Работы промышленности и транспорта в середине Великой Отечественной войны

В 1942 г. в обстановке незавершенной эвакуации и понесенных тяжелых потерь продолжалась перестройка народного хозяйства, в том числе и военной промышленности, для обслуживания нужд фронта. Остро давали себя чувствовать диспропорции между отдельными отраслями промышленности, возникавшие в ходе перестройки и восстановления эвакуированных предприятий. Не хватало металла, угля, сырья, руд, электроэнергии.

 

Так, если черная металлургия, включая добычу руд, в первой половине 1941 г. увеличила выпуск продукции до 105% по сравнению с предшествующим периодом, то в 1942 г. она снизила его до 62%, топливная промышленность и производство электроэнергии — до 62, химическая и резиновая промышленность — до 79, лесная и деревообрабатывающая — до 48, промышленность стройматериалов — до 26 %. А между тем военная промышленность требовала сырья значительно больше, чем до войны.

 

Только машиностроение и металлообработка, в том числе производство вооружения и боеприпасов, повысили выпуск продукции до 119% к 1940 г., причем главным образом за счет использования резервов народного хозяйства, накопленных до войны.

 

Ценой больших усилий центральных и местных органов налаживались экономические связи между Центральным промышленным районом, Закавказьем и Средней Азией, с одной стороны, Уралом и Кузбассом — с другой. Сложившиеся в мирное время, они были нарушены в результате быстрого продвижения немецко-фашистской армии в глубь страны, потери Южного промышленного района и последующей эвакуации промышленности в восточные районы. Требовалось найти новые базы сырья, топлива, решить проблему транспорта и связи. Так, шахты Подмосковного бассейна еще только начинали оживать после разгрома гитлеровцев у стен столицы. А урало-сибирская металлургия лишилась важнейшего источника сырья — никопольского марганца. Возить марганец из Чиатур (Грузия) кружным путем стало трудно.

 

В Поволжье и частично на Урале еще не вошли в строй десятки эвакуированных обороппых заводов. Партийные органы Саратовской, Куйбышевской, Молотовской, Новосибирской и других областей принимали энергичные меры с целью оказания организационно-технической помощи промышленным предприятиям по вводу их в действие и скорейшему налаживанию выпуска военной продукции. Однако сроки пуска, установленные правительством, были уже на исходе.

 

Падение производства в ведущих отраслях тяжелой индустрии продолжалось до марта 1942 г.

 

Выпуск же военной продукции начал возрастать еще в декабре 1941 г. в результате действенных мер, принятых правительством по перестройке промышленности на военный лад. Это был первый успех советского народного хозяйства, который сразу почувствовали фронтовики. В 1942 г. промышленность восточных районов дала военной продукции столько, сколько вся страна до войны.

 

Военная промышленность быстро набирала темпы и все полнее удовлетворяла требования фронта. В первом полугодии 1942 г. в основном было налажено производство на ее предприятиях, эвакуированных на восток.

 

Нужно отметить, что в целом промышленность и железнодорожный транспорт в 1942 г. развивались ценой поистине титанических усилий и жертв всего народа. Из месяца в месяц, из квартала в квартал возникали многочисленные осложнения и неувязки, для устранения которых от руководителей в центре и на местах требовались не только оперативность и настойчивость, но и знание дела в деталях, умение найти пути и средства, чтобы своевременно расширить узкие места, связать воедино все звенья народного хозяйства, перестраивавшегося на военный лад, добиться их слаженного действия.

 

Патриотизм советских людей был источником массового героизма народа как на фронте, так и в тылу. Этот духовный фактор способствовал решению важнейших задач на всех этапах войны.

 

В ходе перестройки народного хозяйства на нужды войны выдающуюся роль играли партийные и хозяйственные руководители, действовавшие в центре и на местах по поручению ЦК партии и правительства. Это были руководители ведущих отраслей промышленности, секретари обкомов партии Урала, Сибири, Поволжья, ЦК компартий союзных республик, директора заводов и многие другие.

 

В дни войны быстрому решению крупнейших народнохозяйственных проблем способствовали централизация всех производственных и материальных ресурсов в руках ГКО и приближение в условиях эвакуации промышленных наркоматов, проектных и научно-исследовательских институтов и других организаций вплотную к производственным предприятиям. Так, наркоматы черной и цветной металлургии, угольной промышленности, машиностроения, строительства и другие разместились в Свердловске, Челябинске и Куйбышеве, морского транспорта — в Астрахани и т. д.

 

В этих условиях процедура согласования важнейших мероприятий с Госпланом, наркоматами и разными ведомствами, в том числе организация новых производств, была упрощена. Зачастую непосредственно на заводе, в цехе или на стройке ответственные представители наркоматов решали совместно с работниками обкомов партии важнейшие технические и организационно-хозяйственные вопросы, изыскивали и использовали на месте резервы.

 

Именно в такой обстановке усилиями центральных органов при широкой поддержке работников периферии налаживались новые хозяйственные связи внутри тыловых восточных районов, кооперирование отдельных предприятий и отраслей промышленности, передвинувшихся в Поволжье, на Урал, в Сибирь и Среднюю Азию. Расширялся и усиливался станочный парк заводов, налаживалось производство инструмента, в котором остро нуждалась машиностроительная, прежде всего военная, промышленность.

