Подъем тяжелой промышленности СССР в 30-е годы

В результате самоотверженного труда кривая роста промышленной продукции пошла круто вверх. Если в 1933 г.— первом, наиболее трудном году второй пятилетки — валовая продукция промышленности выросла лишь на 5% по сравнению с 1932 г., то в 1934 г. социалистическая индустрия сделала большой скачок, увеличив выпуск продукции на 19%, превысив темпы роста, заданные на этот год пятилетним планом.

 

Значительные сдвиги произошли в развитии отдельных отраслей тяжелой промышленности. К началу второй пятилетки, как и в 1933 г., черная металлургия отставала от общих темпов развития советской экономики. А в 1934 г. был завершен невиданный в истории мировой металлургии скачок: за год производство металла возросло на 40—47%. В 1934 г. в СССР было выплавлено 10,4 млн. тонн чугуна, 9,7 млн. тонн стали, произведено 7 млн. тонн проката.

 

Столь значительный прирост был достигнут не только благодаря вводу в строй новых больших мощностей, но и в результате освоения уже ранее введенных в строй агрегатов. В 1934 г. выход чугуна на каждый кубометр полезного объема доменной печи увеличился по сравнению с 1932 г. на 23%, выплавка стали па каждый квадратный метр пода мартеновской печи выросла на 32 %.

 

В ходе борьбы за освоение новой техники вся страна узнала имена многих победителей в соревновании: сталеваров Д. А. Бобылева, А. А. Дегтярева, М. ГГ. Пушкина, С. И. Хохлова, И. И. Яценко, горновых Ф. А. Орленко, С. И. Слесаренко, П. Е. Инютина и многих других. Отличное знание печей, точное соблюдение заданного режима, смелое применение высоких температур — вот что обеспечило этим людям победу.

 

В условиях капиталистического окружения особо важно было развивать добычу золота — крупнейший источник валютных ресурсов. В четвертом квартале 1933 г. в СССР было добыто золота вдвое больше, чем в соответствующем квартале 1932 г., а в 1934 г„ добыча этого ценного металла еще более возросла.

 

Успехи советской золотопромышленности были достигнуты в результате широкого внедрения новой техники и коренного изменения условий труда рабочих-золотоискателей. Борьба за овладение новой техникой, за формирование постоянных кадров отнюдь не ограничивалась обучением людей: в глухой тайге, на Лене, в Забайкалье выросли поселки благоустроенных домов, автотрассы прорезали глухие леса, радиостанции связали отдаленные районы со всей страной. Этим были подготовлены условия для создания постоянных кадров на золотых приисках.

 

Бурный подъем золотопромышленности в сочетании с организацией в СССР многих новых производств, благодаря чему создались условия для резкого сокращения импорта, позволил Советскому государству взять новый курс во внешней торговле. Так, «Аркос» (акционерное общество, созданное торгпредством СССР в Лондоне для выполнения всех торговых операций) в 1934 г. отклонил предложенные ему на невыгодных для СССР условиях кредиты и стал рассчитываться золотом. Это имело важное значение для развития экономики. Советский Союз получил возможность маневрировать в экспортных операциях. В связи с этим зарубежная пресса отмечала, что новый курс во внешней торговле является отражением растущей финансовой мощи Советского Союза.

 

В 1934 г. была проведена большая работа по ликвидации отставания цветной металлургии. Молодая алюминиевая промышленность за этот год увеличила в 3 с лишним раза производство металла, выплавка свинца почти удвоилась, производство цинка выросло в 1,5 раза, впервые был освоен выпуск электролитного цинка.

 

С первых же лет строительства социалистической промышленности Советское государство уделяло особое внимание Донецкому угольному бассейну. Еще на XI съезде партии (1922 г.) В. И. Ленин говорил о Донбассе: «...это — центр, настоящая основа всей нашей экономики. Ни о каком восстановлении крупной промышленности в России, ни о каком настоящем строительстве социализма не может быть и речи, ибо его нельзя построить иначе, как через крупную промышленность, если мы не восстановим, не поставим на должную высоту Донбасс» *.

