Разгром гитлеровских войск под Москвой. Накануне битвы

Еще в ходе сражения у Киева, когда обозначился успех гитлеровских войск, германский генштаб разработал план наступления на Москву. Этот план, утвержденный Гитлером, вызвал полное одобрение генералов и фельдмаршалов на совещании, состоявшемся в сентябре 1941 г. близ Смоленска. Фашистское командование, считавшее, что с победой у Киева открылись новые возможности глубоких стремительных операций на всем советско-германском фронте, не сомневалось в быстром захвате Москвы и полной победе.

 

К концу сентября стратегическая обстановка резко изменилась в пользу гитлеровской армии.

 

С поражением Юго-Западного фронта возникла серьезная угроза и для войск Южного фронта. Дальнейшее продвижение группы армий «Юг» вело к оккупации всей Украины, отдавало в руки фашистов ее огромные богатства, имевшие важнейшее стратегическое значение. Отсюда шел путь в Крым, к Севастополю, что сулило гитлеровцам господство на Черном море, открывало им с моря побережье Кавказа.

 

Наступление группы армий «Север» не завершилось захватом Ленинграда, но он был блокирован, и гитлеровцы намеревались дальнейшим прорывом через Тихвин к р. Свирь полностью изолировать город Ленина. По их расчетам, он должен был капитулировать после беспощадных артиллерийских обстрелов и налетов авиации, под угрозой голодной смерти населения. Войска группы армий «Север», нацеленные на Бологое, угрожали смежным флангам Северо-Западного и Западного фронтов.

 

Изменилось оперативное положение группы армий «Центр», изготовившейся к наступлению на Москву. Ее фланги, которым до сражения у Киева угрожали удары советских войск, тедерь были прикрыты, в то время как фланги советской обороны па московском направлении, напротив, оказались под ударами врага. Противник имел значительное превосходство в силах и средствах. Особенно подавляющим было его преимущество в танках и авиации на направлениях главных ударов. К началу наступления эта группа была усилена двумя армейскими корпусами и 4-й танковой группой, переброшенной на московское направление из-под Ленинграда.

 

Гитлеровский генштаб дал операции наименование «Тайфун», полагая, что группа армий «Центр», подобно тайфуну, сметет советскую оборону стремительным наступлением и захватит Москву. По планам врага, война должна была закончиться его победой еще до наступления зимы.

 

13 сентября 1941 г., в самый разгар подготовки наступления на Москву, Гальдер писал, что «в случае, если кампания на Востоке не приведет в течение 1941 г. к полному уничтожению советских войск, с возможностью чего уже давно считается верховное командование, это окажет следующее воепное и политическое влияние на общую обстановку: а) возможность нападения японцев на Россию станет сомнительной...; б) невозможно будет воспрепятствовать сообщению России и Англии через Иран; в) Турция расценит такое развитие обстановки очень неблагоприятно для нас, но вместе с тем она будет выжидать до тех пор, пока не убедится в окончательном поражении России...

 

Блокада Англии достаточно крупными силами авиации может быть начата только после того, как будет в основном закончена Восточная кампания, а авиация восстановлена и увеличена» '.

 

Вся масса войск группы «Центр» развернулась для наступления на фронте от Андреанополя до Глухова в полосе, ограниченной с юга курским направлением, с севера — калининским. В районе Ду-ховщины, Рославля и Шостки сосредоточились три ударные группировки, основой которых были танковые группы.

 

В группу армий «Центр» теперь входили 2-я, 4-я, 9-я полевые армии, 2-я, 4-я и 3-я танковые группы. В составе этой группы было 77 дивизий, в том числе 14 танковых и 8 моторизованных. Это составляло 38% пехотных и 64% танковых и моторизованных дивизий противника, действовавших па советско-германском фронте. Перед войсками группы армий «Центр» была поставлена задача окружить и уничтожить в районе Брянска и Вязьмы советские войска, затем танковыми группами охватить Москву с севера и юга и одновременными ударами танковых сил с флангов и пехоты в центре овладеть столицей Советского государства.

 

На основных операционных направлениях, по которым пред-стояло наступать этим группировкам, почти не было крупных естественных рубежей, здесь пролегали дороги, которые вели к Москве с запада, северо-запада и юго-запада.

