ров-механизаторов, а за весь период войны подготовлено 1,5 млн. механизаторов (преимущественно женщин).

 

В постановлении от 23 января 1943 г. ЦК ВКГЦб) и СНК СССР наметили целый ряд мероприятий по восстановлению МТС в районах, освобожденных от оккупации. В нем предписывалось немедленно подобрать руководящие кадры, в первую очередь директоров МТС, восстановить работу районных земельных отделов, укрепить их необходимыми кадрами. Для этой цели в тыловых областях подбирались наиболее опытные работники, в первую очередь из числа эвакуированных. Предусматривалось также возвращение освобожденным районам до 1 марта 1943 г. 20 тыс. тракторов, 3,5 тыс. комбайнов и других ранее вывезенных оттуда машин.

 

Большие трудности переживало земледелие. Уже весной 1943 г. в Алтайском крае, Пензенской области, Башкирской АССР и ряде других мест, где семенные фонды были засыпаны примерно на 35—38%, создалась угроза срыва посевной кампании. Колхозы и совхозы выходили из трудного положения разными путями: брали семена взаймы у колхозников, у других хозяйств, располагавших излишками, получали государственную ссуду, всемерно экономили семенной материал, сокращали норму высева. Большое распространение при посадке картофеля получил рекомендованный учеными метод использования глазков.

 

Повсеместно ощущалась нехватка техники. Принятое ЦК ВКП(б) и СНК СССР весной 1943 г. постановление «О мероприятиях по восстановлению производства сельскохозяйственных машин и орудий», естественно, могло дать свои результаты позднее. Текущие же производственные задания, выполненные к тому же к концу года, предусматривали выпуск главным образом лишь конных плугов. Кроме них (32 тыс.) промышленность поставила системе Наркомзема СССР всего около 1,3 тыс. тракторных плугов и 416 тракторов. Машинно-тракторный парк, работавший па износ, после двух лет войны находился в особенно тяжелом состоянии, поэтому проблема сохранения машинно-тракторного парка в работоспособном состоянии стояла исключительно остро.

 

Выработка на трактор продолжала падать, что вело к сокращению и ухудшению обработки полей. Так, по данным Наркомзема СССР, в 1943 г. МТС выполнили тракторные работы на площади 66,5 млн. га при плане 100,4 млн. га (в 1940 г. на соответствующей территории — 166,5 млп. га). Средняя выработка на один 15-сильный трактор по сравнению с 1940 г. снизилась почти в 2 раза, посев тракторными сеялками, культивация пропашных, уборка комбайнами — в 3, подъем зяби тракторами — в 4, обработка паров — в 15 раз. Наиболее серьезное падение тракторной обработки произошло в основных зерновых районах: в Поволжье, Сибири и на Урале. Если в Саратовской области в 1940 г. тракторные работы были произведены на площади 8,9 млн. га, а в Красноярском крае — на 3,1 млн. га, то в 1943 г.— соответственно только на площади 3,9 млн. и 1 млн. га.

 

Однако даже в тяжелом 1943 г. пахота была механизирована почти наполовину, а сев и уборка — примерно на четверть. Это было фактором большого значения.

 

Колхозное крестьянство, все работники сельского хозяйства, воодушевляемые стремлением всемерно помочь своим трудом делу разгрома врага, самоотверженно преодолевали трудности военного времени. При остром недостатке машин приходилось еще больше, чем в предыдущие годы, использовать на пахотных работах живое тягло. Им было выполнепо в 1943 г. в Казахстане 65%, а в областях РСФСР — 71,7% весновспашки. И хотя колхозники работали напряженнее, чем до войны, они все же не могли возместить своим трудом нехватку тракторов. А это привело во многих районах к затяжке сева, что в последующем, конечно, сказалось и на урожайности.

