Завершение коллективизации сельского хозяйства. Стимулирование колхозного движения

К началу второй пятилетки вне колхозов оставалось еще свыше трети крестьянских хозяйств. При этом в ряде районов так называемой потребляющей полосы и в республиках Востока в колхозах было объединено менее половины крестьянских хозяйств. Вопрос о вовлечении единоличников в колхозы оставался одним из важнейших.

В первые годы второй пятилетки партийные и советские организации сосредоточили все усилия на решении задач организационно-хозяйственного укрепления колхозов и меньше стали беспокоиться о дальнейшем кооперировании единоличников. Вследствие этого в 1933—1934 гг. приток крестьян-единоличников в колхозы значительно сократился.

 

Задачи завершения коллективизации были обсуждены на совещании, проведенном Центральным Комитетом Коммунистической партии в июле 1934 г. В нем приняли участие члены ЦК, секретари республиканских, краевых и областных партийных организаций. На совещании указывалось на ослабление внимания к коллективизации сельского хозяйства, отмечалось, что на местах удовлетворились достигнутыми результатами.

 

Ноябрьский (1934 г.) Пленум ЦК партии вновь возвратился к вопросу о завершении коллективизации единоличных крестьянских хозяйств. Йленум создал специальную комиссию в составе И. В. Сталина, М. И. Калинина, А. А. Жданова, П. П, Постышева, Г. Ф. Гринько, М. А. Чернова, Б. II. Шеболдаева, Р. И. Эйхе и других, которой поручил рассмотреть все вопросы, связанные с ростом коллективизации и положением индивидуальных крестьянских хозяйств (создание условий, облегчающих вступление единоличников в колхозы, и т. д.).

 

После Пленума ЦК партии была перестроена налоговая и заготовительная политика: были увеличены льготы колхозам и колхозникам и ставки налогового обложения и государственных заготовок для единоличных хозяйств. На основании постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 3 марта 1935 г. «Об обязательных поставках зерна, риса и подсолнуха государству колхозами и единоличными хозяйствами из урожая 1935 г.» норма сдачи зерна государству из расчета на каждый гектар для колхозов Красноярского края, обслуживаемых МТС, устанавливалась в 2,6 центнера с гектара, а для единоличного сектора — 3,5 центнера с гектара, для Восточно-Сибирского края — соответственно 2,1 и 3,2 центнера, для Горьковского края — 0,9 и 2 центнера. При этом сроки выполнения поставок для колхозов устанавливались 1 октября, для единоличников — 15 сентября. Нормы обязательных поставок картофеля для единоличников были также в 1,5—2 раза выше, чем для колхозников.

 

Закон «О сельскохозяйственном налоге на 1935 г.» устанавливал, что во всех случаях налоговые ставки с единоличного хозяйства должны не менее чем на 25% превышать ставки, установленные в данной местности для колхозников. Это же соотношение было установлено и в самообложении единоличников и колхозников. Вместе с тем единоличным хозяйствам, вступающим в колхозы, предоставлялись значительные льготы. При вступлении в колхоз до наступления первого срока уплаты налога единоличные хозяйства облагались по ставкам колхозников. Наоборот, хозяйства колхозников, выбывших из колхоза, привлекались к уплате налога по ставкам, установленным для единоличных хозяйств. Резко возрастали налоговые ставки в зависимости от размеров дохода. Для доходов до 1000 руб. устанавливалась твердая ставка 110 руб. налога, а с дохода свыше 6000 руб. взималось уже 45% дохода.

 

Законом предусматривалось обязательное привлечение к индивидуальному обложению хозяйств, занимавшихся систематической спекуляцией (купля, продажа) и т. д. Налоговая политика была важным фактором, ускорявшим вступление единоличников в колхозы.

 

Но в ряде мест были допущены извращения налоговой политики. Так, например, в Чувашской АССР некоторые работники давали указание облагать единоличные крестьянские хозяйства повышенными налогами с таким расчетом, чтобы они скорее вступали в колхозы. Аналогичные извращения политики партии допускались и в некоторых других районах.

