Подготовка контрнаступления под Сталинградом. Операция «Уран».

Осенью 1942 г. война вступила в новый этап развития. Красная Армия перешла от обороны к стратегическому наступлению. Развернулось оно прежде всего на Нижней Волге.

 

Контрнаступление под Сталинградом готовилось советским командованием как мощный ответный удар по врагу, прорвавшемуся к Волге на сталинградском направлении. Сама идея контрнаступления Красной Армии возникла в Ставке еще в дни тяжелых оборонительных сражений на юге, когда гитлеровское командование готовило решающий штурм Сталинграда, с овладением которым оно связывало как выполнение своих конечных стратегических задач в войне против СССР, так и последующее проникновение через Кавказ в страны Ближнего и Среднего Востока.

 

Противник исключал возможность советского контрнаступления. 12 сентября 1942 г. Гитлер на военном совещании высшего руководства вермахта самоуверенно заявил: «К ответным действиям широкого стратегического характера, которые могли бы быть для нас (для немецко-фашистской армии,— Ред.) опасными, они (советские войска.— Ред.) больше неспособны». Но именно в тот день в Ставке Советского Верховного Главнокомандования началось заседание, на котором была выработана идея мощного ответного контрудара.

 

Это важное заседание Ставки, посвященное положению на юге советско-германского фронта, прежде всего в районе Сталинграда, продолжалось два дня — 12 и 13 сентября. В нем участвовали председатель Ставки и Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин, вызванный с фронта заместитель Верховного Главнокомандующего генерал армии Г. К. Жуков и начальник Генерального штаба генерал-полковник А. М. Василевский. При анализе сложившейся обстановки и обмене мнениями по плану дальнейших действий здесь и было впервые решено: продолжая вести под Сталинградом активную оборону, немедленно приступить к тщательной разработке плана контрнаступления, имеющего целью кардинально изменить военную обстановку на юге и создать необходимые условия для перелома в вооруженной борьбе.

 

Подготовка контрнаступления продолжалась в течение двух месяцев. Важнейшей ее частью была разработка плана стратегической наступательной операции «Уран» по окружению численно превосходящего врага в междуречье Волги и Дона. В эту сложную и ответственнейшую работу был вложен огромный творческий труд большого коллектива военачальников, в том числе командования и штабов видов вооруженных сил, родов войск и военных советов фронтов. Однако основная и решающая роль в планировании и обеспечении этой крупной стратегической операции принадлежала Ставке Верховного Главнокомандования, ее представителям и Генеральному штабу. «Заслуга Ставки Верховного Главнокомандования и Генштаба состоит в том,— свидетельствует Маршал Советского Союза Г. К. Жуков,— что они оказались способными с научной точностью проанализировать все факторы этой грандиозной операции, сумели предвидеть ход ее развития и завершение» '.

 

Подготовка контрнаступления начиналась в условиях, когда превосходство на всем сталинградском направлении — в 860-километровой полосе от Павловска до Халхуты, где действовали часть сил 8-й итальянской, 3-я румынская, 6-я и 4-я танковая немецкие армии (всего 53,5 дивизии),— по-прежнему оставалось на стороне противника. На 1 октября 1942 г. оно составляло: по орудиям и минометам — 1,19 :1, по танкам — 1,33 :1, по самолетам — 2,5 :1. В личном составе соотношение сил было приблизительно равным — 1,2 : 1.

 

Однако оперативно-стратегическое положение вражеской группировки на сталинградском направлении было крайне невыгодным. Ее войска были растянуты на огромной дуге с выступом у Сталинграда. Причем лучшие силы ее — соединения 6-й и 4-й танковой армий — находились в междуречье Волги и Дона и были втянуты в борьбу за город. Последнее обстоятельство создавало советским войскам благоприятные условия для охвата этих сил врага ударами с севера и юга. Там, северо-западнее и южнее Сталинграда, растянутые фланги основной вражеской группировки были прикрыты менее боеспособными румынскими и итальянскими соединениями.