 

Шире, чем в предшествующем году, на полевых работах применялись коровы. В 1943 г. на пленуме Алтайского крайкома ВКП(б) отмечалось, что весенний сев «вытянули... на коровах». Одно из первых мест по итогам сева в крае занял Угловский район, где коровами было вспахано 21 тыс. га, лошадьми — 17,2 тыс., тракторами — 14,9 тыс. га. Еще в больших масштабах коровы применялись в освобожденных районах. План пахотных работ здесь выполнялся только благодаря максимальной мобилизации всех внутренних резервов, а также помощи тыла. В Курской области на севе работало от 110 тыс. до 140 тыс. коров, в Харьковской — 11—14 тыс. (из имевшихся 35,5 тыс.).

 

Преодолеть трудности полностью в тех условиях было невозможно. Положение было настолько серьезным, что партия и правительство в постановлении «О государственном плане развития сельского хозяйства на 1943 г.» для лучшего использования имевшихся возможностей сочли необходимым некоторое сокращение посевных площадей. Но даже уменьшенный план весеннего сева в колхозах был недовыполнен на 11 %, главным образом из-за недостатка семян. Хуже, чем в 1942 г., взошли и озимые. Был не только потерян некоторый прирост уборочных площадей предыдущего года, но и по сравнению с довоенным 1940 г. они сократились на 13,3%. Общая посевная площадь по всем категориям хозяйств составляла 84,8 млн. га против 86,4 млн. га в 1942 г., в том числе по колхозам 72 млн. га против 74,5 млн. га в 1942 г.

 

Новые испытания принесло лето. Ко всем трудностям войны прибавилась засуха. Она обрушилась на большинство районов Поволжья, Южного Урала, Западного Казахстана, Северного Кавказа и Сибири. Только высокая агротехника могла бы предотвратить ее тяжелые последствия. Но в деревне не было для этого достаточно людских и материальных ресурсов. Значительная часть трудоспособного сельского населения ушла в армию и в промышленность. Даже численность трудоспособных женщин и подростков в колхозах тыловых районов уменьшилась в 1943 г. более чем на 800 тыс. человек. Трудовая нагрузка на колхозников увеличилась.

 

Чтобы обеспечить сельское хозяйство хотя бы минимумом рабочей силы, государство максимально использовало сезонное привлечение на сельскохозяйственные работы городского населения. Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) «Об уборке урожая и заготовке сельскохозяйственных продуктов в 1943 г.» предусматривалась также посылка в деревню квалифицированных рабочих для помощи в ремонте и на комбайновой уборке. Сотни и тысячи токарей, слесарей, механиков приезжали из города в подшефные МТС и колхозы. Кроме того, на выполнение сельскохозяйственных работ было мобилизовано 2754 тыс. человек из числа неработающего городского и сельского населения. В целом на долю горожан в 1943 г. приходилось 12% общего числа трудодней, выработанных в колхозах, против 4% в 1942 г. Это было одним из конкретных проявлений союза рабочего класса и крестьянства. Помощь горожан несколько восполняла на селе убыль и облегчала положение с рабочей силой. Однако убыль ее в 1943 г. была столь значительна, что и принятыми мерами возместить ее до конца не удалось. Остро ощущалась нехватка опытных кадров руководителей колхозов. Результатом этого была их частая сменяемость. Только за четыре месяца 1943 г. в 34 районах Свердловской области из 1570 председателей колхозов сменилось 360.

 

Ослабление материальных и трудовых ресурсов деревни, снижение агротехники тяжело отражались на урожайности. Сбор зерновых в 1943 г. составил в Саратовской области 3,2 ц с гектара, Сталинградской — 2,8, Чкаловской — 3,7, в районах Кулундинской степи и Новосибирской области — 3,8 ц, а в целом по тыловым колхозам — 3,9 ц. Не лучше обстояло с техническими культурами. На урожайность свеклы и особенно хлопка, кроме прочих причин, повлияло прекращение поставок минеральных удобрений и химикатов. Хлопка-сырца, например, было собрано всего 726 тыс. т — почти в 2 раза меньше, чем в 1942 г.

 

В целом в 1943 г. валовая продукция сельского хозяйства была самой низкой за время войны. Она составляла всего 37%, а в тыловых районах — 63% по сравнению с 1940 г.