 

В 1935 г. в Курмышском районе Горьковского края в погоне за высоким процентом коллективизации практиковалось дополнительное обложение крестьян-единоличников налогами без учета их фактических доходов.

 

В Лотошинском районе Московской области середнякам-едино-личникам устанавливали, например, завышенные твердые задания, а при невыполнении их подвергали административным мерам воздействия, вплоть до суда и выселения. Горьковский крайком и Московский обком партии осудили не в меру ретивых руководителей, укрепили районное руководство новыми кадрами и предложили в кратчайший срок устранить недостатки и извращения в колхозном строительстве.

 

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 11 апреля 1937 г. был установлен перечень имущества, которое не могло быть изъято по суду. Эти меры, осуществлявшиеся партийными и советскими органами по устранению выявленных извращений, способствовали успешному развитию колхозного строительства.

В годы второй пятилетки процесс коллективизации сельского хозяйства продолжался как в зерновых, так и в незерновых районах страны. Особенно усилилось движение крестьян в колхозы в тех районах, где в годы первой пятилетки коллективизацией было охвачено менее половины крестьянских хозяйств. Это районы так называемой потребляющей полосы и национальные районы.

 

С каждым годом единоличники все больше убеждались в преимуществах коллективного труда и подавали заявления о приеме в колхоз. Вот что писал середняк С. Тюменев из села Желановки Шацкого района Московской области: «Успехи колхозного строительства, особенно в этом году (1933), убедили меня и убеждают каждого честного единоличника, что в колхозе куда жить лучше... Вот я и решил поэтому единоличником больше не быть».

Огромный рост политической сознательности трудящихся деревни показала кампания перевыборов в Советы 1934—1935 гг. Заботу о росте и процветании колхозов избиратели ставили на первый план в наказах новым депутатам.

 

При обсуждении обращения ЦИК СССР от 27 сентября 1934 г. о выборах в Советы в 1934—1935 гг. в Петровском сельсовете Ко-раблинского района Московской области единоличники решили организоваться в колхоз. Они заявили- «Будем участвовать в перевыборах уже колхозниками». В Грязовепком районе Северного края единоличники готовились к перевыборам Советов под лозунгом: «Встретим перевыборы в колхозах!» Здесь в колхозы вступило около 800 хозяйств. В Гусевском районе Ивановской области за время выборной кампании в колхозы было принято около 600 единоличных хозяйств.

 

Большую роль в развитии колхозного строительства сыграла политико-массовая работа среди единоличников. Одной из наиболее удачных форм привлечения их в колхозы явилось проведение отчетов колхозов перед единоличниками. Широкое применение получила практика посылки в отстающие сельсоветы вербовочных бригад из колхозного актива. На страницах газет публиковались письма-обращения колхозников, в которых они убеждали единоличников переходить к социалистическим формам хозяйства.

 

Так, колхозники Первомайского колхоза Вожегодского района Северного края писали: «Мы ныне тужим, что так долго медлили с организацией колхоза. Мы зовем всех честных единоличников, наших друзей и товарищей по деревне, соседей и братьев по работе, вступить в нашу колхозную крепкую и дружную семью».

 

Одним из методов вовлечения единоличников в колхозы был «колхозный буксир»: передовые сельсоветы брали на себя обязательство оказать конкретную помощь отстающим в развитии коллективизации. Широкое распространение получила индивидуальная работа колхозников среди единоличников. Передовые колхозники убеждали единоличников вступить в колхоз.

 

Не менее интересными и действенными формами вовлечения единоличников в колхозы были приглашение их на собрания передовых колхозов, организация экскурсий единоличников в лучшие колхозы, доклады и беседы колхозников-ударников об их борьбе за зажиточную и культурную жизнь. Проводились сельские, районные, областные и краевые слеты колхозников-ударников с участием единоличников и т. д.