Советское командование учитывало также, что противник на сталинградском направлении уже не располагал крупными оперативными резервами. Они составляли на 1 октября у командования группы армий «Б» только 5 дивизий. Да и в целом на юге к началу подготовки контрнаступления Красной Армии наступательные возможности врага были израсходованы. Он не располагал достаточными силами и средствами для продолжения запланированных операций на сталинградском и кавказском направлениях. Его коммуникации были растянуты на тысячи километров и подвергались ударам советской авиации и партизан.

 

Положение и состояние советских войск на юге к началу октября 1942 г. характеризовалось следующими данными.

 

В составе двух фронтов — Донского и Сталинградского 1 — насчитывалось тогда в общей сложности до 78 стрелковых и 6 кавалерийских дивизий, 5 танковых корпусов и 18 отдельных танковых бригад.

 

Донской фронт1 2 (командующий генерал К. К. Рокоссовский) оборонялся в 400-километровой полосе от Павловска до Волги (южнее Ерзовки), удерживая войсками правого крыла ранее завоеванные плацдармы на южном берегу Дона в районах северо-западнее Серафимовича и Сиротинской. Армии левого крыла фронта продолжали активные действия. Они наносили удары в южном направлении с целью отвлечения и сковывания сил противника, который пытался сломить упорство войск Сталинградского фронта, удерживавших город на Волге.

 

Сталинградский фронт3 (командующий генерал А. И. Еременко) действовал в 450-километровой полосе от северной окраины Сталинграда до Халхуты. 62-я и 64-я армии, составлявшие его основные силы, вели непрерывные оборонительные бои в городе, героически отражая ожесточенные атаки численно превосходящих сил врага.

 

Анализ обстановки под Сталинградом показывал, что войска обоих фронтов собственными силами могли только удерживать занимаемые рубежи. Для перехода от обороны к контрнаступлению требовалось их усиление, пополнение личным составом и материальными средствами. И Ставка располагала реальными возможностями для сосредоточения крупных стратегических резервов на сталинградском направлении с целью перехода в решительное контрнаступление против одной из наиболее сильных и активных группировок врага.

 

В соответствии с общим замыслом Ставки па зимнюю кампанию предусматривалось прежде всего окружить и уничтожить основные силы группы армий «Б» в ходе контрнаступления под Сталинградом. Далее намечалось ввести в действие силы соседних фронтов, расширить фронт стратегического наступления, разгромить гитлеровские войска на Среднем Дону. Наконец, развивая главный удар в общем направлении на Ростов, в тыл другой крупной группировке немецко-фашистской армии, находившейся на Северном Кавказе, предполагалось завершить разгром войск всего южного крыла Восточного фронта фашистской Германии. Одновременно имелось в виду осуществить прорыв блокады Ленинграда, а также значительно улучшить оперативное положение советских войск на других участках советско-германского фронта.

 

Контрнаступление под Сталинградом было спланировано как единая стратегическая наступательная операция трех фронтов — вновь создаваемого Юго-Западного ‘, Донского и Сталинградского. Оно должно было развернуться на фронте протяжением 400 км. Главные удары по сходящимся направлениям на Калач предстояло нанести по флангам вражеской группировки из районов северо-западнее и южнее Сталинграда силами Юго-Западного и Сталинградского фронтов. В ходе маневра на окружение они должны были преодолеть с боями расстояние до 120—140 км с севера и до 100 км — с юга. Планом операции предусматривалось одновременное создание двух фронтов окружения: внутреннего и внешнего. Ответственная задача возлагалась и на войска Донского фронта. Своим ударом в районе малой излучины Дона он должен был расколоть окружаемую группировку врага, а часть ее сил отсечь и уничтожить. Однако основную роль в операции «Уран» должен был сыграть вновь созданный Юго-Западный фронт под командованием генерал-лейтенанта Н. Ф. Ватутина.