 

Наступление было обеспечено и материально-технически. Пройдет время, и немецкие генералы сошлются на неготовность тылов, трудности снабжения, растянутые коммуникации и плохие дороги. А в сентябре 1941 г. в германском генеральном штабе считали, что положение со снабжением всюду является удовлетворительным. Работа железных дорог была признана хорошей, а автотранспорта оказалось столько, что часть его выводилась в резерв. В войсках вермахта царил подъем, вызванный обещанной командованием близостью победы. Москва притягивала гитлеровских захватчиков как магнит, и они готовы были на отчаянные усилия в новой схватке с советскими войсками; такая схватка казалась им последней.

 

Стратегическая инициатива оставалась за гитлеровским командованием, оно определяло время и места ударов, условия борьбы, и это ставило перед Верховным Главнокомандованием Вооруженными Силами СССР множество задач небывалой трудности, невиданного масштаба.

 

Нужно было срочно закрыть брешь в обороне Юго-Западного фронта, образовавшуюся в результате поражения под Киевом, отвести войска Южного фронта, не пустить противника в Донбасс, не допустить захвата Ростова, что угрожало бы прорывом врага к важнейшей для обороны страны бакинской нефти, создавало угрозу Закавказью. Необходимо было удержать Крым, так как падение Севастополя крайне ограничило бы действия Черноморского флота, а захват Керчи угрожал прорывом на Кубань. Новых войск, новых усилий требовало спасение Ленинграда.

 

В таких исключительно тяжелых условиях борьбы командованию предстояло организовать оборону московского направления, защиту Москвы.

 

Ставка Верховного Главнокомандования с самого начала Великой Отечественной войны правильно оценила значение этого главнейшего стратегического направления. В решающих сражениях здесь участвовало 40% всех сил действующей советской армии. Генеральный штаб Красной Армии верно определил основные рубежи и операционные направления, на которых противник будет искать решения своих оперативно-стратегических задач.

 

С первых недель войны, когда выявились неудачи наших войск на западном направлении, Государственный Комитет Обороны и Ставка мобилизовали строительные организации, инженерные войска, силы трудящихся на укрепление оборонительных рубежей Подмосковья. По призывам Центрального Комитета, Московского, Смоленского, Тульского и Калининского обкомов партии сотня тысяч рабочих, колхозников, интеллигентов, учащихся и домохозяек поднялись на строительство укреплений. В летнюю жару, в осеннее ненастье они возводили блиндажи, рыли окопы и противотанковые рвы. Создавались Вяземская и Можайская линии обороны: в последнюю входили Волоколамский, Можайский, Мало-ярославсцкий и, позднее, Калужский укрепленные районы.

 

Ставка сосредоточила на защите Москвы лучшие силы авиации и гвардейские минометные части. На важнейших направлениях была установлена артиллерия большой мощности, в том числе тяжелые батареи морской артиллерии. Дальнебомбардировочная авиация систематически бомбила глубокие тылы и коммуникации группы армий «Центр». Частые контратаки наших войск причиняли врагу серьезный урон.

 

В конце сентября 1941 г. линия фронта на московском направлении проходила в 30 км западнее Осташкова, через Андреаполь, Ярцево, Ельню, по рекам Десна и Судость до Глухова. Этот рубеж протяженностью 800 км отстоял от Москвы на 300—550 км.

 

К началу битвы на московском стратегическом направлении действовали три фронта: Западный (командующий генерал-полковник И. С. Конев, член Военного совета Н. А. Булганин, начальник штаба генерал-лейтенант В. Д. Соколовский), Резервный (командующий Маршал Советского Союза С. М. Буденный, член Военного Совета Н. С. Круглов, начальник штаба генерал-майор А. Ф. Анисов) и Брянский (командующий генерал-полковник А. И. Еременко, член Военного совета дивизионпый комиссар П. И. Мазепов, начальник штаба генерал-майор Г. Ф. Захаров). Они имели 95 дивизий, однако уступали противнику в силах и средствах борьбы. В их составе было 800 тыс. человек, в то время как против них действовало более 1 млн. гитлеровцев. 780 советских танков, 545 самолетов, 6800 орудий и минометов противостояли 1700 немецким танкам, 950 самолетам и 14 тыс. орудий и миномётов.

 

27 сентября Ставка Верховного Главнокомандования отдала войскам Западного направления директивы перейти к жесткой обороне, но резервов и времени для ее организации на всю глубину у фронтов не было. Через три — пять дней группа армий «Центр» перешла в наступление на Москву.

Категория: История | Добавил: fantast (14.12.2018)
Просмотров: 25 | Рейтинг: 0.0/0