Общее стратегическое наступление Красной Армии. Форсирование Днепра (август — сентябрь 1943 г.)

События на советско-германском фронте приобретали для вермахта все более грозный характер. Претворяя в жизнь ранее разработанный план, Советское Верховное Главнокомандование решило использовать успехи, достигнутые в битве под Курском, и незамедлительно расширить фронт наступления советских войск. Армиям Центрального, Воронежского, Степного, Юго-Западного и Южного фронтов были поставлены задачи разгромить главные силы противника на южном крыле советско-германского фронта, освободить всю Левобережную Украину, Донбасс и Крым, выйти на Днепр и захватить на его правом берегу плацдармы.

 

Войска Центрального, Воронежского и Степного фронтов нацеливались на выход к среднему течению Днепра, а Юго-Западного и Южного — к нижнему. Одновременно основным силам Западного фронта и левого крыла Калининского фронта предстояло провести Смоленскую операцию, чтобы нанести поражение 3-й танковой и 4-й общевойсковой армии группы армий «Центр», выйти на линию Духовщина, Смоленск, Рославль, вновь отодвинуть фронт от Москвы и создать условия для освобождения Советской Белоруссии.

 

Наступлением на центральном участке фронта намечалось лишить врага возможности перебрасывать силы с этого направления на юг, где советские войска решали основные задачи кампании. В то же время войска Северо-Кавказского фронта во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской флотилией должны были очистить от противника Таманский полуостров и захватить плацдарм на Керченском полуострове. В ходе наступления советским армиям предстояло преодолеть ряд крупных речных преград. Войска были нацелены на их форсирование с ходу. Учитывая важность и сложность этой задачи, Ставка в директиве фронтам 9 сентября дала указание представлять воинов за форсирование крупных водных преград и закрепление на плацдармах к высшим правительственным наградам, а за форсирование Днепра в районе Смоленска и ниже, а также рек, равных Днепру по трудности преодоления,— к присвоению звания Героя Советского Союза.

 

Усилия фашистского командования после вынужденного оставления орловского и белгородского плацдармов были направлены на то, чтобы остановить на занимаемых рубежах дальнейшее наступление Красной Армии. Наряду с этим Гитлер И августа отдал приказ немедленно приступить глубоко в тылу немецких войск к строительству оборонительного рубежа «Восточный вал», основой которого был мощный водный рубеж — Днепр.

 

Одновременно внимание противника все больше приковывалось к центральному участку фронта. Оценивая планы врага в этот период, бывший командующий войсками Калининского фронта Маршал Советского Союза А. И. Еременко писал: «Несмотря на поражение в районе Курска, Гитлер решил во что бы то ни стало закрепиться на центральном участке советско-германского фронта, надеясь с помощью позиционной борьбы удержаться здесь до лучших времен. Нельзя забывать, что здесь враг находился всего в 250—300 км от столицы и продолжал держать под угрозой центральные промышленные районы нашей страны» Г

 

Наступление советских войск на центральном участке развернулось 7 августа на 400-километровом фронте. Началась Смоленская наступательная операция, носившая условное название «Суворов». Она проводилась войсками Западного фронта и левого крыла Калининского фронта. Им противостояли крупные вражеские силы. Здесь, па смоленском направлении, противник использовал значительную часть войск, выводившихся с орловского плацдарма. В течение августа он перебросил сюда 15 дивизий. Всего к концу этого месяца в группе армий «Центр» насчитывалось 75 дивизий, в то время как в группе армий «Юг» — только 49.

 

Таким образом, наступлением на смоленском направлении Советское Верховное Главнокомандование вынудило врага держать самую сильную группировку па центральном участке фронта, а па Украине, где наносился главный удар Красной Армии,— более слабые силы. Это свидетельствует о том, что в результате мер, предпринятых советским командованием, противник потерял правильную ориентацию в стремительно нараставших событиях. Он не смог установить, на каком стратегическом направлении советские армии наносят главный удар, и вследствие этого допустил крупные просчеты в использовании сил, освобождавшихся за счет сокращения линии фронта.

 

Для советской стороны было важно не дать противнику времени, чтобы привести в порядок и пополнить войска, осуществить перегруппировку сил. Поэтому Ставка Верховного Главнокомандования требовала от фронтов, действовавших на западном и юго-западном направлениях, быстрого и энергичного использования достигнутых успехов, нанесения новых сокрушительных ударов по основным силам врага.

 

Наступление Красной Армии стремительно расширялось. В августе в нем участвовали 11 фронтов, авиация дальнего действия, Черноморский флот и Азовская военная флотилия. Немецкий фронт сотрясался под ударами советских войск на гигантском протяжении от Смоленска до берегов Азовского моря. Наиболее мощные удары обрушились на войска южного крыла группы армий «Юг» и ее стык с группой армий «Центр».

