Трудовая деятельность строителей во время Великой Отечественной войны

В укреплении и развитии военного хозяйства большую роль играли строительные организации Наркомстроя и других наркоматов, занимавшиеся восстановлением эвакуированных и строительством новых предприятий промышленности и электростанций. В работах по сооружению и восстановлению предприятий участвовали и коллективы эвакуированных заводов, мобилизованное на трудовой фронт местное население. Строительные организации, действовавшие по планам ГКО, возводили новые цехи, железнодорожные пути, энергетические узлы, линии связи и другие важные объекты.

В 1942 г. в больших масштабах продолжалось строительство на востоке страны. К середине года было пущено 1200 эвакуированных предприятий, в том числе 245 машиностроительных, 54 металлургических, 47 заводов химической и резиновой промышленности. Кроме того, вступили в эксплуатацию вновь построенные 850 заводов, цехов, шахт, электростанций, доменных и мартеновских печей, прокатных станов. Все эти предприятия должны были удовлетворять потребности военных заводов в металле, топливе и электроэнергии.

 

Развернулось также восстановление промышленности в освобожденных от врага районах. Захватчики нанесли им огромный ущерб. Так, когда в декабре 1941 г. советскими войсками был освобожден Подмосковный бассейн, оказалось, что за три недели оккупации гитлеровцы вывели его из строя: 68 из 72 шахт были затоплены, в них скопилось до 4 млн. кубометров воды, стволы взорваны, подъемное шахтное хозяйство уничтожено пожарами, все механическое оборудование разрушено. Число шахтеров, составлявшее до войны 35 тыс., сократилось в несколько раз.

 

План восстановления Подмосковного и Донецкого бассейнов был разработан в Наркомате угольной промышленности СССР еще в те дни, когда Красная Армия, сорвав фашистский замысел захвата Москвы, начала контрнаступление. Подготовленный в короткий срок развернутый план восстановления Подмосковного бассейна был утвержден правительством 29 декабря 1941 г. А вскоре восстановительные работы, которыми руководил управляющий бассейном Д. Г. Оника, уже велись широким фронтом на 27 шахтах.

 

Горняки Подмосковья проявляли героизм, чтобы вновь вернуть жизнь разрушенным врагом шахтам. Они жили в землянках, вагонах, ближайших селах, питались скудно. Значительную часть оборудования нужно было извлечь из затопленных лав. И шахтеры бесстрашно опускались на глубину 45—60 м по скользким обледенелым лестницам, вручную вытаскивали на поверхность вагонетки, насосы, электромоторы. Нередко они работали в плывунах и в загазованных шахтах, не считались с временем. Знатный врубмашинист И. А. Филимонов, ставший в те дни слесарем-монтажни-ком, по 15 часов не выходил на поверхность. Так работали все его товарищи.

 

Самоотверженный труд подмосковных горняков позволил уже в конце января 1942 г. ввести в строй 21 шахту вместо 15 по плану восстановления. И хотя среднесуточная добыча угля была тогда весьма скромной — 2,4 тыс. т, или в 14 раз меньше, чем до оккупации, это все же была подлинная трудовая победа коллектива возрождавшегося бассейна. Огромную помощь шахтерам оказали партийные организации и все трудящиеся Тульской и Московской областей.

 

Уже в апреле 1942 г. Подмосковный бассейн в целом перевыполнил план добычи и отправил в подарок столице 10 эшелонов угля. Включившись во Всесоюзное социалистическое соревнование, горняки шахты № 24 треста «Товарковуголь» в июле и августе завоевали переходящее знамя ГКО и почетное звание лучшей угольной шахты Советского Союза. Страна вновь услышала имя знатного забойщика коммуниста Л. Борискина, машинистов врубовых машин С. Ф. Боевец, Ф. С. Чернецкого и Н. Ф. Тадыко, показавших замечательные примеры высокой производительности труда.

 

Разумеется, это были лишь первые шаги и первые успехи в восстановлении хозяйства освобожденных от гитлеровских захватчиков районов страны. Процесс восстановления продолжался па протяжении всей войны и нескольких лет после ее окончания. Но уже за первое полугодие 1942 г. в бассейне было добыто 2,5 млн. т угля, причем две трети всего числа шахт перевыполнили правительственное задание. К октябрю был полностью восстановлен довоенный фронт работ протяженностью 15,6 км с механизированной добычей угля. За год только железнодорожный транспорт получил из Подмосковного бассейна до 3 млн. т угля.

 

Ввод в эксплуатацию Подмосковного бассейна создал базу для восстановления ряда крупных предприятий Москвы и Центрального промышленного района, игравших важную роль в военной экономике. Были введены в действие Косогорский и Новотульский металлургические заводы.