 

В 1933—1934 гг. угольная промышленность преодолела серьезные трудности. Именно в этой отрасли с ее огромной распыленной сетью небольших по сравнению с другими отраслями промышленности предприятий с особой силой сказывались неправильная расстановка инженерно-технических кадров, сосредоточение их в главках, трестах, шахтоуправлениях. В постановлении Совнаркома СССР и ЦК ВКП (б) от 8 апреля 1933 г. указывалось, что главной причиной отставания добычи угля «является все еще не изжитый, окончательно обанкротившийся канцелярско-бюрократический метод руководства угольной промышленностью» 1 2.В этом документе отмечалось, что работники угольных трестов, Главтопа, как и партийных организаций Донбасса, продолжали рассматривать шахту как место работы простых землекопов, тогда как она превратилась уже в настоящий завод со сложными механизмами. Много инженеров и техников работали не па шахтах, а в канцеляриях трестов. В системе заработной платы преобладала уравниловка, которая влекла за собой текучесть кадров, медленное освоение новой техники и плохое ее использование. Потребовалась большая работа партийных и профсоюзных организаций при активнейшем участии горняцких масс, чтобы перестроить методы руководства шахтами.

 

В целях улучшения работы угольной промышленности в шахты на подземную работу была послана значительная часть коммунистов. К началу 1934 г. на подземных работах было занято две трети состава партийных организаций шахт Донбасса; в забои были дополнительно направлены тысячи инженеров и техников, большая армия комсомольцев.

 

Месяцы, последовавшие за постановлением ЦК партии и Совнаркома СССР, заполнены большой созидательной работой, результаты которой сказались уже в 1934 г., когда по сравнению с 1932 г. добыча каменного угля выросла почти на 30 млн. тонн. Один этот прирост был равен всей добыче угля в дореволюционной России.

 

Бурное развитие большинства отраслей тяжелой индустрии делало нетерпимым отставание нефтяной промышленности. Между тем в стране быстро увеличивался парк тракторов, автомашин, моторов, требовавших жидкого топлива. Отставание нефтяной промышленности объяснялось медленным освоением новой техники, а также отсутствием в те годы в СССР оборудования для глубокого бурения. Поставляемое советским машиностроением в те годы оборудование позволяло бурить на глубину до 1 тыс. м; передовые бригады (возглавляемые Н. Д. Поликарповым, Г. И. Ишмаковым, М. А. Алиевым, А. И. Редкозубовым и др.) сумели достигнуть глубины 1,8—2 тыс. м, тогда как в США была уже освоена глубина бурения до 3,5 тыс. м. Дальнейший прогресс бурения, а тем самым и всей нефтяной промышленности СССР требовал дружной работы нефтяников и машиностроителей.

 

В первые годы второй пятилетки производство электроэнергии в СССР росло в результате ввода новых мощностей и особенно благодаря серьезным успехам в освоении действующих агрегатов. Мощность электростанций в 1934 г. возросла на треть по сравнению с 1932 г., а производство электроэнергии — более чем на половину. И все же энергетика отставала от потребностей бурно растущей промышленности. Приходилось вводить жесткие ограничения в потреблении электроэнергии, что отрицательно сказывалось на работе промышленных предприятий.

 

Машиностроение — сердцевина тяжелой промышленности, ключ к реконструкции народного хозяйства — по темпам развития производства обгоняло, как и в предыдущие годы, остальные отрасли. В 1934 г. машиностроительными заводами было выпущено продукции в 1,5 раза больше, чем в 1932 г. Особенно бурно росли новые отрасли машиностроения. Выпуск автотракторного электрооборудования, например, возрос в 1934 г. в 5 раз по сравнению с 1932 г., прокатного оборудования — в 2,3 раза, коксовых грохотов «Гризли» —почти в 4 раза. Прочно встали на ноги тракторная и автомобильная отрасли промышленности: в 1934 г. с конвейеров тракторных заводов сошло машин почти вдвое больше, чем в 1932 г. Выпуск автомашин возрос втрое.

 

Техническую революцию на транспорте произвел новый мощный товарный паровоз «ФД». Однако Луганский завод — второй по мощности паровозостроительный завод в мире — медленно осваивал его производство. В 1932 г. была выпущена лишь одна машина, в 1933 г.— 21 при проектной мощности 300 паровозов в год.

 

На станках, механизмах, аппаратах новых конструкций лежала печать оригинального технического творчества советских конструкторов. На смену индивидуальной работе конструктора пришли коллективы, объединявшие сотни творческих работников. Создавались конструкторские бюро, тесно связанные с производством, с научно-исследовательскими и нститутами.

 

Успехи советских машиностроителей знаменовали значительный шаг по пути завоевания экономической независимости нашей Родины. Тяжелая промышленность в целом не только выполнила, но и перевыполнила план 1934 г., дав народному хозяйству за год прирост продукции в 27% вместо намеченных по плану 23%.

Категория: История | Добавил: fantast (29.11.2018)
Просмотров: 25 | Рейтинг: 0.0/0