 

13           августа началась Донбасская наступательная операция. Она проводилась войсками Юго-Западного и Южного фронтов. Эта операция должна была иметь огромное военное, политическое и экономическое значение в общем ходе Великой Отечественной войны. Особенно сложные задачи стояли перед войсками Южного фронта. Им прежде всего предстояло прорвать создававшийся в течение длительного времени миусский фронт обороны. Для обеспечения успеха было принято решение осуществить эту задачу на предельно узком участке, создав здесь артиллерийскую плотность не менее 200 орудий и минометов на километр фронта прорыва.

 

В тот же день, 13 августа, перешли в наступление войска Юго-Западного фронта под командованием генерала Р. Я. Малиновского, а 18 августа — армии Южного фронта под командованием генерала Ф. И. Толбухина. Прорвав мощную оборону врага на р. Миус, они 30 августа овладели Таганрогом. Активно участвовала в этих боях Азовская военная флотилия под командованием контр-адмирала С. Г. Горшкова. Ее корабли высадили в районах Таганрога, Мариуполя и Осипенко тактические десанты.

 

В обороне противника на миусском рубеже была пробита большая брешь, ликвидировать которую гитлеровское командование оказалось не в состоянии.

 

О            событиях тех дней бывший начальник штаба Южного фронта маршал С. С. Бирюзов в своих воспоминаниях писал: «В результате глубокого вклинения соединений 5-й ударной армии1 противостоящая Южному фронту группировка врага была разрезана на две части и ее фланги оказались открытыми для ударов с севера и с юга. Для ликвидации этой угрозы немцы стали снимать части с менее активных участков фронта и сосредоточивать их у основания нашего клина, намереваясь пересечь его в районе Ка-линовки... Но все эти меры были уже запоздалыми. Они не могли спасти противника от разгрома на «Миусфронте»» '.

 

Разгром немецких войск на миусском рубеже, наступление войск Степного фронта южнее Харькова, скованность значительных сил врага наступательными действиями Юго-Западного фронта создали непосредственную угрозу донбасской группировке противника. Таким образом, уже через неделю после завершения битвы под Курском положение немецко-фашистских войск в Донбассе, где оборонялись соединения 1-й танковой и 6-й немецких армий, имевших в своем составе свыше 20 дивизий, стало критическим.

 

26 августа южнее Брянска возобновили наступление войска Центрального фронта. Особенно успешно здесь действовала 60-я армия, которой командовал генерал И. Д. Черняховский. Прорвав фронт противника южнее Севска, ее войска к концу августа вклинились в оборону врага на глубину до 60 км и вступили в северные районы Украины. Стремительно развивалось наступление Центрального фронта и в последующие дни. К 7 сентября его армии продвинулись в юго-западном направлении до 180 км, вышли на широком 150-километровом фронте к Десне и успешно форсировали ее.

 

Вскоре действовавшие южнее войска правого крыла Воронежского фронта сломили сопротивление врага юго-восточнее г. Ромны.

 

Широкий прорыв в немецкой обороне на стыке групп армий «Центр» и «Юг» потряс устойчивость Восточного фронта противника. В начале сентября становилось все более очевидным, что группа армий «Юг» не может сдержать на занимаемых позициях наступление советских войск южнее Харькова и в Донбассе. Стремительно продвигаясь на запад, советские армии занимали один за другим донецкие города. 8 сентября был освобожден центр Донбасса — Сталине.

 

Несмотря на все усилия, гитлеровцы не могли стабилизировать линию фронта и на западном направлении, где войска Калининского, Западного и Брянского фронтов неуклонно теснили противника. Была освобождена Ельня, советские дивизии на ряде участков форсировали Десну, подходили к Брянску.

 

Принятые немецким командованием после битвы под Курском планы удержания занимаемых рубежей рушились под мощными ударами советских войск. 8 сентября 1943 г. командующий группой армий «Юг» Манштейн докладывал Гитлеру, прибывшему на совещание в Запорожье: «Противнику удалось пробить брешь на северном фланге 6-й армии шириной 45 км, где сражаются только остатки двух наших дивизий... Хотим мы или не хотим, но мы будем вынуждены отойти за Днепр, особенно принимая во внимание возможные последствия напряженной обстановки на северном фланге нашей группы»

 

Гитлер был вынужден согласиться на дальнейший отход немецких войск из Донбасса. Однако эта частичная мера не могла вывести немецкую оборону на Восточном фронте из стремительно нарастающего кризиса. Чтобы спасти от полного разгрома свои вооруженные силы, действовавшие на Украине, противник вынужден был отступать за Днепр.