 

Вследствие такого снижения урожая осложнилось создание минимально необходимых государству запасов продовольствия. Учитывая трудность обстановки, ЦК ВКП(б) в период заготовительной кампании 1943 г. послал на места специальные бригады во главе с опытными партийными работниками. Для оказания помощи местным органам были направлены А. А. Андреев, Н. А. Вознесенский, А. Н. Косыгин, А. И. Микоян, Н. М. Шверник и другие члены ЦК ВКП (б).

 

Огромная политико-массовая и организаторская работа стала залогом успешного выполнения заготовок. Колхозники рассматривали выполнение своих обязательств перед государством как первую заповедь. В ответ на победоносное наступление Красной Армии передовые колхозники и работники МТС Московской, Мо-лотовской и Омской областей, Хабаровского края, Азербайджанской и Туркменской ССР, а также освобожденных районов Краснодарского края и Воронежской области широко развернули социалистическое соревнование за успешное проведение уборки урожая и быстрейшую сдачу хлеба государству.

 

В результате удалось собрать в закрома государства около 44% урожая зерновых, 32% картофеля и много других продуктов. Общий объем заготовок и закупок зерна, хлопка, масличных, молока, яиц в связи с сокращением производства в тыловых районах был примерно на 25—50% ниже, чем в 1940 г.

 

Последствия неурожая отразились в первую очередь на животноводстве. Скот был почти лишен концентрированных кормов, удельпый вес которых в кормовом рационе до войны достигал примерно трети. Резко сократились поставки жмыха, отрубей и других отходов. Картофель, прежде служивший прекрасным кормом для скота, теперь расходовался в основном на продовольственные нужды. Концентрированные корма отчасти заменялись грубыми и сочными. Но это не могло предотвратить бескормицы. Падеж скота в 1943 г. был в 2—3 раза больше, чем накануне войны. Только за семь месяцев этого года от бескормицы и истощения, например в Алтайском крае, пало 52 600 лошадей, 120 160 голов крупного рогатого скота, 449 300 овец и коз, 44 860 свиней.

 

В результате подобных трудностей общественное стадо в колхозах тыловых районов уменьшилось примерно на 10% против

 

1942      г. По сравнению же с довоенным периодом поголовье крупного рогатого скота в стране в 1943 г. составило всего 62%, овец и коз — 69, лошадей—37, свиней — 20%. Валовая продукция животноводства упала до самого низкого уровня и равнялась 38% продукции 1940 г.

 

Весной 1943 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР наметили меры по развитию животноводства в колхозах и совхозах и повышению его продуктивности, по увеличению поголовья лошадей и улучшению ухода за ними. Осуществление их позволило достигнуть известного улучшения положения в ряде животноводческих районов. Наибольших успехов в развитии животноводства добились Ивановская область и Азербайджанская ССР, которым были вручены переходящие Красные знамена Государственного Комитета Обороны.

 

Тяжело пострадало за время оккупации животноводство в освобожденных районах. Захватчики нанесли ему большой урон. Как сообщал в СНК СССР секретарь Ставропольского крайкома ВКП(б) М. А. Суслов, из 3523 тыс. голов продуктивного скота, имевшегося на 1 июля 1942 г., в колхозах края сохранилось после освобождения лишь 1015 тыс. голов?, или 28,5%.

 

В целях восстановления животноводства в освобожденных районах СНК СССР и ЦК ВКП(б) постановлением от 21 августа

 

1943      г. наметили возвратить им из тыловых районов сотни тысяч голов скота в счет ранее эвакуированного стада. Организаторская работа правительства, координировавшего осуществление этого огромного мероприятия, активное участие партийных, советских, земельных органов, десятков тысяч колхозников способствовали его успешному осуществлению. Кроме того, на основе постановления СНК СССР от 14 сентября 1943 г. в освобожденные от немецкой оккупации районы к январю 1944 г. было отправлено 253 907 свиней, овец и коз. 15 декабря 1943 г. СНК СССР принял новое постановление — об организации государственной закупки скота для дальнейшей помощи колхозам освобожденных районов. Для комплектования животноводческих ферм в освобожденных районах государство закупило в восточных областях 250,6 тыс. голов скота, по контрактации поступило к февралю 1944 г. в колхозы 663 тыс. Огромный урон понесла и материально-техническая база сельского хозяйства этих районов. Гитлеровцы разрушили и вывезли из оккупированных областей РСФСР и Украины большую часть тракторов, сожгли и разрушили большинство зданий МТС и ремонтных мастерских.