 

Летом 1942 г. в Москву, несмотря на то что она находилась на положении прифронтового города, было частично реэвакуировано и введено в действие 47 предприятий, в том числе заводы «Красный пролетарий», «Серп и молот» и др. С июня по декабрь того же года объем продукции московской промышленности в стоимостном выражении удвоился.

 

Во втором полугодии по сравнению с первым основные фонды советской промышленности в целом значительно возросли за счет вновь построенных шахт и заводов, расширения электростанций в восточных районах. В сентябре—декабре вступили в эксплуатацию три большие шахты в Печорском бассейне, в Кизеле и Копейске. Начали действовать первая очередь Новосибирской ТЭЦ № 3, Карагандинская ГРЭС, Челябинская ТЭЦ. Снова дали промышленный ток Волховская электростанция и восстановленная после разгрома немцев под Москвой электростанция в Алексине Тульской области.

 

Мощности советских энергосистем выросли за год на 672 тыс. квт, что несколько превышало довоенную мощность Днепрогэса. Важное значение имел тот факт, что две трети этой прибавки дал Урал, где потребность в электроэнергии резко возросла в связи с вводом в строй в 1942 г. более 400 заводов. Здесь, а также в Западной Сибири начали действовать свыше 200 заводов, электросталеплавильных печей, 6 прокатных станов, 4 коксовые батареи. Были пущены в эксплуатацию вновь построенные заводы: Чебаркуль-ский металлургический, Магнитогорский калибровочный и Челябинский трубопрокатный. Металлургическая промышленность Сибири расширилась за счет пуска заводов в Новосибирске и Комсомольске-на-Амуре, строительство которых было начато еще до войны. На Кузнецком металлургическом комбинате вступили в эксплуатацию две электросталеплавильные печи и коксовая батарея.

 

В результате усилий рабочих и инженерно-технического персонала, применивших скоростные методы, в июне 1942 г. был введен в действие Джездинский марганцевый рудник в Казахстане. Вместе с аналогичными предприятиями Южного Урала, Башкирии и Западной Сибири он полностью обеспечил марганцем металлургию востока страны.

 

В августе коллектив Мончегорского медноникелевого комбината на Кольском полуострове восстановил производство никеля, в котором остро нуждалась промышленность вооружения.

 

Большой успех был достигнут в решении проблемы добычи бокситов — руды для изготовления алюминия, необходимого авиазаводам. Нужно сказать, что гитлеровцы, захватив Тихвин и Запорожье, торжествовали: теперь, мол, у СССР нет бокситовых месторождений и действующих алюминиевых заводов и потому-де советская авиапромышленность прекратит производство самолетов. Но враг просчитался.

 

Тихвинские горняки и московские метростроевцы при участии ученых и геологов вскрыли богатейшие кладовые бокситов на Урале, таившиеся глубоко под таежными болотами и руслами рек. Воды этих рек были отведены и потекли по новым искусственным руслам, а в глубь земли проникли механизмы. С их помощью советские рабочие и специалисты в невиданно короткий срок построили штольни. Это был подвиг тысяч людей, трудившихся во имя победы над врагом. Работами непосредственно руководили директор рудника В. Богатов, главный инженер Б. Нифонтов и гидролог В. Надеждин. Среди особо отличившихся были шахтеры Г. Бурмей, Ч. Созаев, И. Проничкин, Н. Минзарипов и многие другие.

 

Этот североуральский рудник «Красная шапочка» и стал в годы войны главным поставщиком бокситов. За выполнение важного задания для фронта коллективу рудника было вручено на вечное хранение Красное знамя Государственного Комитета Обороны.

 

Многое было сделано и для преодоления трудностей в снабжении нефтью. Так, дальневосточные строители в сложных условиях за один год вместо трех лет по первоначальному проекту проложили трубопровод протяженностью 387 км с пропускной способностью 1,5 млн. т нефти в год. Он связал промыслы Сахалина с нефтеперерабатывающей промышленностью Хабаровска, а также Комсомольска-на-Амуре, в котором к тому времени был введен в строй нефтеперегонный завод е годовой производительностью 500 тыс. т.

 

Все это лишь отдельные штрихи становления основных отраслей военного хозяйства на втором году войны. Исключительная сложность обстановки усугублялась сужением производственной базы, так как советской промышленности в 1942 г. удалось лишь частично восстановить довоенные мощности. Производство важнейших видов стратегического сырья и электроэнергии все еще было намного ниже (в 1,5—2,8 раза), чем в 1941 г.

Категория: История | Добавил: fantast (15.12.2018)
Просмотров: 21 | Рейтинг: 0.0/0