 

15 сентября немецко-фашистским командованием был отдан приказ об общем отводе группы армий «Юг» за линию Мелитополь— Днепр на «Восточный вал». Войскам приказывалось удерживать эту позицию до последнего человека. Используя мощную водную преграду и значительные свежие силы, переброшенные с Запада, враг рассчитывал восстановить стратегический фронт обороны. Вопрос об отводе немецких армий севернее Киева с Десны па Днепр ставился в зависимость от дальнейшего развития событий.

 

Со стабилизацией фронта на рубеже Днепра гитлеровская клика связывала далеко идущие планы. Она рассчитывала удержать в своих руках богатейшие районы Правобережной Украины, Крым, важнейшие порты Черного моря. Штурм Красной Армией «Восточного вала» должен был, по мнению фашистского руководства, привести к истощению людских и материальных ресурсов Советских Вооруженных Сил, надолго лишить их возможности вести крупное стратегическое наступление.

 

Важной составной частью немецкого плана отступления с Левобережной Украины было проведение широких мероприятий по созданию «зоны пустыни» между наступающими советскими войсками и отходящими фашистскими армиями. Наряду с вермахтом и в тесном взаимодействии с ним самое активное участие в тотальном опустошении оставляемых районов принимали войска СС и полиция. 7 сентября 1943 г. Гиммлер дал специальные указания по разрушению Донбасса. В этом документе говорилось: «Необходимо добиться того, чтобы при отходе из районов Украины не оставалось ни одного человека, ни одной головы скота, ни одного центнера зерна, пи одного рельса; чтобы но остались в сохранности ни один дом, ни одна шахта, которая бы не была выведена на долгие годы из строя; чтобы не осталось ни одного колодца, который не был бы отравлен. Противник должен найти действительно тотально сожженную и разрушенную страну».

Эти варварские предписания повсеместно выполнялись. Отступая с Левобережной Украины, оккупанты оставляли за собой до гла разрушенные города и деревни, выжженную землю.

 

Немецко-фашистское командование надеялось этим создать, в частности, и непреодолимые трудности для нашего транспорта, в первую очередь железнодорожного. Его неспособность удовлетворить все возрастающие требования наступавших войск должна была привести, по расчетам врага, к затуханию наступления советских армий еще на подступах к Днепру.

 

Как показали последующие события, гитлеровцы и тут просчитались. Советские железнодорожники, автомобилисты, служба войскового тыла преодолели трудности и справились с задачей обеспечения стратегического наступления Красной Армии.

 

Трудности были огромные. В условиях, когда советские войска успешно наступали в течение многих недель, а железные дороги были разрушены отходящим противником, автотранспорт не успевал справляться с выпавшей на его долю нагрузкой. Тылы отставали. Во многих частях остро ощущался недостаток боеприпасов. Но и в таких исключительно трудных условиях солдаты и офицеры стремились быстрее преодолеть Днепр, освободить столицу советской Украины Киев. Большую работу в эти решающие дни проводили военные советы, политические органы и партийные организации наступающих фронтов, готовя войска к форсированию Днепра с ходу.

 

Наступление советских войск успешно развивалось. Стремясь к скорейшему выходу войск на Днепр, Ставка Верховного Главнокомандования сосредоточивала основные усилия Центрального и Воронежского фронтов на киевском, Степного — на полтавско-кременчугском, Юго-Западного — на днепропетровском и запорожском направлениях. Войска Южного фронта имели задачу прорвать оборону врага па р. Молочной, а в дальнейшем выйти на нижнее течение Днепра.

 

Под ударами советских армий фашист! кие войска поспешно отступали. «Сплошпого фронта больше не существовало,— свидетельствовал впоследствии бывший гитлеровский генерал Меллентин,— и подвижные части русских уже действовали в нашем глубоком тылу. Мы должны были как можно быстрее отойти к Днепру и поэтому шли на большой риск и возможные тяжелые жертвы. Мы не могли прекращать нашего отхода в дневное время, так как положение было слишком серьезным, и те, кто отставал или попадал под удары авиации, были предоставлены самим себе... В ходе наших отступлений на Востоке мы не раз подвергались нападениям партизан...»

К 22 сентября Красная Армия добилась крупных успехов в развертывавшейся битве за Днепр. Войска Центрального фронта 21 сентября освободили Чернигов, а 22 сентября вышли на Днепр, с ходу форсировали его и захватили плацдарм в междуречье Дпеп-ра и Припяти. В тот же день соединения Воронежского фронта достигли днепровской излучины у Букрина и овладели здесь плацдармом. Степной фронт 23 сентября освободил Полтаву и вышел к Днепру у Черкасс, а затем у Кременчуга. Армии Юго-Западного фронта очистили почти весь левый берег Днепра в полосе своего наступления. 25 сентября они захватили плацдарм южнее Днепропетровска. Так была освобождена почти вся Левобережная Украина, в том числе важный экономический район — Донбасс.