 

Ослабление общественного производства отразилось на материальном положении крестьян. Фонды потребления в колхозах значительно уменьшились. В 1943 г. в среднем по стране на один трудодень приходилось 650 г зерна, 40 г картофеля и 1 руб. 24 коп. В расчете на душу населения крестьянин получал из колхоза меньше 200 г зерна и около 100 г картофеля в день. Понятно, что колхозники были заинтересованы и в развитии подсобного приусадебного хозяйства.

 

Однако в обстановке, когда вопрос стоял о жизни Советского государства, весь народ шел на жертвы во имя победы. Советское крестьянство своим самоотверженным трудом делало все возможное для обеспечения фронта и тыла необходимым количеством продовольствия. С новой силой были выявлены преимущество колхозного строя, высокая политическая сознательность советского крестьянства.

 

Это наглядно проявлялось не только в стремлении к быстрому выполнению государственных поставок, но и в широком, охватившем многочисленные колхозы и совхозы движении по оказанию дополнительной помощи Советскому государству в деле укрепления его мощи. Формы этого движения были самыми разнообразными: постройка на свои средства танковых колонн и авиационных эскадрилий, сдача дополнительного количества продовольствия в фонд обороны, помощь освобожденным районам. В этом движении участвовало все крестьянство страны.

 

20 января 1943 г. Алтайский крайком ВКП(б) одобрил инициативу колхозов имени Мамонтова, «Труд Ленина», «Мировой Октябрь» Барнаульского района, принявших обязательство посеять сверх плана на своих землях и своими семенами для рабочих заводов картофель и овощи, а также выделивших из запасов урожая 1942 г. картофель и овощи для улучшения питания трудящихся города. Была также одобрена и распространена по всему краю инициатива колхозников сельхозартели «Ленинградец» Тальмен-ского района о проведении недели помощи Ленинграду.

 

12 марта 1943 г. Калининский обком ВКП(б) одобрил инициативу колхозников сельхозартели имени Ильича Бежецкого района о создании продовольственного фонда помощи детям фронтовиков. По инициативе колхоза «Горшиха» Ярославской области по всей стране началось массовое движение за сверхплановый посев в фонд обороны и помощи освобожденным районам.

 

Партия и Советское правительство принимали энергичные меры для более успешного развития сельского хозяйства в тыловых и восстановления его в освобожденных районах. В первую очередь, несмотря на крайне ограниченные возможности, эти меры были направлены на укрепление материально-технической базы сельского хозяйства. Специальные ассигнования выделялись для восстановления машинно-тракторных станций и ремонтных мастерских. Успеху борьбы за состояние технической базы наряду с использованием собственных ресурсов освобожденных районов в значительной мере способствовала помощь тыловых областей, присылавших запасные части, инструмент и механнзаторов-ре-монтников.

 

В совместной борьбе за восстановление сельского хозяйства в освобожденных от оккупантов районах ярко проявилась сила дружбы народов социалистической страны, союза рабочего класса и крестьянства.

 

Победы Красной Армии на фронте и успехи рабочего класса в тылу были бы невозможны без трудовых усилий колхозного крестьянства. И несмотря на все трудности, вызванные войной, а также неблагоприятные климатические и другие условия, советское крестьянство в 1943 г. своим самоотверженным трудом, как отмечали ЦК ВКП(б) и СНК СССР, обеспечило «без серьезных перебоев снабжение Красной Армии и населения продовольствием, а промышленность — сырьем» '

 

Категория: История | Добавил: fantast (17.12.2018)
Просмотров: 22 | Рейтинг: 0.0/0