Обострение классовой борьбы в странах Прибалтики в конце 30-х годов

Коммунистические партии стран Прибалтики, работавшие в подполье в условиях жесточайшего террора, руководили борьбой трудящихся против антинародной политики буржуазии и гнета капитала, за восстановление власти Советов и объединение с народами Советского Союза.

 

В первые же годы буржуазной власти состоялись крупные революционные выступления в странах Прибалтики: восстания трудящихся острова Сааремаа в Эстонии в 1919 г. и Каунасского гарнизона в 1920 г., жестоко подавленные с помощью войск. Массовые революционные выступления произошли в 1920 г. в латвийских городах Лиепае и Валмиере. Политическая стачка протеста против смертных приговоров деятелям рабочего движения состоялась летом того же года в Таллине. Под лозунгами коммунистических партий рабочие Прибалтики выходили на многолюдные первомайские демонстрации. Одним из основных политических требований демонстрантов было провозглашение Советской власти и объединение с Советским государством.

 

Большой размах приняла экономическая борьба рабочих Прибалтики. В Латвии, например, в 1921 г. состоялось 127 экономических стачек, а в 1923 г.—199. Эстонские, латышские и литовские рабочие, борясь за улучшение своего экономического положения, понимали, что только тесное сотрудничество с СССР обеспечит быстрое экономическое развитие их стран. В январе 1924 г. на одном из собраний эстонских рабочих единогласно была принята резолюция, в которой отмечалось, что эстонская промышленность, будучи изолирована от огромных природных богатств СССР, обречена на вымирание и что «трудящиеся Эстонии только тогда будут спасены от прозябания, если Эстония объединится с Союзом Советских Социалистических Республик».

 

Коммунисты Прибалтики умело сочетали легальные и нелегальные формы работы и укрепляли свои связи с народными массами. Они широко использовали кампании по выборам в органы самоуправления и парламенты, сплачивали вокруг себя профсоюзные организации, боролись за создание единого фронта рабочих против буржуазии. Единый фронт трудового народа Эстонии, организованный коммунистами в 1922 г., требовал обеспечения минимума заработной платы, улучшения квартирных условий рабочих, 8-часового рабочего дня, прочного мира вообще и с Советской Россией особенно, бесплатного образования, прекращения судебного преследования трудящихся за участие в политической борьбе, отмены арендных платежей с крестьян-бедняков и т. п.

 

Значительную роль в мобилизации трудящихся па борьбу за свержение буржуазных режимов сыграла коммунистическая печать. Центральным органом ЦК КП Литвы была газета «Тиеса» («Правда»). Газета «Циня» («Борьба»), издававшаяся с 1904 г., стала центральным органом ЦК Компартии Латвии. Эстонские революционеры издавали газету «Коммунист». Кроме этих газет, печаталось еще большое количество партийной литературы — газет, журналов, листовок, плакатов.

 

Буржуазные власти всеми мерами подавляли борьбу трудящихся. Тюрьмы Литвы, Латвии и Эстонии были заполнены революционерами. В Эстонии только с 1920 по 1924 г. состоялось более 70 политических процессов над деятелями революционного движения («процесс 35-ти», «процесс 50-ти», «процесс 149-ти» и др.). В Латвии в 1920—1921 гг. было убито свыше 3 тыс. революционеров. Такой же жестокий террор царил в Литве. Жертвами белого террора пали многие выдающиеся деятели коммунистического движения. В июне 1921 г. были расстреляны девять латышских коммунистов, в их числе секретарь ЦК Компартии Латвии Янис Шильф (Яунзем) и член ЦК Август Берце (Арайс). В 1922 г. под пулями палачей с возгласом «Да здравст-вус т Эстонская Советская Республика!» пал один из виднейших руководителей эстонских коммунистов Виктор Кингисепп. В следующем году агент охранки выстрелом в спину убил организатора эстонского коммунистического союза молодежи, члена ЦК КП Эстонии Яана Креукса.

 

В 1926 г. были расстреляны четыре литовских руководящих деятеля революционного движения, среди них секретарь ЦК Компартии Литвы Каролис Пожела и член ЦК Юозас Грейфенберге-рис — это были первые жертвы, павшие под пулями литовских фашистов.

 

В декабре 1924 г. в Таллине, борясь за власть Советов, рабочие взялись за оружие. Это было в те годы одним из крупнейших революционных выступлений пролетариата в Европе. Однако восстание потерпело поражение.

 

В период экономического кризиса 1929—1933 гг., очень тяжело отразившегося на народном хозяйстве стран Прибалтики, развернулась упорная стачечная борьба. Обычным явлением стали демонстрации и голодные походы безработных.

 

В страхе перед революционным движением буржуазия перешла к фашистским методам управления: в Литве — уже в 1926 г., в Эстонии и Латвии — в 1934 г.