 

Советские войска двигались на запад. 3 раза в августе и 13 раз в сентябре Москва возвещала салютами о победоносном пути Красной Армии.

 

Стремительное наступление советских войск не позволило немецко-фашистскому командованию планомерно отвести свои армии и организовать оборону на Днепре. Однако, используя резервы, перебрасываемые из Западной Европы, оно принимало все меры к тому, чтобы удержаться на правом берегу. Войска противника яростно контратаковали переправившиеся советские части, стремились выбить их с плацдармов, но тщетно.

 

К концу сентября советские войска вышли к Днепру почти на 750-километровом фронте от Лоева до Запорожья и, несмотря на упорное сопротивление противника, с ходу форсировали его на ряде участков. Число захваченных на правом берегу плацдармов превысило 20. Они имели небольшие размеры, и предстояла борьба за их расширение и превращение в плацдармы оперативного и стратегического значения. Войска Южного фронта к этому времени вышли к сильному оборонительному рубежу, построенному противником на р. Молочной.

 

Следует отметить, что такую мощную водную преграду, как Днепр, передовые части форсировали с ходу на подручных средствах, не ожидая накопления сил и прибытия понтонов. Это был выдающийся подвиг. Он стал возможен прежде всего благодаря высоким моральным качествам советских воинов, их воинскому мастерству.

 

Маршал Г. К. Жуков, координировавший в то время действия Воронежского и Степного фронтов, писал: «Войска, форсировавшие Днепр, проявляли величайшее упорство, храбрость и мужество.

 

Как правило, подойдя к реке, они с ходу устремлялись вперед. Не дожидаясь подхода понтонных и тяжелых средств, наведения мостов, части пересекали Днепр на чем угодно — на бревенчатых плотах, самодельных паромах, в рыбачьих лодках и катерах. Все, что ни попадалось под руку, шло в дело. Нелегко приходилось и на противоположном берегу, где вспыхивали ожесточенные бои за плацдармы. Не успев закрепиться, войска вступали в бой с противником, стремившимся во что бы то ни стало сбросить их в реку...»1

 

За форсирование Днепра, самоотверженность и героизм в боях на плацдармах 2438 воинов были удостоены звания Героя Советского Союза1 2.

 

При форсировании Днепра большую помощь оказали партизаны и население прилегающих районов. По приказу Украинского штаба партизанского движения были созданы специальные отряды, в задачу которых входило оборудование и захват переправ п плацдармов на Днепре, Припяти, Десне и удержание их до подхода частей Красной Армии. Народные мстители помогали войскам и в расширении плацдармов, в освобождении городов и сел Правобережья.

 

Советское Верховное Главнокомандование, твердо проводя намеченный план, продолжало наращивать силу ударов по врагу, расширять фронт наступательных действий. По указанию Ставки в середине сентября перешли в наступление войска Северо-Кавказского фронта. При поддержке Черноморского флота и Азовской военной флотилии они в период с 10 сентября по 9 октября очистили от врага Таманский полуостров, улучшив этим условия для базирования военно-морских сил и создать предпосылки для освобождения Крыма.

 

В то время как на южном крыле советско-германского фронта немецкие армии были вынуждены поспешно отступить за Днепр и Молочную, а также оставить Таманский полуостров, на западном и северо-западном направлениях они продолжали ожесточенную борьбу за удержание занимаемых позиций. Однако попытки врага остановить продвижение советских войск и здесь не имели успеха. 17 сентября Брянским фронтом были освобождены Брянск и Бежи-ца, а 25 сентября войсками правого крыла Западного фронта при содействии Калининского фронта — древний русский город Смоленск. В тот же день был очищен от врага Рославль. Развивая наступление, войска Брянского фронта 26 сентября вступили на территорию Белоруссии.

 

В ходе двухмесячных напряженных боев войска Калининского, Западного и Брянского фронтов нанесли серьезное поражение группе армий «Центр». Вражеская оборона была сокрушена на фронте до 400 км, наши войска продвинулись на запад на 250 км, вышли в верховья Днепра, вступили в восточные районы Белоруссии. В начале октября соединения указанных трех фронтов вышли на рубеж южнее Усвяты, Рудня, Ленино и далее по рр. Проня и Сож до Гомеля. Сковав крупные силы врага, они воспрепятствовали их переброске на Украину, где развертывались главные события.

Категория: История | Добавил: fantast (16.12.2018)
Просмотров: 21 | Рейтинг: 0.0/0