 

Для успешного претворения в жизнь плана «Уран» Ставка Верховного Главнокомандования, командование, военные советы и штабы фронтов и армий провели огромную подготовительную работу.

 

Стратегические резервы выдвигались на сталинградское направление. Действующие под Сталинградом фронты пополнялись личным составом и боевой техникой. Проводились межфронтовые перегруппировки. Подвозились необходимые для перехода в контрнаступление материальные средства. Принимались меры по обеспе чению стратегической внезапности предстоящих действий. Улучшалась система стратегического руководства фронтами в ходе контрнаступления.

 

С целью наилучшего управления войсками в оперативно-стратегическом звене, как уже отмечалось, на сталинградском направлении стали действовать три самостоятельных фронтовых объединения, подчиненных непосредственно Ставке. Для наиболее целеустремленного и гибкого руководства и координации их действий Ставка применила здесь институт своих представителей. Генералы Г. К. Жуков и А. М. Василевский выполняли обязанности полномочных представителей Ставки в период подготовки, а второй из них — и во время контрнаступления, когда Г. К. Жуков уже готовил последующие наступательные операции.

 

В итоге всех проведенных Ставкой мероприятий оперативное положение войск, группировка и соотношение сил и средств сторон на сталинградском направлении изменились. К 19 ноября 1942 г. они выглядели следующим образом.

 

В составе изготовившихся для нанесения мощных ударов по врагу Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов было развернуто 10 общевойсковых, 1 танковая и 4 воздушных армии 1 — всего 66 стрелковых и 8 кавалерийских дивизий, 17 стрелковых и мотострелковых бригад, 6 танковых и механизированных корпусов, а также ряд частей различных родов войск. Наступательная группировка советских войск имела в своем составе 1015,3 тыс. человек, 13 535 орудий и минометов, 979 танков и самоходно-артиллерийских установок (САУ), 1350 боевых самолетов.

 

Ей противостояло более 50 дивизий группы армий «Б» (часть сил 8-й итальянской армии, 3-я и 4-я румынские, 6-я и 4-я танковая немецкие армии), поддержанных авиацией 4-го воздушного флота и 8-го авиационного корпуса. Всего группировка противника здесь насчитывала 1011,5 тыс. солдат и офицеров, 10 290 орудий и минометов, 675 танков и штурмовых орудий, 1216 боевых самолетов.

 

Из приведенных данных видно, что к моменту перехода советских войск в контрнаступление общее соотношение в численности войск было примерно равным, а в технических средствах борьбы советские войска имели некоторое превосходство: по артиллерии — 1,3 : 1, по танкам и самоходным орудиям — 1,4: 1, по авиации — 1,1: 1. Таким образом, распространенный в западной буржуазной литературе о второй мировой войне тезис о том, что советские войска при переходе в контрнаступление под Сталинградом имели якобы огромное численное превосходство, не соответствует действительности. Вместе с тем советскому командованию удалось создать двойное и даже тройное превосходство над врагом на направлениях главных ударов. Это обеспечило необходимую силу первоначальных ударов при прорыве вражеской обороны и явилось важным фактором в достижении конечного успеха контрнаступательной операции. 13 ноября генералы Г. К. Жуков и А. М. Василевский докладывали Верховному Главнокомандующему и ГКО: «Силы сторон на сталинградском направлении, по данным фронтов, подтверждаемым и Генеральным штабом, в целом равны. На направлениях же главных ударов фронтов благодаря созданию здесь мощных группировок за счет поступивших из Ставки резервов и ослабления до предела на время операции второстепенных направлений фронта мы имеем значительное превосходство над противником, которое, безусловно, позволяет рассчитывать на успех»

Категория: История | Добавил: fantast (16.12.2018)
Просмотров: 21 | Рейтинг: 0.0/0