 

В труднейших условиях фашистской диктатуры коммунисты Прибалтики продолжали борьбу, выступая против идеологии буржуазного национализма, усиленно насаждаемой господствовавшими классами, за создание единого антифашистского фронта трудящихся.

 

Ярким проявлением недовольства фашистским строем явились крестьянские выступления в Литве (в Занеманье) в 1935 г. Трудящиеся крестьяне требовали повышения цен на сельскохозяйственные продукты и снижения цен на промышленные товары, уменьшения налогов, льготного кредита, отмены выкупных пла тежей, прекращения продажи крестьянских хозяйств с торгов. Они выдвигали и политические лозунги, требовали свержения фашистского правительства. И это выступление было жестоко подавлено вооруженной силой с применением смертных казней.

 

Успехи Советского Союза, его достижения в области строительства социализма, принятие в 1936 г. новой Конституции СССР вдохновляли трудящихся Эстонии, Латвии и Литвы.

 

Советский писатель Н. С. Тихонов, посетивший с группой представителей советской интеллигенции в 1937 г. Прибалтийские государства, писал: «Буржуазное правительство Пяте а и Лайдоне-ра больше всего на свете боится революции... В маленькой, зеленой Литве у нас было много друзей. Здесь открыто подчеркивали глубокую дружбу, связывающую литовский народ с народами Советского Союза, следили за советской литературой, музыкой, театром. Большой успех имели паши песни, была очень известна «Песня о Родине» Лебедева-Кумача. Куда бы мы ни приезжали, мы всюду встречали теплый прием. Но официальные лица были себе на уме. Тот же страх перед революцией мучил их, и они не знали, что придумать, чтобы как-то отдалить неизбежное».

 

Представители реакционных сил Прибалтики заискивали перед Гитлером, приветствовали и восхваляли агрессивные действия фашистской Германии. Начавшаяся вторая мировая война значительно обострила классовую борьбу в Прибалтике, ускорила наступление революционного взрыва.

 

Летом 1939 г. правительство СССР предложило на англо-франко-советских переговорах в Москве предоставить Прибалтийским государствам международные гарантии против гитлеровской агрессии. Однако правительства Эстонии, Латвии и Литвы отказались от гарантий. Правительство Эстонии дошло до такого предательства интересов народа, что вело переговоры об оккупации Прибалтики немецко-фашистскими войсками. На путь капи туляции перед германским фашизмом встало и правительство Литвы.

 

Советское правительство предложило Германии в 1934 г. гарантировать безопасность Литвы, но Германия по существу отказалась принять это предложение. В марте 1939 г. гитлеровская Германия отняла у Литвы Клайпедский край, а литовское правительство согласилось оформить захват Клайпеды как «возвращение» Германии ее земель. Литва потеряла в результате агрессии Германии до трети всей промышленности и морской порт, через который шло четыре пятых литовского экспорта. Два месяца спустя литовское правительство заключило с Германией торговый договор, по которому вывоз продуктов сельского хозяйства в Германию увеличился почти в 3 раза.

 

В июне 1939 г. эстонское и латвийское правительства заключили с фашистской Германией пакт о ненападении. Эти пакты исключали всякую возможность участия Эстонии и Латвии в каких бы то ни было системах безопасности, преследующих цель воспрепятствовать дальнейшему распространению гитлеровской агрессии, превращали Эстонию и Латвию в придаток германского рейха. Министры иностранных дел Эстонии и Латвии были награждены высшими германскими орденами. Договоры с гитлеровской Германией были заключены за спиной эстонского и латышского народов, вопреки их желанию. Шведская газета «Арбета-рен» писала по этому поводу: «Большинство народа настроено против фашизма и предпочло бы объединение с Советским Союзом». Французский посланник в Латвии Трипье еще ранее отмечал: «Я знаю, что латыши пойдут с Советским Союзом, а если на них нападут, то они уйдут в СССР; так говорят всо слои, кроме богатых» '.

 

Реакционные правительства Англии и Франции, подстрекая Германию на войну против СССР, стремились превратить Прибалтику в плацдарм для нападения на Советский Союз. Прибалтийская буржуазия, активно способствуя осуществлению этого плана, тем самым обрекала свои страны и народы на страдания в горниле войны.

 

Однако осенью 1939 г. обстановка в Прибалтике изменилась. В августе был заключен советско-германский договор о ненападении. Это связало Гитлеру руки в Прибалтике, он не мог оказывать с этого времени открытую поддержку реакционным кругам Эстонии, Латвии и Литвы и предпринимать агрессивные шаги в Прибалтике, не вызывая обострения советско-германских отношений. 1 сентября того же года Гитлер развязал вторую миро вую войну. Страны империализма распались на два воюющих лагеря. Теперь уже и Англия, Франция, а также Польша и другие капиталистические государства не могли оказать прибалтийской буржуазии помощь в случае обострения классовой борьбы.

Категория: История | Добавил: fantast (06.12.2018)
Просмотров: 22 | Рейтинг: 0.0/0