 

Агитаторами и организаторами колхозного дела выступали десятки тысяч рядовых колхозников. Партийные организации выдвигали в актив и единоличников. В Ивановской области в каждой деревне выделялся агроуполномоченный из наиболее добросовестных единоличников для контроля за выполнением единоличниками государственного плана. В Московской области в период сельскохозяйственных кампаний из единоличников создавались десятидворки, возглавляемые избираемыми уполномоченными. Из агро-уполномоченных и уполномоченных десятидворок вырастал и крон актив единоличников, способствовавший вступлению в колхозы единоличных хозяйств.

 

В результате большой политико-массовой работы среди единоличников продолжался приток крестьянских хозяйств в колхозы. Другая часть крестьян-единоличпиков, ликвидируя свои хозяйства, уходила на работу в промышленность и на транспорт.

 

В 1934 г. в стране насчитывалось уже 233,3 тыс. колхозов, объединявших 71,4% всех крестьянских хозяйств и обрабатывавших 87,4% посевных площадей. На европейском Севере уровень коллективизации поднялся до 72,6%, в Центрально-промышленной зоне — до 70,4%.

 

Прилив в колхозы крестьян-единоличпиков особенно усилился в период разработки и принятия нового устава сельскохозяйственной артели, закрепления земли за колхозами, начавшегося подъема колхозного производства. Политико-массовая работа, связанная с разработкой и принятием нового устава, проводилась партийными и советскими организациями как среди колхозников, так и среди единоличников. В Чувашской АССР изучение материалов 2-го Всесоюзного съезда колхозников-ударников и устава проводилось на общих и бригадных собраниях колхозников, на слетах колхозников-ударников, на конференциях колхозниц, в работе которых принимали участие и единоличники.

 

В Башкирской АССР в населенных пунктах с большим числом единоличников Примерный устав обсуждался на их собраниях. В Карельской АССР практиковались беседы в домах колхозников и единоличников. В Воронежской области новый устав изучался на общих и бригадных собраниях колхозников, в красных уголках и т. д. Активными пропагандистами устава стали делегаты 2-го съезда колхозников-ударников. Они выступали на районных слетах колхозников, на собраниях в колхозах, по радио.

 

Значительную помощь сельским организациям в разъяснении материалов 2-го Всесоюзного съезда колхозников-ударников и устава оказали городские парторганизации и рабочий класс. Московский обком ВКП (б) направил в деревню для разъяснительной и организационной работы 500 человек, Ленинградский обком — 300, Свердловский горком — 227 человек. Большую помощь оказали шефские общества и профорганизации, направляя в деревню бригады рабочих.

 

Изучение устава сопровождалось новым притоком в колхозы единоличников, которые нередко на собраниях подавали заявления о приеме их в колхозы. «Мы поняли,— писали единоличники Белгородского района Курской области,— что колхозы ведут к светлой и хорошей жизни, просим принять нас в колхоз, обязуемся честно работать». В апреле 1935 г. на общем собрании колхоза «Пламя» Слободо-Туринского района Свердловской области при обсуждении устава единоличники говорили, что новый устав создает более благоприятные условия для вступления в колхоз.

 

Начался новый подъем колхозного движения. За первое полугодие 1935 г. по Советскому Союзу в колхозы вступило 833 тыс. крестьянских хозяйств. Особенно сильный приток крестьян в колхозы наблюдался в потребляющей полосе и национальных республиках.

 

Удельный вес индивидуального крестьянского хозяйства в сельскохозяйственном производстве страны еще более снизился.

 

К концу 1935 г. вне колхозов оставалось около 17% крестьянских хозяйств. Они обрабатывали всего 5,2% посевных площадей страны. Индивидуальное крестьянское хозяйство уже не оказывало сколько-нибудь заметного влияния на государственный план производства сельскохозяйственной продукции.

Категория: История | Добавил: fantast (01.12.2018)
Просмотров: 16 | Рейтинг: 0.0/0