 

В результате восстановления эвакуированного оборудования и строительства заводов на востоке страны к середине 1942 г. парк металлорежущих станков составлял 98% и кузнечно-прессового оборудования — 96% довоенного. При этом наркоматы военной промышленности и машиностроения уже в июне выпустили продукции на 13% больше, чем за соответствующий месяц предшествующего года. Особенно важно, что выпуск качественного проката к тому же времени достиг довоенного уровня.

 

Сырье, руду, строительные материалы изыскивали на местах. Многие из предметов технического снабжения заводам приходилось изготовлять у себя в цехах и на стройках, когда их нельзя было получить со стороны, от предприятий-смежников. Обходилось это нередко значительно дороже, но зато предприятия выигрывали время, что имело решающее значение в период войны.

 

Путем постройки вторых путей, усиления узловых станций расширялась пропускная способность железных дорог, обслуживавших промышленность Урала и Кузбасса. Для бесперебойной доставки угля, руды, кокса и других материалов заводам черной металлургии были введены кольцевые маршруты на ряде участков, таких, как Кузбасс — Чусовская, Кузбасс — Магнитогорск и др.

 

ГКО, СНК СССР и ЦК партии постоянно проявляли заботу о создании определенных переходящих запасов топлива и сырья в важнейших отраслях промышленности, оказывали действенную помощь в решении других важнейших вопросов. Так, постановление ГКО «О мерах неотложной помощи черной металлургии», принятое в феврале 1942 г., способствовало достижению перелома на металлургических заводах Урала и Сибири. Если в январе из 10 заводов государственный план выполнил лишь 1, то в мае и июне — уже 9. С августа металлургические заводы восточных районов вновь заметно увеличили выплавку металла. Исключительно сильное влияние на развитие этой отрасли оказало всесоюзное соревнование металлургов, подкрепленное широкими организационно-техническими мероприятиями. Оно сказалось прежде всего на работе ведущих заводов-гигантов. Кузнецкий металлургический комбинат в 1942 г. увеличил выпуск продукции более чем наполовину по сравнению с 1941 г., Магнитогорский — па одну треть, Златоустовский — на две трети.

 

Особенно велики были заслуги металлургов, выпускавших высококачественную сталь. Их трудовой подвиг был высоко оценен: правительство наградило Первоуральский новотрубный и Лысьвенский металлургический заводы орденами Ленина, а Верх-Исетский (в Свердловске) — орденом Трудового Красного Знамени. Незаменимую помощь металлургам оказали передовые рабочие железорудной промышленности — коллективы Высокогорского, Первоуральского, Златоустовского и других рудников.

 

В целом же черная металлургия в 1942 г., хотя и дала большой прирост продукции, годового задания не выполнила. За год в стране было выплавлено всего лишь 8 млн. т стали. Нетрудно представить, какое неимоверное напряжение должен был проявить советский народ на фронте и в тылу, чтобы противостоять гитлеровской Германии, которая вместе с сателлитами и захваченными странами в тот год получила 32 млн. т стали.

 

Не меньших забот, чем металлургия, требовала угольная промышленность. 1942 год был для нее самым тяжелым за весь период войны.

 

С потерей Донбасса основной угольной базой стал Кузбасс. Положение же здесь в конце 1941 — первой половине 1942 г. было неудовлетворительным. За восемь месяцев комбинат «Кузбасс-уголь» недодал стране 5200 тыс. т угля. Ежесуточная добыча здесь в 1942 г. была ниже, чем в предыдущем году. Особенно уменьшилась добыча коксующихся углей, в которых остро нуждалась металлургия. Все это объяснялось рядом причин. При общем увеличении все же не хватало квалифицированных шахтеров — забойщиков и навалоотбойщиков. Неудовлетворительно был организован труд в забоях, имели место нарушения трудовой дисциплины, технологического режима и плана подготовительных работ, возросло число аварий и простоев механизмов.

 

Основой для устранения этих недостатков стали постановления ГКО от 24 августа 1942 г. «О неотложных мерах по увеличению добычи угля в Кузнецком бассейне» и принятое ровно через месяц решение ЦК ВКП(б) «О мерах улучшения партийной работы в угольных районах Кузбасса в связи с задачей увеличения добычи угля».

 

Выполняя указания, содержавшиеся в этих документах, Новосибирская партийная организация направила в шахты сотни коммунистов, возглавивших социалистическое соревнование за увеличение добычи. Шире развернулось обучение рабочих. Были приняты меры по улучшению технического снабжения шахт и материального обеспечения горняков.

 

Немало помогли Кузбассу предприятия и высшие учебные заведения Томска, взявшие шефство над шахтерами. Они посылали горнякам оборудование, инструмент, направляли ремонтные бригады. На шахты выезжали томские инженеры и ученые. Видную роль в усовершенствовании методов добычи угля сыграл щитовой метод добычи угля, разработанный профессором Томского политехнического института, лауреатом Государственной премии Н. А. Чинака-лом. В итоге всех мероприятий добыча в бассейне поднялась почти до довоенного уровня, а по коксующимся углям — превысила его на 20%. Кузбасс стал давать три четверти общесоюзной добычи коксующихся углей.

 

Но указанию партии и правительства подобные широкие мероприятия были осуществлены также в угольной промышленности Урала и Казахстана. В результате крупный прирост добычи был достигнут в Кизеловском, Копейском и Коркинском бассейнах, а также в Караганде. Следует, однако, подчеркнуть, что в целом по стране добыча угля в 1942 г. была невысокой. Она составила 75,5 млн. т, т. е. менее половины уровня 1940 г.

Категория: История | Добавил: fantast (15.12.2018)
Просмотров: 25 | Рейтинг: 0.0/0